TS3 ВРАТА

Тема в разделе "Sims-сериалы и рассказы", создана пользователем Vainona, 11 ноя 2011.

  1. Vainona
    Vainona

    абарзец


    Старший администратор
    Сообщения:
    5.789
    Дата: 8 янв 2014 | Сообщение #41
    [​IMG]


    Рик, тем временем, стянул с парня рюкзак и бросил Энжел, она легко поймала и перекинула его в дальний конец ниши, за ним последовал рюкзак Майка, который Энрике всю дорогу тащил на себе.
    - Лезь, - скомандовал Рик, - быстрее!

    [​IMG]


    Чуть присел, помогая Леграну взобраться ему на плечи, разогнулся и встал в полный рост. Взялся руками за ботинки.
    - Что ты делаешь, Энрике! – бессильно возмутилась Энжи. - Ты должен был идти вторым!
    - Легран, я сейчас тебя подниму, только не свались. На счет «три»! - Рик не обратил на слова Энжел ни малейшего внимания.
    «Упертый, как я сама, делает то, что считает нужным, и плевать на приказы».
    Но спорить было некогда.

    - Хватай меня за руку, потом за пояс и взбирайся прямо по мне, - инструктировала блондина Энжел сверху.
    В зеленых глазах парня плескалась паника.
    Энжи свесившись вниз по грудь, но до руки Леграна дотянуться не смогла, между их ладонями с растопыренными пальцами было чуть меньше полуметра.
    - Готов? Раз… два… три!
    Легран резко подлетел вверх. Она поймала его перебинтованную ладонь в захват. Другой рукой парень вцепился Энжи в рукав куртки. Пальцы заскользили по гладкой коже.
    - Ремень! – скомандовала она, изо всех сил подтягивая его вверх за руку, чувствуя, как опасно сползает её тело за край ниши.
    Парень дернулся, выбросив вверх здоровую руку, и крепко схватился за поясной ремень Энжел.
    Рывок резкий, но ремень выдержал, Энжел только пискнула.
    - Лезь! – она отпустила его руку, схватилась за ногу и подтолкнула вверх.
    Легран подтянулся, вцепился раненой рукой в камни и перевалил через край ниши.
    Помогла ему забраться и снова свесилась вниз с фонарем в руке.
    - Какого черта! Энрике, почему ты его вторым отправил? Легран мог допрыгнуть! – протараторила она и направила фонарь в сторону лаза, из которого пару минут назад торчал хвост червяка. Тварь уже выбралась из норы и, помотав головой из стороны в сторону, безошибочно навелась на Энрике.
    - Черт!
    - Он мог и не запрыгнуть, он запаниковал, внизу у Леграна нет шансов, а у меня есть.
    Энрике оглянулся на червяка. Тот медленно поднимал своё толстое тело в змеиную стойку.
    «Собирается сделать бросок».
    - Легран, садись мне на ноги и держи меня за ремень. Если ты меня не удержишь и уронишь, я вернусь и сброшу вниз тебя самого! – с каким-то злым азартом произнесла она.
    Свесилась с края больше чем по пояс, вытянула руки вниз. Легран сел ей на ноги.
    - Держи меня за ремень! - рявкнула Энжи, почувствовав его ладони совсем не там, где надо.

    [​IMG]


    - Как только поймешь, что можешь дотянуться до Рика, бросай меня и тяни его наверх. Я долго не удержу. Только не вставай с моих ног, а то я спланирую вниз головой.
    - Хорошо! - коротко бросил Легран и вцепился в ремень так, что пряжка больно врезалась ей в живот.
    - Энрике! Давай, все получится, - она свесилась максимально низко, - постарайся до меня допрыгнуть.
    Ей было страшно. Допрыгнуть до её руки… Да… реально, реально тому, кто занимался, паркуром, например. Или акробатикой. А Энрике? Насколько он прыгучий? И потом. Ну, поймает он её за руку. Она не сможет его вытащить, слишком низко свесилась. Если бы он шел вторым и Легран его поднял, ей бы не пришлось так сильно перевешиваться за край ниши, она бы его легко поймала и удержала, а Энрике смог бы без труда взобраться по ней, цепляясь за одежду: до края ниши рукой подать. А теперь… Если он и допрыгнет, то это будет на пределе движения, дальше сила тяжести потянет его вниз, вместе с ней. Энжел и сама висит за краем, без помощи Леграна и ей не выбраться из такого положения. И Энрике... Он тяжелый, тяжелее Леграна, потому что выше его, шире в плечах и мышечной массы побольше.
    «Хорошо хоть Рик не перекачанный, а скорее чуть худощавый, без лишнего жирка», - невольно порадовалась Энжел.
    Если Легран её не удержит - она вместе с Энрике рухнет вниз. И тогда дела плохи. Вряд ли падение с пятиметровой высоты, да еще и вниз головой, обойдется без эксцессов.
    Энрике медленно и тихо отступал к противоположной стене коридора.
    Ему нужно место для разбега. А его мало.
    Ближе и ближе к слепой четырехметровой твари. Червь «сгруппировался» перед броском, человек в трех шагах от него тоже.

    [​IMG]


    «Давай!» - мысленно прошептала она.
    Энрике побежал. Громадная голова червя ударила в то место, где секунду назад стоял Рик.
    «Акелла промахнулся! Акелла промахнулся!» – запело все внутри неё визгливым мультяшным голосом.
    Спустя секунду червь развернулся и устремился за бегущим парнем.
    Толстое тело приподнято на метр над землей, клыкастая пасть раскрыта, нижние челюсти максимально раздвинуты, верхние ножки-клешни наполовину высунулись из тела. Тварь слепа, но ножки-выросты быстро несут тело червя прямо за человеком.
    «Сороконожка чертова, чтоб тебе споткнуться на все сорок четыре ноги!»
    Ей казалось, что Энрике слишком медленно бежит к стене. Его фонарь лежит на земле и светит вверх, на стену, луч света немного мешает Энжел, но Рик специально его так положил. Стена освещена, и он видит все её выступы, скала, на их счастье, не идеально гладкая и это ему тоже поможет. Поможет, если он знает, что делать, дилетанту тут не выиграть. Она ведь так и думала, что Легран, имеющий опыт в паркуре и хваставший еще пару часов назад какой он опытный и крутой трейсер, останется внизу и сможет допрыгнуть до Энрике. А она будет страховать Рика, чтобы он не свалился. В Энрике и росту больше, чем в ней, и силы, он бы легко его поймал, удержал и поднял. Или же Легран влез бы прямо по Энрике. Но блондин запаниковал, Рик это понял раньше её, и принял единственно возможное решение - помог ему забраться наверх. А сам остался внизу. И теперь Энжел надеялась, что он умеет прыгать и знаком с техникой паркура – а именно с волл раном* - бегом по стене, для преодоления высоких препятствий. Надеялась, что она сможет его удержать, а Рик своим весом не стянет её вниз. Доверить Леграну, с его раненой рукой и паникой «ловить» Энрике она не могла. Она хорошо представляла, что будет, когда Рик схватит её за руку и всем своим весом рванет вниз. Хорошо, если Легран готов и держит её со всей силы, а не пялится на обтянутую штанами задницу, возвышающуюся над краем, когда сама она висит вниз головой, протягивая руки к бегущему парню.
    Она беспомощно считала шаги Энрике, словно он не бежал, а ей показывали замедленную раскадровку.

    [​IMG]


    Раз, два, три, четыре, пять, шесть. Рик уже у стены и даже чуть замедлился. Толчок. Нога на стене, новый толчок и шаг вверх, еще, ещё выше. Стена словно помогала ему своими неровностями и изгибами взбираться по ней. Ноги и руки безошибочно находили опору.
    Он добрался. Взлетел. Запрыгнул.
    Последний рывок, и его пальцы клещами сомкнулись чуть выше тонкого девичьего запястья. Энжи взвыла от резкой боли в плече, рука онемела, она почувствовала, как сползает вниз, а пряжка ремня словно острие ножа впилась ей в живот.
    Сосредоточенный взгляд Рика наполнил страх.
    - Давай! - простонала она, хватаясь за него другой рукой, в тщетной попытке подтянуть парня вверх. Успела обругать себя за то, что не удержала боль внутри, а позволила ей выплеснуться на Энрике, и этим его напугала и сбила. Если он сейчас не соберется, и не вытянет себя наверх…
    Она зря в нем сомневалась. Она всегда зря в нем сомневалась.
    Он собрался, а иначе быть не могло. Оттолкнулся ногами от стены, кинул себя вверх. Ему пришлось, как и Леграну, вцепиться ей в ремень, заставив зажмуриться и сжать зубы, благо её лица с гримасой боли он уже не видел. Затем ремень одновременно отпустили и Легран и Рик, и она с ужасом почувствовала, как сползает вниз головой прямо в раззявленную глотку червя, который уже был у стены, поднял уродливую горбатую морду вверх, высунув длинную змею языка. В опасной близости от её головы пролетела нога в ботинке, и она поняла, что Энрике перевалился через край в нишу. В следующий миг четыре руки схватили её за одежду, остановив соскальзывание в слюнявую пасть монстра, и резко дернули вверх. Она поднялась настолько быстро, что перед глазами роем засверкали искры. Рывок был резкий и Энжел, не удержавшись, упала на спину. Легран успел её поймать и прижал к себе. Энжи чувствовала, как у него трясутся руки, и он тяжело дышит за её спиной.
    Энрике сидел на коленях напротив них. Взгляд тревожный и растерянный одновременно.
    - Прости меня… Я не хотел сделать тебе больно… Прости меня… - еле слышно шептал он, глядя ей прямо в глаза.
    Она инстинктивно прижимала руку к груди и гладила плечо. Боль медленно отступала, только выше запястья ощутимо саднил след от ладони Рика.
    Улыбка с трудом пробилась сквозь волны адреналина, сотрясающие все тело.
    - Дурак! Простить его! Да ни за что! Один мне руку почти выдернул, другой ремнем едва пополам не перерезал. Чуть не порвали меня как грелку! - она полушутливо захныкала. - Леграна тебе вытащить было бы проще, чем мне – тебя. Ну да ладно, забудем… А откуда ты так прыгать умеешь? Не думала, что у меня в команде полно любителей паркура. Какие ты еще таланты скрываешь?
    Рик усмехнулся и облегченно вздохнул, поняв, что она не сердится.
    - А как ты думаешь, кто у него на страховке был, когда он на ранчо тренировался? – кивнул он на Леграна. - Я смотрел, запоминал, кое-что сам пробовал потом. Да и в шахтах без умения лазать по стенам не обойтись. Опыт есть. А Легран запаниковал. Он бы не справился, не запрыгнул. Я не мог им рисковать.
    - Я бы запрыгнул, мне просто не дали времени собраться. Ну, испугался, немного… Честно, я подумал, что вы хотите бросить меня червяку на корм. Слышал, что так раньше делали: отдавали одного, чтобы многоножки не преследовали остальных, и уходили, пока они пировали, – пробормотал парень позади неё.

    [​IMG]


    - Ой, Легран, - она высвободилась у него из рук и щелкнула парня по носу, - ну что за бред! Мы своих не бросаем и никаким червякам не скармливаем! Рик, что за хрень он несет?
    - Это городские легенды. Говорят было такое на заре создания здесь шахт. Сначала охранники раба скормили червю, чтобы убежать, потом рабы - охранника... Если такое и случилось - то до меня... Разговоры об этом ходили, но я не верю. Хотя ... все могло быть.
    - Легран, если ты сейчас подумал, что Энрике тебя внизу оставит, то как ты раньше доверял ему тебя страховать?
    - Энжи, ты представляешь, что сказал бы мне мистер Келлен, если бы мистер Легран Дилейни упал и разбил нос? – усмехнулся Энрике. - Так что страховал я его со всем возможным энтузиазмом.

    [​IMG]


    - Я, между прочим, ни разу не сдал тебя… хотя падал, - буркнул блондин.
    - Знаю… и давно хотел сказать тебе спасибо. И за Микки тоже, - серьезно ответил Рик.
    Энжел внимательно смотрела на парней.
    Легран неожиданно засмущался, отполз к краю, заглянул вниз и со сдавленным вскриком отпрянул.
    - Он лезет сюда!

    * Волл ран, вол ран, воллран (англ. Wall run) — термин паркура, вертикальный бег по стене с целью преодолеть её.
    Используется для преодоления высоких препятствий, края которых при обычном прыжке достичь не удается. В паркуре: при преодолении высокого препятствия с разбегу исполняется толчок ногой от стены (wall pop), затем после вылета от толчка ногой, исполняются другие элементы, либо, если позволяет высота препятствия, ставится вторая нога. Видео этого трюка можно посмотреть в
    режиссерском дневнике.
     
    MantiCore, Satyavati, NiceVi и 16 другим нравится это.
  2. Vainona
    Vainona

    абарзец


    Старший администратор
    Сообщения:
    5.789
    Дата: 8 янв 2014 | Сообщение #42
    [​IMG]

    Рик и Энжел осторожно выглянули из ниши.
    Пока они беспечно болтали, забыв о преследующей их опасности, червяк, цепляясь когтями-лапами, медленно поднимался по стене. Длинный язык исследовал воздух всего метром ниже их убежища.
    - Египетская сила! - ахнула Энжел и снова схватилась за гравипистолет. - Ты уже меня достал, приятель!
    - Нет, - остановил её Энрике, - Легран, снимай куртку и мне нужен твой бинт!
    - «Мне нужна твоя одежда, ботинки и мотоцикл!» - огрызнулся блондин. - А почему бы тебе свою не снять?
    Рик покосился на упрямца, но Легран уже скинул косуху и протянул ему.
    Энжел размотала бинт с руки Леграна, немилосердно оторвав присохшую часть от раны, но парень даже не пискнул, только зубами заскрипел.
    Энрике поспешно вывернул куртку подкладкой, испачканной в крови, наружу, затолкал в рукав большой камень и перевязал получившийся сверток окровавленным бинтом, чтобы камень не вывалился.
    - Легран, вытри кровь с руки об куртку! Энж, залей ему рану, и перебинтуй заново, чтоб здесь не пахло.
    Они быстро выполнили команды Рика.
    Напоследок Энрике отлепил пластырь со лба, ранка от столкновения с каменным выступом уже не кровоточила, и засунул его в карман куртки Леграна.
    Приложил палец к губам и, сместившись к дальней стороне ниши, свесился с края.

    [​IMG]


    Куртку он держал за рукав и раскачивал на манер маятника. Камень, завязанный в другой конец кожанки, с грохотом проскакал по стене слева направо и наоборот.
    Червь мгновенно повернул безглазую голову в сторону Энрике, и активнее зашевелил языком. Рик еще раз качнул куртку с камнем, держа её за рукав, почти коснувшись языка твари, влажная змея цвета красно-бурого мяса стала извиваться еще активнее, а нижние челюсти защелкали как садовые ножницы. Червь навелся на приманку.
    Рик снова махнул курткой в опасной близости от червя и со всей силы бросил её вдоль коридора, в ту сторону, где они наткнулись на парочку, преградившую им путь к водопаду. Камень в куртке покатился и загрохотал по дну пещеры, зазвенели стальные клепки и пряжки ремешков. Толстое тело червя грациозно развернулось в сторону шума и плавно опустилось на землю. Ножки понесли его за приманкой. Через минуту он нашел брошенный Риком сверток с камнем. Червяк утробно рыкнул, и принялся кромсать его челюстями и рвать кривыми клешнями-лапами.
    Рик обернулся к Энжел и Леграну, освещающих червя фонарями, и приложил палец к губам, сделав страшные глаза. Они синхронно кивнули.

    Червяк около получаса рвал куртку Леграна, утробно рычал, шипел и издавал еще кучу непонятных звуков. Видимо на эти звуки и среагировала парочка, дремавшая в коридоре, ведущем к водопаду.
    Сначала выполз маленький.
    Любопытство сгубило кошку. Слепой многоногий червячок оказался ничуть не умнее хвостатой подруги по несчастью из поговорки.
    Большой червь набросился на него и почти мгновенно убил. Челюсти-ножницы кромсали хилое тельце, кривые ножки-клешни легко отрывали костные пластины, обнажая истекающее кровью месиво.
    - Они каннибалы, - одними губами прошептал Энрике, отодвигаясь подальше от края.
    Энжел почувствовала, как к горлу подкатывает тошнота. Легран уже сидел, зажав ладонью рот и сверкая зеленью глаз на бледном лице.

    [​IMG]


    В воздухе ощутимо воняло чем-то кислым, вызывающим рвотные позывы. Большой червь с хрустом жрал маленького, когда из прохода выполз огромный, но не очень поворотливый товарищ погибшего.
    Эта была бы битва титанов, если бы их бывший преследователь хотел воевать, но он желал лишь пищи. Лениво отбивался от неповоротливого гиганта ударами каменной головы в бок или взмахом тяжелого бронированного хвоста. Отползал в сторону и снова возвращался к жертве, отрывая кусок за куском от искалеченного тела. Жрал и отбивался, утробно рыкая на гиганта со сломанными клыками. В конце концов, настойчивость «большого» была вознаграждена. Ему удалось сделать выпад и придавить тяжелым телом хвост «шустрика». Мгновенно появившиеся кривые клешни пробили червя насквозь.
    Раненная тварь взревела и задергалась в смертельных объятьях «большого». Клешня гиганта проткнула его сбоку, словно насадила на гарпун, пробив кожу и мышцы. Монстр с силой дернулся, разрывая своё тело и, сорвавшись, словно рыба с крючка, существо освободилось. Свирепо махнув хвостом и ударив по слепой морде большого, червь бросился наутек, оставляя за собой след из темной крови. Гигант двинул за ним, утробно рыкая и нервно мотая хвостом из стороны в сторону.
    - Он вернется… Или оба… чтобы ужин не пропал. Если мы не будем шуметь – нас они не заметят, а учуять в такой вони вряд ли смогут, - сказал Энрике вполголоса, отодвигаясь подальше от края к стене. - Надо отдохнуть, сейчас нам ничего не остается, как ждать. Вернутся, слопают всё и уползут переваривать, когда они сыты – то почти неагрессивны.
    - Ты мою куртку дал ему сожрать! Ты хоть понимаешь, что она дороже всех твоих шмоток раз в двадцать? Это настоящая марсианская кожа особой выделки!

    [​IMG]


    - Какая кожа? Где ты умудрился найти марсианина и спустить с него шкуру? – удивилась Энж.
    - Марсиано, а не марсианин, это тварь с ближайшей к Байле звездной системы, торговцы говорят, что кожа марсиано – самая лучшая в Галактике, а в центральных областях Галактической Федерации её и на аукционе не купишь, - гордо заявил Легран.
    Энжел только пожала плечами и округлила глаза.
    - Ты не слышала про марсиано и марсианскую кожу? – Рик иронично поднял бровь.
    - Первый раз слышу, – рассмеялась она, - а не дурят ли вас торговцы? Я и про аукционы ничего не знаю. И не заметила я что-то в куртке ничего необычного. У меня такая же за полтора бакса с припортовой барахолки! На вид так самая настоящая овчина.
    Легран надулся.
    - Порвали дорогую эксклюзивную вещь, а я теперь еще и мерзнуть должен! – блондин демонстративно передернул плечами. - Требую тепла!
    Он нахально подмигнул Энжи.
    - Твоя куртка слишком тонкая, тепло не удержит, и ты её кровью испачкал, слепыши могли учуять. Бери мою, от неё больше толку, часа через два лежания на камнях еще и спасибо скажешь, что я её оставил, а не твою.
    Рик снял кожанку и протянул Леграну.
    Тот фыркнул и отодвинулся к Энжел, прижавшись к ней плечом.
    - Хватит понтоваться, Легран! Бери или нечего было ныть! - Энжел забрала куртку у Рика, тот все еще держал её в вытянутой руке, и накинула на плечи блондину. Парень попытался сопротивляться, но после пары язвительных замечаний по поводу своего поведения, успокоился.
    - Вот что, ребятки, давайте перекусим, а потом ложитесь спать, я останусь сторожить. Мало ли, вдруг многоножки вернутся.
    Она вытащила из рюкзака Майка сухпайки, а у Леграна - фляжку и закуску, и разделила провизию на равные части.
    Самонадувающийся коврик тоже пришелся весьма кстати, сидеть на нем было в разы приятнее, чем на голых камнях.
    Они стали как одно трехглавое существо. Сидели, привалившись к стене и тесно прижавшись друг к другу. Кутались втроем в две куртки, Энжел свою тоже сняла и пожертвовала «обществу». Она сидела в серединке, ей было тепло от горячих мужских тел и приятно от внимания и скрытого соперничества, не враждебного, а вполне даже мирного. Парни, негромко перешучиваясь, изображая апофеоз галантности перед ней и друг перед другом. Грызли орешки, закусывали дорогущий коньяк сыром и шоколадом, и вообще вели себя так, словно трапезничали в ресторане, а не сидели черт знает где, затаившись как мыши под веником. Фляжка гуляла по кругу. Напиток приятно обжигал горло и разливался в груди теплой волной. После очередной дозы адреналина всех потряхивало, и коньяк пришелся как нельзя кстати.

    [​IMG]


    Соперничество лишь улыбало Энжел, и ей очень хотелось расцеловать обоих. Общение парней все больше походило на дружеское. Они явно симпатизировали друг другу. От былой неприязни Леграна и следа не осталось. Энжи даже начала думать, что его демонстративная враждебность к Рику всегда была напускной и притянутой за уши. Такой способ спрятать симпатию к человеку, которого все остальные за человека не считали. Не мог же он при Грее показать, что его отношение к Энрике отличается от общепринятого.
    Только она и мешала им сблизиться больше. Они оба имели на неё планы. Но Легран Энрике не конкурент. Энжи это знала твердо, а парень еще на что-то надеялся, и она не могла ему сказать всей правды. Он все-таки достаточно непредсказуем, и может отмочить не предусмотренный программой номер.
    Коньяк кончился на удивление быстро, но настроение всем поднять успел.
    Даже вонь от распотрошённого червя перестала мешать и лезть в нос.
    - А теперь ложитесь, а я на вахте останусь. Куртками укроетесь, рюкзаки под голову вместо подушек, коврик узковат, но ничего, прижметесь покрепче - будет теплее. Вы уже сутки на ногах, отсыпайтесь.
    - Что? – вытаращился Легран. - Мне с ним спать? Еще и обнять? А в щечку поцеловать на сон грядущий не надо?
    - Ну, если только Энрике возражать не будет, - хитро улыбнулась она.
    - Буду, - буркнул Рик. Он непонимающе хмурил брови.
    - Святые Врата! У нас же здесь нет спальных мешков для каждого! А если бы Энрике дежурил, ты тоже был бы против прижиманий-обниманий со мной? Хорошо, так и запишем – никаких обнимашек!
    - Ты же девушка, а он мужик! …и от него носками пахнет! Я что, мужика обнимать должен?
    - А есть варианты? Либо мерзни, либо просто считай, что рядом с тобой человек, живое существо, тепло которого тебе необходимо, чтобы выжить. А ему нужен ты. Для выживания совершенно не важно кто он, кто ты, и как вы друг к другу относитесь. Так надо. Между прочим, у тебя тоже не розы в ботинках, так что успокойся. Любой, после путешествия по грязным тоннелям, не парфюмом благоухает, и я в том числе.
    - Ты всегда пахнешь офигенно! – Легран потянулся к Энжел и ткнулся носом в шею, шумно втянув воздух.

    [​IMG]


    - Эй! А вот это отставить! – оборвала его Энж.
    Легран снова насупился.
    - Что я такого сделал?
    - Ничего, - смягчилась она и растрепала ему густые светлые волосы. Ложись спать, ты устал. У тебя был тяжелый денек, именинник. Если появятся слепыши, я вас разбужу, чтоб они ваш храп не услышали.
    - Может, пусть он спит в моей куртке, а я просто посижу? Подежурю, – робко предложил Энрике. - Легран, если тебе неприятно, что я немой и… Я буду держаться от тебя подальше.
    - Да мне наплевать, немой ты или нет! – прервал его Легран. - …Энжи права, ложись, тебе тоже надо выспаться… Только не вздумай меня лапать, сброшу нафиг к червям!
    Все негромко и немного нервно рассмеялись.
    Энжел расстелила коврик на самой ровной площадке у стены, положила полупустые рюкзаки как подушки, вытащив сканер и планшет с картами, решив посмотреть подробнее пути отхода отсюда, пока парни будут спать.
    Ребята легли, хмурясь и демонстративно сложив руки на груди, повернувшись спинами, и стараясь не прикасаться друг к другу. Энжел накрыла их куртками, села рядом, положив руки на головы парней, поглаживая волосы и перебирая пряди. Черные, как вороново крыло и светлые, как лен. Легран сразу заулыбался и начал жмуриться как сытый и довольный кот, Энрике исподлобья смотрел ей в глаза, беспокойно и немного угрюмо, словно не зная чего ждать. Её рука соскользнула Рику на щеку, пальчики прочертили невесомый след и коснулись губы. Он замер, а потом улыбнулся и закрыл глаза, а когда открыл - это уже был её Энрике, без настороженности во взгляде, тот, что нес её через болотце, стоял на краю «Титаника» или, встречая рассвет на крыше, нежно целовал кончиком носа. Он был здесь, рядом с ней. Рик потерся щекой об её ладонь, едва уловимо коснулся губами кончиков пальцев и снова закрыл глаза.
    Он так и уснул с улыбкой на лице, прижимаясь щекой к руке… Блондин уже давно негромко сопел, а Энжел все перебирала густые светлые пряди. Часа через два к телу убитого червячка приползли две многоножки, Энжел показалось, что они не из тех, что были здесь раньше. Вскоре от тела остались пустые вылизанные скорлупки панциря, защищающие спину, изогнутые клешни-ножки и пустой безглазый череп, разломанный мощными челюстями. Голодные многоножки вылизали даже землю, так что на ней не осталось ни следа от крови и ни одного клочка мяса. Ребята проснулись в разгар пиршества, но вскоре снова уснули, не смотря на отчетливый хруст костей и утробное рыканье, доносящееся из дальнего конца коридора.
    Легран даже во сне баюкал раненую руку, уткнувшись лбом в плечо Энрике. Неосознанно они жались друг к другу, в пещере было довольно холодно.
    Энжел, как ни старалась согреться, используя внутренние ресурсы организма и применяя все известные ей способы самосохранения тепла, но постепенно начала дрожать. Она отдала спящим свою куртку в качестве одеяла, а рубашка от холода совершенно не спасала. Ей все сильнее хотелось плюнуть на дежурство и пирующих червей и забраться в серединку, улечься между горячими мужскими телами и уснуть в объятьях Энрике.
    Наконец, всё сожрав, черви уползли по следу бойцовой парочки, слизывая кровавую полосу с камней. Она выдержала еще час и разбудила Рика.
    - Тебя сменить? Моё время дежурить? - мгновенно проснулся парень.
    - Нет, все тихо, не думаю, что нас здесь кто-то побеспокоит. Я замерзла. И спать хочу.
    Он отодвинулся от Леграна.
    - Сюда, здесь тебе будет теплее.

    [​IMG]


    Она заметила, как он нахмурился и ревниво покосился на спящего блондина. Понимает, что там действительно лучше для неё, хотя ревность явно нашептывает ему, что свою девушку не стоит укладывать спать рядом с соперником, а лучше бы сбоку, чтоб Легран ни коим местом её не касался. Она улыбнулась, понимая его эмоции и желания. Забралась в серединку и только собралась покрепче прижаться к Энрике и обнять его, как проснулся Легран.
    - А что это ты ко мне спиной поворачиваешься? – голос крайне недовольный. – Почему это с ним в обнимку, а не со мной? – полушутливо-полусерьезно начал качать права Легран.
    Энжел растерялась. Откровенно выбрать Энрике? Отказать Леграну? Отвернуться от Рика, позволив блондину обнять себя?
    Черт, она думает совсем не как рейнджер во время рейда, а как влюбленная девчонка.
    «Лучше бы сидела и мерзла, нефиг лезть в малинник!» – ругала она себя.
    Что делать? Ей не хотелось рушить ставшие откровенно приятельскими отношения между парнями, не хотелось провоцировать Леграна, не хотелось, чтобы он знал о ней и Рике. А еще больше ей не хотелось отворачиваться от Энрике и обнимать «хорошего парня Леграна», а не человека, который ей действительно нравится. Обнять обоих? А Рик? Не сочтет ли он это предательством? Между ними и так все так хрупко.
    - Я лучше подежурю, - сказал Энрике, поднялся и отсел в сторону.
    Легран, не мешкая, обнял её и потянул к себе.
    - О! Что мне с вами делать? Ну, какие мы, к чертям, рейнджеры! Я хочу обнять вас обоих, здесь вы оба мне нужны, я нужна вам, а вы – друг другу. Там, наверху, все по-другому, по другим правилам. А сейчас мне хочется разделить с вами человеческое тепло, согреться, выспаться, безо всяких ненужных споров. Энрике, ложись, я бы поспала часа четыре, а потом тронемся.
    Она лежала на спине, одной рукой слегка обняв Леграна за плечи.
    Рик молча смотрел на них. Темный взгляд казался непроницаемым.
    - Я немного посижу, - сказал он не очень уверенно.

    [​IMG]


    - Вот и хорошо! - обрадовался Легран, - а потом можешь лечь с моей стороны, и не забудь повернуться ко мне спиной!
    Энжел закатила глаза.
    - Ар-р-р-р! Между прочим, когда я разбудила Энрике, и сказала, что замерзла, он сам предложил мне лечь в серединку, потому что там теплее, а мог бы тоже включить самца и предложить мне «свою половину кровати».
    - Да? – удивился Легран. - Я же видел, что ты собиралась его обнять! А он тебя!
    - Ты же спал… Представь, что я бы полезла к тебе с обнимашками, а ты спросонок зарядил мне в глаз, подумав, что это Энрике! Мне вниз, к червям, совсем не охота, как и обзавестись фонарем.
    Легран улыбнулся и негромко захихикал.
    - Ты права, Энж. Я идиот ревнивый. Просто ты мне нравишься, и я не могу представить, что он будет лежать рядом с тобой и будет к тебе прижиматься.
    - Энрике, я тебе нравлюсь? – спросила она.
    Парень, не ожидавший такого вопроса, заерзал, но ответить не успел.
    - Ты ему нравишься… - сказал Легран вместо него, изогнув губы в кривой улыбке. - Понимаю, о чем ты… Мы два дурака, которым нравится одна девушка, а она над нами потешается, предлагая обняться самим и обещая обнять нас обоих. Абсурдная ситуация!
    - Согласна, но так получилось, что мы здесь втроем…
    - Я понял, - тяжело вздохнул парень.
    Легран привстал и повернулся к Рику.
    - Энрике… в этом мире очень немного людей, которым я доверяю. Тебе я доверяю. Я… хотел бы видеть тебя другом, а не соперником…
    Рик удивленно вскинул бровь.
    - Извини, нам действительно надо быть вместе сейчас. Я, как всегда, наговорил, не подумав. Знаю, что она тебе тоже нравится… Это проблема? И … я удивлен, что ты отступаешь. В большинстве случаев я чувствую себя лузером рядом с тобой.
    Энрике недоверчиво усмехнулся.
    - А тут ты оставляешь её мне, хотя тебе это очень не нравится. Я бы на твоем месте бился за неё насмерть и ни за что не отступил. Если Энжи тебе нравится, конечно.
    - А ничего что я здесь? Вы бы как-то это без меня обсуждали! – влезла Энжел.
    - Окей! Не будем! – Легран снова лег. - Я спать! Энжи, а ты спать будешь, вроде как хотела?
    - Угу, - буркнула она, - уснешь с вами!
    - Рик, а ты? – спросил Легран.
    - Я с вами…

    [​IMG]


    Энрике сел на краешек коврика рядом с Энжел, а затем лег на спину.
    Она протянула руку и, нащупав его ладонь, сплела пальцы в «их объятьи». Секунду его рука была неподвижна, а затем он ответил, сжав её тонкие пальчики.
    - Можно мне тебя обнять? – промурлыкал Легран.
    - Хорошо, ты обнимешь меня, я обниму Энрике, точнее, просто буду держать его за руку, чтобы он не сбежал на ночное дежурство. Лежим друг за дружкой как шпроты в банке. Всё замечательно, все спят и видят сны. Так пойдет?
    Энжел повернулась к Леграну спиной, тот подвинулся ближе, накинул на них куртку, прикрывая плечи, осторожно обнял Энжи и уткнулся носом ей в шею. Когда его губы коснулись кожи над воротником, она невольно замерла. Но он больше не шевелился, просто лежал и тихонько дышал ей в шею. Энрике развернулся спиной и подвинулся ближе к ней, прижимая её руку к своей груди, по-прежнему переплетя пальцы. Она очень хотела, как Легран, уткнуться ему носом в шею, коснуться губами кожи, втянуть его запах, и уснуть, наполненной ароматом выпавшего ей мгновения счастья. С трудом заставила себя не делать этого, зная, как она влияет на Рика и подозревая, что и самой ей нелегко будет сдержаться.
    Сегодня достаточно и того, что её рука лежит у него на сердце, и она слышит его ровный сильный ритм.
    Она провалилась в сон внезапно, так и не поняв, что уснула.
    И так же резко проснулась. Казалось, что прошел лишь миг, с того мгновения как она закрыла глаза, слушая, как бьется в груди сердце Энрике.
    Нет, не миг, Энжел выспалась и чувствовала себя вполне отдохнувшей. Позади, уткнувшись носом в шею, сопел Легран, его рука обнимала её за талию. Рик лежал тихо, даже дыхания не слышно, только ровно вздымается грудь, на которой все так же лежит её ладонь, все так же бьется сердце под рукой, большой палец осторожно поглаживает её пальчики.
    Он не спит!
    Её нос касается шеи Энрике, волосы щекочут щеку. Энжел тихонько подула на прядку и прикоснулась губами к коже в невесомом поцелуе, а парень замер, инстинктивно сжав её руку. Медленно, очень медленно, сместился и лег на спину, повернув к ней лицо. Это её Энрике, это его взгляд, тот от которого в глубине её естества рождаются бабочки.
    Они не шевелились и не разговаривали, просто лежали и смотрели друг на друга.
    Тишина, только рваный бит сердца под ладонью.
    Кто сказал, что время равномерно отстукивает секунды? Нет! Оно течет грохочущим водопадом, летит стрелой, извивается медленной змеёй, останавливается, замирает и снова несется неумолимо и мощно, как мустанг в прерии. Иногда времени просто нет, оно существует отдельно от них, плетет свои узоры, рвет нити чужих судеб. Они вне времени, как все влюбленные, у них особый ритм, измеряющийся не секундами, а сердечным битом, то ускоряющимся, то замирающим. Такова жизнь, за кажущимся спокойствием следует счастье взлета и безумие падения. Время влюбленных не измерить в секундах. Его следует считать в ударах сердец. И не беда что оно иногда сбивается с ритма и замирает. Так сладко, так томительно ожидание нового удара. Тук-тук, тук-тук, тук-тук. Лучшая в мире музыка.
    Энжел лежала и слушала, её ладонь распласталась по груди Энрике как морская звезда. Его пальцы медленно двигались, осторожно касаясь ноготков, поднимаясь к запястью и снова спускаясь к самым кончикам. Рука замерла лишь когда Легран зашевелился, и шумное дыхание сменилось тишиной: парень проснулся. Энрике сжал её ладонь и сплел пальцы в замок.

    [​IMG]


    - Я никому тебя не отдам, никому! - прошептал он одними губами, отпуская её руку.
    - Я знаю, - так же неслышимо произнесла она и повернулась к Леграну.
    - Проснулся? – спросила она сонно моргающего парня.
    - Угуууу! – протянул он, обнял её, крепко, но абсолютно по-дружески. Отпустил и потянулся так, что кости захрустели.
    - Я бы не отказался умыться, почистить зубы, принять душ, позавтракать яичницей с беконом, а потом можно и в путь.
    - Первые четыре пункта вычеркиваем. Остается последний: пора в путь-дорогу!
    - Уууууу, – шутливо заныл Легран, - хоть водички попить дайте!
    - Водичка есть, - она дотянулась до бутылки, и побрызгала из горлышка Леграну в лицо.
    - Ой-ой-ой, – сразу вскочил он, - ну зачем так сурово, кэп!
    Энрике уже сидел и улыбался, поглядывая на блондина, по лицу которого стекали капли воды.

    [​IMG]


    - Вот тебе умывание, душ и завтрак – три в одном, - она отдала бутыль парню и сладко потянулась. Насладиться потягушками не получилось, зловредный Легран плеснул ей за шиворот из бутылки.
    - Ай! – моментально вскочила она, вырванная из эйфории холодным ручейком, текущим по груди. Парни тряслись от хохота и довольно переглядывались.
    - Энрике! Тебе меня не жалко? – выдавила она сквозь смех.
    - Мне всегда нравились девушки в мокрых футболках.
    Энжи глянула на потеки воды и прилипшую к телу одежду.
    - Бессовестные! – она забрала свою куртку и застегнула её сверху донизу. Озорно улыбнулась, увидев разочарование в глазах парней.
    - Вот так! Давайте перекусим водичкой и пойдем. Пока вы беззаботно дрыхли, я настроила сканер, и теперь мы видим всех червей на расстоянии до ста метров. И маршрут выбрала безопасный. До шахты лифта доберемся часа за четыре.
    Спустились из ниши без проблем, забив пару крючьев и воспользовавшись репшнуром из рюкзака Майка. Сходили к водопаду, брезгливо обойдя место пиршества и останки червячка. Легран не удержался и выломал пару зубов в качестве трофея.
    Вернулись тем же путем, что бежали от слепыша, нашли нужный поворот и часов за пять неспешного движения добрались до лифтового подъемника.
    ***

    Кабинка стояла на четвертом уровне, возле неё дежурили Кано с Егором и нервно дефилировал Дамон.
    - Легран! Заставил ты нас поволноваться! – Дамон кинулся к блондину и принялся обнимать и хлопать парня по плечам.
    - Да ладно, живой я! Сам виноват, захотелось приключений! Но было здорово, я не жалею! - он не преминул похвастаться парой клыков, прихваченных им с «поля боя».
    - А Майк где?
    - Майк полчаса назад поднялся на третий, скоро вернется, - ответил Кано, отрываясь от Энжи и Рика, которых они усиленно «обнимали» вместе с Егором.
    - Ну что? Парня можно с боевым крещением поздравить? – шагнул «медведь» к Леграну и «нежно» стукнул его в плечо. Легран покачнулся и радостно заулыбался.
    - Ага! Пришлось от многоножки драпать! Было круто! А Энрике снова спас нас всех.
    - Кто бы сомневался! - хохотнул Егор и хлопнул по плечу Рика. Тот тоже покачнулся.
    - Егор, ты мне сейчас парней поубиваешь!
    - Да я аккуратно, вполсилы, - усмехнулся тот, - они же рейнджеры, а не мухи, чтобы я их одним ударом мог прихлопнуть. Держатся молодцом!
    - Все равно полегче! Ты, медведь, иногда свою силищу рассчитать не можешь! Мы поднимемся наверх. Просигналь Майку, что мы идем на поверхность, встретимся там.
    - Уже сделано, - отсалютовал Егор, вытаскивая передатчик...

    Благодарности к новому эпизоду
    Последняя часть серии 17 получилась просто огромной и после добавления всех скриншотов обнаружилось, что в серию не лезет больше ни одно слово.
    Поэтому разбиваю серию на 2 части, чтобы вместилось самое главное - это благодарность тем, кто помогает мне работать над сериалом.
    Спасибо мои читателям за поддержку, благодаря вам дело движется и мы уже на 3-ей страничке!
    Спасибо создательнице моих ГэГэшечек - IMHO, спасибо всем, чьи труды - симы, дома, машины и многое другое я использую в сериале. Спасибо тем, кто помогает именно моему сериалу, создавая для него на заказ необычные вещи, строения, аксессуары, симов, позы. Я вам очень и очень благодарна!
    Огромнейшее спасибо за помощь с позами нашим мастерицам Тайли и Ginara. Без ваших поз, созданных специально для этой серии, у меня бы не получилось её проиллюстрировать, так, как хочется. И просто замечательно, что у вас есть мастерские, откуда можно утянуть много чего интересного. Delightful, Fierce, IMHO - спасибо за ваши сокровища из мастерских и блогов. Я без них как без рук! В этом эпизоде, например, поз от Ginara аж 10 штук! Скринов много, и только на одном - игровое взаимодействие, на остальных - позы. Творческого вдохновения вам, дорогие мои! И спасибо за все!
     
    MantiCore, Satyavati, NiceVi и 16 другим нравится это.
  3. Vainona
    Vainona

    абарзец


    Старший администратор
    Сообщения:
    5.789
    Дата: 4 мар 2014 | Сообщение #43
    [​IMG]



    Солнечные лучи вонзились в привыкшие к темноте подземелий глаза.
    Энрике пришлось зажмуриться, но свет все равно принес боль, слишком ярок он был: поток ослепительной белизны, заполнивший мир и превративший людей и предметы в неясные размытые тени.
    Кто-то пристроил ему на нос солнцезащитные очки.
    Он осторожно приоткрыл глаза: насыщенность мира вернулась и заиграла приглушенными оттенками. Дана улыбнулась и весело подмигнула Рику, одновременно поправляя на сморщившемся от солнца Легране «хамелеоны» с тёмными стеклами. Парень что-то невнятно бормотал и чертыхался.
    - Спасибо, Дана! – поблагодарил Рик девушку.
    - Так и знала, что выскочите в белый свет как черти из табакерки, и ослепнете! Ладно, мальчишки глупые, но ты, Энжи!
    Энжел сдвинула огромные очки на самый кончик носа.

    [​IMG]


    - Дана, прости меня за склероз, совсем из головы вылетело, что на поверхности может быть день! А почему холл у подъемника не освещен?
    - Последнее землетрясение повредило генераторную, кабель перебит в двух местах, мы едва не остались без подъемников. Систему энергоснабжения восстановили лишь частично, поэтому электричество пока подается только на лифты. Надо что-то придумать, чтобы их обезопасить.
    - Хорошо, займемся этим в ближайшее время. Данные о толчках и смещении пород сняли? Надо срочно переслать их Дэйву. Дэйв сказал, что НИИ, который занимается изучением сейсмоактивности на Байле, запросил расширенные данные. Они наконец-то нашли закономерность, и уже могут начать расчёт прогнозов на ближайшее будущее.
    Энжи и Дана продолжили разговор, но Рик больше не прислушивался.
    Подземные приключения закончились, пора возвращаться на ранчо.
    Он невольно содрогнулся.
    Ему все труднее удавалось существовать в двух мирах одновременно: рабом на ранчо и человеком на базе рейнджеров.
    Его разум с трудом справлялся с тем, что реальность ежедневно переворачивалась с ног на голову.
    Там он никто, уродец, рядом с которым окружающие брезгливо морщатся, где он может лишь молчать, получать пинки и выполнять приказы.
    Тут у него есть Микки, любимая девушка, парни из команды, некоторых он готов был назвать друзьями. Здесь он чувствовал, как становится прежним Рикки дель Реем. Если бы не немота… Он мог бы поверить, что прежняя жизнь возвращается.
    Но это не так. Прошлое не вернуть, но теперь у него есть будущее, и есть надежда. Он найдет ксилл, зубами выгрызет его из недр этой проклятой планеты и вольет его себе в вены.
    Пройдет Врата.
    Станет «сияющим».
    Если риск – это цена, чтобы стать таким, как она, чтобы его «тьма» никогда не коснулась Энж, не заставила её брезгливо морщиться из-за что он «немой», он готов заплатить любую цену.
    Его будущее зависит от ксилла, и он все сделает, чтобы найти этот треклятый минерал.
    Наконец появился Майк, похлопал его по плечу, еще раз отчитал Леграна, шутливо пригрозил Энж, что не пустит её больше в шахты. Все засобирались на базу, здесь должна остаться лишь смена, занятая восстановительными работами.
    Дамон предупредил, что у него прямое указание Грейди отвезти Леграна и Энрике в «Грейсленд» и, игнорируя возражения Майкла, отправился к машине.
    Погруженный в свои мысли Рик рассеянно попрощался с командой, забрался на пассажирское сиденье флаера Дамона. Легран разместился рядом с водителем и, активно жестикулируя, пересказывал приятелю подземные похождения.

    ***

    На ранчо их встретил разозленный Грей, но сразу же отвлекся на перепалку с Леграном по поводу дальнейшего его участия в поисках, и Энрике ускользнул в барак.
    Двухэтажное каменное здание на краю ранчо, в котором когда-то жило до пятидесяти человек, сейчас пустовало. После того как Энжел вывезла всех стариков в пансионат на другом конце континента, он остался здесь совсем один. Выбрал себе небольшую комнатушку у самого входа, в которой раньше дежурила охрана. Грей, к его удивлению, не возражал, а позже пустующую часть барака закрыли. Дверь из толстых стальных прутьев отделяла его жилище от тамбура. По другую сторону находилась небольшая кухонька с кладовкой, холодильником и прочей бытовой техникой, а также служебный душ и туалет, принадлежавший охране. Всем этим давно не пользовались, но состояние их было лучше, чем все остальное в самом бараке немых. Рику его новое жилье нравилось гораздо больше общей спальни, где все они жили раньше. Он давно привык к спартанским условиям, а здесь было даже некое подобие комфорта, хотя с базой рейнджеров ни в какое сравнение его каморка не шла.
    Барак закрывали не часто, но сейчас толстая стальная дверь была заперта.
    Рик уселся на поросшую травой площадку у входа, прислонился спиной к прогретой солнцем кирпичной стене.

    [​IMG]


    Ключ у него был, точнее отмычка, о которой люди Грея не знали. Она была надежно спрятана в щели дверной рамы, добраться до отмычки можно было как изнутри, так и снаружи барака.
    Открывать Энрике не стал, незачем Грею знать, что он может делать это. Тот до сих пор думал, что Рик вместе с Микки вылез через чердачное окно, когда сбежал на базу. Никто из немых его не сдал, хотя о ключе знали все, но берегли эту тайну как зеницу ока. Охрана давно в бараке не дежурила, камеры наблюдения были лишь украшением, но дверь раньше закрывали довольно часто, особенно на ночь, а иногда и на несколько дней. Отмычка позволяла выйти из барака незамеченными. Буквально в паре метров от дверей высокий сетчатый забор отделял территорию ранчо от подступающего вплотную леса. Энрике частенько выбирался за ограду за местными ягодами или орешками – неплохой добавкой к скудному и однообразному столу «немых». А последние два года, ночами, за территорией ранчо он тренировал Микеле, учил его выживанию, считая, что рано или поздно мальчику придется сбежать отсюда. Одному. В паре у них не было шансов. Рик не сомневался, что Грей преследовал бы их пока не поймал. Пока не поймал ЕГО, парнишка его интересовал чуть меньше. А в одиночку у Микки появится шанс сбежать и затеряться, он должен выжить, и Энрике учил его всему, что знал.
    Он даже не мечтал о том, что Мышонок окажется на базе рейнджеров.
    Не было бы счастья, да несчастье помогло, точно как в пословице.
    Рейнджеры сдвинули его мир с места.
    Ксилл перевернул всю его жизнь.
    Впервые за много лет он хотел жить. Впервые за много лет он готов был биться за жизнь. Легран невольно подтолкнул его к этому. Теперь он будет бороться. Не только за Микки, но и за себя. И за любимую девушку. Он тоже имеет право на счастье.
    Так, размышляя и вспоминая ночь в пещере, Энрике незаметно для себя провалился в сон.

    Проснулся Энрике от того, что кто-то больно пнул его в колено.
    Открыл глаза. Небо уже окрасилось в закатные цвета, темнота и прохлада вползали на задний двор туманными волнами. Он проспал, сидя у стены, весь день.
    В желудке сразу заурчало.
    Грей стоял над ним и смотрел на него сверху вниз.

    [​IMG]


    - Подъем! – холодно произнес он. – Почему ты здесь?
    - Закрыто, - констатировал Энрике очевидное, вставая и кивая на дверь.
    Грейди нисколько не удивился, отстегнул с пояса связку ключей и открыл замок.
    - Убирайся в свою конуру, - бросил он и отошел в сторону.
    Энрике открыл двери, прошел внутрь и включил свет.
    Грей стоял в дверном проеме, сложив руки на груди и широко расставив ноги.
    - Ты что это придумал? Сначала отнял у меня мать, потом отца, а теперь еще и друга хочешь на свою сторону переманить, спасатель хренов?
    Энрике изумленно обернулся.
    Он не сразу понял, о чем Грей говорит. Хотя догадаться было несложно: теперь тот и спасение Леграна ему в упрек ставит.
    - А ты хотел, чтобы Легран погиб в пещерах? – слова сорвались, но Рик не пожалел о них. Эффект был такой, словно Грей получил хорошую оплеуху.
    - Ты, тварь, – зашипел он, – хочешь всех у меня отнять? Не получится! Это я отниму всё, что тебе дорого! Щенок сюда вернется, вот увидишь, и тогда ты забудешь, как открывать пасть на хозяина!
    Рик молчал, но взгляда не отвел. Грей продолжал сыпать угрозами.
    - Марио просил передать тебе привет. Сказал, что время пришло. Уже скоро! А он зол, очень зол… Интересно, как ты справишься без мальчишки? - Грейди усмехнулся. – Кто принесет умирающему водички? Никого нет! Ты один! А я понаблюдаю, как ты будешь корчиться и умолять меня помочь тебе сдохнуть. И только попробуй проболтаться рейнджерам! Марио давно хочет познакомиться с кем-нибудь из них, может даже с одной красивой дамочкой, которая сочувствует уродцам вроде тебя!
    Энрике словно окатили холодной водой.
    - Думаешь, Марио тебя пожалеет, когда ксилл будет найден? - усмехнулся Рик через силу. – Ты ему точно не нужен, а рейнджеры могли бы стать твоей единственной возможностью спастись. Сдашь их – у тебя и этого пути не будет.
    - Ты меня жизни учить собрался?
    - Нет, мне хочется верить, что ты сам не идиот.
    Грей задохнулся от ярости, глотая воздух как рыба, вытащенная на берег.
    - Можешь ненавидеть меня сколько угодно, только это не изменит того, что Марио скоро тебя съест и косточки выплюнет, а заодно и твоих друзей, и тех, кто тебе может помочь. Будешь для него тем же, чем стал твой отец. Только конец тебе придет намного быстрее. Когда найдем ксилл. Будь уверен! Кент хотел пережить меня? И где он? А сколько проживешь ты?
    Грейди молчал, сверля Энрике холодным металлом глаз.
    - Много ты знаешь о моем отце, чтобы гавкать тут! – наконец выдавил Грей. - И не смей меня учить!
    Злость еще клокотала в Грее, но ярость ушла, Рик сказал ему то, что не решался сказать ни один из живущих на ранчо. И Грейди нечего было на это ответить. За пеленой ненависти, затмившей ему разум, он не мог не понимать кто такой Марио.
    - Пшел на место! – рыкнул Грей почти равнодушно.
    Стальные створки с лязгом захлопнулись, в замке щелкнул ключ.
    Рик еще пару минут постоял лицом к двери, рассматривая ржавые потеки на металле и словно ожидая, что Грей вернется.
    Но никто не пришел.

    Энрике отправился в душ.
    Смыл пещерную грязь, осмотрел свои синяки, полученные после прыжка через бездну. Ерунда, заживет за пару дней. А как там Энжел? Ей тоже неслабо досталось… Из-за него…
    Мысли о девушке, о прошедшей ночи, мгновенно вытеснили все остальные думы из его головы. Там, в пещере, Энрике так и не смог заснуть, когда Энжел устроилась позади него. Он пролежал несколько часов, не двигаясь и не смыкая глаз, прислушиваясь к сонному дыханию девушки. Рик придвинулся к ней так близко, что ветерок её дыхания шевелил пряди волос на его шее, а вдоль позвоночника маршировали полчища многоногих мурашек. Он нарочно прижимался к ней спиной, не только для того, чтобы согреть Энжи своим теплом, но и из желания почувствовать упругость её груди.
    Она уснула, обнимая его одной рукой и переплетя пальцы в замок. Энрике поглаживал её пальчики, прижимал узкую ладонь девушки к самому сердцу, и даже, осмелев, поднес руку к губам, осторожно перецеловав каждый дюйм нежной кожи от кончиков ногтей до запястья, опасаясь, что она проснется и застигнет его за этим занятием.
    Желая, чтобы она проснулась, почувствовав его поцелуи…
    ...Пещеры, водопады, «Млечная Гавань» с кипящими пузырьками озерами, поднебесный «Титаник», рассвет на крыше бунгало…
    Много ли нужно мужчине чтобы унестись в мир грез?
    Теплая вода струилась по коже, и он представил, что это её руки изучают каждую клеточку его тела, все выпуклости и впадинки. Нежные пальчики извивались и чертили линии на шее, сползали по груди к животу и опускались ниже…
    Он грезил…

    [​IMG]


    Струи воды обвивали его, словно женские ножки, прижимались к нему со всей страстью истомившейся любовницы, русалочьи руки нежно гладили спину, царапая коготками брызг. Рик поднял лицо, и капли требовательно коснулись его губ, стремясь проникнуть в рот прохладными настойчивыми язычками. Капли крошечными кулачками били его по груди, пробирались щекотливой толпой по заросшей волосом дорожке к паху, все сильнее разжигая желание и наливая тело мучительным и сладостным огнем. Вода оставляла на его плечах обжигающие ледяные царапины, рисовала кончиком язычка горячие узоры на шее, кусала за мочку, влажно вздыхала при каждом его движении. Шептала. Дразнила. Ласкала. Распаляла. Поднимала на гребни пенных валов и бросала на самое дно. Разрывала на части. Заглушала хриплое дыхание…
    Успокаивала, напевая сладостные мелодии обольстительных сирен прошедшему сквозь шторм усталому капитану.

    Когда Энрике выбрался из душа, казалось, что даже есть ему расхотелось.
    Спать!
    Дрёма у стены барака не могла считаться полноценным отдыхом. Рик с трудом пересилил желание завалиться в кровать на голодный желудок и направился на кухню.
    Неизвестно, сколько времени Грей ему даст отдохнуть, вполне может через час-другой придумать какую-нибудь «нужную» работу и прислать за ним охранников. Тогда поесть он точно не успеет. А уж новый день будет далеко не радужным, особенно после того, что Рик ему наговорил. Энрике слабо надеялся, что Грей все же не будет способствовать общению Марио с рейнджерами. А он… он постарается выдержать то, что готовит ему судьба. Уже скоро… И Микки нет рядом. Грей прав, без Микеле ему справиться с последствиями будет сложно. Ну и хорошо, что Микки далеко. Так безопаснее для парнишки. А он как-нибудь справится.
    Энрике решил в ближайшее время поговорить с Микки и предупредить его, чтобы он не пускал Энж на ранчо, когда там Марио.
    В этот раз он понадобился Марио раньше, чем обычно.
    «Торопится, кровопийца!»
    Энрике усмехнулся своим мыслям.
    «Точно, кровопийца. Осиновый кол ему в сердце!»
    А еще Марио наверняка зол, что ему приходится скрываться. По какой-то причине этот демон не хотел встречаться с рейнджерами. Если Марио захочет с ними пересечься – никакой Грей его не остановит. Значит, не хочет….
    Не хочет, чтобы они поняли раньше времени, кто он и что он может? Выжидает? Скорее всего, Марио вступит в игру, когда найдут ксилл. Сам он заниматься поисками не может, для этого ему нужны рейнджеры с их знаниями и оборудованием. А дальше… Дальше у Марио, похоже, есть план. Рик даже мог предположить, что именно он планирует.
    Что ж, он попытается нарушить его планы.
    Но пока Энрике должен молчать о Марио, чтобы демон ничего не заподозрил, даже если пообщается с рейнджерами. А когда ксилл будет найден – Энрике тоже вступит в игру. Только он сможет справиться с Марио. Главное не опоздать. И не важно, какие последствия будут ждать его. Вина ляжет только на него. Зато рейнджерам больше не будет грозить опасность… Только не прозевать момент…
    Энрике едва успел доесть свой скромный ужин, как двери распахнулись, и охранник велел ему отправляться в гараж.
    «Что и следовало ожидать, Грей так предсказуем».

    ***

    Всю информацию, которую Энжел выжала из сканера после путешествия по четвертому уровню, она скормила компьютеру, в надежде, что это поможет им в поисках ксилла. Но ни одной зацепки её мозговитый коллега так и не нашел.
    Зато глубоководный сканер, отправленный на дно каньона у скал, всех несказанно обрадовал. В воде присутствовали микроскопически ничтожные следы ксилла. А это означало, что на дне каньона есть ксилл, вероятно намытый туда ручейками и подземными речушками, текущими в недрах скального массива. А значит сама жила где-то рядом с ними, либо в сезон дождей потоки воды соприкасаются с жилой и уносят крошечные частички ксилла в каньон. Возможно, кристалл Грея был найден в одном из таких ручейков, текущих через третий уровень, чтобы наполнить чашу каньона студеной горной водой.
    Присутствие ксилла на планете получило еще одно подтверждение, а Энжел решила направить усилия на поиски протоки, по которой частицы ксилла попадают в каньон.
    «Найдем «золотоносный» ручей и по нему как по веревочке придем к жиле».
    Майк был с ней полностью согласен. За неделю они составили перечень всех подземных речушек третьего уровня, установили анализаторы и пробоотборники для воды. Но для столь точного анализа их оборудование не годилось, пришлось заказывать новое.
    Очередная задержка позволила ей дать ребятам немного отдыха.
    Энрике, хоть и пытался выглядеть бодрячком, в последние дни появлялся на базе уставшим, он явно не высыпался на ранчо. Грей с каждым днем становился все более напряжённым, Его Злобное Величество гневалось сильнее, чем обычно, отрываясь на Легране и Рике. Он все чаще твердил, что Энрике нужен ему на ранчо, а как проводник он уже бесполезен. Энжел никак не удавалось переубедить упертого партнера. Она надеялась, что задержка с оборудованием позволит Рику отдохнуть и решила оставить его на ранчо.
    - Отдохнешь несколько дней, может Грей успокоится.
    Энрике только усмехнулся.
    Она увезла его в Грейсленд, и, прощаясь у высоких кованых ворот, все время думала что совершает ошибку, оставляя здесь Рика.
    - Не беспокойся за меня, все будет хорошо, - попытался успокоить её парень.
    - Я приеду через пять дней.

    Но выдержала она лишь трое суток.
    Накануне телефон Леграна перестал отвечать, а Грей бурчал что-то невнятное типа «я занят» и отключался.
    Энжел придумала причину и рванула на ранчо, явившись в кабинет Грейди собственной персоной и оторвав его от увлекательнейшего занятия: изящным стилетом с украшенной драгоценными камнями рукоятью парень вырезал на столешнице красного дерева непонятные иероглифы.
    Её визит не удивил хозяина особняка, он был готов к этому и явно ждал Энжел, и послал за Риком после первого же требования.

    [​IMG]


    Энрике появился в кабинете через несколько минут, сопровождаемый одним из греевских подручных.
    У Энжи внутри все похолодело. Выглядел он ужасно, глаза, покрасневшие от недосыпания, осунувшееся лицо, грязные, слипшиеся, то ли от крови, то ли еще от какой жидкости, волосы, губа разбита. Куртка скрывала тело, но на запястьях отчетливо видны свежие следы от наручников или веревки. Энжел сжала зубы, проглатывая комок злости: на секунду встретившись с ней взглядом, Рик едва уловимо отрицательно покачал головой - «молчи».
    Легко сказать «молчи» разозленной тигрице, когда хвост ожесточенно хлещет по бокам, шерсть на загривке встаёт дыбом, а когти впиваются в воздух, в страстном желании прибить наглую мышь одним из пятисот известных ей способов.
    Энжи не сомневалась, что едва сдерживаемая ярость полыхает у неё в глазах. Она так и не научилась прятать такие эмоции.

    [​IMG]


    Охранник, бугай с каменным лицом, пришедший вместе с Энрике, случайно глянув на Энжел, мгновенно убрал дубинку, которой он толкал хромающего пленника в спину.
    «Правильно, спрячь её от греха подальше, пока и тебе на орехи не досталось», – прорычали её глаза.
    - Какого хрена ты это делаешь, Грей! – намеренно грубо произнесла она.
    Тот неторопливо вышел из-за стола.
    Кривая улыбка, стальной прищур.
    - Ничего страшного с нашим уродцем не случилось. Просто тварь слегка обнаглела, и мне давно стоило наказать её как следует. Больше же некого.
    Он ухмыльнулся, не глядя на Энжел. Подошел к Энрике вплотную и покосился на стоявшего за его спиной парня.
    - Ты его обыскал? А то вдруг он прихватил что-нибудь из подвала.
    - Нет… Обыскать? – удивленно выдохнул охранник.
    «Этот театр абсурда уже для меня», - усмехнулась Энжел и сложила руки на груди. Ярость ушла, оставив в её сердце лишь холодную ненависть.
    - Руки за голову, - скомандовал бугай. - Spread your legs!*
    Энжи заметила как Энрике дернулся от боли когда охранник грубо пнул его по щиколотке, заставляя шире расставить ноги.

    [​IMG]


    Подручный Грея без энтузиазма обыскал его, вывернул карманы брюк и куртки. Непонятно, что он пытался найти таким способом. Какую-нибудь драгоценную мелочевку при таком «обыске» вынести проще простого, да и оружие типа ножа вполне можно припрятать в обуви, которой охранник даже не коснулся. Цирк, да и только!
    - У меня нет времени смотреть, как ты тут комедию ломаешь, - презрительно выплюнула Энжел в лицо Грейди. - Это всё? Могу я его забрать?
    Охранник вытолкнул Энрике на середину комнаты.
    - Свободен! – небрежным жестом Грей отпустил своего человека, подождал, пока шаги затихнут внизу. Всё он делал нарочито медленно, словно тянул время. Или придумывал, чтобы такое еще учудить.
    Энжи «терпеливо» ждала. Мысленно она уже прибила Грея пару десятков раз.
    - Забрать? – наконец Грей удостоил её ответом. - Вообще-то он еще не всё получил…
    - Грей, я сто раз просила прекратить игры в рабовладельца пока мы ищем ксилл. Ты мне мешаешь. Твои дурацкие игрища вредят нашей работе, - как можно спокойнее произнесла Энжела.
    - Ты сама лишила меня рычагов управления. Этот уродец совсем от рук отбился, не слушается своего хозяина! - Грей уселся на журнальный столик и закинул ногу на ногу, отбивая носком сапога ритм по паркету. - Может, отдашь мне щенка? Тогда и проблем не будет с послушанием.
    - Грейди! Этот вопрос решен раз и навсегда, Микки остается у меня, никакое условие нашего договора не нарушено. Я не знаю, что ты там выдумал и в чем Энрике тебе не подчиняется?
    - В чем? – недобро усмехнулся Грей. - Раб должен делать всё, что я прикажу, а если не делает – значит, ты должна вернуть мне мальчишку!
    - И что же он не делает? Луну с неба достать не может Вашему Величеству? У меня к нему претензий нет, он работает лучше всех. Ты не забыл – он ищет ксилл для тебя! - подчеркнула она последнее слово.
    - Мне этого недостаточно. Раб должен беспрекословно подчиняться хозяину! А если не подчиняется – щенок возвращается домой! – повторил он в третий раз свою мысль «непонятливой» Энжел.
    Замолчал, выдерживая театральную паузу.
    «Ну что ты еще придумал, актеришка?»
    - На колени, тварь! У меня сапоги запылились, пришло время отполировать их языком.
    В наступившей тишине слышен был лишь ритмичный стук подошвы по полу.

    [​IMG]


    Рик слегка поднял голову, взгляд уперся в стену позади Грея, смуглая кожа на скулах едва заметно побледнела.
    - На колени! - негромко рявкнул Грейди. - Или тебе чистота языка дороже шкурки твоего приятеля? Ты не подчинишься – он вернется! – губы презрительно изогнулись.
    Энрике сделал шаг вперед.

    Spread your legs!* - приказ полицейского задержанному при обыске.
    Огромное спасибо Severinka за великолепный стилет, он еще блеснет металлом в одной из серий во всей красе. А пока не удержалась - повесила ружье на стену воткнула кинжал в стол.
    И не устаю повторять слова благодарности всем мастерам позоделия, не представляю как бы я без них снимала!
    Благодарю Lunan за пятьдесят оттенков серого пятьсот способов убийства.
     
    MantiCore, Satyavati, NiceVi и 15 другим нравится это.
  4. Vainona
    Vainona

    абарзец


    Старший администратор
    Сообщения:
    5.789
    Дата: 5 мар 2014 | Сообщение #44
    [​IMG]


    Энжи рванулась к Энрике, поймала за рукав куртки, с усилием поворачивая его к себе лицом. Он пошатнулся от грубого рывка, судорожно закусил губу. Шумный вдох сдержал рвущийся стон, видимо Энжел причинила ему боль, слишком резко разворачивая парня к себе. Взгляд в никуда, губы сжаты, на скулах играют желваки.
    Энжел едва успела. Он шагнул к Грею и в следующий миг словно споткнулся, и она поняла, увидела, как медленно подгибаются ноги. Он готов был опуститься на колени перед этой самодовольной мордой, выбивающей чечетку носком сапога.
    - Ну ты и скотина! – прошипела она в лицо удивленному Грею. Тот совершенно не ожидал такого развития событий.
    Грей резко поднялся.
    - Тебе придется отдать мне мальчишку, если эта тварь сейчас ослушается и не вылижет мне сапоги до зеркального блеска.
    Энрике дернулся под её рукой, она крепче сжала рукав куртки. Он стоял между ними, спиной к Грейди и не мог видеть его наглой физиономии.
    - Хочешь унизить его? Передо мной? Зрители нужны? Ждешь, пока он не выдержит твоих издевательств, и надеешься, что я верну тебе Микки, когда Рик сорвется? Как бы не так! - она отчеканила каждое слово и зло рассмеялась. - Я не отдам тебе мальчика, даже если Энрике пошлет тебя лесом или даст в морду. А ты это заслужил! Хочешь знать, сколько еще он выдержит твоих издевательств? Где у него предел? Проверь!
    В лице Грея ничего не изменилось: насмешка и наглая уверенность, что сейчас все будет так, как он задумал.
    Тогда Энжи продолжила.
    - Посмотри на него. Посмотри ему в глаза, Грей!
    Он лишь поднял подбородок, надменное выражение, словно маска, спрятало все человеческие эмоции. Губы изогнулись в кривоватой усмешке.
    Она развернула Энрике лицом к Грейди, в этот раз аккуратно, чтобы не причинить боли.
    - Посмотри, Грейди! Ты думаешь, он мог убить твою мать? Посмотри ему в глаза, слепой ты червяк! Ты же Энрике с детства знаешь? Загляни себе в сердце, если оно есть у тебя, спроси у себя! Мог ли он убить? Даже идиот понимает, что он не мог этого сделать! Спроси у Рика! Энрике, скажи ему! – она заглянула Рику в глаза. - Расскажи ему! - потребовала Энжел.

    [​IMG]


    Энрике молчал. Грей молчал. Лишь она переводила взгляд с одного на другого. Энжи сама не заметила, как вцепилась Грейди в куртку, и сейчас стояла между парнями, сжав до боли в пальцах рукава их одежды.
    - Я не убивал её, Грей. Я не убивал Фэй, и Лэри тоже не виноват. Я… всё… расскажу…
    На секунду повисла звенящая тишина.
    - Мне не нужны твои бредни! Я видел! – выкрикнул Грей, но голос предательски дрогнул, а в глазах появился влажный блеск. - Убирайся! Уходите! Не собираюсь слушать этот бред!
    Грей вырвал рукав из пальчиков Энжел, шагнул письменному столу и оперся на него, повернувшись к ней спиной.
    - Уходите! – почти простонал он, руки дрожали, словно он со всей силы пытался вдавить сжатые кулаки в темное дерево столешницы.

    Энжел посмотрела на Энрике, собираясь дожать его и заставить выложить Грею правду прямо сейчас, прямо здесь, если не в лицо так в спину, но он едва уловимо покачал головой. Если бы не предельная усталость в его глазах, если бы она не видела, что он едва держится на ногах – она бы не остановилась. Внутренний голос кричал ей в уши – что сейчас То Самое Время Когда Надо Все Рассказать. Правда нужна им обоим. Грею она нужна не меньше, чем Рику. Ненавидя Энрике Грей ненавидит себя, за то, что поверил, за то, что издевается над невиновным. Какая-то часть Грея понимает, что он не прав, но за это он ненавидит Рика еще больше. Ненавидит его за всё то зло, что сам ему причинил. Сумасшедший. Несчастный сумасшедший.

    [​IMG]


    Ей стало жаль Грея больше, чем измученного и уставшего до полусмерти Энрике. Грейди цепляется за свою ненависть, чтобы не думать, какая он сволочь на самом деле.
    Энжел отпустила куртку Рика и они вышли из кабинета, прикрыв за собой дверь.
    Мгновением позже позади них что-то лязгнуло, врезавшись в дерево, рухнуло на пол и мелодично зазвенело, покатившись по паркету.
    «Хорошо, что между нами и ножичком двухдюймовая доска из мореного дуба, да и ножи метать Грей похоже еще не научился».
    За их спиной что-то со звоном разлетелось вдребезги, врезавшись в закрытую дверь.
    «Не иначе фарфоровая статуэтка со стола».
    Глухой удар в дерево чем-то увесистым и гулкий звук падения.
    «А это каменный божок».
    Тяжелый грохот, от которого содрогнулась лестница и шум от множества разлетающихся по полу вещей.
    «Книжный шкаф…»
    Охранник у входной двери шарахнулся в сторону, словно длинноногая блондинка не улыбнулась ему, а наставила пахнущее порохом дуло.
    Энжел и Рик в молчании дошли до «Скайвея». Он заметно хромал, но от помощи отказался.
    Только у машины она позволила давно сдерживаемым эмоциям прорваться наружу.
    - Энрике! Что они с тобой сделали? Это кровь?
    Она осторожно коснулась ладонями его лица, разбитой губы, скользнула тонкими пальчиками к виску и слипшимися над ухом волосам.

    [​IMG]


    - Нет, - парень попытался улыбнуться впервые за утро, - это просто грязь. Я в порядке… Ну, почти, - поправился он в ответ на укоризненный взгляд Энжел. - Ногу поранил, и плечо болит - остальное ерунда… И спать хочу, больше чем жить.
    - Спать? Сколько ты не спал?
    - Не знаю. С тех пор как вернулся на ранчо с базы…
    - Три дня! – ахнула Энжел.
    Энрике виновато улыбнулся.
    - Не работник я сегодня…
    - К чему он опять придрался?
    - Велел мне отремонтировать вездеход, который уже сто лет не работает. А когда он не заработал – решил, что я его сломал. Сказал, что не даст мне спать, пока не осознаю, что я натворил. Отправил в подвал, прицепив наручниками к крюку на потолке. И приставил своих ребят следить, чтобы я стоя не заснул. Я думал, без руки останусь. Плечо болит до сих пор.
    Пока он говорил, Энжел осторожно ощупывала Энрике. Верить на слово, что у него «все в порядке» она не собиралась. Не удивилась, увидев на боку следы от электрошокера. Осмотрела голову, опасаясь, что Энрике приврал и в волосах – кровь. Вытащила застрявший в слипшихся прядях темный сгусток, понюхала и размяла в пальцах. Ржавчина, грязь и какая-то маслянистая гниль.
    - Они вычерпали и вылили на меня весь бак подвальный, чтобы я не спал. Это со дна, наверное, осадочные породы, - пояснил он «происхождение грязи».
    - Хорошо, поехали домой, выспишься. У тебя глаза слипаются, я смотрю. Три дня не спать…
    - Домой… - улыбнулся Энрике, устраиваясь в машине.
    «Скайвей», набирая скорость, устремился в небо.

    [​IMG]


    - Ты и не ел наверное тоже? - обеспокоенно покосилась на Рика Энж.
    - Ел немного, Легран приносил. Вчера он вызвался дежурить, и я смог поспать несколько часов. Только Грей это засек и велел ему… - Энрике замолк подбирая слова.
    - Это Легран тебя шокером ударил?
    - Не совсем… Ему пришлось ударить. Но Грейди посчитал, что одного раза недостаточно, велел ему повторить, пригрозил, что выставит его за дверь, если он остановится раньше, чем я вырублюсь…
    Энжел крепче вцепилась в руль.
    «Эх, Легран, Легран!»
    - Он ушел, Энжи. Бросил Грею в ноги шокер и уехал. Сказал, что не собирается больше никого бить. Насколько я понял, никто не знает, где он. …Это не от его удара следы… Легран считал, что лучше он сделает это, чем кто-то из охраны со всем старанием меня приложит, он постарался промахнуться, только слегка задел. Но Грей увидел…
    Почему-то наступило облегчение. Легран. Какое ей дело до этого парня, барского выкормыша, привыкшего к рабству и к тому, что рабов можно и нужно бить? В тот первый день, когда они встретились с Энрике, Легран Рика тоже хотел шокером ударить. Сейчас это отчетливо всплыло у неё в голове. Вспомнилось, как она выбила у него из рук электродубинку. Вспомнилось, как неуютно парень себя чувствовал у неё на базе без данного прибора. Теперь его отношение к Рику изменилось. Не стал бить и пошел против Грейди. Неожиданно. Или вполне ожидаемо… Ожидаемо. Легран изменился. Или просто стал самим собой.
    И где он теперь?
    - Мы его найдем. Я думаю, Легран прекрасно обойдется и без Грея.
    Энрике закрыл и снова открыл глаза, с большим трудом разлепив веки.
    - У него никого здесь нет. Я слышал, как охрана обсуждала, что найти его не может.
    - Он, наверное, на побережье, я знаю, где искать. Но сначала я займусь тобой. Только ты потерпи немножко. Уже скоро.
    Машина неслась по прямой на полной скорости, прижимаясь к самым кронам деревьев. Чем ближе к земле, тем выше скорость, которую может развить гравидвигатель, и Энжи выжимала из него всю возможную мощность. База уже близко.
    - Не давай мне заснуть сейчас. Поговори со мной, Энжи... Если я усну – ты меня из машины не вытащишь.
    - Если уснешь - попрошу ребят, и они тебя на руках до кровати донесут. Если сама не смогу…
    Она хитро улыбнулась и покосилась на Энрике. Он тоже улыбался, пытаясь держать глаза открытыми.
    Энжел припарковалась у своего трейлера, пустовавшего с тех пор, как Микки появился на базе и она перебралась на виллу. Она решила не везти Энрике в лазарет или жилой блок. Там все время суета. Из лучших побуждений ребята хотя бы по разу зайдут к нему. А Энрике должен выспаться. Его аж шатает от усталости и недосыпания.
    Выбравшись из машины, она сразу провела его в душевую, помогла снять куртку и майку. Осмотрела плечо на предмет вывиха. Травмы нет, но болезненность от долгого нахождения в неудобном положении осталась. А Энжел еще и дернула его за больную руку, там, в кабинете у Грейди. Ран на теле тоже было немного: только пара синяков на боку от шокера.
    - Давай отмывайся в душе по-быстрому и приходи на кухню. Нужно поесть, чтоб голодным спать не ложиться. Я пойду, что-нибудь состряпаю на скорую руку.


    [​IMG]


    Она выскользнула за дверь. На кухне долго не могла решить, что приготовить. Хватаясь то за один полуфабрикат, то за другой. Хотелось сделать что-то вкусненькое, но времени на готовку было мало. В конце концов, решила обойтись самым полезным и не менее вкусным бульоном из мяса коровмота с овощами - пищей легкой, сытной и аппетитной, даже будучи приготовленной из замороженного концентрата.
    Появившийся через десять минут Энрике, чистый, пахнущий ароматным шампунем, но все такой же усталый, быстро навернул целую тарелку и даже попросил добавки.
    Картина маслом: уставший муж пришел с работы, а жена-домохозяйка потчует его ужином. От этих мыслей в груди разливалось приятное тепло.
    Накормив парня до полуобморочной сытости и напоив горячим чаем с булочками, Энжел повела Рика в изолятор, где он пару раз уже ночевал.
    - О, черт! Майки! – сорвалось у неё с языка, как только Энжела открыла дверь.
    В помещении царил полнейший разгром. Она совсем забыла, что Майкл тестировал там новые приборы и «немножко переставил вещи». Кровать была сдвинута в угол и лежала на боку, все пространство занимали коробки и частично извлеченное из них оборудование. Чем бы не занимался Майкл – прибрать за собой и расставить все по местам он не потрудился. Для отдыха комната стала непригодна.
    - Там есть диван, - махнул Энрике рукой в сторону холла, через который они только что прошли.
    Но Энжел уже тянула его в другую дверь.
    Энрике сразу сообразил, куда она его привела, и удивленно поднял бровь. Казалось, даже сон с него махом слетел.
    - Придется тебе спать в моих хоромах.
    Она потянула за шелковое черное покрывало. Энжи всегда любила локальные контрастные цвета: черное и белое, но сейчас черный шелк подушек и одеяла казался ей вычурным и ослепительным.
    Рик подошел к огромной кровати и присел на край. Рука скользила по переливам ткани, разглаживая несуществующие складки.
    - В жилом блоке тебе не дадут выспаться, и ремонт там затеяли, расширяемся… Здесь спокойнее.
    - Это… твоя? – зачем-то спросил он, хотя и так было ясно. Она кивнула и неожиданно засмущалась.
    - Я сейчас, принесу аптечку. Обезболивающее, наверное, надо вкатить, чтобы плечо не беспокоило. А ты ложись. Я скоро!
    Она убежала от Энрике за дверь.
    Может зря она привела его в свою комнату, в свою постель? Он – не Майкл, с которым она уже привыкла общаться на дружеской ноге. Он явно оценил это… как жест. Но разве это не так? Разве не хочет она затащить его к себе в постель? Но не слишком ли откровенны намеки? Он же мужчина, а она так явно вешается ему на шею...
    Пока она рылась в изоляторе в поисках бокса с медикаментами, Энжи была относительно спокойна, но оказавшись с аптечкой у двери, замерла, прислушиваясь к суматошному биению сердца. Там, в её постели, мужчина, с которым она ужасно хочет оказаться рядом. Но это невозможно. Невозможно, пока за сотню километров от базы существует Грейди и непонятная опасность, на которую все время намекает Энрике. Грей весь этот цирк устроил не зря. Он проверяет её, ищет её слабые места, и она сегодня сорвалась. Хотя и действовала не совсем так, как он ожидал. Она его тоже выбила из равновесия и сейчас он еще не понимает, что произошло. Но завтра, на свежую голову, поймет. Поймет, что Легран отбился от рук полностью, поймет, что она не отдаст ему Микки ни при каком раскладе, поймет, что она дала Энрике карт-бланш и ЦУ – не подчиняться, поймет, что Рик ей дорог… Какие он выводы сделает и какую дальнейшую тактику выберет для их общения… Кто его знает. Но ей и Энрике придется скрываться еще тщательнее, ибо он теперь на прицеле. И она тоже.
    Энжел глубоко вздохнула, толкнула дверь и вошла.
    Рик уже разделся, халат висел на спинке стула, забрался под одеяло, но не лежал, а сидел, облокотившись на подушки. Взгляд прямой, спокойный. И все-таки он нервничал. Ждал её и нервничал не меньше Энжел.

    [​IMG]


    - Я еще раз осмотрю твое плечо.
    Он молча кивнул и чуть отодвинулся от края, чтобы Энжи могла присесть рядом с ним.
    Никаких скрытых повреждений при более тщательном обследовании она не обнаружила, собственно, и не ожидала.
    Вакуумный шприц с лекарством безболезненно и быстро справился со своей задачей.
    - Все хорошо? – она подождала минутку, пока обезболивающее подействует.
    Он подвигал рукой.
    - Так гораздо лучше…
    И снова замолчал… Но молчание не было просто молчанием. Он что-то хотел ей сказать. Или поговорить. Энжи уже научилась понимать его, а он научился ей доверять.
    - Энжи, Грей сегодня не просто так все это сделал. Ему нужен Микки. Он хочет вернуть его.
    - Издевательствами над тобой он его не вернет. Не бойся ему не подчиняться, при таком раскладе как сегодня – он Микки не получит. И часто он… такое выдумывает?
    - Ставить людей на колени – его любимое занятие, обычно сопровождается ударами. В остальном – дальше криков и угроз никогда дело не заходило. Но не думаю, что сегодня все бы ограничилось криками. Он хотел, чтобы ты видела. «Стоит ли жизнь Микки чистоты моего языка», - Энрике горько усмехнулся. – Энжи, я едва не рискнул Микеле, понимаешь! Едва не позволил Грейди забрать его, лишь бы выглядеть в твоих глазах настоящим мужиком, который ни перед кем не встанет на колени…
    - Рик, нисколько не сомневаюсь, что ты землю грызть готов ради Микки, но сейчас была не та ситуация. Грей просто хотел поиздеваться. Неужели ты думаешь, что если он не удовлетворит своё больное эго за твой счет и потребует взамен Микки - я его отдам? Нет такого пунктика у нас в договоре, а если б и был… Пусть попробует забрать! – она зло сверкнула глазами.
    - Это был приказ. Я же должен выполнять его приказы беспрекословно. Иначе Микки вернется к нему.
    - В договоре есть пометочка мелким шрифтом, про «разумность» приказов. Так что теоретически можно оспорить. А практически… Не отдам и всё… Войной на меня пойдет?
    - А если я пропаду, там, в шахтах. Провалюсь в какую-нибудь бездну, где и костей не найти? Ты отдашь ему Микки? Обязана отдать.
    Энжел замолчала.
    - Что-нибудь придумаю… Но могу тебе обещать одно – когда мы улетим с Байлы, Микки улетит вместе с нами. И ты тоже. При любом раскладе, даже если за вас мне придется сражаться не на жизнь, а на смерть. Я не оставлю здесь ни тебя, ни его. Но, надеюсь, что Грей поймет это слишком поздно. Я боюсь за тебя, за твою жизнь.
    - Не беспокойся, меня он не убьет, но припрятать меня или попытаться обмануть тебя, сказав, что я мертв – может. Не верь ему. Меня Он НЕ Убьет! Знаешь, когда я согласился пойти в шахты с вами – я надеялся, что смогу там погибнуть. Несчастный случай, пещеры часто забирают людей бесследно. Я просто исчезну там, словно не было. Я думал, что это освободит Микки от меня и Грей от него отстанет. Но потом понял, что это ничего не изменит.
    - Ты хочешь умереть? - Энжел ужаснулась словам, хотя прекрасно его понимала. Иногда смерть кажется единственным и самым лучшим выходом.
    Энрике откинулся на подушках, не отрываясь глядя ей в глаза.
    - Нет… Теперь нет, - сказал он после секундного молчания, - теперь у меня есть ты, и есть надежда, что все изменится. Я буду свободным. И, может быть, Врата избавят меня от проклятой немоты…
    И тут на неё накатило. Энжел закрыла лицо руками. Нет… Слез не было… Был стыд… Жгучий, беспощадный.
    - Энрике, прости меня…
    Он тут же поднялся и сел на кровати рядом с ней, убрал ладони от лица и потянул её к себе, требовательно заглядывая в глаза.
    - Энжи, ты чего?

    [​IMG]


    - Понимаешь… Если бы сюда прилетели другие рейнджеры, не я, не за этим чертовым ксиллом… И обнаружили здесь рабов и рабство. Любой, узнавший это, поднял бы шум на всю Галактику, Байлу бы заставили отменить эти законы, и ты уже был бы свободен. Ты был бы свободен, понимаешь! И ни какой Грей не посмел бы поставить тебя на колени… А я здесь, и мы прикрываем рабство, чтобы все было тихо и шито-крыто. Это из-за меня ты все еще раб. Это я позволяю ему бить тебя и издеваться.
    Ей казалось, что еще немного, и она разрыдается, и давно высохшие слезы потекут из глаз бесконечным потоком.
    Энрике прижал её к себе, зарылся лицом в волосы.
    - Энжи, ты же не одна сюда прилетела, я понимаю, на тебе команда, дело, ты отвечаешь за безопасность своих людей, они в тебя верят. Ты сама говорила, что вам нельзя светить своё присутствие здесь и поиски. Нельзя бросать работу. Надо довести дело до конца, найти ксилл и вывезти его отсюда. А потом шуми сколько хочешь.
    - Это цена твоей свободы…
    - Мне ксилл нужен ничуть не меньше свободы. Я не хочу всю жизнь быть немым. Мы найдем его! – Энрике заглянул ей в глаза. - Не вини себя. Я знаю, если бы ты могла, ты бы сделала все возможное. И сделаешь. Это временная задержка.
    - Он меня еще и успокаивает! – она обвила его шею руками, прижимаясь к парню совсем не по-дружески. - Тебе спать пора, а я гружу тебя своими проблемами и больной совестью.
    Энжи затихла, наслаждаясь теплотой его тела, и стараясь не слишком увлекаться фантазиями.
    - Ложись! - она повалила его на кровать, но Энрике не выпустил её из объятий, и в результате они упали в подушки вместе. Энжи оказалась сверху, чуть отстранилась, приподнимаясь, рассмеялась, отгоняя неприятности сегодняшнего дня и тяжелые разговоры.
    Рик потянул её к себе.
    Она с удовольствием поддалась, обнимая и изо всех сил прижимая к себе его голову, перекатилась на бок, а в следующий миг он навис над ней, сгребая её в охапку вместе с одеялом. Уткнулся носом в шею и шумно втянул в себя воздух. Так же шумно выдохнул и снова глубоко вдохнул, зарывшись лицом в волосы.
    - Мне снился твой запах… Ты мне снишься. Каждую ночь… А Грей хотел лишить меня сна. Лишить тебя!

    [​IMG]


    Энжи лишь улыбнулась, запуская ладони ему в волосы.
    Энрике затих, крепко прижав её к себе, явно пытаясь восстановить дыхание и успокоиться. Он почти не шевелился, а вот Энжел наоборот: её руки продолжали гладить его волосы, плечи, спину… Она понимала, что провоцирует Рика. Все её клятвы самой себе за дверью комнаты: не дать затянуть себя глубже в омут их отношений, когда скрывать то, что есть между ними станет невозможно, превратились в пустой звук под зовом плоти. Ей безумно хотелось прикасаться к нему, гладить, ласкать, ладони требовали его кожи, обнаженного тела, обоняние – его запаха, губы – поцелуев.
    Может, наплевать на все предосторожности, и будь что будет?
    Перед мысленным взором всплыло самодовольное лицо Грейди и уши заполнили ритмичные удары сапога по паркету, мгновенно отрезвив её.
    Если сейчас, как ей думалось, Грей остановится, понимая, что он может избить Энрике, но при попытке унизить его, Рик не подчинится, сколько ни бей, а она была уверена, что так и будет. Энрике теперь уверен, что Энжи из-за этого не отдаст Микки. Зачем тогда Грею унижать его? Микеле он не получит, но зато получит раба, который не подчиняется. Показать это другим – себе хуже, «авторитет потеряет», поэтому публичных козней не будет. Один на один? Смысл? Самолюбие не погреть - если нет подчинения, а может в лоб от раба прилететь, хотя маловероятно, Энжи это понимала. Но понимает ли Грей? Захочет ли он рисковать и сам и в своих глазах падать. Энжел была уверена, что после сегодняшнего инцидента Грей сам Энрике не тронет. Других попросит? Большинство его парней не выказывали энтузиазма бить Энрике. Это хорошо! Но догадайся Грей, что значит для Энжи Энрике, пойми он что между ними что-то есть… Вот тогда Рику достанется по полной. Демонстративно, чтобы Энжел видела все мучения с унижениями. Неизвестно, что он еще придумает. Убить не убьет, но покалечить Рика может, мало ли какие способы членовредительства придут в его больную голову.
    Нет, такой судьбы лежащему рядом с ней мужчине она не хотела. И Энжел остановилась. Оторвала от него непослушные руки, накрыла обнаженные плечи одеялом. И легонько обняла, чуть отстраняясь, чтобы видеть его лицо. Встретилась глазами: темный затуманенный взгляд, усталый, но сна в нем уже не было.
    - Ну вот, ты же спать собирался… Я только мешаю тебе. Прости… Я соскучилась. И не удержалась… - произнесла она виновато.
    - Спать? И проспать лучшие минуты в моей жизни? Не-е-ет! - он снова улыбался, дыхание выровнялось.
    - У нас еще будут тысячи таких минут.
    - Первые всегда самые лучшие, самые запоминающиеся, - осторожно убрал прядь волос, упавшую ей на глаза.
    Оба зашевелились, устраиваясь поудобнее, словно собирались провести вместе в постели ближайшую пару часов. Её голова покоилась на плече Рика.
    «Не больно?» - спросила она одними глазами.
    «Нет!» - едва уловимо покачал он головой.
    - Спи, тебе это нужно, иначе я буду чувствовать себя садисткой.
    - Я не могу. Не хочу проспать эти мгновения. Кто знает, когда ты еще раз окажешься так близко. Я понимаю, что так нельзя, но мне безумно этого хочется.
    Он притянул её к себе, снова зарываясь лицом в волосы.
    - Хорошо, не спи, просто закрой глаза.
    - Ты уйдешь, когда я усну...
    - Я буду ждать тебя там, в твоих снах. Пока ты не спишь – я здесь, когда уснешь – я буду там. Мы не расстанемся.
    - Хорошо, - прошептал он ей в волосы, и от его горячего дыхания толпа мурашек рванула вниз и едва не похоронила все её благие намерения.
    «Черт, я ведь тоже не по пояс деревянная», - хотела сказать она, но промолчала и тут же посочувствовала Рику, которому пришлось терпеть её руки, скользящие по обнаженному телу. Если бы он позволил себе хотя бы шевельнуться, маловероятно, что она сейчас уговаривала бы его спать… Она же не маленькая девочка и прекрасно осознает, как им обоим хочется нормального полноценного секса. Объятий, поцелуев и всего к ним прилагающегося… А приходится играть в детский сад.
    Неожиданно она поняла, что Рик спит. Он заснул мгновенно, словно провалился в царство Морфея как в полынью.

    [​IMG]


    «А говорил – ни за что не усну рядом с тобой», - даже немного обиделась Энжел.
    Отстранилась. Спящий не шелохнулся.
    Выбралась из объятий, расцепив кольцо его рук. Осторожно поправила подушку, одеяло, но заставить накрыть его полностью, до самой шеи, не смогла. Он спал, дыхание было ровным и немного шумным, ресницы подрагивали, а она сидела над ним и гладила его лицо, плечи, грудь, наслаждаясь прикосновениями к любимому мужчине, пусть спящему, пусть он не может ей ответить. Ей хотелось напитаться этими ощущениями. Может так она сможет выдержать еще неделю... две, три… месяц или пару… Дальше ей стало страшно. И тошно. А ведь поиски могут продолжаться и год и больше... И так несколько месяцев на Байле пролетели незаметно. Нет… год она не выдержит.
    В дверь кто-то тихонько поскребся.
    Микеле. Он никогда не стучал, а царапался, словно кошка.
    - Заходи! – негромко произнесла Энжел и покосилась на Рика, но он даже ухом не повел.
    В щель заглянуло встревоженное лицо Микки, а затем он сам неслышно просочился в комнату. На цыпочках подошел к кровати.
    - Я увидел машину возле трейлера. С ним все в порядке? – тревожные нотки в голосе.
    - Почти, – улыбнулась Энжи, - Грей ему спать не давал трое суток, Энрике очень устал. Пусть выспится здесь. В жилом блоке ремонт, грохот с утра до вечера…
    - Его сейчас из пушки не разбудишь!
    - Может быть, - она не удержалась и провела рукой по волосам Энрике, убирая темные пряди с глаз. Обернувшись, столкнулась с внимательным взглядом Микеле.
    Он помолчал, а потом неожиданно спросил:
    - Ты его любишь?
    Парнишка сидел рядом с ней на краю кровати, и скрыть правду от ясных голубых глаз казалось невозможным.
    - Люблю, - просто сказала она.
    Сознаться в этом Микки оказалось проще, чем самой себе.
    - И Энрике тебя любит.
    Она суетливо обняла мальчика, чтобы спрятать счастливые глаза.
    Микки прижался к ней и выдохнул:
    - Я так рад! Я так хотел, чтобы он тебе понравился. Чтобы было… как это... взаимно!
    Энжи тихонько рассмеялась и растрепала ему волосы.
    - Только никому не говори об этом. Ни ребятам, ни Грею.
    Микки обиженно фыркнул:
    - С какой стати мне ему что-то рассказывать?
    - Грейди хитрый. Он может попытаться заставить рассказать ему под угрозами или с помощью обмана. Он бывает здесь и может оказаться с тобой один на один. Будь с ним осторожен.
    - Я его хорошо знаю и умею его обманывать! И Марио со мной тоже не может справиться, как и с Энрике. Я ему не по зубам!
    - Марио? Кто это? - Энжи не раз слышала это имя, но каждый раз информация о нем ускользала водой сквозь пальцы.
    - Марио… старый друг отца Грейди, Кента Келлена. Он в «Грейсленде» не живет, только в гости приезжает. У него ранчо где-то рядом со столицей. И еще апартаменты в городе.
    - А почему он с тобой не справится? Что ему от тебя надо и от Энрике?
    Микки замолчал, словно пытаясь рассортировать информацию: что можно и что нельзя сказать.
    - Энрике говорит, что Марио понимает, когда от него что-то пытаются скрыть или боятся его. И поэтому лучше ничего про него не думать и не знать.
    - Он может читать мысли? Проникать в чужой разум, минуя ментальные границы?
    - Нет! Не знаю… но его все боятся, и немые и охранники Грея, и сам Грей.
    - А ты?
    - Я боялся, что он увезет меня на болота, как маму и папу. И я умру там, в одиночестве, и больше не увижу Энрике. Вообще никого не увижу больше.
    Микки посмотрел на Энжел огромными беспокойными глазами.
    - Теперь не увезет. Только зачем тебя туда везти? У него есть немые?
    - У него никого нет, и немых тоже, но он раньше забирал у Грея кого-нибудь на несколько дней, а иногда навсегда. И они больше не возвращались... Для опытов…
    - Для каких опытов?
    - Не знаю, про это не говорят, запрещено... Энрике меня убьет за то, что я тебе рассказываю, - он виновато покосился на спящего товарища.
    - И тебя – для опытов? – проигнорировала она опасения мальчика, что Рику не понравится его откровенность.
    Микки пожал плечами.
    - Энрике боится, что я Марио как… как Клауду… нужен. Это не так! Он меня терпеть не может, он сам сказал. И еще. Я маленький был и слышал, как он говорил Кенту Келлену, что я его не слушаюсь, а он хочет, чтоб я слушался. Но я слушаюсь, всегда слушался! Я не знаю, почему он так говорил. Он иногда сядет и смотрит на меня, у меня даже голова болеть начинает от этого… Я боюсь только, что он меня увезет на болота. И никто меня больше не найдет. И я останусь там навсегда. И еще Энрике из-за меня ему подчиняется. Энрике ему нужен для… для… он сам расскажет… потом...
    Она обняла Микеле за плечи.
    - Ничего не бойся. У тебя есть целая армия вооруженных до зубов рейнджеров. Ты под нашей защитой!
    Они просидели еще с час возле спящего Энрике, тихонько шушукаясь как заговорщики, пока её не вызвали в лабораторию.

    [​IMG]


    На следующий день она уехала на побережье и легко нашла Леграна, в дым пьяного, в баре небольшого отеля, про который он ей однажды рассказывал, как про место, в котором он хотел бы жить и умереть. Привезла упирающегося парня на базу рейнджеров. Грейди, узнав, что его друг нашелся, примчался во владения Энжел и, после долгих и шумных разборок один на один, парни помирились и Легран снова вернулся в «Грейсленд».
    Последующая неделя была относительно спокойной.
    Самому Грею на пользу пошло и отсутствие Леграна и «общение» с Энжел, он притих и, казалось, полностью игнорировал Энрике на ранчо. Энжи в Грейсленд тоже больше не ездила, забирали Рика оттуда ребята. С Энрике она почти не виделась.
    Она с утра до вечера сидела в лаборатории, систематизируя новые данные, а Энрике почти все время проводил в шахтах. Микки забегал к ней раза два в день, коротко рассказывал как дела у Энрике, передавал его приветы, запоминал все, что она просила передать Рику лично, и уносился заниматься своими делами. Незаметно он стал их почтовым голубем, поверенным их секретов.
     
    MantiCore, Satyavati, NiceVi и 18 другим нравится это.
  5. Vainona
    Vainona

    абарзец


    Старший администратор
    Сообщения:
    5.789
    Дата: 14 мар 2014 | Сообщение #45
    [​IMG]



    Череда похожих друг на друга дней.
    Вовремя встает солнце. Лениво тянутся по небу облака. Размеренно кипит жизнь базы: кто-то улетает к шахтам, кто-то отправляется спать после смены, кто-то идет заниматься в спортзал, кто-то кино смотрит. И даже происшествия и неожиданности уже запланированы.
    Всё как всегда, привычный ритм.
    Существует ли шестое чувство?
    Можем ли мы из деталей обыденности выделить тревожные нотки?
    Почему нас вдруг начинают настораживать совершенно незначительные мелочи?
    Энжи называла это интуицией, она остро чувствовала её уколы, хотя не всегда понимала, что они означают и куда направляют её.
    Вот и сегодня... Обычный день. Все как всегда…
    Но с самого утра что-то начало зудеть и кусать её словно надоедливый комар…
    Лаборатория встретила Энжел знакомой пустотой. Им на двоих с Дарреном это помещение было явно великовато. Но когда там появлялся Майкл, казалось, что с десяток огненных смерчей летают из угла в угол, грозя снести людей, компьютеры, перегородки и даже саму голограмму гор и рудников. Тогда Энжел очень хотелось чтобы лаборатория раздулась до размеров базы, и Майку не приходилось тесниться с ними в таком «крохотном» помещении.
    Очередные восемь часов у монитора с периодическим осмотром 3D модели скального массива и внесением корректировок, звонки, новые указания, доклады о результатах георазведки, снова звонки, отчеты, корректировки.
    Прошел день. Связавшись напоследок с «шахтерами» и убедившись, что там все в штатном режиме, Энжел покинула лабораторию и вернулась на виллу. Там она наскоро переоделась и устроила себе пробежку по дорожке, ведущей к шоссе, протянувшемуся мимо базы. Ей хотелось размяться в одиночестве, она устала от разговоров, схем и голограмм.
    Тут её и настигло понимание. Мысли словно очистились от суеты, и пришло осознание.

    [​IMG]


    Паззл сложился в единую картинку. Детали, которые поодиночке ничего не значили, слившись воедино образовали узор. Странный и непонятный, но он не был случайностью, и не обращать на него внимания было нельзя.
    Кано! Кано, который ездил за Энрике, сообщил, что Грей оставил Рика на три дня, зато потом пообещал его отпустить на неделю к ним на базу. Кано спрашивал, общалась ли она сегодня с Греем. Она подтвердила, что они говорили. И все.
    Грей! Грейди звонил, предупреждая, что будет очень занят и недоступен в ближайшие три-четыре дня, и настойчиво просил его не беспокоить. Про Рика он даже не упомянул.
    И Микки! Он всегда заглядывал к ней хоть на минутку: рассказать о своих делах, похвастать успехами в дрессировке Рэкса, передать привет от Энрике, выполнить пару несложных просьб или просто посидеть рядом с Дарреном, глядя как он стучит пальцами по клавиатуре. Микки так ни разу и не появился!
    Энжи развернулась на полдороге и бодрой рысью побежала обратно на базу.

    Микеле нигде не было видно.
    Она нашла Кано, подробный рассказ которого лишь прибавил тревог.
    Грей встретил его за воротами, проводил к Энрике на задний двор. Парень возился над каким-то агрегатом, похожим на помесь газонокосилки с вертолетом. Рядом стоял второй такой же, оба полуразобранные и явно побывавшие в руках вандалов. Продемонстрировав Кано «занятого делом» Энрике, Грей объявил, что ему срочно нужны эти штуковины и Рик будет заниматься ремонтом ближайшие три-четыре дня. Добавил, что Энжел он сейчас сам позвонит и все обговорит, но и Кано пусть ей тоже сообщит про Рика. А за трехдневное отсутствие Энрике на базе Грей готов потом отдать своего раба Энжел аж на целую неделю.
    Так они уже делали – Энрике находился два дня у Энжи, а потом два дня на ранчо. А тут целая неделя за три или четыре дня!
    - Ты справишься? - с сомнением спросил Кано у Энрике, но тот подтвердил, что за три-четыре дня механизмы он наладит и беспокоиться не стоит. Кано ушел, но сейчас честно признался Энжел, что червяк сомнения все-таки прогрыз в нем маленькую дырку. То ли Грей был чуть более суетлив, чем всегда, то ли Энрике отвечал слишком уверенно, почти настаивал, чтобы его дня три никто не отвлекал.
    - Может Грейс заставил Энрике так сказать? Он не пытался подать знак, чтобы ты его забрал, наплевав на ремонт этих хреновин?
    - Нет, Энжи, он, как мне показалось, искренне хотел, чтобы я его оставил на ранчо и чтобы о нем не беспокоились, говорил, что справится за это время… И говорил очень убедительно. Слишком убедительно.
    - Ты рассказал об этом кому-нибудь?
    - Майку, тебе кратенько, я думал, Грей подробно все с тобой обсудил, ты же подтвердила, что он звонил… Микки рассказал…
    - Грей звонил, но лишь затем, чтоб сказать, что будет очень занят в ближайшие дни, и чтобы я ни его, ни Леграна не беспокоила. Про Рика ни слова, видимо боялся, что я могу задать ему неудобные вопросы, и предпочел, чтобы ты мне про него рассказал. А Маус?
    - А парнишка заволновался еще больше меня. Нечисто там что-то, чует моё сердце.
    - Ну ладно, разберемся, найду Микеле, я его сегодня не видела.
    Мальчик нашелся на втором этаже виллы, в кабинете Энжел. Сидел на полу, обхватив руками коленки, втиснувшись между креслом и стеной с декоративным фонтанчиком, позади её стола, так что от двери сразу и не увидишь. Энжи прошла через всю комнату и только тогда его заметила.
    Слезы уже высохли, но глаза были красные, а нос шмыгал.
    Она присела рядом с ним на корточки, осторожно обняла за плечи.
    - Расскажешь мне, что происходит?
    - Я не могу, Энрике мне не разрешил, - едва выговорил он.
    - Микки, я должна знать! Ты боишься за него? Что происходит?
    Он не выдержал, слезы, помимо его воли, брызнули из глаз.
    - Мальчик мой! Ты меня пугаешь. Рейнджеры просто так не плачут, а если плачут – значит, причина очень серьезная. Я сейчас соберу бригаду и полечу к Грею за Энрике.

    [​IMG]


    - Нет! – простонал Микки. - Нельзя! Нельзя тебе туда. Никому нельзя!
    - Почему? Скажи мне, почему нельзя. И чего ты боишься?
    Она взяла в ладони его лицо. Прозрачная крупная горошина катилась по щеке.
    - Микки, чего ты боишься? Я все равно поеду. Но если ты мне ничего не скажешь – могу по незнанию навредить Энрике. Что происходит?
    - Он убьет его! – выдохнул Микеле. - А я здесь! Я должен быть рядом с Энрике. Я ему нужен!
    - Рик сказал, что Грей его не убьет. Он ценен для него живым. По крайней мере, пока мы ксилл не найдем, - без особой уверенности произнесла Энж.
    - Ты не понимаешь! – Микки закрыл лицо ладонями. - Не понимаешь… - продолжил он уже тише, - я нужен Рику там, а тебе на ранчо нельзя. Энрике сказал - нельзя! Он меня предупреждал, что так будет, - и добавил горько и еле слышно. - Он убьет его…
    Энжи не совсем понимала, кто кого собирается убить и за что, но отчаяние мальчика просто лилось из него потоком слез.
    - Идем, - она встала, подняла Микки с пола и увела его в комнату.
    Казалось, небольшое путешествие по коридорам виллы привело его в себя. Поток слез иссяк.
    - Вот что, мой хороший, ложись-ка ты в кровать. А я слетаю на ранчо «Грейсленд» на разведку, посмотрю, что и как. Ты же понимаешь, если Рик в беде – я его там не оставлю. Скажи мне: это опасно для его жизни?
    - Да, - выдохнул Микки.
    - А для моей?
    - Энрике говорит - опасно, что если ты узнаешь… всё… это будет опасно для тебя. Чтобы ты не ездила когда… когда…
    - Когда Марио там? Это же им меня пугают? Словно он не человек, а монстр какой-то! Он человек?
    - Человек, - в последний раз шмыгнул носом Микеле, - но он хуже монстра!
    Энжи улыбнулась.
    - Ну, если он не похож на существ, на которых мы охотились на Альбионе… Да плевать, даже если он похож на Альбионскую кракозябру - я с ним все равно справлюсь!
    Микки несмело улыбнулся.
    - Я буду осторожна, а если увижу что что-то угрожает жизни Энрике - заберу его сюда.
    Микеле снова задумался.
    - Энрике против будет. Он, наверное, прав… тебе нельзя туда соваться, а я просто не понимаю опасности… как и он раньше, - Микки произнес словно заученные наизусть слова.
    - Ему сейчас может быть плохо?
    Парнишка кивнул.
    - Тогда не о чем говорить, я еду ему на выручку.
    - Возьми меня с собой… Если что, я могу остаться там с ним. Я не боюсь!
    - Нет, Микеле, я даже ребят не возьму. Но они будут в полной боевой готовности ждать меня здесь. Если я одна не справлюсь – обрушим на ранчо всю рейнджерскую мощь!
    Энжел улыбалась. Её напускная бравада немного успокоила Микки.
    - Ты оставайся здесь и жди меня, я обговорю все с ребятами и поеду.
    Она наскоро переоделась, спрятала за пояс свой крошечный, но от этого не менее смертоносный пистолет, в надобности которого сомневалась, но как средство устрашения – сгодится. Подумала было взять последнюю модель рейнджерского «Арсенала», совмещающего в себе чуть ли не все виды оружия. Один вид этого стального монстра наводил страх, смотреть в лицо «Арсеналу» - как стоять на пути у танка: ссыкотно даже опытному бойцу, но Энжел быстро отбросила подобные мысли. Держать огроменную и тяжеленную пушку надо двумя руками, а свободные руки ей могут пригодиться, да и явиться с такой бандурой к Грею, не зная что там - показать, что она его боится. Но тем не менее Энжел попросила Кано собрать группу быстрого реагирования, вооруженную именно «Арсеналами» и быть наготове, а Грасса – подготовить медблок на случай чрезвычайной ситуации.
    Подумала, а не позвонить ли Грею, но решила, что элемент неожиданности ей не повредит. Почти бегом добралась до флаера на парковке и прыгнула за руль.
    Мощная машина рванула в темное хмурое небо.
    ***

    Тишина. Территория ранчо «Грейсленд» как всегда пустынна, не видно ни души.
    Она припарковалась левее общей парковки за забором, в тени большого раскидистого дерева.
    На парковке ни единой машины. Ворота закрыты, но низкая, не выше груди, каменная ограда не помешала бы и ребенку проникнуть на территорию ранчо. Зачем нужны мощные ворота в высокой каменной арке и хитрые электронные запоры, если через забор перемахнуть – раз плюнуть?

    [​IMG]


    Что Энжел и сделала. Плюнула в сторону ворот и перелезла через каменный забор, заросший поверху ползучими растениями. Стряхнула с куртки налипшие листочки, и, не скрываясь, зашагала в сторону особняка.
    Холодный промозглый вечер превращался в не менее мерзкую ночь, было уже довольно темно, и в высоких окнах особняка горел свет. Чуть сбоку от входа на мощеной площадке между клумбой и скамьей стоял незнакомый флаер.
    Это первое, что насторожило Энжел.
    Напрямую к дому проехать было нельзя. Подъездная дорога от общей парковки за коваными воротами вела к гаражам на территории ранчо. «Демон Ночи», флаер Грейди Келлена, и другие машины стояли там, Энжи ни разу не видела, чтобы он подлетал напрямую к дверям особняка. А тут гости прямо у дверей припарковались!
    Она прекрасно знала законы воздушного и наземного движения: парковаться у входа в жилой дом, куда НЕ ведет наземная автодорога или рядом нет предназначенной для флаеров парковки, строго запрещено, запрещено для всех, кроме владельцев этого дома на принадлежащих им транспортных средствах. Чужим, такая парковка на флаерах в непредназначенных местах могла стоить лишения водительских прав или изъятия самого флаера. Владельца незнакомой машинки, похоже, эти самые законы ни грамма не волновали. Клал он на них. Это и встревожило Энжел. Такие люди, которым по барабану законы, всегда опасны.
    Заглянула через окно в холл. Никого. Энжи не постучала, а просто толкнула дверь особняка. Не заперто, двери «Грейсленда» никогда не закрывались, это её не удивило.
    Охранника у входа не было. Еще одно несоответствие привычному распорядку: на диванчике у дверей всегда сидел кто-нибудь из людей Грея. Пост выбран бестолковый, но так было заведено. А сейчас никого. И вообще ни звука в доме.
    Прошлась по холлу, заглянула в приемную, столовую, зал с камином и портретом Кента Келлена во всю стену.
    Невольно загляделась. Красивый мужик, холеный, аристократичный, с опасной сталью в прищуренных глазах, эдакий космический флибустьер. Грею от него досталось немного. Не дотягивал он до отца по всем пунктам. Ни в аристократичности, ни в холености, да и сталь в глазах у него была иная, с сумасшедшими проблесками. Но некая харизма чувствовалась в обоих. Автору портрета это передать удалось. Кент Келлен был из тех самых «плохих парней», на которых так падки женские сердца. И Грей мог бы стать таким же, не будь так помешан на мести. Энжи на минуту задержалась у портрета, вглядываясь в черты лица, развернулась и устремилась наверх по лестнице.

    [​IMG]


    Второй этаж. И там никого. Обошла поочередно все спальни и кабинет Грея. Догадываясь, что Рика здесь нет и быть не может, но любопытство было сильнее.
    Комната Леграна и Дамона. Она оказалась здесь впервые и с интересом оглядела жилище парней. Большое помещение, разделенное ширмами, всё ещё напоминало комнату подростков – плакаты на стене, модельки машинок и ракет на полке над столом. Пара огромных телевизоров перед узкими кроватями, музыкальная аппаратура, наушники, гитара, разбросанная одежда. В этом доме явно не хватало женской руки.
    Но куда все делись?
    Снова спустилась в холл и направилась к подвалу.
    Металлическим гулом отозвались ступени лестницы под её ногами. Темно, только в дальнем конце коридора из-за приоткрытой двери пробивался неяркий свет. Стараясь не шуметь, Энжел направилась прямиком туда. Рука инстинктивно потянулась к оружию.
    Негромкий гул голосов. Один она узнала сразу. И кожей почувствовала звучащую в нем боль.
    Она толкнула дверь, распахивая её во всю ширь.
     
    MantiCore, NiceVi, IMHO и 16 другим нравится это.
  6. Vainona
    Vainona

    абарзец


    Старший администратор
    Сообщения:
    5.789
    Дата: 29 мар 2014 | Сообщение #46
    [​IMG]


    Помещение едва освещали тусклые лампы под потолком, пылающий камин у противоположной стены справиться с темнотой тоже не мог. Огонь полыхал в его утробе, бросая неясные алые блики на Грея, сидевшего слева на старом растрескавшемся столе, ноги в высоких ботфортах он поставил на лежащий на боку сломанный стул. Грейди казался восковой куклой, блестящей и неживой, с мраморной прозрачно-белой кожей и стеклянными глазами. Он не двинулся, просто сидел и смотрел, лишь повернул к Энжел закаменевшее лицо.

    [​IMG]


    Прямо перед ней - парень из охраны, рослый качок, имени его Энжел не знала, хотя не раз видела в особняке, но в шахты с рейнджерами он не спускался.
    Парень что-то держал в одной руке, что-то типа короткого хлыста или плети. Рядом стояло ведро, в которое был опущен конец шланга с вентилем на конце, ведущий от труб у стены. Каменный пол и дальняя стена были забрызганы водой.
    Как и человек, стоявший к ней спиной, обнаженный по пояс, джинсы мокрые насквозь, с волос еще капала вода, кожа на теле расчерчена беспорядочными кровавыми полосами: плечи, бока, поясница и даже живот. Руки закованы, цепи тянутся к потолку, обе ноги тоже прицеплены неким подобием кандалов к решетчатому люку в полу. Он не стоял, он почти висел. Это цепи удерживали его на ногах. От впившегося в запястье наручника, по руке текла струйка крови.
    Это его голос она слышала, он первый обернулся, точнее, качнулся всем телом, поворачиваясь вбок и назад, к двери.
    В этот момент его и настиг удар.

    Когда Энжел вошла, охранник уже замахивался, он был так сосредоточен на этом, что заметил Энжи слишком поздно. Плеть просвистела в воздухе, и её конец звонко врезался в обнаженное тело, начертив новую кровавую полосу на коже. Человек не застонал. Он закричал.
    - Нет! - отчаянно, на выдохе, переходящем в сдавленный стон, словно из последних сил, увидев, что она вошла.
    - Нет! – сквозь боль и сжатые зубы, в попытке предотвратить её новый шаг вперед.
    - Уходи! - уже еле слышно, силы кончились, дыхание замерло, да и кричать бессмысленно. Это он понял.

    [​IMG]


    Её бы и танк сейчас не остановил.
    Охранник не успел обернуться. Резкий удар ногой в бок заставил его с хриплым охом согнуться пополам. Второй, тяжелым ботинком в челюсть, отправил в нокаут. Бугай упал, звучно треснувшись головой об пол и выбив из под ног Грея стул. Энжи не сомневалась, что челюсть она ему сломала, и сотрясение он, наверняка, заработал. Грейди не шелохнулся, просто сидел на столе как приклеенный и таращился на Энжел стекляшками глаз.
    Только сейчас Энжела разглядела, что в помещении был четвертый. Невысокий, темный плащ полностью скрывал фигуру, длинные волосы цвета воронова крыла волной стекали на плечи. Он стоял спиной к двери сбоку от полыхающего жерла камина, ковырял в огне металлической кочергой, вороша угли. Собственно, это охранник своим массивным телом скрыл его от Энжел.
    Человек обернулся, медленно, одновременно отступая назад и смещаясь за угол камина. Конец кочерги в его руке мерцал красным и оранжевым.
    Теперь между Энжел и незнакомцем оказался Энрике, прикованный к цепями к потолку. Мужчина поднял кочергу на уровень глаз и зрачки словно окрасились красноватым сиянием раскаленного металла.
    Или ей это показалось?
    Она никак не могла его рассмотреть. Длинный темный плащ, струящиеся черные волосы, рука, сжимающая кочергу, округлый, похожий на большую печать, пропитанный огнем конец железяки, мерцающий жаром воздух над ним, мешающий разглядеть черты лица.
    И глаза в темноте, странного желто-зеленого цвета, как у хищника, с красноватыми отблесками металла в темных зрачках. Внимательные, холодные, пристальные, настолько пристальные, что можно было бы счесть их гипнотическими, сочетающие в себе юношеский блеск и старческую усталость. Лицо, спрятавшееся за кругом из огненного металла, казалось молодым, именно казалось, но Энжел чувствовала, что человек не молод.
    «Нет, не так! - поправила она себя, - его тело тоже не молодо, оно лишь кажется молодым».

    [​IMG]


    И Энрике далеко не юноша по возрасту, но физически он молод и в отличной форме, благодаря регенерации. Человек в темноте – словно жалкая пародия на молодость, как жертва пластической хирургии, пытающейся старца превратить в юношу: вроде все подтянуто и морщины с первого взгляда не видны, но детали, мелочи всегда выдают возраст. Такой эффект дают гормоны молодости на столетних старцах, но все же это тоже не они. Что-то не то. Что-то, чего она пока не могла понять.
    - Уходи! – прошептал Энрике одними губами, еле слышно, но это словно запустило новый виток замершего было времени.
    Незнакомец перевел взгляд на Грея и тот, словно по команде, спрыгнул со стола, перешагнул через лежащего у ног охранника и скользнул к Энжи.
    В лоб ему уставилось стальное дуло небольшого пистолетика, появившегося словно из ниоткуда в руке у Энжел.
    - Ты же не убьешь меня, Энжи! - усмехнулся Грей.
    - Нет, но ухо отстрелю, чтобы у тебя появился стимул поскорее заработать на новое.
    Из темного угла у камина раздалось клекотанье.
    Она с удивлением перевела взгляд туда и поняла, что это смеется человек в плаще.
    - Ты пришла познакомиться? – произнес неожиданно приятный низкий голос, но с такой приторно-задушевной интонацией, что аж тошнило.
    - Я пришла за Энрике! Грей, а тебя я предупреждала, что если твои игры превратятся в помеху делу – я просто его заберу.
    - Какое самоуверенное заявление! - человек у камина снова рассмеялся. Раскаленный конец кочерги раскачивался в опасной близости от Энрике. Рик этого не видел, он смотрел только на Энжи и отчаянно повторял только одно слово «Уходи! У-хо-ди!»
    Губами, глазами, он умолял, заклинал, просил, приказывал ей уйти.
    Энжи прекрасно помнила его предупреждение, и отлично понимала, что именно такой ситуации он и боялся. Она должна была уйти.

    [​IMG]


    Но она не боялась. Её не пугал Грей, медленно двигающийся в её сторону, отрезающий Энжел от выхода, со странно стеклянным взглядом на равнодушном лице, не пугал странный незнакомец. Немного смущала его самоуверенность. Он тоже её не боялся. Не боялся человека, парой ударов отправившего здоровяка-охранника в нокаут, не боялся оружия в её руке. Может быть потому, что оно еще не направлено ему в лицо?
    - Меня зовут Марио, и здесь Я решаю, - бархатный голос, уверенный, насмешливый.
    - А меня зовут Энжел, и мне плевать на Ваши решения. У меня СВОИ задачи! Встанешь на дороге – раз-дав-лю! - она добавила в голос побольше ядовитой наглости. Энжи не сомневалась, Марио в курсе про ксилл, и тоже понимает, что шуметь нельзя. И что бы здесь не случилось сейчас – за ворота «Грейсленда» это не выйдет. А остальное действительно не важно.
    Но уж слишком он самоуверенный, словно у него туз в рукаве. Что это за туз можно узнать, лишь спровоцировав его на нападение. А Энжел провоцировать умела. Изображала наглую и самоуверенную блондинку, угрозы которой смешно было бы воспринимать всерьез, а у противников возникало непреодолимое желание поставить нахалку на место, и уверенность, что сделать это – проще простого. Обманчивая уверенность.
    «В нашем изменчивом мире блондинками всё чаще становятся именно мужчины…» - любила говорить она очередному «бойцу», попавшему в ловушку голубых глаз и белокурых локонов, и не воспринявшему её всерьез.
    Сейчас она хотела, чтобы незнакомец не увидел в ней пиранью, забыл про охранника и сделал ход первым, выложил на стол карты. Посмотрим, что у него за тузы!
    Поэтому она рассмеялась, мелодично, звонко и вызывающе, глядя прямо в лицо этому «темному».
    - Грей, у тебя тоже есть хозяин? Это он в угол от меня заныкался? Стра-ашно?- последнее слово относилось к человеку в плаще.
    Грейди молчал, разговаривал только незнакомец, назвавшийся Марио.
    - Девочка, ты думаешь, я чего-то боюсь?
    - Уверена! – усмехнулась она. - Железякой от меня собрался защищаться? Или напасть хочешь? Обидеть беззащитную девушку, отобрать пистолетик, маникюр мне испортить? Смотри, осторожнее! Па-ца-рапаю! – она подняла свободную от оружия руку вверх и продемонстрировала накрашенные золотистым лаком длинные ноготки, когтя воздух как кошка.
    - Ха-ха-ха! – рассмеялся мужчина.
    Теперь это было больше похоже на смех, а не на странный клекот. Мило так рассмеялся, словно добрый дядюшка, но глаза не изменились, а стали лишь внимательнее.
    - Это не для защиты, и к тебе оно отношения не имеет. Это клеймо, детка, которым скот клеймят. Или рабов…
    В следующий миг он ткнул раскаленным красным кругом, который напомнил Энжел печать, в плечо Энрике.
    Если бы Рик мог кричать – он бы закричал. Но сил у него не было. Он лишь застонал, тело выгнулось от боли, глаза закатились. Он попытался отшатнуться, но рука незнакомца, держащая клеймо, была тверда и все сильнее вжимала раскаленный металл в человеческую плоть. Энжи шагнула вбок и вперед, подпрыгнула, словно кошка, играющая с падающим листом. Легкая, почти невесомая красота движения таила за собой убойную силу. Резкий удар ботинком в стальной прут выбил его из руки мучителя, прут отлетел, звякнув об камень стены, и рухнул на пол, породив гулкое металлическое эхо. Энрике лишь дернулся, когда железяка прочертила кровавую полосу ожога на руке и отлетела в сторону. В воздухе стоял приторно-тошнотворный запах горелой плоти, перебивая едва уловимый сладковатый аромат крови.

    [​IMG]


    Энжи безумно хотелось нажать на спусковой крючок. Желание было так сильно, что темнело в глазах, а сжатые зубы грозили просто раскрошиться в пыль. Пистолет разместился почти у самого лица незнакомца и смотрел на него черной дырой дула. Энжи стояла вплотную к нему, их разделяло не более метра.
    - Убери, - вдруг улыбнулся Марио, спокойно, уверенно, как командир отдающий приказы своим солдатам, ни секунды не сомневаясь, что приказ будет выполнен.
    Позади она услышала шаги Грея.
    Грохнул выстрел.

     
    MantiCore, NiceVi, IMHO и 16 другим нравится это.
  7. Vainona
    Vainona

    абарзец


    Старший администратор
    Сообщения:
    5.789
    Дата: 12 апр 2014 | Сообщение #47
    [​IMG]


    Пуля вышибла из стены позади Марио здоровый кусок кирпича, крошки посыпались на пол. Запахло порохом. Звук выстрела был негромким, но в таком маленьком помещении казался оглушительным, и уши заложило всем, даже Энжи, хотя она была готова.
    Она не выстрелила ему в лицо, просто чуть отвела оружие в сторону, намереваясь напугать.
    Напугала. Пуля, свистнувшая у виска, грохот выстрела, дырка в стене и осыпающаяся каменная крошка мало кого оставят равнодушным. Грей отскочил назад, хотя стреляли не в него, а человек в плаще отшатнулся и инстинктивно присел.
    - Следующую пулю я всажу тебе в плечо, и ты очень не скоро сможешь пользоваться двумя руками! А если он сдвинется еще на шаг, - она кивнула на Грея, - останешься и без второй руки. Даже в туалет самостоятельно ходить не сможешь, только с помощником, которому придется тебе штаны спускать и зад подтирать! – она злобно фыркнула, качая оружием из одной стороны в другую.
    - Убери оружие! – повторил Марио уже не так уверенно.
    - Скажи «пожалуйста», - рассмеялась она ему в лицо.
    Мужчина растерялся. Не просто растерялся. Удивился. Разозлился. Испугался.
    Собственно что он хотел? Что она поднимет лапки, извинится и уберет пистолет в карман?
    «Застрявший на маршруте» Грейди снова шагнул в сторону Энжи.
    - Грей, убирайся отсюда, потому что если ты будешь шуршать за моей спиной, я отстрелю мышонку Марио лапку, а потом тебе ушко, раз ты меня не слышишь! Ты же не думаешь, что я промахнусь, или у вас получится меня обезоружить.
    Грейди остановился, Энжел шагнула назад, чтобы видеть Келлена. Он тоже был растерян. Бледное фарфоровое лицо, испуганные, но какие-то пустые глаза.

    [​IMG]


    - Уйди с моей дороги! – процедила она сквозь зубы, адресуя фразу Грею, и осторожно смещаясь к Энрике.
    Рик смотрел на неё.
    Нет, не смотрел. Глаза открыты, но явно ничего не видят за пеленой боли, губа закушена до крови. Казалось, он даже не дышал, пытаясь сдержать стон. За всеми этими непонятками с незнакомцем она едва не забыла о том, за кем пришла сюда.
    Стрельнула взглядом в угол, где стоял Марио, и заметила, что он отступил еще дальше к стене и пригнулся. Позади него темнела низкая приоткрытая дверь в нише, все это время скрытая его телом. Одной рукой он подхватил небольшой медицинский чемоданчик и вместе с ним пятился в скрытый за ним проход.
    Грохнул выстрел.

    Пуля попала в ручку, перебив её и прошив медсумку насквозь, выбила из пола фонтанчик каменной крошки. Чемоданчик повис на полуотломанной ручке в руке незнакомца. Энжел не знала что там, но раз он хочет вынести сумку из подвала - она решила не позволить ему это сделать, закрепив, таким образом, свою полную и безоговорочную победу.
    Человек еще миг держал изуродованный пулей кейс в руке, что-то звонко капало из пробитой дыры на пол. Смотрел он зло. Но беспомощно. Скосил глаза на Грея. Энжел подняла пистолет и направила его в плечо.
    Снова вернулось сумасшедшее желание убить. Какая-то её часть, за которую отвечала интуиция, шептала ей, что это стоит сделать немедленно. Прямо сейчас.
    «Убей! – кричало все внутри неё, - Убей! Или потом будет хуже».
    Он понял.

    [​IMG]


    Этот человек убивал, она видела это в его глазах, холодных и внимательных. Но и она не только в тире по банкам стреляла, на её руках тоже есть кровь, и сейчас Энжел готова была убить. Она хотела убить. И даже повод ей был уже не нужен.
    Палец медленно нажимал на курок, дуло уже нацелено в лоб.
    Человек в плаще бросил сумку на пол и сделал еще на шаг в темноту коридорчика за спиной.
    Энжи убрала палец с курка и опустила оружие, глядя в растерянные и полные ненависти глаза мужчины. Именно растерянность во взгляде и остановила её. Мужчина словно споткнулся там, где не ожидал, и не понимал, почему это произошло.
    Он отступал.
    Отступал, но не сдавался.
    - Убирайся, и больше мне не попадайся, - прошептала она, не уверенная что мужчина слышит её. Но он слышал, мгновенно развернулся и скользнул в дверку, скрывшись в темноте коридора.
    Энжел облегченно выдохнула, но вдохнуть нормально не смогла: тяжелый приторно-сладкий запах крови наплывал тошнотворными волнами. Ей, привыкшей к таким ароматам, стало не по себе, она не понимала откуда пахнет. Так пахнет Очень Большая Лужа Крови. Энжи рванула к Энрике.
    Нет, на нем крови немного, но он бледен как смерть. Дышит тяжело, неровно.
    - Потерпи, я сейчас тебя сниму!
    Грей стоял словно истукан и тупо смотрел на неё.
    Энжел протянула руку к наручнику на запястье Энрике. Замок. Без ключа не открыть.
    - Где ключ? – рявкнула она Грею.
    Тот не ответил, глядя на неё все также отстраненно. Энжела отпустила Рика, шагнула к Грею и влепила ему звонкую пощечину.
    - Очнись! Ты что, под кайфом? Найди мне ключ!
    - Он был у Марио, - парень растерянно посмотрел на Энж и приложил ладонь к щеке, словно она его только что поцеловала, а не отвесила оплеуху.
    - Заткни уши, - посоветовала она, подхватила Энрике, ухватилась за цепь, тянущуюся от потолка к запястью. Грохнули два оглушительных хлопка, звякнул металл, сверху посыпалась каменная крошка. Пули попали в крепление цепи у потолка. Энжел взялась за звенья у запястья и резко дернула вниз, подключив вес всего тела. Вырванная вместе с перебитым крепежом цепь тяжело рухнула вниз. Энрике застонал, навалившись на Энжи: сил стоять у него не было. Энжел с трудом сместилась, пытаясь удержать Энрике в вертикальном положении и причинить ему поменьше боли своими движениями, ухватилась за цепь на другой руке. Повторила процедуру.
    Выстрелов понадобилось три. Грей испуганно шарахнулся в сторону, когда каменная крошка с потолка посыпалась ему на голову. Отскочил назад к столу, зажимая руками уши. Энжи тоже почти оглохла. Стреляя, косилась на темную дыру за приоткрытой дверкой в углу у камина. Сейчас она была уязвима, захоти Марио вернуться с оружием - все могло сложиться не в её пользу. Сейчас они с Риком как одна большая и неповоротливая мишень.
    Черт! Какой он тяжелый! Энрике почти повис на ней, цепи больше не удерживали тело.
    Она дернула его вперед, но парень не двинулся.
    Ноги! Она забыла, что ноги тоже прикованы к люку в полу. Глянула вниз.
    Нет, там так просто не отстрелить, пуля может срикошетить и ранить.
    Она осторожно опустила его на пол.
    - Сидеть можешь? Потерпи немного.

    [​IMG]


    Усадила, он оперся рукой, но она подогнулась, отказываясь держать, и Рик тяжело упал на спину, замычав сквозь зубы. Энжи не успела даже смягчить падение, стон парня отозвался новым приступом боли в сердце и злости в душе.
    Она оставила его лежать на мокром полу и метнулась в угол, куда отлетела железяка с клеймом после её удара. Просунула рукоять кочерги в звено цепочки и рванула на манер рычага, ломая крепление. Этого хватило, ноги Рика освободились от цепи, на лодыжках остались лишь закрытые на замок широкие металлические браслеты.
    Обе руки тоже в оковах, да еще и длинные цепи висят.
    Ну, с ними она позже в машине разберется.
    Снова кольнула нереальность происходящего. Словно в кино попала.
    Камера пыток, клеймо, кандалы, рабы… Ведьмак этот… Или инквизитор. Или кто он там…
    Как это может существовать в её мире? В мире космических полетов и благ цивилизации? Этого просто не должно быть!
    Но все реально. До боли реально.
    Вот Грей: стоит у камина, прикрыв ладонями уши, и словно сам не понимает, как он оказался в этом театре абсурда. Рик: бледный, дыхание рвется из груди с хриплым стоном, страшный ожог в том месте, где руку обвивала кельтская татуировка. Крови почти нет, раскаленный металл прижег сосуды, четкий витой контур с вензелем в виде буквы «К» в центре.
    «Собственность Келленов».

    [​IMG]


    Энжи сама едва не взвыла от желания выжечь такое же клеймо Грею на лбу.
    Сурово глянула на парня, тот шарахнулся назад, чуть не наступив на лежащего, но уже подающего признаки жизни, охранника.
    Кровью воняло так ощутимо, и она ясно видела, что Грея вот-вот стошнит.
    Она внимательнее посмотрела на здоровяка, невнятно мычащего и сжимающего голову ладонями. Нет, это не его кровь. Но откуда так пахнет?
    К черту загадки! Пора убираться отсюда.
    Энжел вытащила из нагрудного кармана кредитку с тремя нулями. Бросила пластиковый прямоугольник на стол.
    - Вызови ему врача, скажи: «Поскользнулся, упал, очнулся - перелом челюсти и сотрясение мозга».
    Грей кивнул.
    - Куда ведет ход? – она ткнула пальцем в угол с маленькой дверкой.
    - В подвалы левого крыла. Там тоже есть выход.
    - На улицу? – уточнила Энжел.
    Грейди снова утвердительно покачал головой, все еще глядя ей в лицо стеклянным взглядом.
    - Явишься за ним, - она кивнула на Рика, – я тебе такое же клеймо лично на заднице вырежу, понял!
    Он прекрасно понимал, что переборщил и поэтому молчал в тряпочку. Но надолго ли его «понимание»? Что бы она сейчас ни сказала, чем бы ни угрожала – за Риком Грей приедет, это лишь вопрос времени.


    Энжел подхватила Энрике, с трудом подняла его с пола. Рик хотел бы ей помочь, но явно не мог. Энжи потащила едва переставляющего ноги парня к двери.
    - Оставь меня! Оставь меня в бараке! – прошептал Энрике.
    - Ну уж нет!
    Сила удара у неё была вполне сопоставима с мужской, физическая подготовка тоже на уровне, да и стреляла она не хуже снайпера, но нести здорового мужика на хрупких, хоть и тренированных плечах, было сложновато. Бросать Энрике здесь она не собиралась. Не за этим приехала.
    Она тащила его к выходу по темному коридору и все в ней тряслось. Она запрещала себе думать и анализировать. Потому что выводы, глядя на еле передвигающегося парня, напрашивались неутешительные.
    Резкая бледность, дыхание аритмичное, пульс на руке она нащупать не могла, зрачки расширены. Сознание… Сознание спутанное, как назвать иначе его настойчивые просьбы отвести его в барак и оставить там. Предагональное состояние, если говорить медицинскими терминами. Время! Время поджимало, она даже не могла понять, сколько его осталось у Энрике. Успеет ли она довезти его до базы живым…
    Надо успеть!

    [​IMG]


    Она прибавила ходу, стараясь не обращать внимания на хрипы и стоны, сопровождающее каждое его движение. Надо было взять кого-нибудь из ребят, например Егора, он бы в два счета добежал с Риком на руках до машины. А вот ей это не под силу.
    «Умная мысля приходит опосля».
    С напарником все было бы проще. Глупая самонадеянность, которая теперь может стоить Рику жизни.
    - Еще немножко. Потерпи. Держись. Уже скоро. Еще немножко! – шептала она Энрике, не уверенная, что он её слышит.
    Добрались до лестницы. Энжи со страхом глянула вверх. Круто.
    - Давай, Энрике, помоги мне!
    Парень сделал шаг на ступеньку.
    Энжи полностью выбилась из сил, пока тащила его наверх. Взмокла как мышь, но еще страшнее ей было чувствовать, что Рик весь покрыт холодным липким потом. Дыхание его сбивалось, пару раз приходилось останавливаться, потому что тело скручивала непонятная судорога, и он глухо стонал, закрыв глаза и сжимая зубы.
    Выбрались наверх. Через холл к входной двери почти бежали, если сравнить это с их подъемом по лестнице.
    Никого. Вряд ли, конечно, что кто-то слышал выстрелы в подвале, Грей оттуда так и не поднялся, видимо ждал, пока Энжи уйдет.
    Снова достала пистолет и осторожно приоткрыла дверь особняка. В лицо дохнул холодный ночной ветер, растрепал мокрые от пота волосы.
    Машины перед домом не было. Чужой флаер улетел.
    Тут Энжел сообразила, что Энрике просто не дойдет до парковки, и тем более не сможет перелезть через забор.
    Решение пришло быстро. Нарушать так нарушать!
    Она осторожно усадила парня на ступени крыльца.

    [​IMG]


    - Энрике!
    Он открыл глаза.
    - Я за машиной, оставлю тебя на минутку.
    Взгляд стал чуть более осмысленным.
    Рик протянул руку, звякнув кандалами со свисающей длинной цепью.
    - Энжи, - коснулся он её руки, - оставь меня здесь. Все нормально… Это пройдет, не беспокойся. Оставь меня в бараке! - настойчиво повторил он.
    - Нет, - провела рукой по щеке, стирая капли холодного пота с его лица, - тебе нужна помощь, я тебя здесь не оставлю.
    - Оставь меня в бараке, пожалуйста, ты не должна…
    Закончить он не смог, слова смял новый приступ боли.
    - Я сейчас вернусь.
    Медлить было нельзя. Она оставила его на ступенях корчиться в судорогах и побежала к машине. Спринтерский рывок по территории ранчо, прыжок через забор, мотор взревел, и машина взлетела вертикально. Через несколько секунд, ломая ветви деревьев, приземлилась прямо перед Энрике. Он больше не упирался, даже пытался идти, но ноги не слушались, тело билось в конвульсиях.
    Энжел с трудом разместила Рика на пассажирском сиденье, пристегнула ремни безопасности. Новая судорога заставила его дернуться, конец длинной цепи больно хлестнул её по руке и ударил в приборную панель.
    Так лететь нельзя, опасно, но не связывать же Энрике! Надо снять оковы.
    Она уже сидела за рулем, поэтому рванула машину вверх, метнулась над деревьями окружающими особняк и приземлилась на парковке за воротами. Одним прыжком Энжи оказалась у багажника. Большие кусачки по металлу нашлись почти сразу, в машине был комплект инструментов на все случаи жизни, и даже мини комплекс по реанимации и аппарат искусственного дыхания. Теперь она была спокойна, машина рядом и умереть она никому не даст.
    Потратила минут пять, перекусывая оковы на руках и ногах, осторожно все сняла и забросила вместе с ножницами по металлу в багажник.
    Снова села за руль. Но не тронулась.
    Тело Рика выгнулось дугой, ремни безопасности впились в кожу, его ломала и корежила непонятная жуткая судорога, сбивая дыхание и разрывая горло хрипом. Энжи уже поняла, что эти странные судороги учащаются и становятся все сильнее, словно схватки у роженицы. Там, в подвале, они тоже были, но малозаметны, Рик прятал их, задерживая дыхание, сжимая зубы. Сейчас они вырвались на волю, корежа и так израненное тело.
    Это агония или что? Энжел, с её медицинским образованием и опытом, не понимала что происходит. Чувствовала лишь, что это опасно, смертельно опасно.
    Когда боль перестала ломать тело Энрике, он снова открыл глаза. Мутные, запавшие, пронизанные красноватыми капиллярами.
    - Энрике, что происходит? Что они с тобой сделали? Скажи мне!
    Она теребила его, заглядывая в глаза, трясла, понимая, что делает больно. Но ей нужны были ответы.
    - Что они с тобой сделали, от чего судороги?
    Это не от ожога на руке и не от ударов плетью…
    Рик повернул правую руку ладонью вверх.
    Энжи поняла, внимательно рассматривая кожу, и почти сразу над веной чуть выше запястья заметила четыре крошечные точки.
    - Чей укус? – спросила она, не сомневаясь, что это отметины от зубов.
    - Желтый полосатик, змея, - выдохнул Рик и закрыл глаза, накатывала новая волна мучительных судорог, - это его яд вызывает боль и конвульсии. Не смертельно… - прохрипел он из оставшихся сил.
    В последние слова она не поверила.
    Уже хотела отпустить руку, но взгляд зацепился за еще одну каплю запекшейся крови на руке Энрике. Прямо над веной - четкий след от толстой иглы и следы пластыря, эту иглу удерживающего, тут она не может ошибиться, навидалась таких отметин.
    Почти не прощупывающийся пульс, холодные руки, бледность кожи, расширенные зрачки, отсутствие крови из ран, хотя это и можно было бы списать на регенерацию и способность организма быстро останавливать кровь, а главное – медицинская сумка-холодильник, пробитая пулей. И тяжелый запах крови в подвале. Запах большого количества крови. Что-то капало, когда она отстрелила ручку и попутно продырявила пластик.
    Энжи уже не сомневалась. В медсумке была кровь. Кровь Энрике. А в самом парне этой жизненно необходимой жидкости почти не осталось. Выкачали. Плюс яд.
    Она не понимала зачем, но клиническая картина была ясна.
    - Рик, держись, все будет хорошо.
    Хотелось заткнуть уши и не слышать рвущих душу стонов, не видеть ломающие тело судороги, не чувствовать жуткий запах горелой плоти. Машина неслась низко над темной землей на пределе её скорости, Энжел рисковала влететь в какое-нибудь дерево, уже не видимое в темноте, но остановиться не могла, выжимая газ до упора. Надеялась на навигатор, проложивший оптимальный маршрут, и свою реакцию.
    Долететь, успеть, Грасс уже ждет её на базе с биокамерой, она кратко все ему описала.
    Ксиллгель поможет.
    Быстрее. Быстрее! Еще быстрее!
    Флаер скользил в темном воздухе, подгоняемый молитвами Энжел.


    [​IMG]

    Большое спасибо Fierce, Delightful, Ginara, AlexLexy, IMHO за ваше творчество.
    Благодарю Glory_Soul за замечательного Эрика (Марио)
     
    MantiCore, NiceVi, IMHO и 17 другим нравится это.
  8. Vainona
    Vainona

    абарзец


    Старший администратор
    Сообщения:
    5.789
    Дата: 23 апр 2014 | Сообщение #48
    [​IMG]

    «Скайвей» рухнул с неба у дверей медблока.
    Грасс и Егор уже ждали их на крыльце.
    Энжи отстегнула ремни безопасности, Егор подхватил Рика, одним движением вытащил его из машины.
    Еще на бегу Ноэль воткнул в вену Энрике иглу анализатора, укрепил датчики на теле.
    Рик больше не стонал, судороги ломали тело, но болевая чувствительность исчезала, дыхание хриплое, неровное и, кажется, что вот-вот оборвется.
    - Пульс не прощупывается, артериальное давление очень низкое, крови в нем почти нет. Они с ума сошли – столько выкачать, это же верная смерть от такой огромной кровопотери! - подтвердил предположения Энжел Грасс.
    Энрике осторожно поместили в открытую биокамеру.
    Егор установил каталку рядом, Энжел, скинув мешающую верхнюю одежду, не мешкая на неё запрыгнула.
    - Я готова. Ноэль, коли мне активатор! Ему срочно нужна кровь.
    - Прибор не может точно определить тип его крови. Яд мешает. Твоя может не подойти.
    - Лучше моей все равно ничто не подойдет! – перебила она. - Ты это знаешь не хуже меня, давай активатор!

    [​IMG]


    - Кстати, в его крови уже есть вещества, входящие в состав активатора, – Грасс внимательно изучал информацию из анализатора, не забывая опутывать Энжел проводками и трубками для прямого переливания крови, - достаточно будет и того, что в нем. Тебе можно дать минимум.
    - Откуда в его крови эти вещества? – удивилась Энжел.
    - Это составляющие змеиного яда, если не ошибаюсь. Странная субстанция этот яд, одновременно убивающий и активирующий все жизненные функции. Поэтому Рик ещё жив. Яд его убивает, и он же не дает умереть. Надо будет выяснить, что за змей его укусил, и взять этого гада на заметку.
    - Другими словами - медленная и мучительная смерть? Таково действие яда? Нейтрализовать его можно?
    Ноэль уже её не слышал, называя Егору препараты, которые ему необходимы. Тот сновал между ячейками большого стеллажа и холодильником с медикаментами, укладывая в коробку все необходимое.
    Рик был в сознании, но, похоже, мало что понимал, с молчаливым удивлением глядя на Энжел, лежащую рядом с ним на каталке.
    - Сейчас, сделаем тебе переливание крови. Восполним её недостаток, и будет легче. Только держись! Держись!
    Ноэль навесил над Энрике уже вторую капельницу, сделал несколько уколов. Егор обрабатывал раны, смывая запекшуюся кровь и заливая их лечебным гелем.

    Снова анализатор. Пока ждали результат, начали переливание.
    «Теперь в тебе будет моя кровь, - мысленно улыбнулась она Рику, - она поможет, а потом биокамера с ксиллгелем, такой комплект залечит любые раны».
    Она протянула руку и коснулась его плеча. Губы парня дрогнули в попытке то ли улыбнуться, то ли что-то сказать.
    - Все будет хорошо! Ты только держись!
    Она настояла, чтобы Ноэль перелил Энрике максимально возможное количество её крови. Скрепя зубы док согласился. Бурчал по привычке, понимая, что Энжел права.
    Процедура закончилась. Энжи отказалась от полагающейся ей капельницы, позволив себя по-быстрому напичкать лекарствами с помощью шприцев.
    Энрике был все так же бледен, но чувствовалось, что ему стало чуть легче, хотя судороги, вызванные ядом, еще не прекратились.
    Пора в биокамеру.
    Энжи шатало, Ноэль смотрел на неё неодобрительно, но ничего не говорил. Знал, что сейчас это бесполезно.
    - Егор, мы справимся здесь и без тебя. Найди Микки, он, наверное, в своей комнате, скажи ему, что Энрике я привезла и с ним все в порядке, просто отдых требуется, пусть не беспокоится. Микеле и так весь день нервничал. Успокой его, пусть ложится спать. Ребятам ничего не говори про состояние Энрике. Я сама все расскажу позже, хорошо.
    Егор ушел, оставив Энжи и Ноэля с Энрике.
    Они вдвоем сняли с Рика джинсы, оставив парня в одних боксерах, облепили его тело дистанционными датчиками: не очень адекватная двигательная активность и судороги тонким проводкам обычных датчиков биокамеры могли повредить. Маску для дыхания Грасс тоже принес специальную, с фильтром и накопителем, чтобы не зависеть от соединительного шланга. Ксиллгелем, которым будет заполнена биокамера тоже можно дышать через фильтр, а накопитель в маске добавит необходимый кислород. Теперь они ограничены запасом кислорода в накопителе, его хватит только на сутки. Неизвестно, как отреагирует организм на ксилл, и насколько Энрике к нему вообще восприимчив из-за регенерации. Хватит ли ему суток чтобы восстановиться? Ксилл штука тоже весьма индивидуальная.
    Энжи надела маску на Рика.
    Кратко объяснила ему её предназначение и что сейчас будет. Тот слушал внимательно, но в том, что он все понимает, она о-о-очень сомневалась.
    Голубовато прозрачная верхняя панель биокапсулы с негромким гудением поехала вниз и закрылась.
    Энрике неожиданно заметался в биокамере, руки ударили в крышку изнутри, заставив капсулу содрогнуться, он пытался сорвать маску, что-то явно кричал, пальцы скребли по стеклу. Глаза стали безумными.
    Он пытался вырваться из камеры.
    Одновременно запищали все приборы.
    - Энжи! Пульс! Сердце! Давление! Мы убьём его!
    Грасс, не раздумывая, нажал кнопку, открывающую биокамеру.
    Энрике пытался встать. Маску он уже сорвал.
    - Нет! Нет! Не надо! – хрипло рвались слова из горла.
    Энжи кинулась к нему, не давая подняться. Встанет – упадет, сил у него не хватит и шаг сделать.
    Обняла за плечи, ладонями чувствуя раны от хлыста на коже, прижала к себе голову.
    - Я здесь, Энрике, я здесь, все хорошо, - шептала она, удерживая ставшего неожиданно сильным парня.
    - Нет, нет! Не надо! Энжи, пожалуйста, не надо! Не закрывай крышку! – хрипел он в её руках. Бился, пытаясь вырваться.
    Резкий прилив сил закончился так же внезапно. Он осел, словно из него вытащили батарейки, и Энжел осторожно уложила его на дно биокамеры.
    Безумный взгляд впился в голубоватый верх капсулы.
    - Нет, не закрывай крышку! Не надо! Крышка! Нет! Я не выдержу больше! Нет, нет! – не останавливаясь, шептал он, дергаясь в её руках.
    - Энжел, сердце не выдержит, все на пределе, - произнес Грасс за спиной под отчаянный писк приборов, - он должен успокоиться! В таком состоянии в биокамеру нельзя.
    Она и сама это понимала.
    - Крышка? Это биокамера, Энрике! Ты же видел её раньше. Энрике, что с тобой? Я здесь, я тебе помогу!
    - Не закрывай меня. Это гроб, не надо, Энжи, пожалуйста, я не могу больше. Он вернется!
    Энрике продолжал нести какую-то одному ему понятную чушь. Его трясло, одной рукой он все еще пытался оттолкнуть крышку капсулы, а на маску смотрел безумными глазами.
    - Энрике, это я! Никто тебя больше не закроет, все хорошо.
    Энжел совсем не ожидала, что у него вдруг проявится клаустрофобия или что-то подобное. Замкнутые пространства Рика не тревожили, в пещерах он без проблем лез в любую самую тесную нору, а тут его вдруг напугала закрытая биокамера. Гроб? Он сравнил прозрачную голубовато-матовую капсулу с гробом?
    - Энрике, все хорошо, никто тебя не закроет. Я с тобой.
    Он чуть успокоился, но дышал с трудом, ритм совсем сбился. Крови все равно в организме не хватало, а вливать больше было нельзя.
    - Может снова его под капельницу? Если он не позволит надеть маску и закрыть себя в биокапсуле… Жаль, нельзя сейчас дать ему успокоительное. Риск «успокоить навсегда» слишком велик.
    Снова Грасс за её спиной.

    [​IMG]


    - Я кое-что придумала, - сказала Энжел, все так же обнимая Рика, прижимая к себе его лицо, чтобы он не видел ничего вокруг. Поглаживала и успокаивала как ребенка. - Подготовь камеру на нас двоих.
    - На двоих? - удивился Грасс. - Неразумное расходование ксиллгеля получится, двойное.
    - Другого выхода нет. Ему срочно надо в биокамеру. Я его отвлеку, он успокоится и уснет.
    Энжел говорила все это Ноэлю тихим голосом, каким поют колыбельную засыпающему ребенку, который уже не понимает слов, а чувствует лишь интонацию. Говорила и баюкала Рика. Энрике больше не бился, но продолжал беззвучно шептать бесконечные «нет» и «не надо», снова и снова повторяя эти слова, и наворачивая на них кучу других, упоминая какие-то гробы и руки. Голос сбивался на хрип, и он начинал задыхаться. Опасность не миновала, он умирал.
    - Хорошо, это твое решение, других вариантов я тоже не вижу, - согласился Грасс.
    - Поставлю себе подачу снотворного с задержкой на десять минут, чтобы мы не одновременно заснули, сначала он, потом я, чтобы можно было проконтролировать процесс. Закроешь нас на сутки, только прошу, никого сюда не пускай, хорошо. Егор отгонит «Скайвей» на парковку, пусть все думают, что я уехала и на пару дней и теперь вне зоны доступа. А сюда, к Энрике, нельзя, отдыхает, ок?
    - Хорошо, - не очень одобрительно произнес Ноэль. - Подежурю возле вас. Но учти, он проснется на десять минут раньше. А потом вам еще час придется провести в закрытой капсуле, пока идет выход из биорежима. Ты уверена, что Рик буянить не будет? Начнет еще крышку выламывать...
    - Не уверена, но ты меня подстрахуешь. После сна в биокамере он будет адекватен. Это сейчас у него сознание путанное, и мерещится черте что.
    - Надеюсь, ты права. Не хотелось бы нарушать режим выхода и открывать биокамеру досрочно. Хорошо, дай мне минут пять на перепрограммирование капсулы под двух человек.
    - Давай! – поторопила она Ноэля и снова попыталась достучаться до Рика. - Энрике! Энрике, ты меня слышишь? Это я, я с тобой! Посмотри на меня! Посмотри! Это я!
    Когда Ноэль снова подошел к биокапсуле, Энрике уже вполне осмысленно смотрел на Энжелу. Большинство приборов перестало истошно сигналить об опасности. Парень немного успокоился да и судороги на время его отпустили.
    - Дай-ка я ему еще одну инъекцию сделаю, а ты пока подготовься, - отодвинул док Энжи.
    Когда она встала, Рик снова нервно дернулся.
    - Я сейчас вернусь, всё хорошо! – успокоила она парня.
    За ширмой Энжел собрала волосы в хвост, сбросила с себя одежду, оставшись в одном нижнем белье. Хорошо, что оно на ней достаточно строгое сегодня, а не любимые ею секси-кружавчики.

    [​IMG]


    Было бы забавно оказаться в биокамере с Риком в стрингах и полупрозрачном кружевном бюстгальтере. Энжи стрельнула глазами в зеркало, оглядев себя с головы до ног.
    Он проснется первым. Рядом с ней. Это сейчас он ни черта не видит и половину не понимает. А когда он очнется - она еще будет спать... А потом им ждать еще час, пока завершится процедура выхода из биорежима. Целый час лежать вместе в полупрозрачной капсуле. Он в одних боксерах, и она отнюдь не в бронежилете. Может, лучше бы на ней было кружевное бюстье… или открытое бра…
    Господи! Что за мысли в голову лезут! Там едва живой Энрике, а она думает в каком белье лечь в биокамеру!
    Энжел выкинула всё постороннее из головы, налепила на себя кругляши дистанционных датчиков и вышла из-за ширмы. Ноэль, оценивающим, совсем не докторским взглядом скользнул по её фигуре и улыбнулся. Не первый раз он её видит, но сейчас в глазах его светится мужское «понимание». Понимает, добрый доктор Айболит, что для неё и Рика это не просто «оздоравливающий сон» в биокамере. Понимает… Он сейчас останется наблюдающим, а ей надо отвлечь и успокоить Энрике любыми способами. Любыми! Она готова на все что угодно, чтобы запихнуть парня в эту чертову капсулу. И закрыть крышку.
    Скользнула к Энрике, прилегла рядом.
    - Я с тобой, Энрике! Я здесь, я с тобой! Все хорошо!
    Парня била дрожь. В помещении тепло, но волосы мокрые, тело тоже влажное, все в холодном поту. Запах лекарств, крови, пота и сожжённой раскаленным металлом кожи лезет в нос. Но это он, её мужчина, израненный и едва живой. Неважно, как он пахнет и выглядит сейчас. Она коснулась губами виска, уголка глаза, выдохнула, чтобы он почувствовал тепло её дыхания.
    Рик почти не шевелился, взгляд отсутствующий, наливающийся безумием каждый раз, когда крышка биокамеры попадала в поле зрения.

    [​IMG]


    Энжел обняла его, прижимая к себе.
    - Я с тобой, Энрике. Обними меня! Обними меня! Обними меня! - Энжи повторяла это снова и снова, пока он её не услышал.
    Непослушные руки неуверенно потянулись к ней. Сначала нерешительно, через боль и слабость, но он её обнял. Зарылся лицом в волосы. Попытался глубоко вдохнуть и едва не закашлялся. Тревожно пискнул какой-то приборчик – Энрике, наконец, осознал, что на ней нет одежды, понял, что рядом с ним почти обнаженная женщина, которая шепчет ему всякие ласковости и настойчиво просит обнять.
    «Дошло», - облегченно вздохнула Энжел.
    Она вытеснила пугающую «крышку» из его головы.
    Приборчик, отвечающий за пульс и сердцебиение, тревожно пищал.
    - Все хорошо! Я с тобой, я с тобой, я с тобой, - быстро-быстро, как заклинание, - обними меня, не отпускай меня! - и чуть тише. - Энрике, немножко подвинься, а то я упаду с краю!
    Она оттеснила его подальше, в глубину капсулы, продолжая гладить волосы, шею, израненные плечи. Прижимаясь к нему всем телом. Он смотрел немного непонимающе, но тоже обнимал её.
    - Энжи, - хрипло, но вполне внятно, - я же не умер, и это мне не снится?
    - Нет, - она заулыбалась, а в глазах защипало, - я с тобой, я же сказала, что тебя не оставлю. Даже в биокамере. Чтобы поправишься, ты должен уснуть, а я буду с тобой рядом, только ты меня не отпускай, я хочу проснуться в твоих объятьях. Я с тобой! Мы вместе! Я тебя не оставлю, и ты не отпускай меня!
    - Не отпущу! - тихо, едва слышно.
    Энжи прижалась крепче. Он должен чувствовать её всю, должен верить в её реальность и думать только о ней. Энрике словно согрелся от тепла её тела, даже дрожь стала слабее.
    - Не отпускай меня. Мы уснем, но я хочу проснуться в твоих объятьях.
    Он снова попытался вдохнуть поглубже, но лишь захрипел, а в груди что-то забулькало. Бессильно уронил голову на дно капсулы.
    Сил у него не хватает даже на то, чтобы просто обнять её.
    - Тебе нужна маска, чтобы дышать, - Энжел погладила его по щеке кончиками пальцев. - Так надо, так тебе будет лучше.

    [​IMG]


    Она снова надела на него маску, которую он сбросил, пытаясь вырваться из биокапсулы.
    - Дыши, я с тобой! Дыши!
    Энрике не сопротивлялся, не пытался сорвать маску и больше не косился на крышку биокамеры.
    - Приготовься, нужно задержать дыхание, я добавлю в маску ксиллгель, потом надо будет вдохнуть как можно глубже.
    Он послушно замер, маску заполнила прозрачная, гелеобразная жидкость.
    - Это смесь кислорода и ксиллгеля. Ты должен дышать ей. Давай! Делай все как я говорю. Будет немного больно. Потерпи!
    Она командовала, а Энрике старательно выполнял все её указания. Первый вдох ксиллгеля с кислородом всегда пугает. Это как вдыхать воду. Появляется страх захлебнуться, утонуть, включается инстинкт самосохранения, который только мешает. Организм не сразу понимает, что этой жидкостью тоже можно дышать.
    Как Энрике отреагирует на вдох с «водой»?
    На счет «три» вдохнул, закашлялся, задергался, запищали приборчики.
    - Дыши! Дыши-дыши-дыши! Вдох-выдох! Еще раз! Еще раз!
    Он её слышал и всё понимал, дыхание выровнялось, если так можно говорить о тех неровных судорожных хрипах, что издавали его легкие.
    - Все хорошо, все хорошо, получилось! Получилось! Теперь дыши! Я сейчас тоже надену маску. А вот так ты будешь слышать меня, - она воткнула горошинку слухового устройства ему в ухо, а вторую себе, - а это микрофон, я смогу говорить с тобой не смотря на ксиллгель в маске, и ты тоже. Эта гарнитура работает от вибраций горла, я услышу любой шёпот.
    Она прилепила на шею Рика силиконовую капельку микрофона, затем себе.
    Надела маску. Заполнила её смесью кислорода и ксиллгеля, сделала первый судорожный вдох. Паника, всегда сопровождающая первый глоток жидкости, накрыла её и почти сразу отпустила, стоило только преодолеть инстинктивный страх и глубоко и ровно задышать.
    - Энрике, слышишь меня? - она произнесла это одними губами, но микрофон преобразовал вибрации в голос, зазвучавший в наушниках у них обоих.
    Рик улыбнулся в своей полупрозрачной маске.
    - Слышу, - откликнулся он.

    [​IMG]


    Жидкость в его маске была с розоватым оттенком. Кровь в легких. Ну и ладно, ксиллгель все это залечит, он уже начал лечить, процесс восстановления пошел. Осталось закрыть биокамеру и заполнить её всю, чтобы воздействие шло на весь организм, через всю поверхность кожи.
    Жидкого стопроцентного ксилла у неё не было, такую редкость не достать ни за какие деньги. А как было бы здорово просто ввести в кровь грамм пятьсот чистого ксилла и можно не бояться за жизнь Энрике. Ксилл бы справился со всеми ядами и болячками намного быстрее биокамеры. Но его нет. Хорошо хоть ксиллгелем удалось запастить, но больше половины его она уже потратила. На Микки и сейчас на себя и Энрике. Раз она с Риком в капсуле, то и расход двойной, никуда не денешься. Остается надеяться, что они найдут ксилл и никому больше биокамера не понадобится.
    - Энжи! – ворвался в ухо чуть искаженный динамиком голос Рика.
    - Я здесь! – она притянула его к себе. - Я с тобой! Всё хорошо!
    - Все хорошо, - повторил он, - это не сон!
    - Не сон! Но тебе нужно уснуть, чтобы поправиться окончательно. Только обещай, что не отпустишь меня. Я хочу проснуться в твоих объятьях. Обещаешь?
    Она протянула руку и щелкнула тумблером, запускающим подачу снотворного в дыхательную смесь Рика. И себе, с отсрочкой на десять минут. Пора.
    - Обещаю, - выдохнул он, - не отпущу, ни за что на свете.
    Ему ощутимо полегчало, он даже мог разговаривать.
    - И когда проснешься – не отпускай, я проснусь позже, минут через десять, просто дождись меня, хорошо?
    - Хорошо. Я знаю, как можно разбудить Спящую Красавицу… Только маска мешает.
    - Маска сама отпадет, когда время придет. Ты проснешься без неё. И я тоже. Помехой это не будет, - ответила Энжел на полном серьезе.
    - Я бы хотел разбудить тебя… как принцессу из сказки…
    - Окей! А сейчас закрывай глаза. Может быть, я тебе приснюсь.
    - Я уверен… Так и будет… А я тебе?
    - Буду надеяться, - она гладила ему волосы и считала секунды. Пока он не уснет и крышка не закроется, ей нельзя расслабляться. - Только не отпускай меня! - повторяла она своё заклинание как мантру.
    - Не отпущу… никогда… я проснусь… разбужу… - голос стал невнятным, почти бормотание, микрофон уже не мог справиться и перевести вибрации горла в звуки. Он засыпал, снотворное действовало.
    Она нажала кнопку, сервопривод загудел, крышка закрылась, отделив их от внешнего мира.
    Энрике что-то пробормотал. Что-то очень похожее на «я люблю тебя». Он повторил это еще несколько раз, но Энжи не была уверена, что это именно оно, а не просто набор странных звуков. Может, ей просто хочется это услышать? Эти три слова…
    - Я люблю тебя, - прозвучал чуть искаженно её голос.
    Черт! Совсем забыла, что микрофон реагирует на вибрации, и даже неслышимый шепот преобразует в четкий звук. Вот и прошептала «беззвучно», что называется «одними губами», но так, что и сама себя услышала, и у Рика в ушах это прозвучало, да и Ноэль стал невольным свидетелем признания.
    Ну и ладно! А что такого? Он и так слышал весь их разговор, внимательно следил за всем, видел, как учащается пульс и прыгает давление. Он вынужден быть очевидцем их «отхода ко сну», он будет наблюдать за тем, как они спят и как проснутся. Ноэль деликатен. То, что было здесь, что будет, никогда не выйдет за стены медблока. И все же ей было неуютно раскрывать свои чувства. Ничего. Грасс и так понял, что она влюблена в этого парня. Окажись на месте Энрике кто другой – не полезла бы она с ним в биокамеру, придумали бы что другое. Были способы с меньшими затратами. Но ей хотелось. Хотелось заснуть и проснуться в объятьях Энрике. Хотелось услышать это невнятное «люблю». Да ради этого слова она снова готова отправиться в гости к Грею.
    Нет. Нет, в гости она больше не хочет, Энрике и так настрадался выше крыши.
    Чтобы опять из него выцедили всю кровь? Напичкали змеиным ядом, вызывающим страшные судороги? Избили? И вдобавок выжгли клеймо на плече?
    Грей - хитрая сволочь, он постарается, постарается что-нибудь придумать и снова забрать себе Энрике. А еще этот непонятный типчик, Марио. Мутный он… Но безобидный. Чего Энрике боялся?
    Пока она размышляла, капсула заполнилась ксиллгелем. Плотная жидкость слегка приподняла их над дном биокамеры. Энжел активировала фильтры, теперь они дышали тем же, чем заполнена капсула, только через фильтр и с кислородной добавкой, свой запас геля у маски был минимальным. Сняла микрофон и наушник с себя и Рика, больше они не пригодятся. Маски у них с вакуумным креплением к лицу и таймером: после завершения процесса восстановления, когда ксиллгель из биокамеры сольется – маска сама отстегнется.
    На купол биокамеры упала тень. Энжи обернулась.

    [​IMG]


    Размытая фигура в белом халате искаженная жидкостью и матово-голубым стеклом крышки.
    Ноэль. Поднес руку к стеклу. Большой палец вверх.
    Она ответила тем же.
    Значит все пошло хорошо, угроза жизни Энрике миновала.
    Затем он показал на часы и начал отсчет: пять пальцев, четыре, три, два, один. Сложил ладони лодочкой у щеки: пришло её время засыпать.
    Она помахала рукой Ноэлю и повернулась к Энрике. Смотреть в жидкости было некомфортно, но она старательно таращилась, изучая его лицо. Все еще бледен, и черты лица словно заострившиеся, но грудная клетка ритмично вздымается, и даже пульс нащупывался, не учащен, и температура не повышенная, в норме, особенно если сравнить с тем, что было. Значит, её кровь ему подошла, собственно она в этом и не сомневалась. Её кровь идеальна для переливания, и вообще, в этом отношении она сама – достояние команды. Энжи всегда с удовольствием делилась с «нуждающимися». В этой экспедиции она уже обзавелась «кровником» в лице Микки и теперь Энрике. Слабость после переливания еще чувствовалась, но это была приятная слабость, и было огромное удовлетворение, что она смогла помочь Рику, и теперь в нем её частичка.
    Только зачем из него кровь выкачали? Это ведь она была в простреленной медсумке? Зачем она Марио? Ему нужна кровь «регенерата»? Что за глупость, она бесполезна вне организма или в чужом организме, это просто обычная ничем не примечательная кровь.
    Энжи зевнула. Глаза закрывались, мысли путались, снотворное начинало действовать.

    [​IMG]


    Она притянула Энрике к себе, обвила руками шею.
    «Я люблю тебя. Я хочу проснуться в твоих объятьях. Разбуди меня, как Спящую Красавицу из сказки».
    Никто не слышал её слов, микрофона не было, Рик спал. Одна его рука еще обнимала Энжел за талию, другая безвольно лежала на дне биокамеры. Энжел прижала его к себе, не желая отпускать, но понимая, что Морфей, рано или поздно, ослабит и её хватку.
    «Спокойных снов. Не отпускай меня».
    Сказала ли она это наяву, или произнесла во сне. Грань исчезла. Энжи тоже уснула.

    Огромное спасибо Severinkе за замечательную "биокамеру", вот она снова пригодилась [​IMG]
    Благодарю Fierce, Tatya, Sayalun, Doctor, за помощь с поиском и подбором поз.
     
    MantiCore, NiceVi, IMHO и 21 другим нравится это.
  9. Vainona
    Vainona

    абарзец


    Старший администратор
    Сообщения:
    5.789
    Дата: 10 авг 2014 | Сообщение #48
    [​IMG]

    ]Он очнулся. Или проснулся. Или вернулся с того света.
    Первая же секунда за границами сна заставила его усомниться: а проснулся ли он на самом деле? Сердце сделало бешеный скачок. И еще. И еще раз.
    Он хотел сжать руку, ущипнуть себя, почувствовать боль… чтобы проснуться.
    Но боялся сделать даже движение. Чтобы не разбудить…

    Купол из матового стекла над головой.
    Крышка.
    Энрике содрогнулся и снова закрыл глаза, отгоняя жуткие наваждения прошлого и пытаясь вернуться к реальности. К реальности, дремлющей у него его груди и заставляющей его сердце биться в сумасшедшем ритме. Такая реальность не оставляет шансов темному мороку. Энрике расслабился.

    События, отделенные завесой из сна, промелькнули перед глазами словно кадры киноленты.
    Грей, явившийся рано утром и прямо заявивший, что Рик должен остаться на ранчо на три дня, так как нужен Марио. Предложил ему самому придумать отмазку. Выбора не было – обмани рейнджеров и оставайся на ранчо, или Марио его увезет к себе. Энрике знал, что его ждет. Раньше рядом с ним был Диего, а потом Микки. Теперь он совсем один, и от этого ему стало жутковато. Дурные предчувствия оправдались: Рик остался, Кано, ничего не заподозрив, вернулся на базу, но Марио все-таки внес изменения в привычную процедуру. В «операционной» Энрике в очередной раз избавили от большей части крови, предварительно сдобрив её змеиным ядом. Вся «польза» этого зелья утекала из вен в контейнер к Марио, оставив Рику лишь последствия в виде мучительных судорог, приближающих его к не менее болезненному финалу. Но после процедуры, как предполагал Энрике, его не отвели в барак, а приковали цепями к потолку в подвале. Марио был недоволен тем, что Келлен отправил всех обитателей «Грейсленда» под явно выдуманным предлогом в столицу, а ему очень хотелось «поговорить» с Леграном. Блондин, едва услышав об ожидаемом появлении Марио в особняке, свалил с ранчо самым первым. Марио же решил, что, в отсутствие Леграна, Энрике поведает ему про рейнджеров и их дела во всех подробностях. Рик пересказал всё, что Марио знал и без него. Рассказать больше его не смогли заставить ни плети, ни старания единственного оставшегося на ранчо охранника, не напугали и обещания выжечь клеймо раскаленным железом. Энрике твердил, что сообщил все, что знал, добиться большего от него Марио не смог. Тому осталось лишь сыпать проклятьями в адрес Грея, позволившего Микеле ускользнуть из его рук.
    «Ничего, мы вернем щенка на место, и ты живо забудешь, как покрывать чужаков! Он ответит за твои игры в молчанку!» - грозился Марио, а Энрике мысленно благодарил всех святых и Энжел, что Микки здесь нет.
    Энжи никогда его не отдаст, никогда! Марио до него больше не доберется. Хоть в этом Энрике может быть уверен.
    Он знал, чем все кончится, и просто ждал. Яд уже действовал, Рик лишь боялся, что наболтает лишнего в полубессознательном состоянии, когда контролировать себя уже не сможет.

    [​IMG]

    И тут пришла она.

    Большего ужаса Энрике не испытывал никогда, и никогда не чувствовал себя до такой степени беспомощным. Энжел не отступила… И Марио просто сбежал. Почему?… Энрике так до конца и не понял, он уже был почти не в себе и половины не слышал. И не помнил. Помнил лишь, как просил её уйти, помнил грохот выстрелов. Дорога на базу осталась размытой вереницей боли. Потом медкабинет и Ноэль в белом халате. Переливание крови. Её крови!
    Вспомнил свой бред и вернувшийся кошмар с гробом из прошлого. Вспомнил её шепот - «обними меня», кольцо рук, губы и дыхание, так близко, что ему казалось … казалось, что она его целовала. Вспомнил её обнаженную спину под своими ладонями, на ней не было одежды, кроме самого минимума. Как и на нем. И теперь они лежат вдвоем в биокапсуле.
    Нет, этого не может быть. Это его фантазии. Сон. Иллюзия.
    Но иллюзия не может быть такой настоящей. Рука, обвивающая его шею, не была невесомой или бесплотной. Она была легкой. Теплой. Живой.
    Иллюзия не может дышать. А он чувствовал дыхание на своей шее. Прядь волос щекотала щеку. Энрике ощущал каждую клеточку её кожи. Он понял это в ту же секунду как проснулся, еще не открывая глаз.
    Да что там! Он боялся шевельнуться, потому что он сам одной рукой обнимал её за талию, а второй за плечи, прижимая к себе. Энжел спала в его объятьях. Её голова лежала у него на плече, а рука обнимала за шею.
    Он не шевелился, только сердце выстукивало сумасшедший бит.
    «Только не разбудить».
    И тут же в памяти всплыл её голос.
    «Я хочу проснуться в твоих объятьях».
    Вспомнил собственное обещание разбудить «Спящую Красавицу». Неужели он это говорил? Неслыханная наглость с его стороны. Он точно что-то попутал. Что еще он мог наговорить в бреду?
    Эхо собственного голоса в голове: «Я люблю тебя», эхо её голоса, повторяющее эту же фразу. Глюки? Сам-то он мог это сказать. Может, и сказал… Мог… Потому что это то, чем наполнены все его мысли. А она? Придумал? А больной мозг выдал желаемое за действительное?
    Энрике пошевелился, отодвинулся, поднялся на локте, стараясь смотреть только на лицо спящей, и коснулся чуть приоткрытых губ девушки.
    Поцеловал.
    Она не проснулась.
    А что ждал? Жизнь совсем не сказка. Да и он не принц.

    [​IMG]

    С трудом подавил желание продолжить попытки разбудить её таким образом.
    Имеет ли он на это право? Не пользуется ли он её «беспомощным состоянием»? Может она совсем этого не хочет, а он лезет со своими поцелуями?
    Энрике снова лег на спину, стараясь не шевелиться. Обнял и прижал Энжел к себе. Закрыл глаза, чтобы голубой полупрозрачный купол не давил на него могильным весом обитой пыльным красным бархатом крышки.
    Девушка тихонько сопела у него на плече. А он так и не мог решить, что ему делать. Не мог понять, что было реально, а что приснилось. Пока реальна только девушка в его руках.
    Он хотел посмотреть на неё, спящую, хотел провести ладонями по коже, обрисовать линию бедер, почувствовать гибкость талии, упругость ягодиц, коснуться груди губами. Огромный рой совсем неприличных желаний ворвался в его голову. С большим трудом Энрике отогнал крамольные мысли прочь. Вряд ли Энжи мечтает проснуться рядом с озабоченным маньячиной. Рик уже с трудом справлялся с собой. Он влюбился, влюбился как мальчишка, и все его мысли заполнены только ей. И его тело реагирует на неё с безумием влюбленного до потери пульса подростка.
    Энрике не знал, сколько прошло времени: одна минута, десять, один час или полжизни.
    Девушка перестала сопеть, шевельнулась и подняла голову с его плеча.
    Склонилась над ним на локте, заглядывая в глаза.
    - Проснулся? Нет-нет, не шевелись! – остановила она его идиотскую попытку убрать руки.
    Энжи привлекла его к себе, и Энрике, следуя притяжению рук, повернулся на бок. Теперь они лежали лицом к лицу. Она убрала прядь волос, упавшую ему на глаза. Откинула назад белокурый локон.
    - Как ты? – спрашивает осторожно. И улыбается.
    - Еще сплю. И ты мне снишься, - в замкнутом пространстве капсулы голос прозвучал глуховато.
    Энжи засмеялась, тихо, словно зазвенел совсем крошечный колокольчик. Ладонь зарылась ему в волосы, вызвав массовую эмиграцию мурашек.
    - Ты обещал разбудить меня! - глаза стали хитрющими.
    - Я пытался, как и обещал… Только ты не проснулась.
    - Правда? - спросила она, подразумевая, что правильно поняла способ этой «попытки».
    - Правда, - подтвердил Энрике.
    Взгляд сам собой опустился к губам и скользнул ниже, к груди. И сразу же отвел глаза, чувствуя поднимающуюся волну возбуждения.
    Он выдержит, только если совсем не будет шевелиться, и смотреть исключительно в глаза, не отвлекаясь на другие прелести.
    Черт! Сколько ему еще прикидываться бревном!
    - Энжи!
    Он крепко обнял её, зарылся лицом в волосы. Резинка, стягивающая хвост почти сползла, белокурые пряди, душистые и чуть влажные, рассыпались по дну капсулы. Энрике молчал, пропуская их гладкий шелк сквозь пальцы, не зная, что сказать и что делать, чтобы не выглядеть в её глазах озабоченным маньяком или железным чурбаном.
    Идиотская ситуация. Рядом с ним полуобнаженная девушка, а он как последний девственник боится на неё даже смотреть.
    Но не смотреть и не шевелиться было выше его сил. Поднялся на локте, откинул в сторону мешающиеся под боком дыхательные маски. Чуть отклонился, чтобы снова увидеть её лицо.
    Энжел еле уловимо улыбалась, но взгляд отсутствующий. Нездешний. Холодная волна плеснула где-то в желудке, но полностью смыть эйфорию не смогла.
    - Ты на меня смотришь… там? – спросил он.
    Энрике всегда этого боялся, той части себя, которую он сам не видит. Боялся, что именно она напугает Энжи, оттолкнет её, заставит ненавидеть. Но она смотрит на «ту сторону» и улыбается. Не может человек так улыбаться, если видит там что-то мерзкое, не может!
    Если она на него смотрит, конечно…
    Взгляд сместился, но все равно остался отсутствующим, словно сквозь него проходящим.

    [​IMG]

    - Да…
    - И-и-и… как? Тебе не … противно… - подобрал он самое нейтральное слово из тех, какими обычно наделяли немых и их ментальное «нечто».
    - Противно? – удивилась она абсолютно искренне. - Нисколько! Почему ты думаешь, что ты там такой «противный»?
    - Я мало представляю, как выглядят немые со своей тьмой в глазах сияющих. Но говорят - омерзительно.
    - Что за чушь! Кто тебе это сказал? В КИИАВе? Грейди?
    - И Грей, и отец его, и в институте. Наша тьма – это что-то очень мерзкое, рядом с чем и находиться-то сложно, а касаться нас – как к мертвечине или рыбе гниющей притрагиваться - тошнотворно. А ты смотришь… И прикасаешься ко мне… Почему?
    - Мерзко? И ты в это веришь? Мало ли что тебе Грей наболтал!
    - Не наболтал… Я всегда это чувствовал, то отвращение, когда… когда Кенту приходилось притрагиваться к кому-либо из нас, немых, … ко мне. Я сам видел, как его чуть не выворачивало от этого. И Грея тоже. Его аж передергивает всегда, словно я гадость тошнотворная. Это не просто слова. Я это вижу, чувствую…
    Наконец он смог рассказать. Не очень приятно говорить о себе такие вещи. Но если он такая мерзкая гнилая мертвечина – почему она терпит это, еще и смотрит на него «там»? И улыбается.
    Энжи протянула руку, положила ладонь ему на щеку. Другой рукой поймала его ладонь, прижалась своей щекой, потерлась, словно кошка. Энрике накрыл свободной рукой её ладошку.
    Несколько минут прошли в тишине.
    - Сейчас ты тоже это чувствуешь? Тебе кажется, что ты мне противен? Что меня морозит от твоих прикосновений?
    - Нет! Нет, …но может нужно время, чтобы ты это почувствовала? Кент говорил, что пока с нами близко не общаешься – этого не замечаешь, но со временем отвращение становится все сильнее, все омерзительнее, и присутствие таких как я все труднее терпеть. Он запрещал нам приближаться к нему, прикасаться. Я не хочу стать для тебя таким, каким меня Грей видит. Для него барак «немых» – это свалка тухлятины, могильник. Как можно жить рядом с этим? Никто не может. И ты не сможешь… Я не хочу, чтобы ты меня возненавидела за то, что я немой…
    - Рик, у меня в голове не укладываются твои слова. Да всё не так! Ты такой же, как я! Это Грейди больной, и папашка у него такой же был. То, что мы видим в нашей ментальной реальности – это плод нашего воображения, картинка, созданная разумом. Весь этот свет, сияние, тьма – лишь образы, визуализация мозгом невидимого нами мира. Грей видит тебя через призму своего больного разума, через боль и ненависть, для его разума ты - монстр. Он больной и воображение у него больное. И у тех, кто сделал других рабами – тоже. Им же надо оправдать себя, поэтому разум им и рисует «немых» рабов как нечто не особо приятное, страшное, мерзкое. Для всех прочих ты нейтрален, как и сияющие, кого они не знают лично.
    - Но я же темный, у меня нет сияния. Я отличаюсь.
    - Я тоже «сияющих» вижу разными, кто-то яркий и теплый, есть просто ослепительные, но холодные особи, есть жаркие, как пылающий костер, есть мерцающие, как угли в темноте, или сверкающие и искристые как бенгальские огни, или притягательные как солнце… или жуткие как адское пламя. К таким и приближаться страшно. И у всех всё по-разному. Мы все отличаемся, как в жизни, так и в ментальной реальности.
    - А я? Ты меня каким видишь?

    [​IMG]

    -Ты темный, как очень черный дым, ты холодный. И... ускользающий… Некоторые подпускают к себе близко. Майк, например, это такой сгусток огня, он рядом, сам в руки идет. Огонь, к которому можно прикоснуться, погладить, прижаться и погреться, он теплый, его почти все таким видят, кто его хорошо знает. А для незнакомцев он как шаровая молния, подлетит и шарахнет так, что мало не покажется. Опасения вызывает. А я… пытаюсь тебя достать, дотянуться… а ты ускользаешь. Вроде уже рядом, а приглядишься – опять исчез. Но это - игры моего разума.
    - Я изменюсь? Или всегда таким останусь?
    - Изменишься. Все меняются. Сияние – это визуализация нас в глазах других. Меняется наше отношение к человеку – меняется визуализация. Мне очень интересно, что за сияние у тебя внутри, под скорлупой из тьмы.
    - Что? - не понял он.
    - Теория «Сияния Чистого Разума». Не знаешь? Ученые КИИАВа её и разработали.
    Энрике покачал головой.
    - Не слышал. Нам говорили сначала, что у нас нет души, потом - что наша душа так не очистилась после Врат, что внутри нас тьма, а не свет, то есть мы монстры по своей сути, а не люди.
    - Тоже мне чудовище! – нежно улыбнулась она. - А вот про «не очистилась»… Верно, но не до конца. В теории… разум и душа «чистого», того кто не проходил Врата, заключены в кокон или скорлупу, нечто вроде защитной ауры. Она защищает и скрывает людей друг от друга. Внутри такой скорлупы наш разум слеп, глух и нем. Он один в ментальной бесконечности. Врата и все их излучения – это словно иглы или гигантское колесо с шипами. Ты вошел в Центр Врат, и колесо прокатилось по тебе. Иглы пробили в скорлупе дыры, если «особая» игла до тебя доберется – ты получишь дар. Представь, что тысячи игл ударили, скорлупу пробили, раскрошили вдребезги, кокон, скрывающий твой свет, исчез. И родился новый «сияющий», открытый всему миру. Он теперь видит других таких же, и все видят его сияние. В ментальной реальности «чистых» не видно вообще, они словно сливаются с общим фоном, неразличимые, как черная кошка в темной комнате, пока по ним не прокатится колесо с шипами. А «немые», это те, по кому колесо прокатилось своим «лысым краем», игл мало, они ударили, скорлупу пробили, но расколоть её не смогли, только дырок наделали. Твоя скорлупа цела, в ней есть эти «дырки от шипов» и из них сияние пробивается, но его хватает лишь подсветить «темную скорлупу». Поэтому «немые» и заметны в ментальной реальности, в отличие от «чистых». К черной кошке фонарик привязали и её, черную, в этой черноте теперь видно. Это оставшаяся, но пробитая иглами Врат «скорлупа». Она и есть так называемая «тьма», твой кокон, внутри которого спрятано сияние. Ты – сияющий, просто этого никто не видит. Чтобы выпустить сияние наружу – кокон надо сломать. Пройти Врата с ксиллом в крови, чтобы шипастое колесо снова по тебе прокатилось. Маловероятно опять на «лысую резину» нарваться. Да и шипы будут теперь острее, мощнее, они же все «дароносные», разнесут скорлупку как танк курятник.
    - Теперь понятно.
    - И про другой способ. Ты сам можешь свою скорлупу сломать изнутри, выцарапаешься как цыплёнок из яйца. Несколько дырочек тебе Врата пробили, надо найти их, это и есть самое слабое место в ней, и раздолбать клювиком.
    Энрике улыбнулся её сравнениям, невольно представляя себя птенцом-переростком внутри яичной скорлупы.
    - Это правда, то, что ты рассказала? Я… столько лет считал себя уродом, столько лет думал, что мне нет места в этом новом мире, потому что я… потому что ко мне и прикасаться-то тошно, потому что рядом со мной невозможно долго находиться «нормальным» людям. Я пытался держаться от тебя подальше, чтобы ты не чувствовала какой я…
    Энрике задохнулся от горечи, наполнившей душу, и замолчал.

    [​IMG]
    - Посмотри на меня, Энрике! – её пальчики прочертили по щеке невесомый след. - Нет в тебе ничего мерзкого или страшного, все как у всех, ты такой же сияющий как я, только на тебе такая броня, что Врата с ней не справились. Твоя тьма – не проклятье и не уродство. Это нелюди пытались тебя сломать, искалечить и физически и морально. Это они создают монстров по образу и подобию своему. Мне больно оттого, что ты так думаешь о себе. Ты прекрасный человек, Энрике. Удивительный! Ты искренний, надежный и преданный друг, сильный, мужественный, ты настоящий! Я даже представить боюсь, сколько тебе пришлось вынести, но ты остался человеком. Тебя все равно не сломали. Даже если эта тьма и искажает тебя, словно проказа, в глазах некоторых людей - от этого ты не становишься хуже, не становишься уродом. Ты никогда им не был. Это Грей смотрит на тебя в кривое зеркало. Его больной разум может из кого угодно монстра сделать. Меня тоже от него морозит. Ты мне нравишься, Энрике, такой, какой есть. Темный. Ускользающий. Мне нравится смотреть на тебя там. Хочу найти твой лучик и поймать его, помочь тебе стать сияющим. Увидеть твое сияние, скрытое тьмой. Услышать тебя. И чтобы ты меня услышал. А пока ты от меня ускользаешь, как антисолнечный зайчик, никак не поймаю! Потому что ты мне не доверяешь... Или в меня не веришь.
    - Верю, Энжи, я тебе верю. Это в себе я сомневаюсь. Я столько лет был изгоем, я сам себя считал монстром, и мне трудно думать, что все иначе. Что я нормальный… Я ничего этого не знал, - Энрике замолчал, пытаясь принять свалившуюся на него информацию.
    Энжел тоже затихла, глядя ему в глаза внимательно и чуть беспокойно.
    - Поверь в себя, Энрике. Тьма не делает тебя хуже. Для меня не имеет никакого значения немой ты или нет.
    - Но ты же хочешь увидеть сияние, сама сказала?
    - Я хочу помочь. Ты хочешь избавиться от немоты? Это возможно. Но если ты останешься таким навсегда…
    - Нет! Не хочу быть немым! Я должен покончить с этим. Оно сидит во мне как болезнь, я так и не свыкся. Я устал бояться самого себя. Если есть шанс, что ксилл поможет... Если можно сломать эту скорлупу… Энжи, помоги мне! Как найти эти «дырки»?
    Энрике задыхался, словно воздух вокруг наполнился пылью, поднявшейся из самых темных глубин его души.
    - Рик! - голос у самых губ, тихий, грудной, пробирающий до дрожи в теле. - Посмотри на меня!
    Он сам не заметил, как зажмурился, выворачивая наизнанку душу. Больно. Даже говорить больно.
    - Мы справимся, ты станешь сияющим. Но знай, что для меня твоя немота не имеет значения. Есть методики освобождения сияния. Поймаем твой лучик и сломаем скорлупу.
    - Как?!
    - Есть специалисты и есть схемы воздействий! - торжественно сказала Энжи, - и я сейчас прохожу дистанционное обучение по одной из таких программ. Если вкратце: из дырок в скорлупе пробиваются лучи, твое сияние, это ментальные каналы связи, общения. Наше сияние – это миллионы таких же лучей. Ментальное общение начинается, когда два таких луча совпадают и сливаются в один, соединяющий два разума, как прямая две точки пространства. Вот мне и надо найти твой лучик и наладить общение. Один раз научишься – больше не забудешь, это как на велосипеде ездить. Чем чаще общение и прочнее ментальная связь – тем больше разрушается твой кокон, лучи его разрушают, соседние пробиваются. Растрескается скорлупка и отвалится. Всё! Птенчик выбрался. Вот так все просто. Только ты должен мне доверять.
    - Энжи, я доверяю! Ты не представляешь, как я хочу все тебе рассказать. Чтобы ты знала, какой я на самом деле. Но есть вещи, которые пока опасны… Я не могу сказать не из-за того, что не доверяю тебе, Энжи, а потому что так безопаснее для тебя, для команды, для нас.
    - Ты про Марио? Вообще не поняла, что это за фрукт. Он против меня - котенок.
    Энрике усмехнулся.
    - Я тоже раньше его недооценивал. Не шути с ним. И я не понял, почему он тебя… отпустил. Почему ты меня не послушалась, я же просил тебя уйти! Марио по своим правилам играет и просто так ничего не делает. Значит, он придумал что-то еще. Он опасен.
    - А по-моему он просто зубы об меня сломал. Именно такое у него выражение было, когда он в свою крысиную норку юркнул. А зачем ему твоя кровь?
    Вопрос прямой, не ответить нельзя, она и так догадывается. Придется ему выложить всю правду.
    - Считает, что с ней он всегда будет молодым. Вливания себе делает. Он не хотел, чтобы ты знала. Грею запретил даже упоминать об этом.
    - Идиот! Кровь «регенерата» бесполезна вне носителя. Она только тебе помогает. Остальным - как мертвому припарки… Можно я посмотрю на твою руку?
    Энрике почувствовал, как по телу скользнул неприятный холодок. Она вторгается в те области, которые он не может пока ей открыть. Не должен, это опасно для неё же. Марио прямо сказал, что если она узнает кто он – умрет. Но Энжел и так слишком проницательна, слишком многое ей известно, ей доступны скрытые от многих сведения. Марио говорил, что большая часть информации, касающаяся необычных способностей, даруемых Вратами, засекречена. И доступ к ней есть лишь у людей, обладающих каким-либо Даром, и у ученых. Откуда Энжи столько всего знает, она всего лишь рейнджер, пусть даже и командир?
    Рик повернул к ней обвитый татуировкой бицепс…
    - Вот это да! – ахнула Энжел. - От ожога ни следа! А я боялась, что ксиллгель за сутки не справится и шрам останется от клейма.
    Она витиевато выразилась в адрес Марио, Энрике даже улыбнулся красочным эпитетам, мысленно свернув уши в трубочку.
    - Действительно, здорово! Прошлый шрам четыре года меня украшал.
    - Прошлый? Не первый раз, значит? - глаза её потемнели.
    - Не первый… - подтвердил он.
    Ладони обхватили его руку, Энжи прижалась к ней щекой, губами, словно проверяя – не осталось ли там следов.
    - Зато последний… Странно только, что тату не сошла. Металл же полностью её сжёг, и кожу повредил и мышцы, чуть не до кости, я видела! Там ужас что было. Понимаю, кожа восстановилась, но тату!
    - Да ладно, я не переживаю, - постарался он перевести разговор.
    - Странно… Странно… - она все еще гладила его руку, повторяя пальчиком плетение кельтского узора.
    - А может… может ты… - замолчала, глядя на него пристально, словно хотела о чем-то спросить и не решалась.
    Энрике очень не хотелось отвечать на прямой вопрос, который она может задать, если догадается. Если она узнает - все так усложнится.
    Или стоит рассказать?
    Но Энжел не спросила и больше не выдвигала никаких предположений. Просто смотрела и словно чего-то ждала. Или обдумывала. И он тоже промолчал, надеясь, что она не сложила два и два. Можно ли в это верить? Раньше она все задачки щелкала как орешки. Неужели сейчас не решила? Он должен рассказать ей про себя, не смотря на запрет Грея и угрозы Марио…
    Неожиданно она произнесла:
    - Ты должен кое-что знать обо мне. Это не самые приятные вещи, об этом знают немногие... Это большой разговор и не для биокамеры. Мне сейчас так хорошо, не хочу портить это время, у нас был всего час, осталось совсем чуть-чуть.
    - Я тоже хочу познакомить тебя со своими скелетами из шкафа, - облегченно улыбнулся Энрике. - У меня их много!

    [​IMG]

    - А у меня одна Скелехильда*, но она одна - почище всей армии тьмы!
    Энрике снова стало легко, невидимый груз свалился с его плеч. Он все расскажет, как только придет время. Он должен доверить ей все свои тайны. Может быть, так будет лучше для всех.
    Рик сильнее прижал к себе девушку: такую теплую, такую нежную, гибкую, женственную и сильную одновременно. Ему нравилась упругость мышц под бархатом кожи, плавность её движений, за которыми угадывалась сила тигрицы и отточенные тренировками навыки бойца, нравилась кажущаяся внешняя хрупкость, скрывающая стальной каркас. Нравилось, что порой Энжи говорит все прямым текстом, а порой намеками или недоговорками. Её бархат и металл, эмоции и холодный расчёт. Она вся ему нравилась. И с каждым днем все больше и больше.
    Стоило ей шевельнуться в его объятьях, как желания накрыли Энрике с головой. Пришлось опять закрывать глаза и вспоминать шкафы и скелеты.
    - Ты такой смешной, думаешь, что я не замечаю, что «нравлюсь» тебе? – не голос, а мурлыкающая провокация.
    Рик мгновенно осознал, что ноги их необъяснимым образом переплелись, словно лианы, а его ладони уже давно блуждают по обнаженной спине прижавшейся к нему девушки, явно намереваясь отправиться ниже.
    - Я не хочу выглядеть озабоченным маньяком или дикарем из леса… но, наверное, это так и есть. Ты мне так нравишься, что я боюсь даже смотреть на тебя, – он демонстративно зажмурился, а Энжи хихикнула и провела ноготками вдоль позвоночника, почти заставив его взвыть от желания.
    За прозрачным стеклом биокамеры тревожно запищал какой-то приборчик.
    - Спокойствие, только спокойствие! - промурлыкала Энжел и принялась отлеплять с его груди кругляши дистанционных датчиков. Хитрый взгляд из-под опущенных ресниц откровенно намекнул, что он может проделать то же самое с датчиками на её теле. Снимая последний кругляш, скромно притаившийся в области бикини, Энрике провел пальцами по внутренней поверхности бедра. Едва заметный след от датчика остался на бархатистой коже прохладным пятном. Ответом на его действия стало сбившееся дыхание и впившиеся в плечо ноготки.
    …Какой слепой он на самом деле был. Как он мог не понимать этого?
    Он ей нравится. Нравится как мужчина. Нравится такой, какой есть, со своей немотой и тараканами. И «нравится» - это далеко не вся правда.
    Энрике осторожно снял практически бесполезную заколку и слегка влажные волосы волной рассыпались по плечам. Пропустил сквозь пальцы шелковистые пряди, чуть потянул назад и девушка запрокинула голову. Рик прикоснулся губами к шее, а Энжел выгнулась и задрожала в его руках.
    Как же это безумно приятно – чувствовать, что ты желанный, понимать, что твои прикосновения вызывают у любимой девушки те же эмоции что и у тебя.
    Между ними никогда не было преграды, он сам её выдумал…
    - Мы здесь одни, в медблоке? – спросил Энрике с надеждой, но где-то на уровне подсознания с первой секунды пробуждения чувствовал, что это не так.
    - Мммм… Нет… Биокамеру нельзя оставлять без присмотра, особенно на этапе «выхода». Ноэль за нами приглядывает. Видеонаблюдение. Надеюсь, микрофоны он выключил! - чуть громче сказала она в пространство биокамеры. Замолчала, словно ожидая ответ или другую реакцию от невидимого Грасса.
    Тишина.
    Энрике разочарованно выдохнул.
    - Жаль, - выдавил он еле слышно, - мне бы хотелось остаться с тобой наедине, только ты и я! Я больше не хочу прятать то, что чувствую, не хочу скрывать, как мне хочется тебя целовать. Я люблю тебя, Энжи… И больше не хочу терять ни секунды отмеренного нам времени. Позволь мне только выбраться отсюда…
    Энжел ничего не сказала, но это и не требовалось. Только слепой не заметил бы как просияли её глаза, а тело, со всей позволительной с данных условиях страстью, прижалось к нему.
    - Наверное, это глупо говорить… Но я скажу: я хочу, чтобы ты была моей девушкой. Я понимаю, что это невозможно, пока мы ищем ксилл, пока я раб Грейди…



    [​IMG]

    - Я твоя, Энрике, - перебила она его. – А ты – мой! Я понимаю… Пока нам придется так же скрываться от Грея, как и раньше, он не должен знать о нас, это опасно. Но мы вместе, и я хочу, чтобы ты знал это. И мне тоже важно это знать. Даже если мы будем прятать наши чувства от всего мира целую вечность. Я – твоя, а ты мой! – в голосе отчетливо слышались нотки собственника. - А еще я хочу глянуть, что у тебя со спиной, - перевела она разговор, а в глазах зажглись хитрые огонечки.
    Рик с готовностью развернулся, надеясь угомонить разрывающие тело желания.
    Но не тут то было. Её ладони легли на спину. Они поглаживали, массировали, разминали, ласкали, возбуждали, изучали каждую клеточку его кожи. Он знал, что там не осталось ни следа от ран и шрамов, но такая «проверка» ему безумно нравилась. Он совсем не хотел, чтобы она прекращалась. Но возбуждение от этого не проходило, а лишь нарастало, наливаясь огнем в паху.
    - У тебя все прошло, даже от старых шрамов ни следа, - сказала она, собственно, Энрике в этом и не сомневался.
    Он откинул голову назад, пытаясь посмотреть на Энжи через плечо. Она обняла его сзади, сплетя руки у него на груди, и прижалась губами к уху.
    - Если ты скажешь хоть слово – рискуешь разбудить во мне зверя, - предупредил он, понимая, что её голос сейчас смоет все его старания держать себя в руках.
    - Обещаю, ничего говорить не буду, - медленно и тихо прошептала она ему на ухо.
    От этого голоса можно было завывать и лезть на стенку, но он каким-то чудом смог выдохнуть и потом снова вдохнуть.

    * -Скелехильда - персонаж игр серии SIMS, горничная-скелет.
     
    MantiCore, NiceVi, IMHO и 23 другим нравится это.
  10. Vainona
    Vainona

    абарзец


    Старший администратор
    Сообщения:
    5.789
    Дата: 10 авг 2014 | Сообщение #49
    [​IMG]

    В биокамере звонко пискнул невидимый динамик.
    «Десять минут до завершения сеанса биовосстановления», - произнес механический голос.
    Энжел обняла его и замолчала. Они лежали тихо, стараясь не двигаться. Рик чувствовал её дрожь, понимал, что она тоже пытается успокоиться, и что Энжел раздирают такие же сильные желания, как и самого Энрике.
    Ничего… Стоит ему только выбраться отсюда, и он больше не будет так бездарно терять время.
    С этими мыслями Рик загнал все эротические фантазии в самый дальний угол своего разума и принялся расспрашивать Энжел про устройство биокапсулы, чтобы только не молчать и не рисовать в голове сцены с рейтингом «восемнадцать плюс».
    - Как сам считаешь, ты полностью восстановился? Хорошо себя чувствуешь? – спросила Энжел, завершая медицинско-техническую тематику их разговора.
    - Да. Ты даже не представляешь насколько. Не только физически. Обычно, когда я гружусь из-за «немоты» мне и жить не хочется, но сейчас я словно сбросил с себя эту ношу. Я еще не все осознал, но мне уже легче. Не знаю, может здесь воздух такой, в этой капсуле, или просто потому что ты рядом. Мне очень спокойно, я почти не замечаю, что закрыт в этой… штуке, - он сглотнул, отгоняя непрошенные сравнения с гробом. Прошлое все равно на него давило, но не так сильно как он ожидал.
    - Мне на самом деле спокойно, хорошо, - продолжил Рик, - я очистился от всего, что меня мучило. Не думал, что смогу все это облечь в слова, рассказать кому-либо, это не самые приятные вещи. Я привык думать, что я монстр, но назвать так себя вслух…Тем более ты всегда говорила, что для тебя это не имеет значения. Я боялся, что если скажу это, озвучу – ты увидишь то, что не замечала. Понимаешь? Наверное, капсула помогла мне, её атмосфера спокойствия, ощущение, что все хорошо и все будет хорошо, несмотря на то, что мы здесь закрыты… Есть здесь что-то… Знаешь, там, в шахтах, у рабочих было одно местечко, про которое мало кто знал. Мы называли это место «Комната Отдыха». Добраться до неё всегда было сложно, но когда становилось совсем худо – мы лезли туда. И плевать, что пару часов надо было рисковать жизнью, ползком пробираясь по карнизу над бездной, а потом подниматься вверх по расщелине обдирая спину и колени. Все это уже не имело значения, когда попадал в «Комнату Отдыха»…
    - Там также красиво как в «Королевской Зале»?

    [​IMG]

    - Нет… нет… Совсем не то! Похожи они только тем, что у «Комнаты» тоже с одной стороны обрыв, как и у «Залы», дна не видать, да и свода тоже. «Комната отдыха» – это небольшая площадка на краю пропасти. Комната без окон и потолка и выход из неё ведет к расщелине, которая, как мне кажется, рассекает всю скалу от верхнего плато и до глубин каньона. А может и ниже.
    - Это где, какая расщелина?
    - Она есть у тебя на картах. Не там, где основные тоннели, а с другой стороны от шахтовых лифтов. Майк называл её «Малый клин».

    - И как ты туда попадал?
    - Я на четвертом уровне работал, оттуда самый удобный путь, но, знаю, что и с третьего можно было добраться и с пятого. Тоннели рано или поздно упирались в этот разлом, он по всей скале идет. И по разлому можно подняться к «Комнате отдыха»… Там нет таких красот, как в Зале, но там свежий воздух, там не давят стены. Свод так высоко, что его не видно, точнее, я не уверен, что он там вообще есть. Говорили, что пещера поднимается к самой поверхности, и если долго смотреть вверх – видно небо и звезды. Я смотрел, но не уверен это именно небо, может это скальные породы бликуют в свете фонаря, может еще что. В сезон дождей её заливает, капает сверху, словно на самом деле дождь идет, а ручеек, что и в засуху течет по стене - превращается в настоящий водопад. Там… Там очень спокойно, там воздух холодный, чистый и какой-то звонкий. Эхо – живое, и такое странное, что с ним хочется разговаривать. Необычное место. Те же камни вокруг, та же темнота, звук капели… но… Придешь туда вымотанный, и достаточно просто лечь на землю, выпить воды из горного ручейка – и сразу легче становится. Словно все уходит на второй план, и боль, и беды, и настроение плохое… Словно всё хорошо… и всё будет хорошо… как сейчас, рядом с тобой. У меня такое чувство, как будто я там оказался, и лежу не в закрытой капсуле, а на камнях, в абсолютной темноте, а надо мной уходящие в бесконечность стены, и где-то там, в вышине мерцают звезды. Там… хорошо. Это самое подходящее слово.
    Он вдруг заметил, что Энжел затихла, рука, все это время легонько поглаживающая его волосы, замерла.
    - Энжи? – Энрике развернулся к ней, взглянул в лицо и даже немного напрягся. Она смотрела на него широко распахнутыми глазами и улыбалась. В улыбке чувствовалась толика неуверенности, но радость… Радость плескалась в её глазах, сверкала отраженной синевой, блестела едва уловимой влагой.
    - Энжи… - снова непонимающе повторил он.
    - Боже мой! Святые Врата! Энрике! – она так крепко обняла его, что Рик почувствовал себя слегка придушенным хот-догом в руках оголодавшего любителя фастфуда.
    - Энрике! Черт возьми, Энрике! Не может быть!
    В следующий миг раздался сигнал, заглушивший её счастливый смех, в недрах биокапсулы загудел сервопривод и крышка поднялась.
    Заточение в биокамере окончилось.
    Энжи отпустила его, отодвинулась, глядя на Энрике странным сверкающим и смеющимся взглядом, неожиданно поцеловала прямо в губы, как пружинка развернулась и буквально вынырнула из биокамеры, потянув его за собой. Рик спустил ноги на пол и сел на краю капсулы. Она стояла перед ним, прижав руки к груди, похожая на маленькую девочку, подпрыгивающую на месте от нетерпения и бурлящей в ней энергии.

    [​IMG]

    - Энжи?…
    Наверное, в его голосе было столько растерянности, что она снова засмеялась, запрокинув голову.
    Хлопнула дверь и у ширмы возник Ноэль, глядя на хохочущую Энж с таким же как у Энрике непониманием. В руках он держал махровый халат.
    Энжел обернулась на вошедшего и протянула руку. Грасс шагнул вперед и передал ей одежду. Крутанувшись на месте и взмахнув белыми крыльями рукавов, Энжел накинула на себя халатик и затянула пояс.
    - Я не сошла с ума! - возразила она повисшему в комнате невысказанному подозрению.
    Ноэль хмыкнул.
    - Мы нашли его! Энрике! Ноэль! Мы нашли ксилл!
    - Что? – Ноэль и Рик выпалили это одновременно.
    - И где мы его нашли, под кожухом биокапсулы? – на лице Грасса появилось выражение, с каким доктора выслушивают бредни душевнобольных пациентов.

    [​IMG]

    - Мы нашли ксилл! - отчеканила Энжи пытаясь быть серьезной, но снова засмеялась не удержавшись. – Энрике, эта «Комната Отдыха», то, что ты там чувствовал… Это и есть излучение ксилла! Ты сравнил это с биокамерой, сказал, что похоже по ощущениям здесь и там. Ксиллгель! Ксилл! Ты почувствовал его «вкус» и вспомнил! Я знала! Я знала! Я знала!
    Энрике поднялся и встал возле биокапсулы, ошарашенный не меньше Ноэля. Энжел тут же прыгнула ему на шею, обнимая и смеясь. Поймала за руку и закружила Энрике на крошечном пятачке свободного пространства медкабинета. Остановило её только сердитое шиканье Грасса, когда Рик и Энж едва не снесли каталку с лекарствами.
    - Теоретическое обнаружение ксилла еще не повод громить мне кабинет!
    «Это всё. Мы нашли его?»
    Энрике растерялся. Он совсем не думал, что это будет так. Так просто.
    - Рик, ты не рад? – тонкие пальчики гладили щеку, сияющее голубое небо смотрело на него из-под густых ресниц.
    - Ты думаешь ксилл там?
    - Что за «Комната отдыха»? - в глазах Ноэля уже плясали строчки диагноза для Энжел, еще немного и он заверит их врачебной печатью.
    - Ксилл может быть только там! Ноэль, Рик мне рассказал про место, где шахтеры отдыхали, восстанавливали силы, где им было «хо-ро-шо». Они шли туда чтобы избавиться от усталости, "зарядить ману" - и помогало, ксилл помогал! Ксилл – это усилитель по своей сути. Если человеку плохо, но он хочет отдохнуть, прийти в норму, выздороветь - ксилл активирует резервы организма, излечивает от всех болезней, восстанавливает равновесие. Душевное и физическое. Человек чувствует воздействие ксилла как некую эйфорию. «Мне хорошо» - это самое точное описание влияния ксилл-излучения на человека, который настроен на улучшения. Поэтому и тебя в биокамере нельзя было оставлять в состоянии панического ужаса. Иначе воздействие могло отрицательно отразиться на всем организме. Нужно было вывести тебя из стресса как можно быстрее. Если настроение негативное – то ксилл и ухудшить может. Он и лечит и калечит… Наверняка там, в «Комнате отдыха», были случаи самоубийств…
    Энрике обдумал её слова.
    Его немного задела «правда» Энжи: «Значит, она легла с ним в биокамеру чтобы «вывести из стресса?» Нет. Не только из-за этого».
    Он постарался не подать виду, что её слова царапнули душу острыми коготками.
    - Возможно. Я не уверен, говорили, что кто-то сорвался на пути туда или обратно, или в темноте срывался с краю по неосторожности. В шахтах люди исчезали бесследно. Но это могло быть и то, о чем ты говоришь.
    - Вот-вот! А те, кто приходил туда за помощью – эту помощь получали! Где-то там выше в этой пещере - выход жилы ксилла, большой жилы, я уверена. Если все вы ощущали его излучение. Я говорила, что приборами оно не регистрируется, но организм чувствует. А ты побывал в биокамере – и вспомнил. Парень, что нашел ксилл, Деверо, мог бывать в «Комнате Отдыха»? Он мог найти отколовшийся кусочек там.
    - Мог. Он не говорил об этом, но он о ней знал. Это точно. И с третьего уровня туда можно было добраться.
    -Ты знаешь путь? Это далеко?
    - Я могу провести тебя туда с «четвертого». Я поднимался оттуда. Часа два-три ползком по шкуродерням - и мы на месте. Насколько я помню карту – разрушений в той стороне немного.

    [​IMG]

    - Тогда собирайся и пойдем, проверим!
    - Энжи! Парень едва выкарабкался с того света, а ты хочешь его в шахты тащить! – возмутился Ноэль.
    - Я в порядке, - слова вылетели автоматически.
    Энжи и док переглянулись и рассмеялись.
    - Кто бы сомневался, тебе, Рик, стоит отдохнуть пару дней и только потом лезть в эти жуткие норы. Энжел, когда рядом пахнет ксиллом, совесть у тебя куда-то испаряется, так нельзя. Ему нужен отдых.
    - Он в порядке, Грасс. Я тоже медик и вижу, что биокамера и ксиллгель его восстановили на сто процентов. Если бы я сомневалась, то не предложила бы идти туда прямо сейчас. Зачем время тянуть. Майкл где, он мне нужен.
    - Майк уехал в космопорт, пришло новое сейсмооборудование. Должен вернуться часов через пять-шесть.
    - Окей, мы сейчас пойдем налегке, вдвоем с Энрике, берем только сканер, датчики, анализаторы и навигатор. Скажи Майку, как приедет пусть отправляется к шахтам возьмет с собой троих наших в полном снаряжении. Парням Грея ничего не говорить,а лучше услать их куда-нибудь с несложным заданием. Майку тоже про ксилл ни слова. Мы встретимся с ним на первом уровне, на старом складе, я ему все сама объясню. И пускай захватит робота, думаю, нужен летающий, серии «МИГ», и чтобы навесил на него прибамбасов по-максимуму. Ноэль, отвезешь нас к командному бункеру? Для Рика здесь есть одежда?
    Молчаливый кивок Ноэля на кушетку со стопкой одежды.
    - Отлично! Энрике, надевай пока то что имеется, заедем на склад, подберем там все нужно для рейда. Микки где? Грасс, свяжись с ним, пусть бежит в бункер и ждет нас там, у нас всего полчаса на сборы…
    От мурлычущей на ушко кошечки не осталось и следа. Белый пушистый халатик и растрепанная белокурая копна не мешала ей выглядеть командиром, приказы которого исполняются незамедлительно.
    Через пару минут они уже сидели в машине Ноэля и неслись к складам.
    Но внутри Энрике все еще чувствовал растерянность.
    Они нашли ксилл?
    Она так уверена, что он там, в «Комнате Отдыха»…
    А Рик...
    Рик продолжал сомневаться, прощаясь с Микки на парковке после краткой, но радостной встречи, продолжал сомневаться, когда они с Энж, упакованные по последней рейнджерской моде, спустились на четвертый уровень, когда шли по тоннелям к едва заметной трещине в одном из коридоров, когда пробирались по необозначенному на картах шкуродеру к огромной расщелине, «Малому клину». Когда лезли по его тропам вверх как заядлые альпинисты, а внизу плескалась жадная черная бездна. Вверх и вперед к невидимой точке, куда вела Энрике его память и внутренний компас. Там, теоретически, между четвертым и третьим уровнем, и находился вход в «Комнату».
    Он лез и боялся, боялся войти туда, и почувствовать разочарование.
    Отчаянная уверенность Энжел его не вдохновила, он боялся.
    Боялся найти ксилл.
    Боялся потерять ненайденное.
    Боялся разочаровать Энжел, словно это он пообещал показать ей небо в алмазах, и Энжи, поверив ему, с нетерпением ждет ночи.
    И что ему делать, если в полночь эти самые алмазы не засверкают на темном небосклоне?


    [​IMG]
     
    MantiCore, NiceVi, IMHO и 23 другим нравится это.
  11. Vainona
    Vainona

    абарзец


    Старший администратор
    Сообщения:
    5.789
    Дата: 29 авг 2014 | Сообщение #50
    [​IMG]

    Они нашли ксилл, зря Энрике сомневался, Энжи чувствовала его всеми порами своего тела. Она лишь несколько часов назад лежала в биокамере, и организм не забыл, мгновенно отреагировав на невидимое излучение.
    Эйфория!
    Эйфорией был пропитан холодный темный воздух в «Комнате Отдыха». Не чувствовалось ни малейшего дуновения ветерка, но воздух казался свежим и чистым, как высоко в горах. Свод пещеры не был виден даже в свете лучей мощных фонарей: только уходящие ввысь стены. Тьма была вверху, тьма была внизу.
    Расщелина, по которой они пробрались комнату, казалась бесконечной, словно кто-то проткнул земную твердь острым ножом.
    Они лезли вверх в узкой части этого «ножевого следа», упираясь спиной в одну стену, а ногами в другую. Потом расщелина стала шире, но растрескавшаяся стена позволяла без труда находить опору рукам и ногам. Энжел отмечала маршрут, занося его в карты, размещая фонари освещения, страховочные крюки и датчики на пути их следования.
    Древнейшая жажда гнала её вперед. Азарт охотника. Это была самая настоящая погоня, и она надеялась, что на финише она получит свой приз. Ксилл не мог убежать, он тысячи лет ждал своего часа, он мог бы потерпеть еще неделю или две, но она не могла…
    Промедление было выше её сил. Энжел поверила, поверила мгновенно, чутье сработало, как только Энрике заговорил о том, что он чувствовал в этой пещере.
    Ксилл там! Но она должна убедиться что не ошиблась как можно быстрее.
    Рик был привычно молчалив почти весь путь до цели. Сосредоточен, предупредителен и успевал подать руку и подставить плечо даже там, где Энж обычно справлялась быстрее его. Она почти не замечала этого, гонимая пиратским инстинктом поиска сокровищ. Энрике шел первым, но Энжи дышала ему в спину, наступала на пятки, подгоняла каждым жестом и не сказанным словом. И он тоже невольно ускорился.

    [​IMG]

    ***
    Когда Рик сделал шаг вперед по узкому карнизу и вдруг исчез из поля зрения, она едва не закричала от неожиданности, но в следующий момент из темноты в полуметре от неё возникло его лицо и сильные руки втянули её в пещеру. Арка входа, черная дыра в беспроглядной тьме окружающего подземного мира, венчала короткий тоннель полутора метров шириной. Высокий мужчина вполне мог коснуться здесь потолка руками.
    Сделав по проходу пару шагов, они оказались в гроте. Свод резко ушел вверх и затерялся в бесконечности ночи.
    Довольно большая пещера была похожа на звезду с шестью неровными лучами. Самый широкий и короткий луч вел к расщелине, по которой они только что пробрались сюда. В дальнем от входа «луче» по стене стекал довольно шустрый ручеек, шумно пенился в небольшой купели и исчезал в узкой трещине у самого пола, утекая в неизвестность.
    Рик помог Энжи снять ставший неподъемно-тяжелым рюкзак, отстегнул страховочную амуницию. Пока он проделывал то же самое со своей экипировкой, она стянула перчатки и расстегнула ворот комбинезона чуть не до пояса, с наслаждением вдыхая холодный воздух.
    «Это здесь! Он здесь!» - Энжел хотелось кричать и прыгать, но она лишь молча шарила фонарем по стенам и черной бесконечности над головой. Нарушить эту журчащую тишину, мерцающую столбами фонарного света темноту, казалось кощунством. Богохульством. Осквернением святыни.
    Такая атмосфера может быть в храме Божием, святилище древних, в поднебесном дворце владыки мира или глубочайшей подземной пещере, тысячелетия хранившей в себе несметные сокровища.
    Здесь, в чреве самой планеты, как в храме, остро чувствовалась близость к небесам.
    Темным небесам этого мира.
    Где-то там вверху – каменное небо этой пещеры. Черное, холодное и бесконечно далекое, непостижимое как первородный мрак. Но у этой тьмы есть сердце, в котором течет изумрудно-голубая река кристаллов. Кровь этого мира. Его богатство. Его погибель.

    Они нашли шкатулку Пандоры.

    ***
    Подошедший сзади Энрике обнял её за плечи и прижал к груди.
    - Он здесь! - его шепот разрушил наваждение, окутавшее Энжел.

    [​IMG]

    Рик задрал голову, пытаясь разглядеть невидимый ксилл. Луч его фонаря блуждал по стенам и исчезал во тьме.
    Энжел откинула голову ему на плечо и облегченно вздохнула. Лихорадка погони исчезла, оставив спокойную стопроцентную уверенность.
    Они нашли ксилл!
    Не хотелось думать о том, что им еще надо его достать и вывезти с планеты. Это все потом.
    Замереть и остаться в этом «здесь и сейчас», беспечном и счастливом от осознания того, что они наконец-то нашли!
    Время застыло вместе с ними. Энжи и Рик все стояли и смотрели в … небо?
    Энжи не могла подобрать слово, обозначающее этот недостижимый и невидимый свод.
    Темнота. Тишина. Их прерывистое дыхание и два столба света, силящиеся проткнуть Абсолютный Мрак.
    - Что будем делать? – вопрос прозвучал так буднично, словно Энрике интересовался на какой фильм им пойти сегодня вечером.
    - А что ты делал, когда приходил сюда? – задала она встречный вопрос.
    - Смотрел на звезды, - в голосе чувствовалась улыбка, - хочешь, покажу?
    Не дожидаясь ответа, он потянул ее в один из «лучей». Дойдя до стены, он неожиданно сел на пол, положил фонарь на землю, а затем повалился на спину, раскинув руки.
    - Иди сюда, ложись.
    - На камни? – слегка удивилась Энжи, но все же легла и пристроилась у него «под крылом».
    Энрике привлек её к себе, обняв за плечи. Потянулся к фонарю и свет погас.
    - Тсссс! Смотри вверх внимательно, расслабься и ни о чем не думай.
    Замер, она даже дыхание его перестала ощущать.
    Энжел немножко пошуршала, устраиваясь поудобнее, и тоже затихла.

    [​IMG]

    В первый момент ей показалось, что тишина и темнота навалились на неё тяжелым ватным одеялом, мешая двигаться, мешая дышать, забив глаза, уши и нос чем-то густым и липким. Она попыталась расслабиться и успокоиться, откинув отрицательные эмоции. Спокойнее. Дыши медленнее. Вдох. Выдох. Вдох-выдох.
    Чем ровнее она дышала, тем светлее становилось в пещере. Глаза привыкли к темноте, и ночь отступила. Тьма осталась, но наполнилась бликами. Тишина не исчезла, она зазвенела тихими нотами текущей воды, гулкими ударами одиноких капель, пролетевших миллиарды километров сквозь бездну, чтобы разбиться на тысячи частиц то ли в сантиметре от её головы, то ли в дальнем углу грота. Эхо превращало одну каплю в сотню и словно дразнило её слух, предлагая угадать, на самом деле это капель, или отраженный отзвук лишь одной упавшей капельки.
    А затем в темном небе над ними зажглись звезды.
    Она так и не поняла что это было на самом деле. Звезды? Блики на камнях? Какие-то подземные фосфоресцирующие микроорганизмы? Ксилл? Или просто обман зрения.
    Энжел не знала, может ли ксилл сверкать. Она пересмотрела все видео о добыче ксилла на Шугарайе. Больше всего этот минерал походил на потрескавшееся мутное зеленовато-голубое стекло, побывавшее во власти волн и времени сотни лет. Камень Грея не был похож на то, что она видела. Он был прозрачным, почти настоящим сверкающим кристаллом, не изумрудом, конечно, но стоящим того, чтобы на него обратили внимание, подняли из дорожной пыли, повертели в пальцах и небрежно сунули в карман.
    Наверное, Деверо поэтому и подобрал этот обломок, камешек-стекляшку, и не сразу почувствовал его силу. Кент Келен, заполучив кристалл, сделал из него украшение-талисман. Талисман, спасший его сына и любимую женщину, вырвав их из лап смерти. Но он тоже так и не понял, обладателем какого чуда стал.
    Энжел все смотрела в мерцающую голубоватыми бликами темноту над ними.
    Ксилл ли это? Ей хотелось в это верить. Или это звезды?
    Энрике шевельнулся:
    - Ты видишь? Искры?
    - Да! – ответила Энжел шепотом. - Я не знаю, что это, даже не представляю…
    - Это может быть ксилл?
    Она села. Прогнулась, демонстрируя кошачью грацию и гибкость, повела плечами, словно лежала на камнях невыносимо долго. Тело отозвалось упругой волной, словно расправило крылья, готовясь к полету. Каждая мышца требовала действий, наполненная энергетикой этого места.
    - А вот это мы и постараемся узнать!
    Зажегся фонарь в руке Рика и искрящееся волшебство над их головами исчезло.

    [​IMG]

    Энрике легко поднялся, принес сумки, небрежно сброшенные в центре пещеры, и вытряхнул их содержимое на землю.
    Энжел мгновенно включилась в работу.
    Они кружили по пещере, замеряя датчиками всё что возможно, брали пробы воды из ручейка, влаги со стен, пыли из трещин в скальных породах. Сканировали пол и стены. И высматривали… Высматривали, не блеснет ли где в свете фонаря голубой камешек.
    Увы...
    - В трещинах, забитых пылью, присутствуют микроскопические частицы ксилла. Судя по показателям, пол пещеры не так давно был весь залит водой.
    - В сезон дождей её иногда затапливало. Не часто, но бывало, - подтвердил её предположения Энрике. - Недавние ливни были очень сильными по меркам Байлы. Могло залить здесь всё.
    - Если камешки сюда и падают с «неба» – то вода их смывает вниз, иначе за все время существования этой пещеры пол бы покрылся слоем ксилла, как пылью или песком… А я надеялась, что найду здесь хоть один кристаллик…
    - Думала, это так легко? Теперь нам предстоит лезть за ксиллом по стенам на самый верх? – Энрике старательно выцарапывал пыль из глубокой трещины в полу и ссыпал её в емкость анализатора.
    - Придется. Ксилл где-то там. Приборы путаются в показаниях высоты, сканер пока рисует что-то не очень понятное. Высота здесь – ахренеть! Ясно одно - свод неровный и представляет собой десятки трещин, уходящих вверх и в стороны, возможно там – новая система природных тоннелей. Может быть, некоторые трещины и до поверхности доходят. Над нами, если правильно понимаю, горная гряда «Острозубая», скалы, пропасти, разломы, название себя оправдывает, левее - озеро Рейни. В общем, сверху тоже добраться нелегко. Как сюда оборудование затащить я пока слабо представляю. Но сначала – разведка. Майкл привезет робота – попробуем поднять его как можно выше и осмотреть свод. Сканер предварительно нарисовал какие-то кривые печные трубы, дистанция слишком большая, есть погрешность. Надо перенести инфу в комп и построить 3D-модель. Судя по всему, свод достаточно прочный, раз землетрясения здесь не нанесли ощутимого урона. Как ты смотришь на то, чтобы вернуться, встретить Майка с парнями и потом привести их сюда?
    - Я могу один отвести их, а ты поедешь на базу с образцами.
    - Мы вернемся вместе. Информацию может кто-нибудь из ребят переправить Даррену. Сейчас основная работа здесь, и здесь мое место. Мне только тебя напрягать неудобно. Ноэль прав, досталось тебе неслабо…
    - За меня не беспокойся, я справлюсь! – перебил её Рик. – Идем, поднимемся на первый уровень, встретим Майкла...
    И они вернулись тем же путем. Получилось даже чуть быстрее – трос, что они закрепили по пути следования, здорово упростил задачу, Рик даже позавидовал, что у шахтеров в свое время этого не было, и спуск всегда был значительно опаснее подъема. Только ползти по шкуродеру на четвертом уровне, таща за собой вечно цепляющиеся за что-то рюкзаки, оказалось ничуть не легче, и Энжел загорелась желанием пробить тоннель к разлому. Она опять торопилась и была на удивление неосторожна, бесконечно стукаясь об камни и ругаясь сквозь зубы. Не разбить голову, и не ободрать локти и колени ей помогла лишь экипировка и предупреждения Рика: "Осторожнее. Пригнись. Выступ слева. Справа острые камни!" Выползла из норы и продралась через узкую щель в центральный тоннель она уже достаточно злая. Но стоило Энрике взять её за руку в ожидании неторопливого лифта, как она мгновенно успокоилась и разулыбалась неизвестно чему.
    Энрике тоже заметил эту перемену в ней, и его молчаливость сменило оживление. Майкл еще не приехал и им ничего не оставалось как развлекать друг друга разговорами о работе.
    Кабинка лифта наконец-то добралась до их уровня и раскрыла свой жадный зев в ожидании пассажиров.
    - Подождем Майка на первом, на старом складе, не хочу подниматься на поверхность, там могут быть парни Грея.
    Энрике кивнул и, войдя следом за ней в лифт, одарил Энж таким взглядом, что у неё едва не подогнулись колени.
    «Позволь мне только выбраться отсюда», - именно это он сказал ей в биокамере.
    Лев вырвался из клетки на волю, и она вдруг предстала в роли беззащитной овечкой рядом с хищником.
    Энжел прижалась спиной к стенке лифта, не зная, что ей делать: продолжать смотреть ему в лицо, прямо в пожирающие её глаза или опустить взгляд в пол. Вызов или покорность?
    Лифт дернулся, ускоряясь, и Энжел невольно вздрогнула.

    Странное влияние оказывает кабинка лифта на влюбленных. Её движение словно включает механизм взаимного притяжения. Дыхание учащается, сердце изменяет привычному ритму и начинает бешено колотиться в грудной клетке, температура возрастает до критических величин. То, что называется разумом, отказывает, не выдержав перегрева.
    Движение кабинки вверх было медленным, и так же медленно Энрике шел к ней.
    Его взгляд действовал на Энжел гипнотически. Шаг. Еще. Энжи казалось, что их разделяет не менее сотни метров и мужчина слишком медленно идет к ней. Слишком неторопливо. Он должен бежать, бежать, на ходу срывая с себя одежду, так, чтобы пуговицы летели в разные стороны разноцветными кометами под треск разрывающейся материи.
    А он медлит.
    Специально? Чтобы она сама бросилась ему на шею? Она сделает это с удовольствием!
    Но Энрике оказался рядом так неожиданно быстро, что Энжи ахнула, почувствовав, как его бедра прижали её к дрожащей стенке лифта.
    Или это она сама дрожит?
    Рик поймал её запястья, припечатал их к прохладному металлу панелей. Его пальцы скользили по ладони, рисуя неведомые кабалистические знаки, двинулись вверх, поднялись по предплечьям, словно обнажая воспаленную желанием кожу от брони рейнджерской амуниции. Чуть сжали плечи, прочертили волну дрожи по горлу к подбородку, заставляя её поднять лицо навстречу его губам. Другая ладонь легла на поясницу, изгибая её тело словно лозу. Руки тянули Энжел, звали, манили, она сама рвалась к нему, но бедро, прижавшее её к стенке лифта, не позволяло даже пошевелиться.

    [​IMG]

    Губы коснулись её губ лишь на секунду, словно ожидая выброса статического электричества, обжигая жаром дыхания, глаза затянули в свой темный омут, лишая мир последних признаков реальности.
    Атмосфера кабинки наливалась опьяняющим предчувствием.
    - Я больше не хочу терять ни минуты. Не хочу ждать. Я люблю тебя, Энжи.
    Последние слова он произнес её губами, её срывающимся дыханием, завладев её языком и её телом.

    Энрике не был неопытным юношей.
    Мужчина, умеющий целовать, знающий цену этим ласкам, понимающий, что и как надо делать, чтобы доставить удовольствие женщине и получить немалую дозу самому, но срывающийся в безумную жажду юности, захлебывающейся от страсти, задыхающейся и кусающей губы в кровь. Эта слетающая с катушек мужская алчность сводила Энжел с ума. Она не могла оторваться от него, отпустить Энрике даже на секунду. Их дыхание смешалось, языки плели замысловатые бесконечные узоры. Его губы были всюду: касались подрагивающих ресниц, пили непрошеную влагу из уголка глаза, бежали шаловливой дорожкой по шее к мочке уха, скользили по скуле к подбородку, врывались в её жаждущий рот жарким огнем страсти. Она почти задыхалась, запрокинув голову, Энрике удерживал её за стянутые в хвост волосы, и легонько тянул вниз. С её губ срывались то ли стоны, то ли вздохи, то ли признания, и тонули в его сбивчивом дыхании. Холодном, как морской бриз и жарком, как марево над углями.
    Пушечным выстрелом прогремел над ухом мелодичный звонок.
    Лифт дрогнул и остановился на первом уровне. Открылись двери. Энрике отпустил её волосы, и она смогла выдохнуть. И открыть глаза.
    За территорией освещенной кабинки тускло мигала одинокая лампа.
    Его губы мягко вернули Энж в другую реальность.
    - Я люблю тебя! – прошептал он, поднимая Энжи в воздух. Ноги потеряли опору, но лишь на секунду, она тут же обхватила его бедра и поясницу. Теперь Энжел запустила пальчики в шевелюру Рика, оттягивая волосы назад и поднимая лицо к своим жаждущим губам.
    Теперь целовала она, а Рик словно отступал под натиском её поцелуев к раскрытым дверям лифта.
    Споткнулся. Это их рюкзаки и амуниция, брошенные у выхода, догадалась Энжел. Рик вытолкнул их ногой из кабинки, вышел сам, и понес Энжи в сторону склада.
    До дверей заброшенного складского помещения они добирались целую вечность, потерявшись в другой реальности, ослепшие от поцелуев и дезориентированные в пространстве и времени.
    Им пришлось отвлечься от приятного занятия, и в две руки обшаривать стену склада в поисках щитка с выключателями.
    Нашли. Не желая яркой иллюминации, Энжел с Риком нажали лишь одну кнопку на длинной панели: в дальнем конце склада вспыхнул свет, а здесь, у входа, заставленного стеллажами и металлическими поддонами, темнота лишь наполнилась тенями.

    [​IMG]
    Решетчатая дверь сдвинулась в сторону, пропуская их в помещение.
    Их губы снова слились, заставив глаза закрыться, и парень слепо шагнул вглубь склада. Ему не нужно было держать Энжел, она обвилась вокруг него как лиана, обхватив ногами поясницу. Руки Энрике были свободны для того, чтобы касаться груди Энжи, там, где прочную кевларовую ткань пыталась прорвать маленькая упрямая «пуля». Каждый раз, как его палец обводил эту крошечную выпуклость, горячая волна прокатывалась по внутренностям Энжи, вырывая из её горла похожий на стон выдох. Энрике наступал, толкал ее своими поцелуями, шел вперед… Или она тянула его за собой? Иногда они натыкались на стену или шкаф и тогда менялись ролями, и Рик пятился, осторожно отступая, под градом её поцелуев. Они давно ничего не видели и потеряли ориентацию между стеллажей, шкафов и составленных в пирамиды банок, ящиков и коробок. И все более походили на слонов в посудной лавке. С грохотом рухнул один из стеллажей, на который спиной наткнулся «отступающий» Энрике. Звеня, покатились по полу какие-то пустые металлические банки. Потом Энжел задела локтем и снесла стойку с похожими на кастрюли емкостями. Цепная реакция опрокинула еще несколько не особо устойчивых колонн из банок. От грохота им заложило уши, но Энрике не отпустил Энжел, продолжая целовать припухшие от обоюдных стараний губы. Они кружили по разгромленному складу, с металлическим звоном из-под ног разлетались «кастрюльки», катились какие-то банки и трубки, рухнувшие стеллажи истекали остатками своей гремящей начинки.
    Где-то в глубине разума несмело шевелились опасения что «танцы» на разнесенном ими складе могут закончиться плачевно.
    Они упадут. Споткнутся и упадут.
    Упадут… Энжи мысленно улыбнулась…. И она больше не встанет, и не даст ему встать. Сорвет с Энрике кевларовый костюм, расстегнет молнии непослушными пальцами, а если надо и зубами поможет, но доберется до кожи, покрытой бронзовым загаром и пахнущей солнцем и ветром. О! Как ей хотелось коснуться его обнаженного тела. Сбросить с себя мешающую одежду и впитать его тепло всеми порами. Она чувствовала жар, исходящий от Рика, такой притягательный в прохладе пещер. Энрике – её персональное подземное солнце, такое же горячее, безумно магнетическое и жизненно необходимое. Мужчина, пахнущий солнцем. Её мужчина. Целующийся так страстно, словно это первый и последний раз в его жизни, целующийся так замечательно, словно он всю жизнь только этим и занимался. Представить его в постели Энжел откровенно боялась. Если он так целуется, то что её ждет ночью?

    [​IMG]

    Зачем она позвала Майкла? Какого черта она хочет снова лезть в эту ксилловую пещеру. Всё, что ей нужно – её солнечный мальчик, её подземный огненный бог.
    Боже, как ей хотелось вернуться с ним на базу и закрыться в своем трейлере примерно на год. Или больше…
    Из туманных мечтаний её вырвал негромкий звонок приехавшего на уровень лифта. На каком уровне интуиции она его услышала?
    Но Энрике тоже услышал. Его губы коснулись её еще раз и выпустили из своего плена.
    Энжел открыла глаза и завертела головой пытаясь сообразить, где они. Ослабила хватку, попыталась встать на пол, но покачнувшись, едва не упала, ноги отказывались держать. Энрике аккуратно придержал её и снова притянул к себе.
    - Я люблю тебя, - сказал он прямо в приоткрытые губы Энжи и поцеловал, коротко и сладко.
    - Я люблю тебя! – отозвалась Энжи, прикусывая его нижнюю губу.
    До них уже отчетливо доносились голоса.
    Энрике улыбнулся, и сплел пальцы в замок.
    За углом, у лифта, громко чертыхался Майкл, споткнувшийся об их разбросанные рюкзаки.
    - Энжи, ты где?
    Рик еще раз мягко коснулся её губ, поправил выбившийся белокурый локон, пригладил пятерней взлохмаченные пальчиками Энжел пряди и, распинывая засыпавший пол металлолом, повел её к выходу со склада. Когда в обход стеллажных развалин, гремя и ругаясь на мешающийся под ногами металл, они добрались до дверного проема там уже стоял Майкл с ребятами, опасливо заглядывая внутрь. Глаза у всех были по пятаку.
    Увидев Энжи и Рика, Майкл даже присвистнул.

    [​IMG]

    - Ээээ… это вы тут все разнесли? – носком ботинка он катал по полу короткую ржавую металлическую трубу.
    - Случайно, - сказал Рик абсолютно спокойно, а рука чуть крепче сжала ладонь Энжел.
    - Случайно?! – челюсть Майка отвисла в изумлении. - Случайно? Как можно разгромить эту древнюю металлобазу случайно? Целенаправленный взрыв в пару килограмм тротила не нанесет такого ущерба!
    - Тебе жалко эту ржавь, господин шахтовладелец? – усмехнулась Энжел.
    - Да ну вас! – фыркнул Майк. - Превратили вполне приличный склад в груду металлолома, там, между прочим, были вполне пригодные для работы трубы.
    - Да не разбились твои трубы, железные они.
    - Ты их выкапывать из-под гор мусора будешь?
    - Тебе нужны трубы? – вопросом на вопрос ответила Энж и не преминула съехидничать. - После тебя не меньший погром остается, вспомни мой медкабинет!
    - Э! Хватит кусаться! Ты зачем нас во всей этой амуниции сюда вызвала? И сама как елочка на новый год нарядилась? – встрял Леон.
    - Действительно, какого лешего я здесь? Ты еще и «роболет» прихватить велела. Я гостя в космопорту бросил, помчался сюда со всех ног!
    - Какого гостя?! - ахнула Энж.
    - А вот не скажу! – встал в позу Майк. - Сюрприз!


    [​IMG]

    - Сюрпризов нам мало, - нахмурилась Энжел. - Ты кого привез? Кому ты сказал, что мы на Байле? Майки, кто прилетел? Это ты на свой день рождения гостей вызвал?
    - Гостя! Одного! Не беспокойся, это свой, еще спасибо мне скажешь! И человечку этому за помощь, за то, что груз в пути сопровождал и здесь с нами работать будет. Нужный человек! Ну и на днюхе моей погуляем.
    Энжел скептически покачала головой.
    - Ты сказал «человечку» что мы ксилл ищем?
    - Разумеется.
    Энжел только вздохнула.
    - Вычтешь гонорар гостю из моей доли, я поделюсь, не жадный, - благородно приосанился Майкл. Парни за его спиной рассмеялись.
    - Так и не скажешь, кто прилетел? - любопытство всё больше одолевало Энжел.
    - Нет! И прошу не строить из себя Холмса, а потерпеть, увидишь в клубе на днюхе. Я снял самый лучший клубный ресторан на Байле! В нашем распоряжении будет VIP-зал с персональным танцполом и два этажа в ближайшем отеле. Я собираюсь отметить «круговорот» на полную катушку. Мне, как-никак, девяносто лет! Ты, кстати, говорила, что не против поездки в столицу на пару дней.
    - Девяносто? - ахнул рядом с ней Рик.
    Энжел улыбнулась, глядя на его изумление.
    - Планета, на которой родился Майкл, вертится вокруг своего солнца как в зад ужаленная. Там бы он накрутил уже девяносто оборотов, а по вселенскому циклу – ему только двадцать восемь. Через несколько дней у Майкла дата – «круговорот» - совпадение вселенского и планетарного дня рождения. Вот он и вздумал покуражиться. Деду-уля! – усмехнулась Энж. – Но я не против, заодно и нашу находку обмоем.
    Пока Майк соображал что к чему, вперед шагнул Лео.
    - Ты нашла ксилл? – прищурился парень недоверчиво.
    - Мы нашли ксилл! – сцепленные в замок руки взметнулись вверх. Рик так и не выпустил её ладонь. Она искоса глянула на Энрике.
    Высокий черноволосый парень уверенно улыбался, подняв вместе с ней руку в торжествующем жесте.
    - Ты шутишь? – Майк все еще стоял, открыв рот.
    - Мы нашли ксилл! Бестолочь ты вселенская! Мы нашли ксилл! Я думала ты сразу въедешь, зачем я с такими предосторожностями тебя сюда заманила! А ты в своей днюхе по уши, аж нюх потерял! Мы нашли ксилл!
    На лице Майкла расцвела его фирменная широченная улыбка, свой искренней зубастостью обезоруживающая особей обоих полов, и без труда сбивающая негативный настрой собеседников в позитивное русло.
    - Ну вы монстры! Поделишься камушком?

    [​IMG]

    Майк развел руки в стороны и Энжи прыгнула к нему в объятья, выпустив ладонь Рика.
    Дальше началась настоящая куча-мала. Все друг друга хлопали по плечам, обнимались, смеялись. Энжи нацеловывал весь мужской состав экспедиции, Рика мяли так, что у него сбивалось дыхание. Последним отзвучал истерический смешок Майка и в наметившейся тишине Энжел наконец удалось рассказать как они нашли ксилл. Она умолчала лишь о том, что в капсуле вместе с Энрике была и она. После красочного описания шкуродеров и расщелин, через которые им придется лезть, все занялись делом. Перепаковали рюкзаки, и отправили собранные Энжел и Риком образцы вместе с Дином обратно на базу, с четкими инструкциями, а Майк, Леон и пришедшие с ними Егор и Кано, возглавляемые Энжи и Риком, отправились в «Комнату Отдыха».
    Огромное спасибо нашей волшебнице Severinke за помощь с переделкой костюмов под нужды команды рейнждеров :)
    Благодарю наших мастериц за замечательные мастерские и позы:
    Fierce, Ginara, Тайли, IMHO, Delightful и многих других.
     
    MantiCore, NiceVi, Мульти и 27 другим нравится это.
  12. Vainona
    Vainona

    абарзец


    Старший администратор
    Сообщения:
    5.789
    Дата: 2 окт 2014 | Сообщение #52
    [​IMG]

    Энжел не удалось избежать разговора с Майклом.
    Как она ни старалась спрятать припухшие губы, поджимая их, прикусывая и то и дело облизывая, как ни пыталась не смотреть на Рика через каждые пять минут и не тянуться к нему рукой как только он оказывался рядом - Майк это увидел. Он так резко тормознул, осознав перемену в Энжел, что шедший следом за ним Егор влетел ему в спину и едва не свалил на землю. Они как раз добрались до шкуродера, по которому им предстояло ползти. Егор что-то пошутил о размечтавшемся о подарках мальчонке, но Майк даже ухом не повел, проигнорировав язвительную тираду. Он цепко ухватил Энжи за локоть, останавливая её. Бровь изогнулась над прищуренным глазом, грозя взлететь под самые корни полыхающих багрянцем волос. Уголок губы старательно полз к уху, от чего лицо превратилось в какую-то странную однобокую маску.
    - Минуточку, Энж! Парни, вы идите, мы вас догоним, - махнул он рукой остановившимся у лаза ребятам, разворачивая её к себе.
    Энжел успела заметить тревожный взгляд Энрике, брошенный на них с Майком, прежде чем он нырнул в узкую нору.
    Она держала непринужденную улыбку, пока рейнджеры укрепляли фонари освещения в тоннеле и поочередно протискивались в щель шкуродера. Майкл молча сжимал ей локоть стальными пальцами, и Энжи опасалась, что даже кевларовая броня не защитит её от синяков.

    [​IMG]

    Когда последний ботинок исчез в темноте норы под чертыханья его владельца, Майк перестал сверлить её глазами, сверкающими таким суровым укором, что она, как минимум, должна бы мгновенно провалиться на пару уровней вниз.
    Его пальцы потянулись к подбородку Энжи, но она резко дернула головой, вытянула шею как гусыня и выпятила челюсть, надув нижнюю губу по-детски пухлым бантом. Рука так и не коснулась лица Энжел, замерев в паре дюймов от демонстративно вздернутого подбородка.
    - Я не понял… - произнес Майкл все с той же кривой улыбкой на лице.
    - Все ты понял! – Энжел постаралась избавить голос излишней наглости. Но глаза смотрели на парня с вызовом.
    Майк усилием воли проглотил рвущуюся с языка тираду. Отпустил локоть. Укоризненный взгляд папаши, застукавшего свою шестнадцатилетнюю дочь на сеновале с конюхом, снова впился ей в лицо.

    [​IMG]

    - Я надеялся, что у него хватит ума не крутить с тобой роман. Я же его предупреждал, чтобы он не лез к тебе…
    - Что? – возмущенно рявкнула Энжи. - Предупреждал?!
    Майк смотрел на неё как на неразумное дитя.
    - Да! Сказал, чтобы не забивал себе голову фантазиями, что ты сможешь когда-нибудь его полюбить. Не получится у него влюбить в себя такую как ты. Пожалеет, да поздно будет.
    - Такую, как я? Майк? Ты думаешь, что мне есть дело до его немоты или того что он раб?
    - Нет. Не в этом дело. Это-то как раз ему на руку играет: ты же «мать Тереза» - готова помогать всем обиженным и угнетенным. Это то, что тебя в нем заинтересовало, да? Такой экзотики у тебя не было? - голос Майкла звенел язвительными нотками.
    - Что ты городишь! – возмутилась Энжел.
    - Он же не такой как мы, признай, а для тебя всегда было важно, чтобы мужчина рядом с тобой был хоть в чем-то необычным. На простых ковбоев тебя почему-то не тянет.
    - Мне без разницы какой он!
    Майкл насмешливо фыркнул.

    [​IMG]

    - Я тебя знаю лучше всех, Энжи! И знаю, что твой интерес ненадолго. Я надеялся, что у тебя хватит ума не играть с Риком. Он хороший парень, а ты можешь его искалечить еще сильнее, чем Грей. Энрике не понимает, что за рыбку поймал! Ты ведь не сказала ему, кто ты, чем тебя Врата наделили? Ты не сказала про Дэйва?! Ты не сказала, что помчалась сюда, чтобы найти ксилл для него?! И что собираешься вернуть своего бывшего с помощью этого чудо-минерала? Не сказала?
    Энжел опустила глаза, чувствуя, как все в ней дрожит.
    - Ты же ему ничего не рассказал? – спросила она ровным тихим голосом. Паника почти оглушила её… Если Рик знает… Но… Почему ничего не спросил, даже не намекнул?
    - Не такой уж я козел, Энжи, чтобы твоими секретами торговать!
    - Что ты Энрике наговорил? Когда?

    [​IMG]


    - Давно, когда мы отдыхали в горах, бунгало в «Млечной Гавани» помнишь? Ты улетела и даже не простилась со мной. Я прискакал на парковку как лось, но увидел лишь бортовые огоньки «Скайвея» в небе. И «оленя», который с наивной улыбкой махал ручкой облакам. Ну… мы и поговорили. Ему я верю, в тебя влюбиться проще простого. Ресничками похлопала, помурлыкала, ручкой по щечке провела – и он твой. Черт знает, сколько времени у него женщин не было. Он же древний! Но это тебя как раз и не пугает… Привлекает, да? И это тоже его плюс?
    - Майк! - обиженно нахмурилась Энжел. - Ты еще меня «старушкой» назови, прекрасно знаешь, как я «люблю» такие шуточки…
    - Зачем он тебе? Я тебя так и не смог влюбить по настоящему, ему тоже не удастся… Как ни прискорбно, выбить Дэйва из твоей головы вряд ли кому под силу.
    - Майки! – она поймала его руку. - Майки! Такой ты дурачок! Ты же знаешь, что я тебя любила, люблю, и всегда буду любить! Не так как Дэйва, не так как Энрике, но ничуть не меньше, просто иначе. Ты самый близкий мой человечек!
    - Но не ближе Дэйва… - вставил парень.
    - Ближе. Потому что ты всегда рядом, - она улыбнулась, - ты мне нужен как воздух, ты мой лучший друг, мой любимый брат, но ты знаешь меня лучше, чем может знать брат или друг, знаешь меня и как женщину. Майки, я уже не представляю себя без тебя, ты – вторая моя половинка, а Дэйв - он моя одержимость. Моя привычка. Моё прошлое, которое меня не отпускает. Но теперь всё не так. Понимаешь… Энрике изменил меня. Я больше не мечтаю вернуться в прошлое, я хочу идти с ним в будущее.
    Майк хмыкнул, невесело и, как ей показалось, ревниво.

    [​IMG]

    - Тебе неприятно это? Прости, я хотела тебе рассказать… Но не знала как. Легко рассказывать о подружках и приятелях. О настоящем чувстве всегда говорить сложно. Он не просто очередное моё увлечение с целью забыться и дожить до нового дня. Ты остановил моё падение, избавил от отчаяния. Заставил жить снова. Твоя любовь залечила мои раны, но от вируса по имени Дэйв не избавила.
    Майк снова хмыкнул.
    - Я всегда к нему ревновал. И не смог смириться с тем, что ты продолжала любить бросившего тебя мужчину и мечтала вернуть его. Почему ты такая, Энжи? Я не верю, что ты изменилась. Дэйв поманит тебя пальчиком, и ты рванешь к своему мужу. Даже не бывшему! Ты придумывала тысячи причин, чтобы не расторгать этот брак. Даже когда мы были вместе.
    - Я любила тебя, Майк, не так как хотелось тебе, не так, как хотелось бы мне, как могла… Ты достоин большего, чем я могла дать тебе, прости. Ты сам со мной расстался.
    - Я не мог быть вечно вторым! – горечь прорвалась в голос парня. – Мне кажется, ты никого больше не сможешь полюбить по-настоящему. Ты сама сто раз это повторяла. Энрике пока готов на все что угодно, он слеп на оба уха, но он тоже не захочет быть вторым. Не один мужчина это не потерпит. Уйдет. Или ты его бросишь, когда наиграешься. Другом, как я, он стать не сможет. Он ревнивый эгоист. Это я еще в бунгало понял. Объяснил, что светит ему только на блюде с яблочком в зубах стол твой украсить. Съешь ты его, как и прочих. И ты та еще штучка, которую не удержать мускулистым торсом и симпатичной мордой, увлечь – сможет, удержать – нет. Нечем ему тебя удержать. Никто не смог этого сделать до него. Он как зыркнул – я думал, прожжет меня насквозь гляделками. Надеюсь, он не воображает, что он твой первый принц на белом коне?
    - Фу, как некрасиво! Выставил меня бездушной сердцеедкой, меняющей мужчин как перчатки! Ты знаешь, что после того как мы расстались, я так никого в свое сердце и не пустила. Я пыталась влюбиться, во мне просыпался интерес, желание, мне на самом деле нравились все те, кого ты презрительно называл «хахалями», но, увы, я быстро понимала, что ни одному из этих мужчин не могу довериться как тебе, ни с одним из них не хочу идти в будущее. В моем настоящем они меня устраивали, но в будущем я их не видела.
    - Вот я и боюсь, что будет как всегда. Мне Энрике жаль, как человек он мне нравится, отличный парень, не то что твой прошлый хахаль…
    - Ты всех моих ухажеров сначала жалел, помнится, а потом гонял.
    - Потому что ты сама от них отвязаться хотела! И в моих мужских обязанностях было избавить тебя от их присутствия. Мне бы не хотелось от Рика так же избавляться. Ему и так досталась доля нелегкая, он только оживать начал, а ты его добьешь! Хотя ожил он, похоже, благодаря тебе… - буркнул Майк себе под нос. – Что молчишь? Стыдно? И куда вы уже зашли? Судя по твоим надутым губкам - стадия поцелуев?
    Энжел смотрела на него и улыбалась.

    [​IMG]

    - Такой ты дууурень! Или хочешь дурнем казаться. Рик для меня не «очередной хахаль». Все изменилось.
    - Хотелось бы верить. Энжи, я боюсь, что ты на самом деле разучилась любить. Энрике не тот, кто сможет просто тебя забыть, ты спалишь его дотла. Лучше с Леграном играйся. Или с Греем. Укрощение этой змеюки пойдет на пользу общему делу… Да шучу я! - шарахнулся он в сторону от разгневанной Энжи. – Только не надо говорить, что блондинчика ты чисто случайно приворожила!
    - Любишь ты серьезные разговоры сводить к хохмам. Ненавижу тебя за это!
    Майк поймал её сжатые кулаки и прижал к своей груди, блокируя полушутливые попытки ударить.
    - Майки, только не мешай мне, пожалуйста. Не мешай мне и Рику. Я так боюсь потерять то, что между нами. Я ничего еще ему не сказала, я не знаю, как он отреагирует, сможет ли он принять меня, когда узнает. Не знаю, что ждет нас. Не знаю, кто он, откуда, где его близкие, я боюсь расспрашивать, потому что мне самой тогда придется рассказать всю правду о себе. Но придет время - и я расскажу. Расскажу, когда он станет свободным и независимым, от меня, от обстоятельств. Чтобы он мог уйти, если захочет… Или остаться со мной. Я люблю его, Майки. И я очень боюсь потерять его. Пожалуйста, не мешай нам!
    - Ну что ты! Я хочу, чтобы ты была счастлива и хочу, чтобы ты, наконец, избавилась от Дэйва в голове, каким бы замечательным мужиком он не был. Надеюсь, Рик не помешает нашей дружбе? Ты ведь знаешь, каким засранцем я могу быть, если посягают на святое!
    - Ты мой лучший друг, Майк! И это место никто не займет. Энрике… он другой, он не сможет остаться другом если мы расстанемся, он уйдет. Я тебя и твою дружбу ценю намного больше чем... – она попыталась подобрать слова, но Майк не дал ей договорить.
    - Как это ни удивительно, из нас друзья получились лучше, чем любовники. Еще я по-отцовски готов оберегать тебя от ошибок. А в этой ситуации я на стороне Энрике! – Майк сверкнул хитрым глазом. - Поэтому и пытался его отвадить. Но он молоток, не сдрейфил связаться с акулой. Не хочу, чтобы он стал твоей очередной «неудачной попыткой».
    - Майки, я очень хочу верить, что у нас с ним получится. Но… Все так зыбко. Он недоговаривает, я молчу. Еще Грей со своей больной ненавистью.
    - Вот его тебе и надо опасаться! Стоит вам с Риком явиться пред светлые господские очи – он сразу просечет фишку – вас слишком явно тянет друг к другу. Грейди тоже на тебя планы имеет. Может тебе его отвлечь?
    - Как?
    - Если ты его отталкивать будешь – он еще больше обозлится на Энрике. Он видит, что к парню ты относишься более чем хорошо, а если поймет, что ты Рика любишь – все, пипец котенку. Ты же умеешь мозги пудрить? Вот и возьми Грея в оборот. Пока «господин рабовладелец» будет думать, что интересен тебе, несмотря на его закидоны, несмотря на все его мелкие пакости в сторону Рика, он не станет серьезно вредить парню…
    - Серьезно вредить? Он едва его не убил! Или это недостаточно серьезно на твой взгляд?

    [​IMG]

    Майк пропустил её последние слова мимо ушей.
    - Если Грейди убедится, что Энрике тебе интересен больше, чем он, боюсь, что он может парня искалечить. Убить не убьет, но покалечит или изуродует запросто. Ты этого хочешь? И тебя прогнет, если ты действительно Энрике любишь. На что ты готова, чтобы спасти Рика?
    - На всё… - она печально склонила голову.
    Майк обнял Энжел, крепко прижав её к груди.
    - Не бойся, за Рика мы вместе воевать будем. Только будь осторожна. Удели Грею побольше внимания, и Леграну… Отвлеки их. Пусть между собой кусаются.
    - Я бы не хотела Леграна подставлять.
    - Этот хитрый жук выкрутится из любой ситуации... Я хочу его пригласить к себе на днюху.
    Энжи старательно захлопала ресничками, картинно надув губки.
    - А-а-а-а-а-а…
    - А-а-а… Энрике? - спросил за неё Майк
    - Да!
    - И Рика тоже…
    - Нельзя их вместе приглашать! Зачем ребят лбами сталкивать?
    - Я думаю, Леграна мы нейтрализуем, не беспокойся, он вам не помешает, заодно на нашу сторону перетянем. Ничего секретного он не узнает, зато Грейди щелкнем по носу. Легран поможет нам удалить его с ранчо на эти дни и Рика «выкрасть», я кое-что придумал, мы на пару с блондином это провернем. А когда Грей узнает, что его прокатили, а Легран с нами был – он рассвирепеет, и это отвлечет его от Энрике. Грея жутко бесит, что Легран отбился от рук и что парень теперь «наш», это для него такая же красная тряпка, как и Рик. Ты же хочешь Энрике обезопасить? Не думаю, что мы сможем долго держать в тайне, что нашли ксилл. Пусть Грей это от Леграна узнает. Будет еще одна шпилька ему в задницу.
    - Что-то я сомневаюсь, что Легран от меня отстанет… Ты его споить собрался? Или связать и в номере гостиничном закрыть?
    - Положись на меня, тебя и Рика я прикрою.
    - Ловлю на слове, или устрою тебе на днюшке праздничный фейерверк! Я еще за приглашенного гостя на тебя зла! Как так можно было кого-то вызвать сюда, не согласовав это со мной и никого в известность не поставив.
    - Энж, если бы я сказал – ты бы со мной согласилась, что такой чел в команде необходим. Я хотел тебе сюрприз сделать. Поверь, будешь прыгать от радости!
    - Ну ладно, приставания, террор и пытки отменяются. Потерплю. Только потому, что верю, ты не из тех, кто делает глупости.
    - О! Тут ты ошибаешься, а просто обожаю делать глупости! – Майк состроил рожицу и Энжи невольно рассмеялась. – Поползли, моя радость, пора двигать булками и догонять наш авангард во главе с твоим…
    - Не смей называть его «хахалем»! Терпеть не могу это слово! – Энжи стукнула Майка кулаком в плечо. – И изобрази, пожалуйста, что ты ничего не знаешь о нас. И Энрике больше ни о чем не предупреждай!
    Майк шутливо чмокнул её в щеку.
    - А ты не вздумай парня обижать! Ты не представляешь, что такое мужская солидарность! Кстати, я могу кой-чему его научить!
    - Только посмей! - её кулак ощутимо треснул Майка в бок.
    - Всё-всё! Не буду… - ядовито усмехнулся рыжик и полез в шкуродер.
    Энжел ничего не осталось, как последовать за ним. На душе было светло и радостно. Она боялась, что Майк не примет её выбор и будет всячески высмеивать или игнорировать её партнера, как раньше уже не раз бывало, но Энрике был ему явно симпатичен и он опасался именно «несерьезности» её намерений. Переживал за Рика. Хотя доля ревности к парню все равно жила в душе Майкла. Но от этого никуда не деться, она тоже приревновывала Майка к его многочисленным поклонницам, тем не менее, искренне желала ему встретить настоящую любовь, и надеялась, что они и в дальнейшем останутся друзьями, а чувство собственничества и остаточная ревность не помешают им принять выбор друг друга. Энжел была уверена, что и он чувствует то же самое.
    Не будет Майк им с Энрике вредить.
    С этими мыслями она протиснулась в узкий лаз и поползла следом за мелькающими впереди ботинками Майкла.

    [​IMG]
     
    MantiCore, NiceVi, IMHO и 27 другим нравится это.
  13. Vainona
    Vainona

    абарзец


    Старший администратор
    Сообщения:
    5.789
    Дата: 27 дек 2014 | Сообщение #53
    [​IMG]

    Вернуться на базу у неё не получилось ни в этот день, ни на следующий. Хорошо хоть поспать удалось несколько часов.
    Блокпост у входа в шахты располагал парой помещений с десятком узких армейских кроватей, и Энжел сначала отправила туда отдыхать Энрике, а потом пошла спать сама, сменив парня через жалкие четыре часа, и сожалея, что им не светит оказаться даже на этом узком ложе вместе в ближайшие несколько суток.
    Рик держался молодцом, но Энжел видела, как он вымотался и устал. Недавние события в подвале Грея давали о себе знать, биокамера его восстановила, но уставал и терял жизненные силы он быстрее, чем раньше.
    Энжел пришлось разбудить его и снова отправить в шахты, на счету был каждый человек. Рядом с ними все время находился кто-то из рейнджеров, ей с Энрике удалось обменяться лишь взглядами. О прикосновениях и поцелуях и думать было нельзя. Энжел смирилась с невозможным, но улеглась на ту же кровать, где спал Энрике. Ей казалось, что одеяло и подушка еще хранят его запах и она, засыпая, старательно нюхала холодную ткань.
    И все же Рик умудрился под каким-то предлогом заскочить в блокпост перед спуском в шахты.

    [​IMG]

    Она услышала сквозь дрёму как хлопнула дверь, а сильные руки сгребли Энжел в охапку на краткое, но такое сладостное мгновение. Энрике накрыл её губы поцелуем.
    - Люблю тебя! – прошептал он чуть слышно и выскользнул за дверь, убегая к ожидающим его парням.
    - Люблю тебя! – пробормотала Энжел, облизываясь и счастливо улыбаясь.
    Она так и уснула, смакуя прохладный вкус его поцелуя на своих губах кончиком языка.

    ***
    В следующую секунду её разбудил Майкл, грязный как черт, и такой же злой и усталый. Она посмотрела на таймер на тумбочке у кровати – прошло чуть более пяти часов.
    - Прости! Тебе пора в строй. Задал ксилл нам задачку! Не могу понять, как нам его оттуда выковырять, – Майк попытался завалиться на её ложе, едва она встала, но Энжи силком отправила его в душевую.
    - Энж, кончай играть в мойдодыра! - устало сопротивлялся парень. - Давай я тебе кратенько перескажу фронтовые новости и спать лягу, вымотался до ужаса.
    - Если ты сейчас не освежишься под душем, то уснешь прежде, чем сможешь что-либо внятно рассказать. Пять минут под прохладной водичкой - и снова будешь как огурчик! - мурлыкала Энжел, заталкивая Майка в кабинку.

    [​IMG]

    Холодная, почти ледяная вода парня ничуть не взбодрила, отчаянно зевая, с риском сломать челюсть, Майкл попытался снова завалиться на кровать.
    - Ты хоть поел? – с укором произнесла Энжел.
    - Не хочу, потом, устал как собака.
    - Никаких нехочух! Сам ведь понимаешь, что выспаться тебе не дадут, выдернут из кроватки и помчишься ты в шахты на голодный желудок. А на кухне, между прочим, лазанья болоньезе, твоя любимая, специально для одного рыжего котяры приготовленная Даной, и присланная сюда вместе с новой сменой «грейдеров». Пока ты купался, я небольшой кусочек отъела. Вкусняшка! Остальное тебе. Сейчас принесу, и пока всю до кусочка не съешь - не отстану! Будешь жевать и говорить.
    - Угу, - усмехнулся Майк, - знаешь, чем меня соблазнить! Но пока ты за ней бегаешь на кухню - я посплю!
    - Я тебе посплю! - пригрозила Энж, выскакивая за дверь.
    Через пару минут она вернулась с источающей сырно-соусные запахи лазаньей. Едва почуяв её аромат, Майки уселся на кровати, забрал у Энжел поднос с тарелкой и принялся уплетать здоровенный кусок с плохо скрываемым аппетитом.
    - А говорил - не хочу!
    - Ты, Энж, кого хошь уговоришь, тем более это лазанья, а я из твоих рук и лягушачьи лапки в сухарях съел бы!
    - Ну, конечно, болтать ты горазд, но сам ни разу на эти лапки не соблазнился! Рассказывай, как дела в шахтах, - улыбнулась Энжела.
    Набитый рот никогда не мешал Майклу говорить, а нож и вилка - жестикулировать, скорее наоборот. Речь его в таких экстремальных условиях становилась только выразительнее, а слушатели - внимательнее: мало кого отставлял равнодушным перепачканный в соусе нож, описывающий фривольные дуги в воздухе.
    - Мы взобрались почти на пять сотен метров по стенам, но выше – жесть! Там выход слюды, той её разновидности, что Энрике называет «иглы». Вроде крепко держится, но Рик говорит, что стоит «разбудить» пласт и все начнет рушиться. Над нами тонны этих «иголок». Запросто засыплет всю пещеру. Робот отснял свод «Комнаты» - там та же задница только в профиль. Очень похоже на соты, разнокалиберные отверстия, уходящие вверх и в стороны, стенки «сот» – из той же слюды. Запустили летуна в одну из этих нор – он смог подняться еще на полсотни метров. Тесно, все время об стенки задевал - казалось, все отлично держалось, а потом чуть ткнулся - и такая каша посыпалась! Мы роболет едва не потеряли. В пещере целую гору насеяло. Часа два разгребали этот мусор, таскали и сбрасывали в бездну.
    - Никого не задело? - тревожно спросила Энж.
    - Нет, все готовы были к такому повороту, - проговорил Майк, зачищая тарелку и приступая к чаю с булочками.
    - Жилу определили?
    - Почти. Эти чертовы «иглы» смазывают границы залежи ксилла, но всё же её видно. Ты права, жила здесь есть и она цела.
    - Это и есть та «молния», которую мы засекли, перед тем, как я на отдых поднялась?
    - Она! Один её «луч» как раз ведет к «сотам» над комнатой. Только это лишь обрубок. Центральный ствол, основная жила - на значительном удалении от нашей комнаты-пещеры, тянется почти вертикально вниз. До поверхности не доходит. Если мы доберемся до «оторвавшегося луча», то все равно только его и выкачаем, а основная жила так и останется недоступной. К ней с другой стороны надо подбираться. Ты устрой облет ближайшей горной гряды, возьми двухместный разведбот. Склоны Острозубой с противоположной от нас стороны – настоящая долина гейзеров. А дальше - кальдера с грязевыми кипящими лужами, это жерло старого вулкана, почему-то я уверен, что основная жила начинается почти прямо под ним. Ну почему все через задницу! – сердито сверкнул глазами Майкл, отставляя опустевший поднос на тумбочку. - Спасибо, накормила!
    Парень попытался улыбнуться, но усталость, разлившаяся тенями под глазами, превратила улыбку в невеселую ухмылку.

    [​IMG]

    - Теперь я могу улететь спокойно: дитё накормлено и спать уложено... Внизу чем заняты?
    Майк упал на подушку и душераздирающе зевнул.
    - Изучают разлом «Малый клин». Может быть, оттуда есть доступ к жиле, а не только через «комнату». Сейчас главная задача все просканировать, потом определим, с какой стороны добраться до ксилла быстрее и безопаснее.
    - Ты у нас главный специалист по отъему полезных ископаемых у самых неприветливых планетарных недр - тебе и решать через какую нору мы полезем в пекло. Отдыхай, а я займусь облетом территории.
    - Аккуратнее там! Север Байлы - её промышленный центр, там полно предприятий, и, между прочим, половина из них - с красным уровнем секретности. Я тебе не говорил, но пару недель назад облетал зону ради интереса. Любопытно стало, что за гигантский завод у Северного озера. Всего-то и сделал, что пролетел над этим гнездом кукушки - так они за мной подняли перехватчик! Активировали глушилки, что вся моя техника разом и оглохла и ослепла, заставили посадить флаер и часа два допрашивали в местной кутузке, кто я такой и что здесь делаю! Еле отбрехался. И теперь мне думается, что не такая уж и пустышка эта планета, как все говорят. Что-то они здесь нашли... вряд ли это ксилл... я справки наводить не стал, но уж очень похоже на урановые рудники и завод по переработке. А ведь все справочники гласят, что на Байле нет полезных ископаемых и тем более урана! Если они это так тщательно скрывают - значит и Федерация не в курсе. Поэтому будь осторожна. Близко к заводам не подлетай, расставь сканеры по периметру и сваливай. На наши шахты они внимания не обращают, но если мы начнем суетиться на самом плато, по ту сторону Острозубой... Можем попасть в поле зрения этой нелегальной Корпорации, а это нежелательно. Пока только разведка. Надеюсь, нам удастся добраться до ксилла через шахты. Лишь в самом крайнем случае я бы полез за ксиллом через кальдеру древнего вулкана, это не просто кратер - это задница с кипящим дерьмом, рядом с которой сидят черти с вилами... - пробормотал парень, погружаясь в сон.
    Энжел накрыла его одеялом, шикнула на слишком шумно устраивающихся на соседних кроватях Егора и Леона, и вышла за дверь.

    [​IMG]

    Вызвала космобот. Уже через час с базы примчался Генри Форд, их лучший пилот на своем аппарате, весьма похожем на корабль инопланетян, каким его представляли земляне начала космической эпохи. Сейчас такие космоботы были привычными средствами передвижения в околопланетном пространстве. Машина была значительно крепче любого флаера, и оснащена, помимо гравидвигателя, еще и более надежным ракетным топливным движком. Бот был способен летать не только высоко в атмосфере, но и без ущерба для своих пассажиров исследовать самые опасные места на планетах.

    ***
    Ландшафты по другую сторону горных отрогов глаз не радовали.
    Озеро Рейни, образованное горячими подземными источниками и лежащее в одном из старых кратеров гряды Острозубая, не было таким мирным, как озера «Млечной Гавани». Оно бурлило газами как паровой котел, и над водой все время висел слой тумана, периодически прорывающийся фонтанами гейзеров. Склоны горной гряды полого спускались бесконечную неприветливую бугристую каменистую пустошь. Черные кривые деревья, скудная растительность, ютящаяся среди валунов и грязевых озер, гейзеры, обилие ручейков, прячущихся меж камней. Высохшие русла исчезнувших рек. Пылеобразная грязь, окаменевшая грязь, подсыхающая растрескавшаяся грязь, булькающая грязь, заболоченная грязь, текущая грязь, грязь, вместившая в себя всю палитру красок от буро-коричневой глины до медно-охряных и ядовито-желтых оттенков - вот что представлял собой район древней кальдеры. Даже выбрать подходящее место для установки геосканеров здесь было сложно, уж очень нестабильная почва была в этом районе. За пару дней сухая и растрескавшаяся глина могла превратиться в пузырящуюся зловонную лужу.
    Пролетая над этими красотами, Энжи с тоской подумала, что им, вероятно, придется покинуть уютные пещеры и окунуться в булькающие грязевые ванны. И она отнюдь не уверена, что район кальдеры безопаснее пещер. Скорее наоборот. Пещеры со слепыми многоножками казались ей уютным подземным зоопарком, в сравнении с пейзажами, проплывающими под днищем разведбота. На установку сканеров ей и Генри понадобилось несколько бесконечно долгих часов. Выполнив первостепенную задачу, они все же устроили большой облет плато, стараясь держаться подальше от промзон. Так далеко Энжел ещё не забиралась. Все её интересы были сосредоточены в низинах у каньона и на обрыве Великого плато, где находились рудники. Гряда Острозубая отделяла их от остального плато, и это «остальное» её не интересовало.
    Информация о существующем за горным хребтом мире, прослушанная ею в ознакомительном курсе о планете по имени Байла, была упрятана в дальний уголок памяти. Сейчас все это всплыло весьма отчетливо, и Энжел вдруг поняла, как им повезло, что поиски они начали с пещер. Пещеры - это цветочки, ягодки ждут их впереди.
    Конечно, если ягодками можно назвать вулканы...
    Она подробно изучила имеющиеся карты еще до отлета на Байлу.

    [​IMG]

    Единственный континент планеты напоминал ей очертаниями чудовищного ската с неровными плавниками и длинным изогнутым хвостом, переплывающего Великий Океан с северо-востока на юго-запад. Южная и юго-западная часть материка, «низины», с пышной субтропической растительностью, песчаным океаническим берегом, полноводными реками и озерами, были самыми заселенными и обжитыми районами Байлы. Именно здесь и располагались немногочисленные города, а также разбросанные среди холмов и лесов особняки, называемые местными жителями «ранчо». Север и северо-восток, плавник и большой хвост «ската» поднимался над низинами местами на две-три тысячи километров в ввысь, Великое плато - так называли эту часть материка местные. Всё на этой планете носило добавку «великое»: Великое Плато, Великий Океан, Великий Каньон, Великий Горный Хребет, Великая Островная Цепь, Великий Вулкан... И даже столица Байлы называлась просто - Великая Столица.
    Великое Плато Байлы представляло собой хаотичное нагромождение скал со стороны океана. Несколько горных цепей делили континентальную часть на неравные куски, центральную часть плато занимала гигантская кальдера давно потухшего вулкана, несколько более мелких и менее древних кальдер выстроились вдоль хвоста «ската». Небольшие действующие вулканы были на севере континента, а на юго-востоке словно хвост кометы за единственным материком Байлы тянулась длинная цепь островов - огромная колония курящихся дымом и плюющихся лавой и пеплом гор, во главе с Великим Вулканом - громадным, потухшим несколько сотен лет назад островом.
    Геологическая информация говорила о том, что он еще жив и в неопределенном будущем готов будет выбросить тонны лавы и пепла. Но местное население нисколько не волновало столь опасное соседство. Да и к бесконечным землетрясениям все были давно привычны.
    На возвышающемся над низинами плато, в северной и центральной части, располагались горнодобывающие предприятия, электростанции, заводы и фабрики, небольшие городки обслуживающего персонала, на юге - редкие мотели, привлекающие клиентов горячими источниками, красивейшими водопадами и живописными пещерами. Сравнивать Млечную Гавань и сверкающий радугами Титаник с курящимися паром и пахнущими серой озерцами у подножия Острозубой у Энжи язык не поворачивался. А ведь это одна и та же планета, это её раскаленные недра создали и прекрасную Гавань и жуткие серные озера в районе древних кальдер.
    Да, курорты им явно не светили...
    Разведбот вернулся к шахтам только через восемь часов, и Энжи с сожалением поняла, что оказаться с Энрике наедине она опять не сможет. Он уже спал, а на соседней кровати сидел угрюмый Легран, явившийся с приказом Грея вернуть Рика в Грейсленд.
    Парень, видимо, был уже в курсе последних событий в особняке Грея.
    Энжел вытащила его в коридор, чтобы не мешать спящим, но устроенный ею разбор полетов ничего не дал. Легран извиняющимся тоном твердил, что не предполагал такого развития событий, и вообще, он терпеть не может визиты Марио и его самого, и как только узнал, что тот едет - улетел подальше от ранчо. На прямой вопрос, знал ли он что у Рика берут кровь, блондин, помявшись, подтвердил, что ему это известно давно. Энжелу удивило, но парень клялся и божился, уверяя, что процедура болезненна, но не смертельна, и Энрике через пару дней снова был бы в строю. Она не сомневалась: Рик бы умер без помощи биокамеры, лекарств и её крови, но Легран, опустив глаза в пол, утверждал обратное.
    - Можешь передать Грею, что Рика он не получит, даже если явится за ним лично! А этого я бы ему делать не советовала! Не уверена, что смогу сдержаться и не откручу ему башку.

    [​IMG]

    Легран пообещал передать её послание дословно. Но парень явно не торопился возвращаться в Грейсленд «с пустыми руками», и предпочел отправиться на работу в шахты.
    Ей же пришлось лететь на базу для корректировки 3D-модели рудников. Даррен расширил голограмму, включив туда разлом Малый клин, гряду Острозубую и часть древней кальдеры, где они с Фордом сегодня расставили сканеры. На базе она провела почти два дня, затем снова вернулась в горы, устроив новый облет склонов Острозубой и проверку сканеров.
    Услышав, что очередная смена поднялась на поверхность из шахт, Энжел рванула к блокпосту, рассчитывая перехватить Рика и увезти его на базу. Она уже придумала довольно глупый повод забрать его туда, и ей было плевать поверит в это кто-то или нет. Вынужденное расставание после столь жарких поцелуев в лифте её тяготило. Она уже не раз прокляла своё безумное желание добраться до ксилла, ведь они могли провести столько времени вместе! Но теперь маховик поисков завертелся в бешеном ритме, и изменить ситуацию она уже не могла.
    Работу осложняло то, что им приходилось использовать ребят Грея «втемную», привлекая их ко второстепенным работам, а на самое необходимое рук не хватало. Поэтому Рик и ребята из команды даже на базу не возвращались, используя блокпост для краткого отдыха между сменами.
    Энрике она нашла в ангаре в окружении только что поднявшихся из подземных глубин рейнджеров и парней из команды Грея.
    Ребята обсуждали какую-то очередную проблему и, перебивая друг друга, предлагали способы её решения.
    Тепло всех поприветствовав, Энжи объявила, что забирает Рика на базу для работы в лаборатории с Дарреном. Они еще с час провели на территории блокпоста, потом пообедали вместе с «грейдерами» и отбыли на базу.
    Взлетев как можно выше и максимально снизив скорость, Энжел включила автопилот «Скайвэя», и часть пути по бездонному голубому океану они провели страстно целуясь и обнимаясь.
    Энжи надеялась, что «Скайвэй» они все-таки не разнесут и долететь до базы им удастся без проблем...
    Уже на подлете, снижаясь и запрашивая обстановку, она получила сообщение, что у командного бункера её и Рика ожидает гость...
    Спасибо всем читателям, кто ждал и еще не забыл ВРАТА, уж очень тяжело дался мне этот отрывок.
    Спасибо всем креаторам за их работы.
    Благодарю IMHO за щедрый подарочек.
    Не переключайтесь!
     
    MantiCore, NiceVi, IMHO и 22 другим нравится это.
  14. Vainona
    Vainona

    абарзец


    Старший администратор
    Сообщения:
    5.789
    Дата: 3 янв 2015 | Сообщение #54
    [​IMG]
    [​IMG]

    Грей сидел за барной стойкой на открытой террасе командного бункера и лениво потягивал виски из низкого бокала, наполовину заполненного льдом. Легран хозяйничал в баре, смешивая коктейль на пару с Леоном, лихо жонглируя бутылками и расписывая способы приготовления напитка с таким увлечением, что не заметил подошедших Энжел и Рика.
    Грейди ни на йоту не изменился в лице. Вообще никак не отреагировал, не смутился, не засуетился, словно с Энжи они накануне расстались добрыми приятелями, и она не направляла ему в лицо пахнущий порохом ствол. Энжел невольно признала, что парень отличается отменным самообладанием.

    [​IMG]

    Легран, обнаружив её в двух шагах от стойки, смущенно затараторил что-то о напитках, предлагая ей присоединиться к дегустации.
    Она отказалась, небрежным жестом оборвав поток красноречия парня. Замерла напротив Грея, скрестив руки на груди. Рик свернул за барную стойку, к приветствующим его парням, остановился, отвечая на рукопожатия ребят. Грей невольно скривился, заметив, как Легран протянул руку Энрике и приветливо хлопнул по плечу.
    «А Леграну на самом деле теперь плевать, что думает Грей по поводу «немых» в общем и Энрике в частности», - с удовольствием отметила Энжел. Да и Рика это тоже не смутило.
    - Я ясно выразилась, что тебе не стоит здесь появляться.
    Сквозь прищур глаз пробился стальной блеск. Грей хищно улыбнулся, пропуская её слова мимо ушей.
    - Я приехал за своим рабом. Пришло время потрудиться на хозяина. Хватит ему отдыхать.
    Палец Грейди описывал круги по краю бокала. От такой абсолютной уверенности в своей власти у Энжел застрял ком в горле. Она даже не сразу нашла что ответить.
    - Ты думаешь, я его отдам? После того что ты сделал?
    Грейс поднял бокал со стойки, золотистая жидкость заколыхалась в прозрачном стеклянном плену, мелодично звякнули кубики льда.
    - Думаю, да, отдашь, - Грей сделал крошечный глоток. На Энжел смотрели две сверкающие холодной сталью монетки. Голос с ноткой иронии, едва уловимая насмешка в изгибе губ, высоко поднятый подбородок, подчеркнуто-раскованная поза.
    «Бояре в баре», - усмехнулась мысленно Энжел.
    - Надеюсь, ты не забыла, что существует договор. Он – мой раб. Я и так ему позволил почти неделю провести на твоей базе. В Грейсленде его ждут дела. Пора домо-ой! - промурлыкал он последнюю фразу.
    Грейди говорил мягко, словно оборачивая каждое слово в нежнейший бархат. Даже ненавистное Энжел слово «раб» прозвучало из его уст по-отечески.
    «Добрый папочка ждет блудного сыночка домой».
    - Ты же убил его там, в подвале! Если бы не я…
    - Значит, я вижу рядом с тобой покойничка? Для зомби он слишком хорошо выглядит, - перебил её Грейс. - Если бы птичка сдохла - я бы оставил её тебе, сделала бы из него чучело, но раз тварь выжила – пора вернуть её в клетку. Без вариантов! – Грей щелкнул пальцем по стакану, словно ставя точку.
    Леон мягкой походкой тигра двинулся к Грейди. Тот неторопливо вытащил руку из кармана. Демонстративно зажал в пальцах плоский брелок из черного металла с парой выпуклых кнопок и неярко мерцающими светодиодами.
    Легран испуганно ухватил Леона за плечо, останавливая явное стремление рейнджера заткнуть Грея кулаком.

    [​IMG]

    - Нет! Грейс, не надо! Ты обещал! – парень явно не знал что делать.
    Грейди склонил голову к плечу, улыбаясь и постукивая холеным отполированным ногтем по кнопке на брелке.
    - Леон, Легран! Прогуляйтесь! Я хочу с нашим «вершителем судеб» наедине пообщаться!
    Энжел прекрасно поняла назначение брелка. Пульт управления ошейником она уже видела, Кано показывал ей фотографии. Кнопочка, которую угрожал нажать Грей, должна дистанционно разорвать нанонить в ошейнике и лишить Энрике головы. Если бы они не позаботились об этом заранее и не обезопасили Рика… Она знала, что нанонить теперь перережет лишь ошейник, и Энрике она не страшна, но Грей об этом даже догадываться не должен. Что-то в его глазах говорило Энжел, что он готов нажать на кнопку. И чихать ему на последствия.
    Он хотел убить Рика.
    На лице Леграна отчетливо читался испуг.
    - Энжи, я сам отвезу Энрике. Ты сможешь забрать его послезавтра. Или когда захочешь! Никто ничего ему не сделает! Я обещаю тебе! Он нужен на ранчо, – почти взмолился блондин, пытаясь предотвратить её противостояние с Грейди.
    - Идите, я сама разберусь.
    - Уродец останется! – негромко возразил Грей.
    Энжел в очередной раз поразила непоколебимая уверенность Грея в исполнении его приказов и желаний.
    - Я пошел на парковку, буду ждать тебя там, - коротко кивнул Легран Рику. Леон нехотя поплелся за ним, оглядываясь на Энж и Энрике и словно ожидая сигнала.
    Но Энжел не остановила его. Ребята ушли.
    «Уродец остался», - невольным рефреном прозвучало у неё в голове, вызвав еще больше злости.
    Она оглянулась на Энрике. Взгляд в одну точку, мимо неё и Грея, челюсти сжаты, он тоже знает, что ошейник безобиден, но ни одним словом, ни единым движением мускулов не должен выдать этого. Испуг и паника не в его стиле. Молчание. Спокойное ожидание.
    «Он все правильно делает».
    Энжел подождала, пока Легран и Леон скроются из виду.
    - А теперь послушай меня. Для начала спрячь свой дурацкий брелок, чтобы я его не видела. Может тогда желание сломать тебе руку у меня пройдет. Неужели ты думаешь, что твоя реакция лучше, чем у рейнджеров? Если бы я дала сигнал, Леон завязал бы тебя бантиком быстрее, чем ты пальцем шевельнул. Это раз. Мне самой даже сейчас не составит труда отобрать у тебя эту игрушку, это как у младенца соску отнять. Это два. А можно даже не рисковать. На поясе у меня армейский нож. Извлекается за секунду, а кости и сухожилия он режет как масло. Рейнджеров учат перерубать им кость с одного удара. Можно устроить проверку на скорость реакции. Энрике ничем не рискует. Не надо недооценивать рейнджеров, Грейди. И три: на базе работают глушилки. Твой сигнал не пройдет. Ошейник не сработает.
    Грей секунду помолчал, словно переваривая информацию.
    - Зато сотовая связь здесь работает. Заодно и проверим, не врешь ли ты про глушилки. Макс, нажимай! - палец левой руки коснулся гарнитуры возле уха. Только сейчас Энжел поняла, что Грей наверняка на связи с кем-то на ранчо. Не такой уж он дурак, лезть в змеиную нору совсем неподготовленным. Возможно, кто-то внимательно слушает их разговор и страхует его.
    - Упс! Не сработало! - Грей картинно развел руки в стороны и сунул брелок в карман. – Только сигнал все равно активирован. Он по спутниковой связи ушел. Теперь стоит нашему уродцу высунуть нос туда, где нет глушилок, и всё, вуаля! – характерный жест пальцем по горлу.
    «А ведь он на самом деле отдал приказ убить Энрике», - с ужасом поняла Энжел.
    - И что теперь? Ты сам его навсегда здесь оставил. Сюда сигналу не пробиться. А Энрике за ворота не выйдет. Значит, тебе на ранчо он не так уж и нужен?
    - Я могу и отменить, - усмехнулся Грей, - стоит только продиктовать код дезактивации. Выбирай. Тварь отправится в «Грейсленд» или сдохнет, рано или поздно.
    - В шахтах пару дней обойдутся и без меня. Я готов вернуться на ранчо, - Энжел вздрогнула, оборачиваясь на знакомый голос. Рик переводил взгляд с неё на Грея. - Там нет ничего, что могло бы меня напугать.
    Грейди насмешливо изогнул бровь:
    - Перспектива остаться без головы страшнее?
    - Нет! – уверенно произнес Энрике. - Я не боюсь умереть!

    [​IMG]

    И улыбнулся так, что Энжел вдруг стало жутко.
    - Тогда топай в свою конуру, работа ждет, - улыбка Грея была ничуть не лучше.
    - Вот видишь, все решилось само собой, - к парню вернулась слегка пошатнувшаяся самоуверенность.
    Энжел растерянно смотрела на Рика. Отпустить его сейчас на ранчо? Нет! Она не может отпустить его! Пусть Грей валит со своими кнопками и сигналами. Всего-то и надо – разломить ошейник и бросить обломки ему в лицо. Нить обезвредили. Он не может убить Энрике своим дурацким ошейником. Но если… Если Грейди узнает что ошейник нерабочий – обязательно придумает что-то еще. Лучше не провоцировать его на новые эксперименты. Ксилл найден, осталось выждать совсем немного. И все закончится. Она сможет улететь отсюда вместе с Энрике…
    Только сейчас придется прогнуться.
    «Майк прав, Грея надо отвлечь».
    - Все нормально. Ребята справятся без меня, - голос Энрике был спокоен.
    «Я без тебя не справлюсь! Я! Ты МНЕ нужен!»
    Она задавила в себе отчаянное желание кинуться Рику на шею. Коротко кивнула парню и вновь повернулась к Грею.
    - Хорошо, твоя взяла. Пусть Легран его отвезет. Командуй отбой… А вас, Келлен, я попрошу остаться, - усмехнулась она, отчеканив последнюю фразу. - Разговор есть, - Энжи выбрала самую обворожительную из своих улыбок.
    Грей приложил палец к гарнитуре у уха: - Макс, отмена!
    И продиктовал с десяток цифр и букв.
    - Хорошая память? Не боишься забыть цифирьку? – съехидничала Энжел.
    - Нет. Это памятные даты. День рождения моей мамы, инициалы, дата её смерти… Я это не забуду... Пошел вон! Проваливай! – обернулся он на замершего у барной стойки Энрике. - Легран на парковке, отвезет тебя на ранчо, а потом пусть пришлет за мной машину. Я позвоню.
    - Поднимемся в мой кабинет или предпочитаешь кальянную на первом этаже виллы? – произнесла она, когда Энрике скрылся из виду.
    - Кальянную. Виски с собой заберу?
    Он прихватил бутылку и стакан с барной стойки и направился к дверям виллы.
    - Попробуй коктейль. Легран мастер мешать такие напитки, - кивнул он на оставшийся после ухода приятеля стакан, доверху заполненный слоистой разноцветной жидкостью.
    - Не хочу, - отрезала Энж, - поделишься вискарем, у тебя почти полная бутылка.
    Грей рассмеялся, с легким поклоном открывая перед ней дверь виллы.

    ***
    Энжи прошла в кальянную, сбросила опоясывающую её бедра и изрядно надоевшую рейнджерскую амуницию, уселась на диванчик, уступая Грею роль радушного хозяина. Грейди принес из бара конфеты и вазу с фруктами, насыпал льда в бокал, щедро сдобрил его виски. Столько же налил и себе. Присел рядом с ней на диван, придвинувшись максимально близко. Глаза парня хитро поблескивали. Рука, словно невзначай, коснулась спины, едва уловимо потянула её к себе.
    Пальчики Энжел легли на колено, обтянутое плотной эластичной тканью охотничьих бриджей, задержались на один бесконечный миг, позволив коже почувствовать тепло даже сквозь слой материи, медленно прочертили невесомый след по бедру мужчины.

    [​IMG]

    Энжел потянулась бокалом к замершему в ожидании Грею, пристально вглядываясь в серые глаза.
    Звякнуло стекло о стекло, колыхнулась золотистая жидкость в безмолвном тосте.
    В следующую секунду она выскользнула из его объятий, а рука, еще мгновение назад касающаяся бедра, взлетела испуганной птицей и спряталась за спинку дивана.
    - Тебе лучше держаться от меня подальше!
    Грейди снисходительно улыбнулся, словно ожидал от неё чего-то подобного, отхлебнул из бокала, и, по-хозяйски развалившись на диване, закинул ногу на ногу. Холеные пальцы лениво покачивали бокал с напитком, заставляя лед позвякивать.
    Он молчал, продолжая разглядывать Энжел пристально и слегка иронично. Оценивающий взгляд прошелся по обстановке кальянной, вернулся к ней, уделив толику внимания всем деталям рейнджерского одеяния, рельефно обтягивающего её фигуру, и замер, глядя ей прямо в глаза.

    [​IMG]

    - Ты могла бы отрубить мне руку? – поинтересовался Грей абсолютно спокойным тоном.
    - Ага, - очаровательно улыбнулась она. - И ухо отстрелить тоже могу.
    - Какая ты жестокая! – пьяно хихикнул Грей и отхлебнул еще добрых полстакана.
    - Можно подумать, ты у нас белый кролик! Какого хрена ты к нему привязался? Это твоя золотая рыбка, её беречь надо. А не кровь высасывать. Ты соображаешь, что его едва не убил? Зачем тебе кровь регенерата? Она бесполезна вне организма. Она только Рику помогает.
    - Это он тебе сказал? – удивился Грей.

    [​IMG]

    - Это в школе на уроках изучают! Что это за идиот был с тобой в подвале? Чего вы обкурились оба, что до такой средневековой дикости дошли?
    - Зря он не хотел по-хорошему все рассказать. Пришлось по-плохому. Марио считает, что вы что-то скрываете от нас. Я твой партнер! Я в доле и хочу знать на какой стадии поиски! Я хочу всё знать!
    - Спроси меня об этом. Я расскажу. Спустись в шахты, иди в лабораторию, Даррен тебе все покажет. Для этого цепи и хлысты не нужны. Мне скрывать нечего. Мы же партнеры! - она улыбнулась и чокнулась с ним бокалом. Тонкое стекло отозвалось мелодичным звоном. Грей тут же осушил стакан до дна и снова наполнил его до краев.
    - Я тебе не очень-то верю… - протянул он.
    - Я тебе тоже.
    - Почему? – абсолютно искренне удивился Грей.

    [​IMG]

    Энжел даже опешила от такой невинности.
    - Не верю, потому что ты с этим ненормальным затеял возню у меня за спиной, не верю, потому что ты обещал не трогать Энрике, а в результате он попал в биокамеру на сутки. Ксилл-гель его едва восстановил после твоего подвала. Я почти весь свой запас потратила. Неужели ты не понимаешь, что Рик нам нужен? Мне нужен, тебе нужен, без него мы потратим на поиски в сто раз больше времени. Угомонись. Выбрось из головы эту дурь про убийство.
    - Дурь? – изогнул бровь Грейди. – О, нет! Хотел бы я, чтобы это была дурь. Ты ему веришь, я вижу, веришь! Я сам иногда готов ему поверить. Но нет! Правда в том, что он убил мою мать!


    Спойлер


    [​IMG]


    - Он не мог этого сделать. Я не понимаю в чем там ошибка или обман. Но он не мог убить!
    - Мне бы твою уверенность… - неожиданно сдавленно произнес Грей. Откинулся на диване. Изогнутые крылья-брови почти сошлись у переносицы, а в глазах появился влажный блеск.
    [​IMG]

    - Ты считаешь, мне приятно думать, что он это сделал? Я ведь не грудным младенцем был. Я помню! Да у меня у самого в голове это не укладывается! Он меня учил на велосипеде кататься, дом на дереве строить, из лука стрелять. Играл со мной. Я ему доверял! Я любил их. Лили. Диего. Его любил! Но больше всех я любил мою маму. Ты не понимаешь! Ты не родилась «сияющей». Ты не знаешь, что такое расти и знать, как сильно тебя любят! Чувствовать любовь так же отчетливо как тепло или холод! Она все обо мне знала, она меня понимала, мы с ней были открыты друг другу, как при обмене. Она… Она была самой лучшей… самой… - голос стал неожиданно хриплым, остальное он произнес срывающимся шепотом. – А потом он убил её. Мою маму. Изнасиловал и убил. Задушил… А тот… тот, другой… он её даже мертвую... Мертвую! Ты понимаешь?!
    - Этого не может быть, - прошептала Энжел, потрясенная глубиной его отчаяния и веры.
    - Я это видел. Я сам это видел! – За сталью глаз кипели слезы, невыплаканные слезы маленького ребенка. Губы кривила болезненная гримаса.
    - В то утро я услышал её зов, в голове, ментально, она звала меня, она умирала. Я не знал где она, бегал по дому, искал, кричал. Если бы я успел её найти… Может быть, смог бы спасти её. А потом услышал выстрелы и побежал в барак немых, в лазарет. Я уже понял, что её нет. Она «погасла». – Грей закусил губу и замолчал. Энжел не посмела его перебить.
    - Лучше бы я туда не ходил… Все равно все было уже кончено. Теперь я не могу забыть то, что увидел. Лучше было бы не видеть. Тогда я не все понял, только через два года отец «показал» мне, что случилось до того, как я прибежал в лазарет, то, что ОН видел своими глазами. Он тоже услышал её зов. И тоже опоздал. Эта тварь уже задушила её. Мама была мертва. Отец застрелил обоих, второго он оттащил прямо от её тела… Мне было девять... Когда я вбежал в лазарет, отец сидел на полу, плакал… нет, рыдал в голос, выл как зверь, баюкал её… Я так и не увидел её больше. Маму похоронили без меня, тогда я упал и потерял сознание, а пришел в себя только через две недели. Но я помню их … эту тварь у стены … с расстегнутой ширинкой. Он был жив. Даже хотел что-то сказать, произнес моё имя. Фейко… - Грей неожиданно зло фыркнул, как будто это слово породило в его душе волну ненависти. - Но тут отец очнулся, - продолжил он уже спокойнее, - и прорычал лишь одно слово - «убийца» и высадил в грудь ублюдку остатки магазина. Патроны кончились, а он все нажимал на курок. Сухие щелчки - это последнее, что я слышал… Дальше темнота.
    - Нет. Он не мог… - прошептала Энжел.
    Грей усмехнулся, но звук, был больше похож не на смех, а на сдавленное всхлипывание.
    - Я тоже так говорил себе. Он не мог… Они не могли так поступить с моей мамой. Со мной… Она их любила, я знал. Их всех. А они… За что? Она пришла им помочь, а они убили её. Она умерла, а он выжил. Тварь оказалась такой живучей! Пусть теперь жалеет, что умерла она, а не он. Пусть жалеет! Пусть сдохнет! Я видел. У него на губах была её помада. Я помню!
    Энжел больше не могла слушать. Она потянулась к Грею, обхватившему голову руками, раскачивающемуся и невнятно бормочущему: «Я видел… помню… видел…».
    Парень прислонился головой к её плечу, напряженный и готовый отшатнуться в любой момент.
    Энжи ничего не могла сказать. Не знала, что сказать. Не знала, во что верить в этой чудовищной истории.
    - Боже мой! Боже мой!
    Только эти два слова и срывались с её губ. Она гладила темные шелковистые волосы уткнувшегося ей в плечо мужчины. Или маленького мальчика, трагически потерявшего мать и ставшего свидетелем ужасной сцены, навсегда искалечившей его психику.
    Грей не плакал, вцепившись в плечо Энжел стальными пальцами. Слез не было. Он просто дрожал от нахлынувших воспоминаний и эмоций. И эта дрожь была ужаснее слез.
    - Прости. Я устал, выпил лишнего вот и сорвался, это больно… вспоминать… каждый раз, когда я вижу его… – он отпустил её плечо и попытался отодвинуться от Энжел к краю дивана.
    - Грейс, ты не должен держать в себе эту боль. Есть люди, которые могут…
    [​IMG]

    - Ты думаешь, я псих? Ненормальный? – он дернулся, отталкивая её руку.
    - Нет, не думаю. Я вижу, как тебе больно. Нельзя жить с такой болью в душе. Когда-нибудь она тебя погубит. Эта боль калечит твою жизнь, она калечит тех, кто рядом с тобой. Микки, его даже на свете не было. Этот мальчик не виноват в том, что случилось. А ты тоже его ненавидишь. Так нельзя, Грей.
    - Ты мне не веришь?
    - Я верю в то, что ты рассказал...
    - Но ты думаешь, что он не убивал?
    - Ты не видел, как он убил. Твой отец тоже не видел, она уже была мертва, когда он пришел, так? Ты и сам не веришь, что Энрике мог это сделать.
    Грей помолчал, снова потянулся к стакану с виски и сделал большой глоток.
    - У меня нет выбора: верить или нет, ведь я сам видел достаточно и плюс то, что отец мне показал. Но верить - это еще хуже. Это как предательство... Лучше бы на их месте были бандиты, гребаные грабители, серийные маньяки, - горестно выдохнул Грей. - Как он мог! За что? Я не понимаю...
    Серые глаза смотрели на неё с беспомощностью и отчаянием попавшего в западню волчонка.
    - Вот именно! Он не мог. Ты знаешь Энрике лучше меня! Ты знаешь, что он не мог убить. Здесь что-то не так!
    [​IMG]

    - Все так, Энжи. Ты не хочешь верить. Я не хочу. Мне больно даже думать об этом! Но… Отец видел, как он её за шею держал, пока его приятель... Наверное, сжал шею, чтобы она не кричала, задушил и даже не заметил… Отец бросился на них, но Рик ударил его в лицо, нос сломал, но он ему тоже в ответ заехал неслабо, кто знает, может эта тварь и отца бы убила... Хорошо, что у него оружие с собой было, девятизарядный кольт. Выстрел остановил уродца и к стенке отбросил, а второго отец оттащил за шкирку, тот даже встать не мог, запутался в штанах. И всадил в него пять пуль. Хреновый из него стрелок, не смог убить с первого раза, надо было в голову стрелять! Когда я прибежал на звук выстрелов, они оба еще живы были. Мои глаза мне не врали. Я видел, как тот второй, Лэ-э-эри, валялся без штанов в луже крови, булькал кровавыми пузырями в агонии и все повторял: «Это не я! Это он убил!» …Я читал полицейский рапорт. Отец замял дело. Не хотел, чтобы полоскали её имя. Для Байларского правосудия убийцы Фэй Келлен мертвы. Похоронены. Дело закрыто. Мой отец их пристрелил как бешеных собак. Но в рапорте остались упоминания царапин и укусов на её теле. И следы спермы. Её же не ветром надуло? Все это было. Это они сделали. Они изнасиловали и убили её.
    Энжел молчала.
    - Ты говорил с ним?
    - Нет... Не хочу. Когда-то я хотел понять, что заставило его сделать это. Узнать: почему? Больше не хочу. Я вырос. Что он мне скажет? Объяснит, почему изголодавшемуся по бабам «немому» все равно кого трахать, и не важно, живой это человек или труп? Разве важна причина? Она умерла много лет назад. А я до сих пор помню её сияние. Её голос, её руки… Мне кажется, ты чем-то похожа на неё. Внешне. Возможно, поэтому ты мне и нравишься.
    Грей тронул прядь её волос, медленно пропуская сквозь пальцы белокурый локон.
    В серых глазах парня больше не было стали, только пепел.​
    [​IMG]



    Спасибо всем, кто помогал и корректировал серию, а так же всем креаторам, чьи труды я использовала.
     
    MantiCore, Diviniti, NiceVi и 20 другим нравится это.
  15. Vainona
    Vainona

    абарзец


    Старший администратор
    Сообщения:
    5.789
    Дата: 26 окт 2016 | Сообщение #55
    Дорогие мои читатели! Спасибо, что ждали продолжения все это время.
    Очень долго я собиралась с силами, чтобы продолжить начать заново и довести до финала .
    Без вас это было бы в разы сложнее.
    Я вернулась на Байлу, чтобы рассказать всю историю.
    Спасибо вам!

    [​IMG]

    Энрике склонился над девушкой, заглядывая ей в глаза.
    Глупо. Глупо искать в её взгляде ответ, что им делать дальше. Он же мужик и ему решать. Но что он может сделать?
    «Сбежать иль не сбежать, вот в чем вопрос…»
    Оборачиваться на звук ему не хотелось.

    Капля лениво скользнула по скуле от виска к подбородку. Замерев на краткий миг, крошечный снаряд сорвался и разбился на шее Энжел. Рик наклонился, сцеловывая соленую влагу с горячей кожи, опускаясь по шее все ниже и ниже. Девушка невольно выгибалась в его руках, словно подставляя каждую клеточку тела под его губы. Ладонь Энжи зарылась в шевелюру Рика. Новые капли сорвались с кончиков волос и разбились на её груди.

    Звук приближался и все настырнее лез в уши, техногенное крещендо достигало своего апогея, но пока не наступила тишина – у них еще есть время.
    «И пусть весь мир подождет».
    Хотя в глубине души Энрике понимал, что через пару минут их заметят. Ему придется отпустить её, придется держаться в стороне…
    Сколько можно!
    - Он никогда от нас не отстанет, - сердито пробормотала Энжел. – Ненавижу! И, похоже, он не один к нам летит, а со всей свитой. Аррр! – зарычала девушка, притянула Рика к себе и страстно поцеловала в губы.
    Энрике ответил на поцелуй со всем отчаянием оставшихся им минут.

    Мотор затих и послышались голоса. Издали отчетливо доносился приближающийся рокот еще одного двигателя… И еще…
    Энжел раньше него поняла, что за ними мчится целая стая.

    Рик приподнялся и сел. Энжи пристроилась рядом, прижавшись к нему обнаженным плечом. Энрике не удержался и поцеловал её в шею.
    Они переплели пальцы, переглядываясь и пытаясь расслабиться и выровнять дыхание.
    - Я говорила, что он нас найдет. Только надеялась, что не так быстро. Ничего, я смогу пережить этот бесконечный день. Мы сможем? – Энжел заглянула ему в глаза.
    - Сможем… - сказал Энрике не слишком уверенно, - Энжи, я ему обещал, что никуда тебя не утащу, пока официальная часть не закончится.
    - Зато Я этого не обещала!
    - Он заставил меня поклясться, что я не поддамся на твои чары, - Энрике виновато покосился на Энжел, - пригрозил, что тогда все расскажет… ей…
    - Негодяй, - процедила Энж свозь зубы, глядя на приближающихся людей.

    Их заметили.
    - Не сердись на него, - Рик заставил себя улыбнуться. - Знаешь, я надеялся прожить и поскорее забыть этот день, очередной день вдали от тебя, от всего, что мне дорого... Но ты его изменила. Превратила в лучший день в моей жизни. И теперь я хочу, чтобы каждая минута была бесконечностью. Вечностью. Чтобы он никогда не закончился… Но еще сильнее я жду, когда солнце, наконец, сядет. Ночь будет наша, обещаю!
    - Ночь будет наша! – прошептала Энжи ему на ухо, и сжала пальцы сцепленной в замок ладони.


    ***
    Еще утром ничего не предвещало, что так погано начинающийся день может закончиться чем-то хорошим.
    На рассвете от рейнджеров приехал Кано и забрал всю команду «грейдеров» для работы в шахты на пару дней. Грей уперся рогом, не желая отпускать последнего из парней, и, в конце концов, настоял, что один из его ребят останется охранять ранчо: нельзя же оставлять особняк совсем пустым! Грейди с Дамоном улетали в столицу с важным заданием от Энжел. Насколько Рик понял из разговоров, им необходимо было оформить какую-то новую собственность и получить разрешения на работы на Великом Плато. «Вторую площадку» готовили к открытию. Легран отсутствовал в особняке уже третий день, ночевал или в шахтах или на базе рейнджеров. Энрике думал о нем с некой смесью зависти и ревности, гоня от себя мысли, что блондин может нравиться Энжи.
    Нет! Возможно, она играет с ними, Майк на что-то такое намекал, но Рику не нравилась даже сама мысль. Он превращается в ревнивца, неуверенного в своей девушке?
    И когда это началось? Стоило им поцеловаться и он уже считает себя собственником? Хотя… Энрике и раньше её ревновал. К Майку, к Леграну, да что говорить, даже к Грейди, просто прятал это в себе. Права не имел. А теперь у него есть право на ревность?

    ***
    Особенно сильно ревность кольнула Энрике неделю назад, когда Грей лично приехал за ним на базу и угрозой активировать ошейник вынудил Энж отправить его на ранчо.
    Тогда Рик ожидал, что вернувшись в «Грейсленд» Грейди устроит ему персональный ад. Но этого не случилось. Грей приехал от рейнджеров лишь на рассвете, все еще хмельной и на удивление спокойный. На пару с Леграном они ввалились в каморку Энрике. Сквозь сон он услышал звяканье ключей и голоса. Когда дверь распахнулась, Рик уже успел натянуть штаны.
    - Она была очень мила, очень! - продолжал вещать Грейди сердито раздувающему ноздри Леграну, совершенно не замечая реакции приятеля. – Мы отлично провели время.
    Руки его изобразили контуры довольно пышной женской фигуры.
    - И чем вы занимались? - к недоверчивой иронии в голосе Леграна примешивалась толика бешеной ревности.
    - Танцевали… В основном танцевали…
    Грей, прикрыв глаза, изобразил невнятные танцевальные па, смахивающие на сладострастные движения паралитика.
    Энрике мысленно улыбнулся.
    «Щазз! Это моя девушка. Не будет она с тобой танцевать! А уж лапать её у тебя точно не получится».
    Энрике хотел бы выплюнуть Грею в лицо эти слова, но лишь промолчал, привычно изображая соляной столб. Энжел не будет с ним танцевать…
    …Или будет?
    Рик прихлопнул тяжелым ботинком червяка сомнений, закопошившегося в его душе, натянул майку, стараясь не слушать хмельную похвальбу Грейди и яростное фырканье Леграна.
    - Зафиналить, - Грей весьма недвусмысленно хохотнул, - к сожалению, не получилось. Этот чертов Майк вынудил её снова вернуться в горы. Так не вовремя! Но я видел, как ей не хотелось уезжать! Не беда, у нас еще всё впереди…
    - Ну конечно, против тебя ни одна баба не устоит! – язвительно вставил Легран.
    - Ни-ад-на! - высокомерно подтвердил Грей.
    - Со мной она тоже танцевала. И не только! Еще скажи, что вы тоже целовались!
    - Можно не тратить время на поцелуи, а сразу дотанцевать до кроватки, а там уже будет всё по полной программе, мы же не дети. В этот раз у нас не сложилось, но не потому, что она мне отказала. Это всё Майк, провалиться ему к чертям!
    - И не получится!
    - Пфф, - фыркнул Грейди в ответ на возмущение Леграна, - я же жениться на ней не собираюсь. Целуйся на здоровье, Легран, ты мне не помеха.
    Грей перевел взгляд на Рика:
    - А ты шевелись, уродец, работа ждет! Не смог отказать красивой женщине в её маленькой просьбе. Поедешь на базу к Даррену, а вечером вернешься на ранчо. Здесь ты и ночью своё получишь.

    [​IMG]

    Энрике, стараясь не поднимать глаз, отправился за Леграном на парковку. На душе скреблась целая стая кошек, и разогнать их по темным углам у Рика никак не получалось.

    ***
    Неделя ползла со скоростью черепахи. Самое обидное, что Энжелу Энрике практически не видел. Они так ни разу и не поговорили и не остались наедине с тех пор как Грейди забрал его с базы. То она в столице по каким-то срочным делам, то с Дарреном в лаборатории, когда он в шахтах. А теперь Грей уже два дня держал Энрике на ранчо.
    За все это время Грейс и его команда даже не заподозрили, что ксилл найден. Работы, казалось, велись в прежнем ритме, слегка сменив направление, просто «поиски и исследования расширились на район Великого Плато».
    Рейнджеры нашли ксилл, но выжать его из негостеприимных недр оказалось не легкой задачкой.
    Оставаясь на ранчо, Рик чувствовал себя никчемным и никому не нужным.
    Пару дней назад Грею взбрело в голову устроить глобальное техобслуживание своему автопарку, и Энрике терял время на ремонте никому не нужных газонокосилок, транспортеров и генераторов. Вместо того чтобы искать пути к минералу, который может избавить его от немоты!
    Он рвался на «передовую», относительное спокойствие базы рейнджеров, как и трудовые будни на благо «Грейсленда» его уже не устраивали. Энрике привык ежедневно вариться в самой гуще событий, ему не хватало напряженного графика подземелий, не хватало ощущения того, что он часть команды, команды, которая идет за ним…

    ***
    Воспоминания о прошлом, которые он старательно гнал с тех пор, как стал немым, изгоем и рабом, подкрадывались к нему осторожными кошками и мурлыкали на ухо песни давних времен.
    «Ты никогда не был никем, ты всегда был лидером, - напевал ему внутренний голос. - Ты побеждал сам и вел свою команду к успеху. Врата не уничтожили тебя. Они сделали тебя сильнее. Ты еще победишь, ты сможешь «замкнуть узор». Ты всегда в это верил, именно поэтому он и не исчезает».
    Энрике невольно покосился на татуировку, оплетающую его левую руку. Коснулся пальцами вбитого под кожу четкого рисунка. При внимательном рассмотрении было заметно, что сплетающиеся в замысловатый узор кельтские узлы-кольца чуть отличаются по цвету. Изначально татуировка была намного меньше, и занимала лишь наружную поверхность бицепса. Он набил её в день своей первой большой победы, пообещав, что будет добавлять в плетение по одному узлу, пока не закольцует татуировку на руке.
    Тату-мастер, его давний приятель, лишь посмеялся: столько побед не было ни у одного пилота за всю историю гонок. Парни из команды Энрике, пребывающие в победной эйфории, разбили руки спорящих, и Рикки Дель Рэй принялся воплощать мечты в реальность. И ему почти удалось. Почти.
    Рик повернул руку и глянул на внутреннюю поверхность бицепса.
    Края татуировки не смыкались, в плетении кельтского узора не хватало еще одного узла.
    Он вернется. И он победит, закольцует узор, чего бы это ему ни стоило…

    ***
    Сегодняшнее утро, едва начавшись, принесло Энрике новую порцию неприятностей.
    Очередной бзик Грейди – ремонт давно устаревшего генератора. Грей уезжал и торопился нагрузить Энрике работой, занять «делом». Просто так, чтобы жизнь медом не казалась. Грею всегда нравилось в крохотную ложку янтарной сладости плюхнуть бочку дегтя.

    [​IMG]

    - Прежде чем поехать на бал, Золушка, почисти-ка генератор, замени масло, и зажигание барахлит, насколько я помню. Перебери движок, чтобы всё как часы работало. К моему возвращению генератор должен сверкать как бриллиант в короне. Проверю! – с нехорошей улыбкой пообещал Грей. – И пока не сделаешь – никаких шахт!
    Приехавший за «грейдерами» Кано, уступил напору Грея и оставил Рика на пару с охранником на ранчо, согласившись прислать кого-нибудь за Энрике вечером, когда тот выполнит всю порученную ему работу. Рик не сомневался, что он и до полуночи не справится с древним агрегатом. Понимал это и Кано. Они вместе прогулялись к гаражам. Рейнджер походил вокруг механизма, похмыкал, зачем-то сфотографировал саму махину «в анфас и в профиль».
    И вообще вел себя странно.
    - Так значит, этого «дедулю» надо помыть, побрить и одеколончиком побрызгать? Ну-ну… Ты, Рик, не усердствуй особо, оттащи сей агрегат подальше от бдительного ока охранника и сам возле особняка не отсвечивай. Что-нибудь придумаем… - туманно напутствовал его Кано, хлопнул по плечу и улетел в шахты.

    Энрике укатил генератор на самую дальнюю площадку для ремонта, располагавшуюся за гаражами почти у самого забора, отделяющего территорию ранчо от леса. Разобрал корпус и принялся раскручивать двигатель.
    Генератор был старый, исправно отработавший как минимум с десяток положенных ему жизней. Гайки местами прикипели намертво, но Рик с энтузиазмом накинулся на агрегат и работа пошла. Энрике давно был на «ты» со всеми механизмами ранчо, сказывался многолетний опыт. Ремонтировать все, что движется его научил Салей, механик от бога. Энрике до его высот не дотягивал, но неплохо разбирался в любой технике.
    «Может быть, все же получится наладить генератор к вечеру».
    Грей, заглянувший с предотъездным обходом за гаражи, застал Энрике, перепачканного в отработанном машинном масле, над растерзанным механизмом. Удовлетворенно скривившись, Грейди отбыл в столицу.

    [​IMG]

    Чуть позже появился оставшийся за охранника Джей Лэнг, ленивый крупный парень, любимым занятием которого было сидеть на диване в холле особняка, пить чай с плюшками, смотреть комедии и ржать во весь голос над самыми тупыми шутками.
    - Доделаешь свои дела и можешь валить к воротам на парковку, жди рейнджеров там. В особняке тебе делать нечего, мне твои отчеты ни к чему, сделаешь – не сделаешь, по барабану, я знать не хочу об этом. Сам отвечать перед Греем будешь, меня не втягивай.
    Рик не сомневался, что Лэнг больше здесь не появится, и теперь он предоставлен сам себе как минимум до вечера. Охранником Лэнга мог назвать только полный идиот, Энрике не доверил бы ему и пару драных носков оберегать от похищения инопланетянами, не то что особняк сторожить. И с ремонтом можно было больше «не усердствовать», но Рику хотелось занять руки, может тогда и в голову не будут лезть посторонние мысли. А они все утро жужжали в мозгу настырными осами.

    «Когда у Майкла день рождения? Сегодня?»
    Майкл его пригласил заранее, но сказал, что дата тусовки еще не определена, когда - сообщит позже. Может Кано про это хотел что-то сказать? Вёл себя он несколько странно. Но промолчал, хотя вдали от посторонних ушей они оставались.
    Или, наоборот, ему запретили говорить? Почему?
    Энрике постарался изгнать все ненужные мысли из головы, старательно оттирая от копоти и нагара деталь механизма. Но полностью погрузиться в работу так и не смог.
    В лесу снова истошно орали «гаркуши», местный аналог земных ворон. Гаркушами их назвали за своеобразные звуки, издаваемые птицами: вместо привычного для землян «Карр!» они гаркали – «Гарр-рра! Гарр-ррах-х! Рах-рах-рах!», а кто-то даже говорил, что гаркуша – это и есть ворона на одном из языков Земли.

    Утром гаркуш распугали флаеры.
    Сначала Кано, прилетевший на большом армейском транспортнике, рык его двигателей далеко разносился по округе. Затем Грей, отбывая на своем «Демоне ночи» в столицу, тоже дал круг над ранчо, вторично переполошив всех птиц в округе. И вот теперь снова.
    Гаркуши не хуже собак охраняли ранчо от посторонних, но порой малейшая ссора внутри стаи приводила к многочасовым крикам, от которых хотелось забиться в темный угол, спрятать голову под подушку и заткнуть уши.
    «И почему на этой планете все такие горластые?»
    Рик попытался не обращать внимания на вороний гвалт за спиной. Монотонная работа отвлекала и словно приглушала крики птиц.

    [​IMG]

    Он не сразу понял, что уже пару минут слышит в привычном гарканье посторонние звуки.
    - Ку-а-у-а-уу! – тоскливо завывала птица, ночной кукун, байларское подобие совы, с голоском, чем-то напоминающим волчий вой. Местные называли этот вой «кукованием», хотя на земное «ку-ку» эти унылые вопли ночной птицы совершенно не походили.
    - Что-то ты рано разкуковался, - буркнул Рик себе под нос. - Или поздно? Утро же!
    - Куу-ал-уа-ууу-у! – еще тоскливее и громче отозвался кукун.
    Суматоха и беспорядочные крики в стае гаркуш усилились.
    Снова заныл кукун и Энрике поднял голову, прислушался. Что-то в этом «ку-ку» было неправильное. Не птичье.

    Ответ всплыл в его голове яркой картинкой.
    Он и Энжи на берегу «Млечной Гавани». Вечер у костра на пляже. Невидимый во тьме «кукун» пытался голосить где-то рядом с ними, а Энж с Микки усердно подражали птице, передразнивая все его крики. Вскоре кукун, явно возмущённый неумелыми «кукушками», улетел на другую сторону озера.

    Рик поставил отмытую и сверкающую хромированными боками втулку на крышку разобранного генератора, вытер ветошью руки. Черное густое масло впиталось в кожу ладоней и оттираться не хотело.
    Как он мог подумать, что это настоящий кукун? Это же её голос!

    Энрике повернулся, больше не пытаясь сдержать улыбку.
    Энжи стояла по другую сторону сетчатого забора и, сложив ладони лодочкой у губ, старательно «куковала».

    [​IMG]

    Заметив, что он обернулся, Энжел шагнула к ограде. Выглядела она просто сногсшибательно в коралловом шелковом платье и в босоножках на высоком каблуке.
    За её спиной темно-зеленой массой раскинулся лес. Разделяющая их решетка бросала резкие тени на лицо и одежду девушки, словно это она была в клетке, а не Энрике.
    Рик сначала рванул прямо к ней, но, уже подлетев к забору, резко изменил траекторию и побежал вдоль ограждения. Энжи потянулась к нему, несмотря на разделяющую их преграду, просунув пальчики сквозь ячейки.
    - Я сейчас! – коротко бросил Энрике не ожидавшей такого «разворота» девушке.
    Нет, ему будет не достаточно разговоров и прикосновений через решетку.

    [​IMG]

    Метрах в двадцати отсюда было место, где через забор можно было перебраться.
    Рик ухватился рукой за столб, вскарабкался наверх. Ограда затряслась под его весом как паралитик. Энрике осторожно перелез через смятые кольца колючей проволоки, закрепленные на сетчатых секциях, и спрыгнул вниз, за территорию ранчо. Забор отозвался звонким металлическим лязгом. Энрике умел преодолевать границы «Грейсленда» совершенно бесшумно, но сейчас тратить время на это ему не хотелось. Свернул в лес на малозаметную тропинку: лучше сделать небольшой крюк, чем рисковать зацепиться за свисающие с забора тут и там плети колючки, двигаясь вдоль него. На бегу Рик вытирал руки об джинсы. Перепачканные пальцы оставляли на штанинах темные полосы.

    Он выбрался из подлеска точно позади девушки. Энжи обернулась на шум, когда Рик проломился сквозь кустарник, и молча прыгнула ему на шею. Губы жадно прильнули к губам. Легкий фруктовый вкус помады, аромат духов, запутавшиеся в его шевелюре пальчики, ноготки, впивающиеся в плечи - и Энрике разом забыл, о чем думал, когда представлял их встречу после такой долгой разлуки.
    «Сначала он скажет ей как дико скучал всю эту неделю… Как сильно он её любит… Как он…»
    Но вместо слов – лишь звук поцелуев и неровное дыхание.
    Как можно о чем-то говорить, когда он так дико соскучился!
    Они слегка успокоились, лишь нацеловавшись до звона в ушах. Но так и не смогли оторваться друг от друга. Энрике без особого успеха пытался контролировать себя, но все же пару раз умудрился припечатать девушку к забору.

    [​IMG]
    На задворках разума стыдливо пряталась мысль о коралловом шелке и перепачканных в отработанном масле ладонях. Но руки подчиняться разуму не желали, а жили своей собственной жизнью, бессовестно обнимая девушку. В редкие моменты «просветления» он героически пытался цепляться за сетку забора, но Энжел, повисшая у него на шее и болтающая ногами в воздухе как маленькая девочка, невольно вынуждала Рика поддерживать её. Со всей страстью…
    - Я люблю тебя! – Рик, наконец-то, смог открыть глаза и попытался отдышаться.
    - Не верю! - картинно надула губы Энжел. – Ты словно совсем не соскучился. Чувствую себя влюбленной кошкой, повисшей на парне, который её даже обнять не хочет.
    Тон шутливый, но в словах кроется искреннее недоумение и долька разочарования.
    Рик осторожно убрал руки от лица девушки и закусил губу, пытаясь сдержать разъезжающиеся в стороны уголки губ.
    - Энжи … - больше он сказать ничего не смог и глупо растянул губы в некоем подобии застывшей улыбки.
    - Что не так у меня с лицом? – тоном главнокомандующего на плацу спросила Энжел. - Почему твой взгляд напоминает мне щенка, напрудившего лужу в прихожей?
    - Прости… - у Энрике невольно затряслась нижняя губа от едва сдерживаемого смеха. - Я старался… не получилось, Энжи… Я тебя… разукрасил, – он вытащил из-за спины руки, которые инстинктивно спрятал, увидев, что наделал, и продемонстрировал черные от смазки пальцы. Погасил в себе невольно зародившийся смех: уж больно красиво он расписал лицо Энжел. Боевая раскраска «а-ля армейский спецназ» очень «гармонировала» с шелковым платьем.
    «Красоту ничем не испортишь».
    - Прости, - уже на полном серьезе сказал он, - я пытался не обнимать тебя, но не смог…
    Энжи поймала его руки в свои, поднесла к губам и нежно поцеловала.
    - Дурачек, напугал меня! Я уже успела расстроиться и навоображать себе кучу всяких ужасов, из-за чего ты меня даже обнять не хочешь.
    - Я, наверное, тебя всю перепачкал, не только лицо. Ты такая красивая, нарядная, а я как черт грязный.
    - Мне все равно, Энрике, и не важно, испачкал ты меня или нет. Грязь не сало: потер, оно и отстало.
    «Не сало… намного хуже, высший сорт марка «Хрен Отмоешь», - мышкой мелькнула мысль и убралась подальше.
    - Главное, что мы снова вместе! Ты не представляешь, как я соскучилась!
    - Это я скучал! Очень! – Энрике снова притянул девушку к себе и поцеловал.
    Дальнейшие разговоры то и дело прерывались. Почти каждое слово завершалось поцелуем, и каждое предложение начиналось с него же. Рик уже не чувствовал себя таким «голодным», и больше не торопился, а наслаждался каждым моментом, объятием, касанием губ. Руки Энжел забрались ему под футболку, и от нежного движения пальчиков вдоль позвоночника, казалось, бежали искры. Легкое платье с открытой спиной не мешало и ему наслаждаться прикосновениями к бархатистой коже, а Энжи словно кошка выгибалась под его ладонями. Её шкурка явно «искрила» ничуть не меньше.

    [​IMG]

    Довольно громкий сигнал тревоги,напоминающий аварийную сирену, неожиданно раздавшийся откуда-то из леса позади них, заставил Энрике вздрогнуть. Нет, это точно не из особняка, что-то другое!
    - Вот чертяка! Добрался-таки! Бежим, – Энжи потянула его за руку в чащу, - а то сейчас еще громче гудок завоет и весь «Грейсленд» на уши поднимет!
    Девушка, ловко лавируя между ветками и стволами деревьев, побежала на звук, явно набирающий громкость. Энрике устремился следом. Минут через пять, когда звук, казалось, уже заполнил весь лес, они выскочили на край довольно широкой, но неглубокой балки, тянущейся с юга на север вдоль «Грейсленда». По этому распадку, высохшему руслу обмельчавшей речушки, можно было незаметно подобраться к ранчо на любой летающей машине. Окружающие лог деревья, стеной разросшиеся по обоим берегам, местами накрывали всю впадину своими кронами, глушили звук двигателя и надежно прятали от посторонних глаз. «Скайвей» Энжи прижался к склону под густыми ветвями нависшего над ним дерева, отчаянно моргая сигнализацией и озаряя полумрак распадка яркими бликами. Тревожная сирена подвывала все отчаяннее, сгоняя многочисленных птиц с ветвей. Вразнобой горланящая стая уже кружила над машиной.
    Энрике понял, что Энжи сейчас ринется по склону на каблучках, несмотря на осыпающийся местами суглинок вперемешку с острыми сланцевыми обломками. Он легко подхватил Энжи на руки и короткими уверенными прыжками сбежал по склону к флаеру.
    «Интересно, как она наверх забралась и не перепачкалась?»
    Как только ноги девушки коснулись земли, она мгновенно открыла дверку машины, скользнула на водительское кресло и принялась спешно нажимать кнопки на передней панели. Свето-звуко вакханалия оборвалась так же неожиданно.
    Она махнула Энрике, приглашая его разместиться на пассажирском сиденье.
    - Ты что творишь! Если я отрубила всю связь после твоих выкрутасов и сама поехала за Энрике – это означает, «я не хочу пока с тобой разговаривать», а не «дозвонись мне по аварийному каналу».
    - Энжи, - зазвучал из динамиков голос Майка, - если я просил тебя отвезти Леграна, а не Рика – значит, для этого есть причины! А если ты меня игноришь - я все равно найду тебя, даже если мне придется поставить на уши все аварийные службы планеты, а не только экстренную связь с флаером! – ответил он в тон девушке.
    - А ну, покажись! Хочу видеть твои бессовестные глаза! - Энжи включила видеосвязь.
    На мониторе появился Майк, торопливо забегающий за какой-то угол. Телефон он держал возле уха, разглядеть обстановку вокруг него было сложно, камера тряслась и весь мир подпрыгивал в такт шагам Майкла. Пару минут монитор демонстрировал только ухо с армейской сережкой-кольцом, а в динамик слышалось неровное дыхание.
    Энжи сердито фыркнула, наблюдая за попытками Майка найти темный угол в здании, сплошь состоящем из стекла. Наконец он прижался спиной к стене в нише, весьма похожей на подсобку уборщика и вытянул телефон в руке.
    - Какая ты сердючка, Энжела! Рик, скажи, что улыбка ей больше подходит, чем хмурые бровки у переносицы и сморщенный тигриный нос! – Майк сразу попытался свести разговор к шутке.
    - Если ты сейчас попробуешь отшутиться, то увидишь не только сморщенный нос, но и клыки! Не заставляй меня рычать! Я вообще не понимаю, что за игры ты затеял. Какого черта велел Кано оставить Энрике на ранчо, а мне лететь с Леграном? Я без Энрике не поеду! – сказала она твердо, взгляд сверлил в Майкла сквозь монитор.
    - Ммммм! Святые Врата! – застонал парень по ту сторону экрана, картинно изображая фейспалм. - Энжи! Ну кто сказал, что Рика оставят на ранчо?! Егор бы его забрал чуть позже. Я лишь просил, чтобы ТЫ ЛИЧНО привезла Леграна. Что в этом сложного? Тем более Грей настаивал, чтобы Рик немножко поработал.
    - В пекло Грея вместе с «Грейслендом»! Пусть бы Егор Леграна и привез, какая тебе разница? – фыркнула Энжел чуть более миролюбиво. - А я приеду с Энрике.
    Майк поднял глаза к потолку.

    [​IMG]

    - Энж! Ты мне все планы ломаешь! Я, может, хотел сюрприз сделать Рику… и тебе… и Леграну! Мне нужно, чтобы ты приехала с Леграном. Никуда Энрике от тебя не сбежит, да и ты от него никуда не денешься, - сказал Майк тоном пройдохи-сутенера и с нахальной улыбочкой подмигнул Рику.
    - Не нужны мне твои сюрпризы, мне хватает головной боли от неизвестного гостя, которого ты сюда пригласил. Для него весь этот цирк?
    - Энжи! Ну, послушай же ты меня! Просто сделай то, о чем я прошу – привези Леграна к отелю «Гранд Савой» на побережье. Ты привези! Так надо. Сделай папочке одолжение, будь послушной девочкой! – Майк растянул губы в хитрющей улыбке. – Это будет лучшим подарком для меня… и для тебя тоже!
    - Майки, я тебя не понимаю…
    - И не надо, потом … потом ты сможешь понять и простить! А сейчас просто сделай это. Егор встретит вас в столице на северо-западной окраине, знаешь башню «Дискейн»? Пересечетесь там, Рик поедет с ним, а ты привезешь на побережье нашего блондина. Ну не упрямься, зая!
    Назвать рассерженную Энжи «зая» - до такого мог додуматься только Майк, и только ему это могло сойти с рук. Энрике непроизвольно заулыбался, скосив глаза на свою подругу.
    - Опять ты задумал какие-то непонятные игрища у меня за спиной!
    В голосе Энжел еще чувствовались недовольные нотки, но было видно, что она смирилась с причудами Майкла.
    «А за меня как всегда решили».
    - Энрике, так надо! - сказал Майк абсолютно серьезным тоном, словно прочитав его мысли, и добавил, хитро подмигивая. - Спасибо потом сказать не забудешь, надеюсь!
    Майк шутил, но за его словами явно скрывался какой-то одному ему ведомый план.
    - Хорошо, - Энрике криво улыбнулся и согласно кивнул Майклу.
    - Черт с тобой, Майк! Но сначала мы заедем в пару мест. У нас с Энрике тоже были планы на утро.
    - Как скажешь, кэп! Только сильно не опаздывай, Егор и Легран будут ждать вас у башни. Мои гости уже собираются в «Гранд Савое», я не могу их мариновать слишком долго. Время общей встречи ты знаешь.
    - Знаю! Сначала развлекательная программа на побережье в этом отеле для супер пижонов, потом вечер в столичном клубе для супер-пупер пижонов…
    - Энжи-и-и! – пропел Майк нетерпеливо, - хватит базаров, рули к башне! И кстати, что у тебя с лицом?
    - Боевая раскраска! Я собиралась штурмовать «Грейсленд» и освобождать Энрике в лучших рейнджерских традициях! – с вызовом ответила Энжел.
    - И после этого она говорит, что я с причудами! - Майк картинно закатил глаза, приложив пятерню к лицу, и отключился.
    - Я его когда-нибудь прибью! – с улыбкой произнесла девушка, и Рик тоже невольно усмехнулся.
    На Майка невозможно сердиться.

    [​IMG]
    - Поехали. Мы с тобой должны успеть в банк и еще в пару мест заглянуть. Отсюда надо ноги делать. Наверняка аварийная сигнализация всех в особняке на уши подняла.
    Она полезла в бардачок и выудила оттуда зеркальце. Заулыбалась, увидев свое перепачканное лицо.
    - Э-мм… А меня из банка не выгонят в таком виде? - Энрике перед ремонтом генератора специально переоделся в самую старую одежду: живописные прорехи на джинсах и футболке, грязно-масляные разводы и следы рук на штанинах могли напугать любого банковского клерка, а швейцары в ужасе запирали бы двери на все засовы, завидев такого гостя.
    - И в «Савое», наверняка, есть свой дресс-код. И-и-и… «Золушке» велели к вечеру наладить генератор, – вспомнил он реплику Грея. - Грейди приказал сначала отремонтировать, а потом уже отправляться на «бал» в шахты.
    Энжи выдала ему очищающие салфетки, обнаружившиеся в недрах бездонного бардачка.
    - Отмывайся, мой любимый золушко-трубочист! Что-нибудь придумаем.
    Пропитавший салфетки химсостав бесследно удалил с рук Энрике малейшие частички грязи и масла. Рик удивленно наблюдал, как Энжи самой обычной на вид тряпочкой легко устранила с платья все следы его страстных объятий. Он помог ей стереть темные полосы со спины, не преминув в завершение процедуры поцеловать её в шейку.
    - Если ты еще раз так меня поцелуешь, я затащу тебя на заднее сиденье «скайвея» и отправлю Майку сообщение, что в «Гранд Савой» мы сегодня не попадаем…
    Словно в ответ на мониторе заморгал сигнал вызова.
    Энжи нажала кнопку, состроив суперсерьезную мордашку.
    - Что еще?
    - Надеюсь, ты уже едешь? Или мне отправить за тобой конвоиров?
    - Еду-еду! Уже вылетаю! - сердито отмахнулась Энж и отключилась. - Вот же клещ приставучий! Энрике, я с базы захватила кое-что для тебя, предполагала, что ты будешь «в чем мать родила». Всё в багажнике! Фея-крестная привезла своей Золушке пару башмачков и костюмчик!
    И она выскользнула из машины.
    В сумке, которую собрала Энжел для него, Рик нашел приличную пару штанов, легкий джемпер, обувь и несколько футболок на выбор. Пока Энрике переодевался, Энжи сначала бессовестно его разглядывала, но потом начала помогать «наряжаться», а точнее мешать, потому что надеть футболку с её помощью Рик смог далеко не сразу.
    Как можно одеваться, когда коготки нежно впиваются в спину, расчерчивая кожу вибрирующими от возбуждения линиями?

    [​IMG]

    - Я не могу просто смотреть на тебя. Руки сами тянутся! - оправдывалась она, когда Энрике заключил её в объятья и впился в губы поцелуем.
    В очередной раз, запищавший в кабине флаера аварийный вызов, вернул их на грешную землю.
    - Нудятел! - буркнула Энж под нос, заводя машину. - Еду я, е-дуу! Лечу на первой космической!

    Флаер выбрался из распадка и заскользил, поднявшись над кронами, оставляя далеко позади особняк, перепуганных гаркуш и брошенный в ремзоне полуразобранный генератор.
    По дороге она успела созвониться с Кано. Как выяснилось, тот не зря фотографировал агрегат, и уже нашел на ближайшей припортовой барахолке такой же, но работоспособный и не требующий ремонта, и генератор в это время уже начищали до зеркального блеска по требованию «капризного покупателя», заплатившего за старье очень приличную сумму.
    - Заменим, Грей и не увидит разницы. А тот увезем и разберем на запчасти.
    - От меня вам одни убытки, не стоило покупать, я бы и старый наладил, - сказал Рик, когда Кано отключился.
    - Ага, и убил бы на ремонт уйму времени, а теперь мы можем провести его вместе! Ты учти, никакой Майкл не уговорит меня избегать тебя весь день. Я не очень понимаю, что он замыслил, он мне обещал, кстати, что обезвредит Леграна и тот не будет нам мешать. Ладно уж, сделаем так, как Майк хочет: встретимся у башни «Дискейн» с Егором. Я согласна лишь отвезти Леграна в «Савой», не более, а потом пусть сам его развлекает, без меня. «Гранд Савой» - это огромный туристический комплекс на побережье недалеко от столицы. Майк решил начать отмечать свой круговорот там: вычитал, что в «Савое» самый лучший аквапарк и спорт-зона. Народ тусуется богатый, в основном спортсмены, знаменитости и комнатные экстремалы всех мастей, никаких журналюг и папарацци. Этой вип-публике есть дело только до собственной персоны, они там отдыхают от своей популярности, на нас никто и внимания не обратит. В программе активный пляжный и морской отдых: накупаемся, говорят, на океаническом побережье хорошие волны, рай для сёрфера, а в лагуне спокойнее, там на водных лыжах или на аквабайке катаются. Ты ведь вырос на берегу океана? Тряхнешь стариной! В завершение – спа-процедуры, чтобы все привели себя в порядок и чуток отдохнули перед хорошей попойкой. И снова в столицу, вечеринка в клубе, официальная часть с поздравлениями. Мы Майку всей командой скинулись и купили одну вещицу, на которую он давно заглядывался. Редкость дорогущая! Ты в доле?
    - Хотелось бы, только с финансами у меня не густо, в связи с их полным отсутствием, - усмехнулся Рик.
    - А вот тут ты ошибаешься! С Греем у нас договор, что ты в моей команде и на рейнджерском окладе. Ты неплохо заработал за эти месяцы поисков. Сейчас мы едем в банк, оформим тебе карту. В «Савое» Майк заранее проплатил большинство развлечений, а карта – чтобы ты мог позволить что-то вне списка.
    Энрике недоверчиво глянул на Энж.
    - Мне карту? Я же раб, немой.
    - Банк Галактической Федерации. Счет откроем там. У Федерации нет понятия рабства, собственно в местных банках я тоже никаких особых условий и ограничений не нашла, но тебе незачем привязывать себя к Байле. А оплачивать этой картой ты можешь всё что угодно и где угодно. Энрике, я хотела найти на тебя данные в архивах, чтобы предоставить инфу в банк... Но человека по имени Энрике Мигель Риас никогда не ввозили с Земли на Байлу. Есть другая инфа, она скудная, неполная и противоречивая. Всю последнюю неделю мне пришлось шерстить базы данных Байлы на ввезенных рабов. Там бардак полный. Кого ввезли – имен-фамилий нет, одни номера да инициалы иногда. Кто покупал – тоже непонятно. Ниточки нашлись, выловила всех ныне здравствующих рабовладельцев. Но всё требует проверки. На Грейди Келлене висит более пятидесяти человек, а по факту – тринадцать. Теперь нужно выяснить по-тихому сколько на самом деле осталось здесь рабов. По моим расчётам несколько тысяч. Самый большой лагерь – на севере, заводы корпорации БИНКОР до сих пор используют труд немых. Там, по моим прикидкам, примерно две-три тысячи человек. Оттуда их можно вызволить только через введение чрезвычайного положения на планете и прямого управления Федерации, сложно, но возможно. Довольно много немых трудятся у ранчеров, типа Грея, в основном такие же бедолаги, как те, что я увезла в пансион из «Грейсленда». Я всех Келленовских стариков уже отследила, выяснила, приблизительно, кто они и когда ввезены. Микки, естественно, нигде не упоминается, его родители нашлись, они до сих пор в списках живых ранчо «Грейсленд».
    Энрике невесело хмыкнул.
    - Не думаю, что они на самом деле живы. Девять лет прошло. Грей бы проговорился.
    - Нашла Энрике Риаса в бухгалтерских документах Кента Келлена, когда шахты еще работали, - продолжила Энжи. - По твоему чип-номеру там нашла транспортник, который тебя привез. Больше пятидесяти лет назад! …Ты хорошо сохранился, Энрике, у тебя очень сильная … регенерация, - девушка внимательно посмотрела ему в глаза, и Энрике ответил таким же прямым взглядом.
    Ему очень не хотелось врать, для себя Рик уже решил, что если она задаст прямой вопрос – он ответит честно, и плевать на угрозы Марио.
    - С тобой вообще много непонятного. В корабельных документах этот номер присвоен человеку с инициалами Э. Д. Рэй, и очень похожий номер, отличающийся одной цифрой у М. К. Риас. Обоих купил Николас Келлен. Через десять лет чип-номер Энрике Д. Рэя уже числится в списках погибших в одной из первых аварий в шахтах Келлена. Но если внимательно покопаться в документах, в самом первом списке погибших написан номер М .К. Риаса, но приписаны инициалы Рэя. Не совсем понятно, кто погиб тогда: Рэй или Риас. А еще через десять лет, после переписи населения, снова всплывает М. Риас, а далее пишут уже, что это Энрике Мигель Риас. Странно, но номер не везде написан правильно, то это номер Рэя, то Риаса, то вообще без номера. Я знаю, нано-чип с айди-номером вшивают всем под кожу в районе запястья. Он обязателен в случае вылета с планеты. И ни один космопорт не впустит на свою территорию человека без чипа. И никого не выпустит без него. Это правило… которое нарушается нелегальными перевозчиками, и коррумпированными работниками портов. На Байле много нарушений, но всех прибывающих на планету они проверяют на наличие чипа и чипируют в обязательном порядке. Вывезли тебя с Земли незаконно, но здесь уже присвоили номер и чип вшили. Мы сейчас едем в банк, там с чипа считают инфу, чтобы карта была привязана именно к тебе… Если нано-чип старый, а он скорее всего первого поколения, то там только номер, дата/место активации, и больше никакой инфы, ни имен ни даты рождения раньше туда не добавляли. Имя в банке тоже спросят. Поэтому я хочу сейчас уточнить: ты Рэй или Риас? Не думаю, что может всплыть инфа о том, что номер из списка погибших…
    Энжел замолчала, не отводя вопросительного взгляда от Энрике.
    Врать он не собирался. Видимо пришло время вытаскивать скелеты из шкафов.
    - У меня нет чипа… - начал Энрике. - Рэй - это я, и сюда я не с Земли пропал. Я не всё тебе рассказал... Сначала меня увезли на планету ZR04 в системе звезды с именем из не запоминаемой комбинации цифр и букв, а оттуда, через несколько лет, перепродали сюда. Планета ZR04 – урановые рудники, а так же нелегальная база работорговцев, Николас Келлен там частенько закупался. В той аварии в шахтах погиб Мигель Карлито Риас, я его знал по ZR04, наши имена частично схожи между собой, как позже выяснилось и чип-номер тоже. Я тогда почти потерял руку, раздробило запястье сильно, и ожоги были глубокие. Рука восстановилась, а чип исчез, сгорел, наверное. Пока я полумертвым в больничке валялся, Мигеля Риаса похоронили под моим именем. Погибшие после взрыва были сильно обожжены. Вероятно, чип считался некорректно. Вот и записали неправильный номер, а к нему мои инициалы приписали. А потом никто исправлять не стал это недоразумение. Энрике Мигель Риас - мое настоящее имя, Риас – часть фамилии по матери, а Рэй - хвостик фамилии отца. Чтоб не путать никого, эту часть отбросили, а потом и вовсе забылось. В банке ничего не найдут, чипа нет.
    - Может это и к лучшему. Привяжем карту к отпечатку пальца и сетчатки, имя можно любое назвать. Потому что Энрике Мигель Риас тоже в списке погибших. Нарушил закон о повиновении и застрелен хозяином Кентом Келленом восемнадцать лет назад. Раз чипа нет – в банке можешь назвать себя как угодно, для них человек без чипа – уроженец Байлы, никогда её не покидавший.
    - Можно я останусь Энрике Риасом, раз никто меня с погибшими не свяжет и вам проблем не будет?
    - Хорошо. Когда вернешься на Землю - сможешь восстановить своё настоящее имя. Может, родственников найдешь.
    - У меня никого нет, - неожиданно резко оборвал Энрике.
    Энжел удивленно вскинула бровь.
    - Энжи, мои близкие отказались от меня, когда узнали, что я немой. Когда началась экспансия в другие миры – мои родители прошли Врата и покинули планету. Я же не торопился, меня всё устраивало на Земле... а потом по-дурости прошел Врата… и понеслось. Мои бывшие «друзья» стали избегать меня, люди на улице – шарахаться. Я попытался пройти Врата еще раз, но так и не изменился. Соседи стали шептаться у меня за спиной. Потом начались облавы на немых. Я превратился в затворника, переехал, почти никуда выходил, пытался найти родных. Попросить их о помощи. Я даже не знал, где они. Увы. Теперь, наверное, все умерли, и я не хочу никого искать, не думаю, что мне кто-то будет рад.
    - Мир изменился, Энрике, раньше немота пугала, теперь все знают, что это такое. И ты можешь измениться, стать сияющим. Я начну тебя тренировать, попробуем пробить в твоей броне каналы связи. Сияние – оно есть у всех. А позже решишь сам, захочешь ли ты искать кого-нибудь.
    - Не захочу. Мой отец прилетал сюда, на Байлу, чтобы сказать, что я, немой урод, ему не нужен.
    - Глупость какая!
    - Привез мой талисман-коготь. Я еще на Земле, когда прятался после побега из КИИАВа, нашел знакомого, который согласился передать коготь моей семье, сказать им, что мне нужна помощь.

    [​IMG]

    - Странно, это же отнюдь не так просто, выяснить, куда тебя увезли с Земли нелегалы-работорговцы, найти эту номерную планету, докопаться, куда перепродали, потом прилететь сюда, а Байла, извини меня, находится в самой заднице мирозданья. Здесь все разузнать, найти Кента Келлена… Чтобы просто вернуть коготь? Тебе не кажется это странным? Отец тебе это прямо в глаза сказал?
    - Нет, я его не видел, Кент сказал, что мой отец вернул талисман и просил передать, чтобы я больше не искал никого. Его семье немой урод не нужен. От такого сына он отказывается и просит, чтобы я больше не позорил его поисками и просьбами… Я не думал, что меня сложно найти.
    - Сложно, Энрике, поверь мне. Я не понимаю, ты же его родной сын, как можно отказаться… - Энжел выглядела очень расстроенной.
    Энрике положил руку ей на колено.
    - Не бери в голову. Я тоже сначала это не принял, не понимал, почему он так со мной. Кент тогда меня вызвал с работы, сунул в руки коготь и сказал, что если я хочу увидеть своего папашку – бежать к воротам, может быть, я успею догнать флаер. Я побежал, - Энрике горько усмехнулся, - только там уже никого не было, лишь бортовые огоньки в небе. Коготь я выбросил, просто со злости и от обиды. Я-то надеялся, передавая его, что отец найдет меня и сможет вызволить из рабства. Он меня нашел, только совсем не для этого… Через несколько лет мой друг, Салей, случайно увидел талисман на обочине у ворот «Грейсленда», подобрал. Так коготь вернулся ко мне. Теперь он у Микки. Это всё, что осталось на память о моем прошлом на Земле. Я уже успокоился и не хочу никого искать и выяснять, почему он отказался от меня. Значит, судьба такая.
    - Мне не кажется все в этой истории таким однозначным, Энрике. У тебя еще будет возможность выяснить… Мы почти добрались!

    Энжел заложила плавный вираж и машина мягко опустилась на парковку у широкой магистрали, идеально прямой стрелой протянувшейся к огромному мегаполису, прячущемуся в дымке на горизонте.
    - Дальше нам придется пилить на колесах и жечь резину.
    Энжи поклацала кнопочками, поколдовала над сенсорной панелью и двигатель заворчал в другой тональности. Энрике мгновенно узнал по звуку многоступенчатый гоночный движок в несколько сот лошадиных сил. У спортивных машин совершенно иной рев мотора, он бы никогда не перепутал его с рычанием мощного внедорожника или протюнингованного паркетника, не говоря уже про семейные пони-легковушки или выставочные концепт-кары. Гоночные моторы имеют свой особый голос, и разум Энрике мгновенно заполнили воспоминания: рев трибун, запах горящей резины, узкое чрево кокпита, непередаваемое ощущение власти над дорогой.
    Они выехали с парковки и влились в негустой транспортный поток, вялотекущий к вырастающему в туманной дали городу. Машина мгновенно разогналась до приличной скорости и начала петлять по автостраде, обходя не только еле тошнившее вдоль обочины старье, но и редких монстров, явно считающих себя вершиной местной «пищевой цепочки». Некоторые обиженно надрывали двигло, пытаясь угнаться за наглой серебряной пулей, но быстро сдувались, понимая, что дело тут не только в количестве коней или залитой химии, но и в мастерстве пилота.
    - А ты неплохо едешь! – хмыкнул Рик. - Сделала всех грамотно.
    Наверное, не стоило этому удивляться, потому что Энжи бросила на него косой хищный взгляд и вжала педаль газа в пол.
    - А ты говоришь как знаток…
    Рик небрежно пожал плечами. Не хвастаться же, что он на Земле был чемпионом Формулы-1, а его команда завоевала столько побед, сколько никто и никогда за всю историю гонок. А для вазочек* пришлось прикупить огромный шкаф во всю стену. Не помещались.
    Его команда была в топе, пока он не сунулся в эти чертовы Врата...
    Трасса – это тебе не пустое небо или проносящиеся под днищем макушки деревьев, Энрике не видел сложности в управлении летающей машиной, хотя сам никогда не сидел за рулем флаера. Самолеты-вертолеты - в разы сложнее, на Земле он много чем управлять умел, но любил именно автомобили. Но даже когда «скайвей» скользил в полуметре над полупустым шоссе на приличной скорости – ему словно чего-то не хватало, то ли шума покрышек по асфальту, то ли тряски, сглаживаемой мощными рессорами. Он не ощущал притяжения дороги. Иногда ему до безумия хотелось просто вдохнуть пыль, поднимаемую колесами, почувствовать как скорость пытается оторвать машину от асфальта. И не может…
    Энжи водила отлично. Никаких лишних движений, никакого ненужного риска, все выверено и экономно, плавно притормаживая и мгновенно ускоряясь, просчитывая траекторию на несколько шагов вперед, Энжел легко обходила попутные машины. Лошадки под капотом послушно несли их вперед, наматывая километры.
    - Значит, ты профи? Грей говорил, что у тебя нет прав… - она скосила на него хитрый взгляд.
    - Здесь у меня нет прав.
    - И… хорошо ты ездил… раньше?
    - Неплохо, - улыбнулся Энрике, - но последние двадцать лет меня к автомобилям не допускали именно по этой причине.

    Кент Келлен знал, кем был Энрике на Земле. Раньше Рик и не скрывал своего чемпионского прошлого. В молодости Кент даже позволял Энрике возить его в ближайший космопорт, благодушно «разрешал» обучать себя вождению и многим профессиональным хитростям, но с появлением Фэй и обострением паталогической ревности и ненависти к немым всё изменилось.
    А Грей и на пушечный выстрел не подпускал Энрике к машинам, стараясь и в этом уколоть. В жизни Рика не должно быть ни одного светлого пятна.
    После смерти Фэй Энрике больше не садился за руль…

    - Почему мы едем, а не летим, - спросил Энрике, чтобы отвлечься.
    - Эта планета слишком отсталая технологически и сейсмоактивная вдобавок. Большинство флаеров сюда завезли очень давно, своего автопрома здесь нет. Гравидвигатели у них первого или второго поколения. Для примера – у «скайвея» гравик шестого поколения, устойчивый к сейсмоколебаниям, перестройка сейсмодатчиков после скачка гравитации у него занимает чуть менее одной секунды, а у допотопных флаеров, коих здесь большинство, перестройка и рестарт занимает почти пятнадцать секунд.
    Энрике укоризненно покосился на Энж:
    - А попроще? Теорию гравидвигателей мне не преподавали, я только в механике и ремонте силен.
    - Управляемая гравитация – то, что держит флаер над поверхностью, гравидвигатель поднимает и ускоряет объекты относительно исходной планетарной массы. Это довольно простое, но требующее очень точной настройки устройство, при каждом запуске настраивается на гравитационное поле местности и использует его. Первому и второму поколению требуется через энное количество километров рестарт, то есть нужно выключить его и запустить заново, чтобы все работало корректно, в соответствии с местными условиями. Землетрясения, как и любая сейсмоактивность, очень сильно влияет на настройки. После резкого скачка гравитации из-за землетрясения двигатель попросту вырубается и машина падает. Сколько она пролетит вниз за пятнадцать секунд, пока движок не перенастроится и не запустится гравитационная подушка? А теперь представь вечно-трясущуюся Байлу и тысячи машин над городскими кварталами, в случае даже небольшого катаклизма вся летающая братия посыплется на головы людям! Поэтому над городами Байлы объявлена без полётная зона. Снижайся и кати на своих четверых, как только город появится на радаре. Про то, что флаеры нового поколения защищены от сейсмоколебаний здесь предпочитают не знать. Новых машин очень мало. «Демон» Грея четвертого поколения, у большинства ранчеров здесь уже есть четверки, потому что им летать приходится, а рисковать свалиться в пике и хлопнуться на землю из-за малейшего землетрясения никто не хочет. А у горожан флаеры старье, вот и ездят по старинке. И мне из-за этого с ними в одном строю катить приходится…

    За разговорами Энрике не заметил как шоссе разрослось уровнями, и по сторонам поднялись величественные башни из стекла и бетона, запестрели рекламой и гигантскими буквами названий. В столице Рик никогда не был, да и вообще ни в одном крупном городе Байлы, поэтому разглядывал проплывающие за стеклом ландшафты с огромным интересом.

    [​IMG]**
    Банком Федерации оказалось ультрасовременное здание из зеркального стекла в фешенебельном бизнес-квартале.
    Припарковавшись напротив, Энжел потянула Энрике в сторону бликующих на солнце дверей, явно рассчитанных на неведомых инопланетных великанов, а не на людей. Рик лишь мельком оглядел роскошь огромного и пустынного холла, сверкающие в высоте люстры, пальчики Энжел плотно обхватили его бицепс и тянули к стойке менеджера.
    - На каком языке вам удобнее разговаривать, - спросила Энжела после обмена приветствиями и демонстрации документов клерку. Темнокожий мужчина разговаривал с отчетливым акцентом и старательно подбирал слова.
    Тот произнес пару фраз на непонятной Энрике абракадабре.
    Энжел лишь улыбнулась и непринужденно продолжила разговор на незнакомом языке.
    У Рика даже сложилось впечатление, что этот непонятный «абракадабрианский» - её родной язык, настолько легко и свободно она изъяснялась. Энрике не понимал ни слова, но разговор явно шел о нем. Клерк косил на него взглядом, но скорее завистливо, чем пренебрежительно. Энжел подписала какие-то документы, и, обернувшись к Энрике, сказала.
    - Вытяни руку, они проверят наличие чипа и снимут пальчики и сетчатку глаза, потом впишешь имя в формуляр и заверишь росписью.
    После несложной процедуры проверки наличия нано-чипа, клерк попросил Энрике глянуть в какой-то странный прибор, похожий на прицел винтовки, подождал, пока Рик обмакнет все десять пальцев гелеобразную жидкость и поочередно приложит к стеклянной панели сканера на небольшом устройстве. Затем клерк еще минут пять суетился за стойкой, набивая умелыми быстрыми пальцами информацию на клавиатуре. Вытащил из сейфа небольшой золотистый квадратик карты и сунул в модуль. Пока Рик вытирал руки услужливо поданной салфеткой, приборчик зажужжал и выплюнул на стол золотистую карточку, на одной стороне которой переливалась голограмма с изображением отпечатка пальца. Энрике расписался в предложенном ему формуляре. Клерк торжественно вручил ему карточку, пожал руку и поздравил «господина» с открытием счета в Банке Галактической Федерации. От суммы, лежащей на его счету, которую назвал клерк, Энрике слегка обалдел, но постарался, чтобы банковский работник не заметил его удивления.Зато Энжи увидела его реакцию и радостно заулыбалась, довольная произведенным эффектом.
    Они покинули банк обнявшись, провожаемые завистливым взглядом клерка.

    - Энжи, это нереальная сумма какая-то, - попытался протестовать Энрике.
    - Не парься, это стандартный минимальный оклад плюс премиальные. Некоторые за такую сумму даже задницу с дивана не поднимут. Зато можешь не стесняться в покупках, если что захочешь. После спа заедем в магазин, подберешь себе одежду.
    - Ты думаешь, я разбираюсь в современной моде или знаю, что сейчас носят в клубах?
    - Сейчас в одежде нет никаких правил, кто что хочет – то и носит, в клубе народ тусит и в вечерних туалетах и в классических джинсах, а некоторые такой сюр напялят, назвать сие одеждой язык не поворачивается. В чем ты себя будешь комфортно чувствовать – то и бери.
    - А ошейник? Клерк в банке его не видел, что ли?
    - Видел, но не понял, что это такое. Я думаю, девяносто процентов увидевших тебя с этой штукой на шее не догадаются, что это. Могут принять его за кардиомонитор или любой другой медицинский прибор, а может быть музыкальный плеер, прибор связи, да что угодно! Оставшиеся десять, которые узнают в нем контроллер раба, решат, что это подделка, а ты или фрик, или борец с рабством, что для Байлы актуально, есть здесь такое общество. То что ты немой большинство может узнать, только если прикоснется к тебе. Для первичного сканирования сияния нужен физический контакт, желательно взаимный. Веди себя естественно и никому в голову не придет, что ты немой и…
    Слово «раб» Энжел не произнесла, только нахмурилась и крепче прижалась к нему.

    [​IMG]

    Обнявшись, они добрались до флаера и продолжили путь.
    Поплутав по гигантскому мегаполису, и даже постояв в пробках, с сожалением подчиняясь общему, на удивление неторопливому ритму жизни в столице, «скайвей» выбрался на окраину и покатил к одиноко стоящей башне. «Дискейн-Тауэр» оказался огромным офисным зданием при самом большом столичном торгово-складском комплексе. Энжи чертыхалась, наворачивая петли между ангарами и павильонами, навигатор нагло врал, рисуя им прямые линии дорог к самой башне, а на деле они снова и снова упирались в тупики. Тут и там сновали какие-то темные подозрительные личности, внимательно поглядывая на флаер и явно оценивая его как потенциальную добычу. Пару раз им преградили дорогу, но после того, как Энжи продемонстрировала свой крошечный пистолет громилы молча ретировались.
    - И какой идиот назначил именно здесь место встречи? – возмутилась девушка, уткнувшись в очередной ангар, преградивший проезд.
    «Идиотом», как выяснилось, оказался Легран, посоветовавший «Дискейн-Тауэр» Майку, как самый надежный и отовсюду видимый ориентир. Сам Майк, как и Энжи лишь слышал о нем, но никогда здесь не был.
    Связавшись с Леграном и следуя его указаниям, Энжи с Риком довольно быстро добрались до нужного места.

    Блондин тут же начал оправдываться.
    - Я не думал, что ты заблудишься! Зачем вы через центральный въезд полезли?
    - Если б я знала, что это криминальный район, я бы вообще сюда не сунулась! Здешняя публика намного опаснее, чем местная власть или проныры-журналисты. Они намного быстрее могут разнюхать то, о чем им знать нельзя. Зря мы здесь засветились.
    - Прости, - сделал жалобные глазки Легран, - сглупил. Я до приюта здесь обитал, и с тех пор не был, захотелось посмотреть, что изменилось. Сам чуть не заплутал, ладно в местных тайных знаках разбираюсь, они все те же.

    [​IMG]

    Энжел лишь укоризненно покачала головой.
    Они не стали терять время на дальнейшие разговоры, слишком много вокруг болталось откровенно мутных личностей, косящих на них внимательными взглядами. Слишком необычные посетители оказались у башни «Дискейн»: огромный медведь с армейской выправкой, блондин, чувствующий себя здесь почти как дома, девушка в нарядном коралловом платье с глубоким вырезом на спине и небольшим, но явно опасным пистолетиком в руках, умело управляющая навороченной тачкой. И он. Рик кожей чувствовал взгляды, цепляющиеся за его ошейник. Что бы Энжел ни говорила – местная публика поняла, что за изделие окольцовывает его шею. И эта информация, Рик не сомневался, очень скоро пойдет вверх по иерархической лестнице криминального мира. И не известно, где она остановится или чью голову озадачит.
    Рик забрался в неприметную машину Егора, а Легран сел к Энжи. Их маленькая колонна, следуя указаниям блондина, быстро покинула территорию комплекса и устремилась к «Савою». На полдороге они разделились: Энжи заметила, что их преследует машина.
    - Вы езжайте в «Град Савой», а я их уведу за собой и постараюсь сбросить хвост, - отзвонилась она Егору.
    «Скайвей» свернул на одном из поворотов к густо застроенному пригороду, а Рик и Егор продолжили свой путь к побережью. Подозрительная машина повернула за Энжел.

    Энрике с Егором прибыли в «Гранд Савой» на полчаса раньше Энжи и Леграна. Почти все уже были в сборе, ждали Кано и Леона, задержавшихся на базе, Рик догадывался, что сейчас парни решают его «проблему с генератором». Легран и Энжел все еще плутали по столичному пригороду, пытаясь оторваться от преследователей.
    Микки мгновенно повис на Рике, с энтузиазмом пересказывая последние новости и делясь планами на день. Майк, незаметно от остальной компании, оттащил их в сторону, и устроил Энрике форменный инструктаж, все пункты которого гласили: «Держись подальше от Энжи, пока не разрешу». Микки был явно в курсе задумки Майка и пообещал «помогать и следить за безопасностью».
    И все из-за гостя.
    Точнее гостьи, которую Майк представил Энрике как Жанель Саваж, лучший эксперт по планетарной геологии в Федерации, сейсмолог и ученый с мировым именем, суперспециалист, который жизненно необходим рейнджерам на Байле...
    -------------------------------
    * вазочка - жаргон гонщиков - призовой кубок.
    ** Скриншот города будущего взят из интернета, автор не известен.
     
    MantiCore, Satyavati, lynxrysya и 22 другим нравится это.
  16. Vainona
    Vainona

    абарзец


    Старший администратор
    Сообщения:
    5.789
    Дата: 3 дек 2016 | Сообщение #56
    [​IMG]

    Девушка оценивающим взглядом окинула Энрике и пожала ему руку.
    - Можно просто Эль. Майк слегка преувеличивает, когда меня нахваливает… но лишь слегка, - кокетливо улыбнулась она.
    На ученого с мировым именем Эль совершенно не походила, слишком молода, да и внешне скорее напоминала завсегдатая подиумов и конкурсов красоты. Не хватало в лице какой-то заумной занудности, автоматически прилагаемой к перечисленным Майклом титулам. Очаровашка-студентка – еще куда ни шло, но не профессор… Ультракороткое платье, слегка прикрывающее длинные ноги и акцентирующее внимание на прелестях соблазнительной фигурки, точеные коленки фотомодели, огромные серые глаза, идеальный макияж, подчеркивающий довольно широкие скулы и пухлые губы. Длинные волосы окрашены какой-то необычной краской, Рик никогда не видел ничего подобного: словно волны алого пламени скользили по локонам от корней до самых кончиков. Рука так и тянулась прикоснуться и рассмотреть переливающиеся пряди: медно-рыжие они, кроваво-алые или в оттенках бургунди. Девушка была красива, вызывающе красива, и, как следствие, половина мужского контингента в зоне видимости напоминала небезызвестного волка из мультика с отвисшей челюстью и слюнями до пола. Мужчины спотыкались об неё взглядами и залипали. Поняв, что смотрят возмутительно долго, смущенно отводили глаза, но затем возвращались к ней снова и снова, оценивая, как она движется, прислушиваясь к задорному смеху и необычному тембру голоса с легким незнакомым акцентом. Рик и сам невольно загляделся, пытаясь уложить в голове внешность обольстительной легкомысленной красотки и регалии серьезного ученого. Не похоже, что Майк пошутил.
    Довольная произведенным эффектом на вновь прибывшего, нимфа подхватила Майкла под руку и утащила его в одну из небольших кофеен, где собрались рейнджеры в ожидании опаздывающих.
    За спиной у Энрике раздалось восторженное цоканье языком. Он обернулся.
    - Красотка-а, да-а! – с гортанным придыханием поделился очевидным Егор. – Но такая разрушительная сила, хуже Халка! А уж из нашего брата вить веревки умеет как никто другой. Ты не смотри, что она милашка-кукляшка, у неё и с мозгами в порядке и с яйцами!
    Энрике вопросительно изогнул бровь, рассматривая мечтательное лицо рейнджера.
    - Это образно. Мадмуазель-супер академика вечно заносит в такие места, куда не каждый мужик рискнет сунуться. И чертовка умудряется выйти сухой из воды, да еще и перья свои не помять. Но стервоза та еще. Была она с нами в экспедиции на Оранге-4, без неё мы бы точно задание провалили, она реально гений в своей области, но и проблем от неё не меньше. Не рейд это был, а индийский фильм, слезы, сопли и мордобой. Умеет она людей лбами сталкивать, а мужики ведутся на неё как бараны. Говорят, что она использует таинственные духи с феромонами, созданными специально для неё по её же рецепту… Не знаю, сколько в этом правды, но башню у большинства начисто сносит. Сам таким был. Эх! Каких ребят потеряли! Чуть не поубивали парни друг друга из-за этой мадамы, да и разбежались в разные стороны, тут уж в одной команде не останешься. Вот такие дела-а-а.
    - И зачем её Майк пригласил?
    Взгляд Егора, неотрывно преследующий девушку, оставался все таким же мечтательным.

    [​IMG]

    - А Майку еще достанется на орехи за это, - продолжил медведь после секундного молчания. - Он сам едва уцелел после этой дамочки. Ничего! Энжи теперь ученая, не даст ей команду разрушить… Но… если Эль согласилась приехать в эту дыру – значит, что-то здесь её зацепило, не думаю, что это ксилл или желание устроить среди рейнджеров рыцарский турнир её славу... Похоже, всё совсем хреново…

    Продолжить им не дал Микки, прилетевший словно ураган и утянувший Рика с Егором осматривать «Гранд Савой». Майкл выбрал для своих гостей восточную часть комплекса, состоящую из небольших гостевых домиков, ресторанчиков, кальянных, игровых площадок, бассейнов и прочих водных и пляжных развлечений. Крыло было отделано в роскошном стиле древних цивилизаций Востока: белый камень, золотая вязь незнакомых символов и благоухающая зелень. Рейнджеры не были здесь единственными обитателями. Половина кофеен, ресторанчиков и спортплощадок была занята небольшими компаниями, не только мужскими, прекрасная половина человечества тоже имелась, не считая разновозрастных детей, от грудничков до подростков. Дамы были изысканно прекрасны, как и полагается богатым и знаменитым, мужчины через одного походили на античных богов, с бронзовой кожей, кубиками пресса, широкими пластинами грудных мышц, банками бицепсов и волевыми подбородками. Одинаковость и пластмассовость фигур делала их похожими на роботов. Может, так оно и было, но Энрике старался не пялиться по сторонам, чтобы не привлекать к своей персоне ненужное внимание. К рейнджерам и так особого интереса никто не проявлял, все были заняты собой. Не сказать, что для Рика подобный сорт развлечений и персон был в новинку, просто он здорово отвык от беззаботного курортного отдыха и чувствовал себя слегка не в своей тарелке среди всеобщего веселья. Рик отвечал и улыбался, но ощущал себя древним стариком, сидящим в инвалидной коляске на детском утреннике. Микки с Егором застряли в небольшой очереди, образовавшейся у тележки мороженщика.

    [​IMG]

    Энрике с улыбкой смотрел как его мальчик, повзрослевший и возмужавший за прошедшие месяцы, чуть смущаясь, общается с тремя девочками, его ровесницами. Егор, возвышающийся над подростками как гора, рассказывал что-то развеселое, девочки хихикали, прикрывая ладошками рот, и поочередно поглядывали то на Микки, то на его хохочущего великана-спутника.
    Рику было чуть тревожно, ведь Микеле рос среди взрослых и никогда не общался с ровесниками, а тем более с девочками. Хотя нет… На базе рейнджеров экспресс-обучение включало и какие-то видеотренинги, Микки рассказывал ему про «общие уроки» и видеочаты с группой. И Энжи всегда хвалила мальчика, рассказывая, что ему на удивление легко дается общение со сверстниками, и в нем совсем нет зажатости и запуганности, которую можно было бы ожидать от ребенка, выросшего в таких тяжелых условиях и рано потерявшего родителей. Несколько раз Микки ездил с рейнджерами в ближайший город, и даже тайком от Энжел был в столице вместе с Майклом, вернувшись в полнейшем восторге из какого-то спортклуба. Рик так и не понял, на чем он там катался: по описанию машина не походила на карт или багги из спортивного прошлого Энрике. Наличие у описываемого Микки устройства шести колес, ракетного сопла и хвостового оперения, а так же способность этого монстра пролетать небольшие расстояния и разворачиваться в воздухе поставила Рика в тупик.
    Да, мышонок сильно изменился за последние месяцы у рейнджеров, и Энрике с отцовской гордостью наблюдал, как его мальчик легко вливается в нормальную жизнь. И вот уже девочки строят глазки симпатичному парнишке, словно он один из них.
    «Он один из них… А я? Я тоже один из них?» - Энрике облокотился на белые резные перила, отделяющие «их кофейню» общей зоны.

    Майк хлопнул его по плечу, пробегая мимо и устремляясь к осаждающей мороженщика веселой компании.
    - Хорошо, когда есть, кого отправить за мороженком, - раздался возле уха воркующий голос с легким акцентом. Рик едва не дернулся, а девушка тихо рассмеялась, поправляя кончиком пальца выбившийся локон.

    [​IMG]

    - Напугала? Тебе уже рассказали, что я ем мужчин на завтрак? – иронично поинтересовалась она. Ладонь легла на перила в миллиметре от его руки. Он невольно напрягся, как будто камень мог передать электрический разряд от её руки к его.
    - Предупредили… - откровенно сказал он, еле заметно отодвигаясь в сторону.
    - И ты уже боишься, что обедать я буду тобой? Ну, или ужинать? – беззаботно расхохоталась она. Повернулась спиной к перилам и легко подпрыгнула, усаживаясь на неширокий, гладкий камень ограды. В следующий момент она ахнула, взмахнув руками, теряя равновесие и заваливаясь назад. Рик успел поймать её за руку, за секунду до нового взрыва заливистого смеха.
    Она и не думала падать, просто отклонилась назад так, что волна длинных переливающихся алым волос свесилась чуть не до земли, а Рику осталось лишь держать её за запястье, невольно засматриваясь на точеную шейку и едва прикрытую легкой тканью грудь.
    - А ты джентльмен и реакция хорошая, не дал девушке упасть. Прости, небольшая проверка на вшивость: стоит ли вообще рассматривать тебя в качестве блюда!
    Энрике потянул её за руку, возвращая девушку в «устойчивое положение». Жанель устроилась на перилах поудобнее и склонила голову к плечу.
    Рик слегка изогнул губы в улыбке:
    - Неужели кто-либо провалил такую проверку?
    - Ты бы провалил, если бы попытался меня лапать, - хитро усмехнулась Эль.
    На этот раз Энрике широко улыбнулся, не удержался и покачал головой.
    - А разве тебе не рассказали … кто я?

    [​IMG]

    - Рассказали, - чуть посерьезнела она, - но я рада, что ты не настолько «дикий», каким тебя пытался изобразить Майк. По-моему, он сгустил краски. Ты вполне себе ничего. Правда, девушек побаиваешься, это видно. Энжелу тоже? - она вопросительно изогнула бровь.
    - К Энжел я уже привык, - Рик добавил в голос чуток иронии.
    - А можно не женский вопрос, Энрике? Сколько тебе лет? Если не секрет…
    Энрике хмыкнул.
    - Не знаю, - пожал он плечами, - я здесь давно, а сколько… не считал…
    - Ты… как Энжел? Такой же?
    - Как Энжел? Какой… такой же? – он непонимающе посмотрел на Эль.
    «Она намекает, что у Энжи дар? Регенерация? Или это про возраст?»
    Он ведь тоже не знает, сколько лет Энжел, слышал только что она, как и он, «старше, чем выглядит».
    И почему он раньше не задумывался над этим?

    Свой возраст Энрике мог оценить весьма приблизительно, он давно сбился со счета, отмечая лишь вехи своих несчастий. Четыре года назад он убил Клауда. Девять лет назад пропали Диего и Лили, родители Микки. Восемнадцать лет назад погибла Фея. Двадцать лет назад в обрушившихся шахтах навсегда остался его друг Салей. Дальше он старался не заглядывать и не вспоминать. Там тоже не было ничего хорошего.

    Эль словно заметила его растерянность.
    - Так ты не знаешь кто она? Она тебе не сказала? – удивилась девушка.
    - Не сказала что? - вопросом на вопрос ответил Рик.
    Жанель помолчала, словно размышляя, рассказать ли ему чужой секрет или оставить себе.
    - Что-то она скрытной стала. Раз Энж промолчала о таком, то и я не буду. Спроси сам.
    - Спросить о чём? – от её непонятных намеков внутри Энрике разливался неприятный холодок. Как много он не знает? Но и он Энжи рассказал далеко не все о себе…
    - Может, мне не все стоит знать, - сам себе ответил Энрике, - многие знания – многие печали, да и навредить могут. Тем более я не рейнджер…

    [​IMG]

    - Майк сказал, ты в команде. Один из нас. Я думала, между своими нет секретов. Про Грея и его людей я наслышана...
    Эль сидела на заборчике, как птичка на жердочке и болтала ногами, но взгляд, внимательный и слегка ироничный не отрывался от лица Энрике. Сзади к ней подкрался Майкл и с тихим возгласом «Бу!» вручил рожок мороженого.
    - Ты мой золотой! – она чмокнула парня в подставленную щеку.
    Майк сунул еще один рожок в руку Энрике, и смачно откусил от своего ровно половину.
    - Микки ты не дождешься, он там себе уже подружек нашел... Егор им что-то героическое на уши вешает, а мороженое тает, - пробормотал Майк с набитым ртом.
    - О! Энжи! Явились, пропащие! – закричал он, поспешно проглатывая комок мороженого и вытирая рот тыльной стороной ладони.
    Рик обернулся.

    Энжи стояла у входа и оглядывала территорию комплекса.

    [​IMG]

    Легран, наткнувшись на взгляд Энрике, убрал руку с плеча Энж и слегка приобнял её за талию. Показательно так приобнял.
    Блондин еще у башни «Дискейн», когда Энжел отвлеклась на телефонные переговоры с Майком, успел посоветовать Рику «держаться подальше». Все словно сговорились сегодня старательно оттирать Энрике в сторону.
    Рик, помня инструкции Майкла «не дергаться и ни на что не реагировать», мысленно сжал зубы. Ни одна мышца не дрогнула на его лице: он умел себя контролировать. Но как долго ему придется держаться в стороне?
    Легран что-то пел Энжел на ухо, отвлекая на себя её внимание, она рассеянно оглядывала столы, крик Майкла девушка явно не услышала и в их сторону не смотрела.
    Рейнджеры поднялись, приветствуя Энжи и Леграна. За спинами опоздавшей парочки нарисовались подоспевшие следом Кано с Леоном, и вскоре на входе в кофейню возникла небольшая шумная куча-мала.
    Наконец, все были в сборе.

    Майк перемахнул через заборчик, подхватил Эль за талию и повел к Энжел. Рик тормознул, не сразу решившись идти ей навстречу. Проблему решил Микки, тоже увидевший рейнджеров, оставив своих новых знакомых щебетать у тележки мороженщика. Он поймал Энрике за руку и бесцеремонно потянул к опаздывающим гостям.
    Все обнимались и здоровались, словно не виделись как минимум полгода. Рик незаметно влился в компанию. Легран в красках расписывал как они «обрубали хвост». Народ с удовольствием ржал над рассказом «штурмана», так старательно петлявшего по пригороду, что в итоге преследователи едва не загнали «Скайвей» в тупик. Оторваться они смогли лишь по счастливой случайности: на забитых машинами кривых улочках все преимущества «Скайвея» в скорости сошли на нет.
    - Энж! – Майк вынырнул у неё из-за спины. – Ну, наконец-то!
    - Привет, дорогая! – Эль белозубо улыбнулась, обернувшейся на голос Энжел.

    Энжи расцвела ответной улыбкой, но шок и удивление полностью скрыть не смогла.
    - Вот это да! Неожиданно… - протянула она, еще не придя в себя. – Как? Как Майк умудрился тебя уговорить? Или ты на пару дней прилетела, только на днюху?
    Эль довольно усмехнулась.
    - О нет! За пару дней вам от меня не избавиться. Майки пообещал мне весь свой гонорар, интересную работу и хорошую компанию. Он сделал мне предложение… от которого я не смогла отказаться.
    - Неправда ваша, мадам! – запротестовал Майкл. – Мы договаривались на половину гонорара, и то если все срастётся. А про компанию и работу – в точку.
    - Майки, Майки! – Энжел поддержала общий игривый тон. – Смотри, она тебя не только без гонорара оставит, но и без штанов!
    Рейнджеры радостно заржали над шуткой.
    Шуткой ли?
    Так общаются люди с общим прошлым, друзья, родные, когда множество интересных историй вспоминаются по единственному слову, и разговоры обрастают кучей своих «шуточек», понятных лишь посвященным.
    - Ты меня познакомишь со своим молодым человеком? – Эль игриво подняла бровь, а Энжел едва заметно напряглась.
    - Легран! Легран Дилейни! – шутливо расшаркался блондин, страшно довольный словами Эль. Изобразил изящный полупоклон, в лучших мушкетерских традициях размахивая воображаемой шляпой. – К вашим услугам, мадам!

    [​IMG]

    - Мадемуазель! Жанель Саваж, для друзей – Эль… Какое у тебя необычное имя! Мсьё француз?
    - Нет! - рассмеялся Легран. - Но для мсьё незабвенный родитель пророчил великое будущее, видимо, поэтому и нарек Великим*. Я тут эта-а… готовлю коварный план по захвату мира, только, тсс-с-с! Ни-ко-му!
    Последние слова Легран произнес зловещим шёпотом, гримасничая и театрально озираясь.
    Очередной взрыв смеха стал ему наградой.
    Энжел закатила глаза.
    Рик тоже улыбался: Легран частенько напоминал ему Майкла хорошо подвешенным языком, дурацкими шуточками и умением легко разрядить атмосферу. И не скажешь, что с образованием у него проблемы.
    Тем временем Легран снова приобнял Энжел за плечи, мурлыкая что-то личное ей на ухо.

    Рик не хотел ревновать. Зачем? Энжел его любит, не Леграна. Но смотреть, как к ней прикасается другой мужчина, было выше его сил. Поэтому когда Микки утащил его в сторону - он вздохнул с облегчением. Лучше не видеть. Вскоре народ разбрелся по раздевалкам и душевым, менять городские костюмы на плавки и бикини. Тут Энрике карта и пригодилась, Энжи оказалась весьма предусмотрительной, снабдив его средством оплаты. Утром он не обратил внимания, было ли в багажной сумке что-либо подходящее для купания в море, да и сама сумка осталась в багажнике «Скайвея». Даже если там что и было – просить на глазах у всех покопаться в сумке в поисках плавательных труселей, пожалуй, не стоило.
    Они с Микки забрели в небольшой магазинчик и устроили столь непривычный для обоих «шоппинг». Рика Энжи еще по дороге проинструктировала как расплачиваться карточкой, накосячить в достаточно простой процедуре было сложно. Продавцы в магазинчике были предусмотрительны, но без навязчивости и подозрительного недоверия. Плавки, сланцы, полотенце, солнечные очки – Рик просто взял то, что предложили консультанты. Микки выбрал еще маску с ластами и бейсболку с большим изогнутым козырьком. И заколку-бабочку с прозрачными черно-слюдяными крыльями, шевелившимися под легкими порывами ветра словно настоящие.
    Для Энжи.
    А он как всегда протупил, просто смотрел на черные слюдяные крылья и вспоминал «Млечную гавань» и её пещеры, населенные сотнями таких же красавиц … Но так и не решился. Микеле оказался сообразительнее его, заметил, что так долго разглядывает Энрике – и отнес на кассу.
    Когда Микки и Энрике вернулись к компании – большинство рейнджеров уже щеголяли голыми торсами. Жанель сменила ультракороткое платье на черный с золотом купальник, делающий её еще соблазнительнее.
    - Мы все купили! - отчитался Микки перед Энжел.
    Оказывается и тут не обошлось без её подачи, когда только успела.
    - Ну, тогда я спокойно иду переодеваться. И вы тоже, парни!
    - Подожди! Энжи! Это тебе! – Микки раскрыл ладони, показывая Энжел сидящую на руке бабочку-заколку, а затем собственноручно прицепил её к волосам девушки. Энжи расцеловала парнишку, а тот что-то тихо зашептал ей на ухо. Она замерла, внимательно прислушиваясь к его словам. Рик не знал, что там ей наговорил Микки, но короткий быстрый взгляд, который она бросила на Энрике, направляясь в раздевалку, сказал ему многое. Это был взгляд-поцелуй, взгляд-нежность, взгляд-обещание. Люблю, целую, жду, скучаю…
    Ему сразу стало спокойно и хорошо. Микки давно был их ласточкой.
    Что же он ей начирикал?
    Майк снял в «Гранд Савое» большой гостевой дом, со своим бассейном, сауной, душевыми и раздевалками, помеченными буквами «М» и «Ж», комнатами для отдыха, огромной гостиной и летней террасой, чтобы было где отдохнуть, переодеться и оставить вещи. Микеле и Энрике скрылись за дверью с буковкой «М». Пока Рик раздевался, Микки успел ополоснуться под душем и выбежал на территорию «Савоя», откуда доносился громогласный призыв Егора «все на море!».
    Энрике накинул полотенце на бедра и выглянул из мужской раздевалки. Дверь в женскую половину была прикрыта, холл перед четверкой кабинок пуст. Сквозь белое матовое стекло душевых ничего видно не было и Рик не сразу понял, заняты они или свободны. Через минуту внимательного изучения он сообразил, что в крайней, возможно, кто-то есть – там шумела вода, но на двери горел зеленый индикатор – «открыто». Рик не стал проверять, есть там кто или просто воду забыли выключить, и решительно направился в соседнюю кабинку. Дверь на защелку он не запер – а вдруг тут не принято закрываться. И спросить-то не у кого!
    Повесил полотенце на крючок, наскоро намылил губку и принялся смывать остатки темных пятен с рук. Кое-где грязь они прозевали, или салфетка Энжел не со всем маслянистым наследием генератора справилась. А может от него вообще маслом воняет или потом? Энрике понюхал подмышку, ладони, ничего криминального не учуял, но решил принять душ по полной программе. Уже смывая с волос остатки шампуня и отфыркиваясь от воды он услышал, как за спиной щелкнул, закрываясь, замок.

    [​IMG]

    Легкие шаги босых ног по мокрой плитке.
    Энрике выпрямился, не оборачиваясь, невольно задержал дыхание, когда теплые ладони коснулись его спины…

    *Легран намекает, что его имя созвучно с французским Le grand – великий
    Спасибо всем креаторам, чьи труды использованы в сериале.
    В роли Жанель Саваж - Фелиция от Клюковки
     
    MantiCore, Satyavati, Audrey и 14 другим нравится это.