TS3 Среда обитания - космос

Тема в разделе "Sims-сериалы и рассказы", создана пользователем СимКэт, 15 фев 2016.

  1. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.033
    Дата: 15 фев 2016 | Сообщение #1
    [​IMG]



    [​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG]

    [​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG]

    [​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG]

    [​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG]

    [​IMG][​IMG]

    Жанр: фантастика, триллер, драма
    Автор: СимКэт
    Фотограф: СимКэт
    Возрастные ограничения: 16+ (Некоторый материал сериала может быть неподходящим для детей до 16 лет)

    Саманта Корф – специалист по внеземным формам жизни. Лингвист, зоолог, конфликтолог и если необходимо, убийца. Катастрофа, случившаяся с ней в детстве, наградила ее сверхъестественной способностью. Но великий дар грозит превратиться в проклятие и обречь на одиночество.

    В гостях у Вдохновения

    Всем добрым людям, чьи творения я использовала во время съемок, низкий поклон и большая признательность.
    В сериале снимались:
    Саманта Корф - Дейдре Беньямин от AlgA
    Белина Айлин - Пенелопа от Лёлика
    Патрисия (Пати) Сун - Паола от Клюковки
    Максим Звонарев - Джейк от Я-права
    Ульф Линдквист - Дин Винчестер от pixelpixies
    Серж - Джек Дэниэлс от Клюковки
    Оливье Маршанн - Эдвин Бритт от ihelen
    Готтфрид Гроссман - Мартин от Клюковки
    Влад Каховски - Чезаре от Лёлика
    Дитер Корф - Rover Land от Клюковки
    Абигайль Корф/Гроссман - Рене от Клюковки
    Милина Карлин - Франсин от Клюковки
    Герда Петерман - Гера от Лёлика
    Ли Вонн - Jun Seo Kim от Nemiga
    Мэттир Карлин - Шут от Лелика
    Бриенна Хоффман - Настя от Лелика
    Жрец Сии-н Доо Кррихх - Сэм Винчестер от Лелика
    Остальные персонажи будут добавляться по ходу пьесы.

     
    olga0745, Русская, MikkiMur и 23 другим нравится это.
  2. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.033
    Дата: 14 янв 2018 в 00:24 | Сообщение #41
    34


    Точка отсчета – побег. Семнадцать дней вперед


    Кто бы мог подумать, как мало нужно человеку для счастья. Оказывается, всего лишь осознание, что больше нигде и ничего не болит.

    [​IMG]

    Сегодня, спустя двенадцать дней после ее первой жуткой трапезы Саманта наконец проснулась и почувствовала, что хочет жить. Судя по всему, корабельное время отсчитывало глубокую ночь или, по крайней мере, раннее утро – кроме нее все спали. Да и ммххуур молчал. Чья-то добрая душа положила на выросший из пола столик чистую одежду и стопку полотенец, и не долго думая, Сэм отправилась на поиски душа. Даже без отсутствия зеркала она прекрасно понимала, как выглядит – с коркой засохшей крови, как своей, так и чужой, с жирными, сваленными в колтуны волосами. Хоть подстриглась перед побегом «благодаря» Бриенне, и то хлеб. А уж про амбре, распространяемое ее телом, и вовсе можно было не говорить.
    Несмотря на то, что корабль сам по себе являлся живым организмом, и по сути, экипаж находился в его утробе, пассажиры ммххуууров всегда были обеспечены самым необходимым. Корабли имели свойство менять внутренние помещения, предугадывая желания тех, кто им управлял. Саманта знала об этом из учебников, штудируемых на Эриде пятнадцать лет назад. Но найти ванную комнату без помощи ммххууура оказалось делом непростым. Связываться с кем-либо по коммутатору она не хотела, хоть и предполагала, что ребята исследовали хотя бы их жилой ярус от и до, пока она валялась в отключке.
    Корабль не стал дожидаться молчаливых просьб Сэм и стал проводником, как только она заблудилась на ярусе.
    Он был красив. Я никогда не думала, что попаду внутрь ммххууура. Представить не могла, что однажды увижу этот прекрасный корабль вживую, а уж про то, чтобы попасть внутрь, даже не смела мечтать. Конечно, коридоры оставляли желать лучшего – они по-прежнему походили на прямую кишку гигантского зверя. Влажность и склизкие нити чего-то живого, бегущие по стенам и потолку только усугубляли это ощущение. Но комнаты, на которые я набрела в поисках душа или его аналогов, поражали воображение. Я не могла понять, иллюзия ли это, или корабль действительно постарался с ремонтом своих помещений. Вряд ли этим озаботились ученые Белины.

    [​IMG]

    Моя комната казалась выполненной из черного как бездна мрамора с красными тонкими прожилками. Вкупе с бордовыми фонариками-огоньками, медленно ползающими по стенам, эффект был сногсшибательным. А вот тут у нас серебро и бирюза. В следующей каюте – золото и багрянец. А здесь – малахит в сочетании с лазурью. Мягкая плюшевая «мебель» под цвет стен и пола, скорее всего, являлась продуктом жизнедеятельности ммххууура – я не нашла повторяющихся предметов. Каждый был уникальным. И выглядели они порой как картинка, рожденная бредом сумасшедшего, но от них веяло уютом и комфортом. Мое «кресло» вообще походило на массажное – стоило мне опустить туда тело, как начинало казаться, будто поясницу мнут мягкие кошачьи лапы. Того и гляди, стульчак начнет мурлыкать.
    Ванная комната поражала смесью перламутра и нефрита. Душевой кабины, на которую я так надеялась, не было. Зато радовала предвкушением большая овальная ванна из серого шершавого камня. Или арболита*. Который на удивление оказался теплым, мягким и податливым. Похоже, из этого же вещества и состоит ммххууур. Вся меблировка корабля являлась частью его плоти. Занятно, немножко отвратительно, но в целом жить можно.

    [​IMG]

    Вот спасибо. Я это все создал для тебя, - буркнул корабль.
    То есть раньше этого не было здесь?
    Нет. Я ориентировался на твои подсознательные желания и вкусы.
    Я же была без сознания.
    Ну… - корабль замялся. – Я немножко покопался в твоих мыслях…
    Вот зараза!
    Эй! Я же ради тебя старался!
    - Какой обидчивый, подумать только, - буркнула Сэм вслух. – Тебя как звать-то?
    При рождении мне было дано имя Обелиус Ретар Кхан/Диизе Лей-Рон Тоо’Мбхали. Но оно уже недействительно. После первого слияния мне нужно брать другое имя.
    - Будешь Одиссеем, - решила Саманта, приготовившись к бурным возражениям корабля.
    Хорошо.
    На удивление ммххууур легко согласился с новым именем.
    - Одиссей, Одиссей… Одди. Вот. Уменьшительно-ласкательно.
    Мне нравится. Спасибо.
    Я почувствовала легкое, как крыло бабочки, касание в области груди. А в животе расцвел крошечный бутон эйфории. Так вот как улыбаются ммххуууры. Приятно.
    Одиссей пару минут мурлыкал что-то под нос, тихонечко, на самой грани слышимого мной диапазона. Потом очнулся и объяснил, как тут все работает. Вода для мытья и питья – одна и та же, переработанная лимфатическая жидкость из его внутренних перегородок. И ее хоть залейся. Ибо грязную воду и отходы от нашей анатомии корабль мог в два счета переработать обратно в дистиллировку. Удобно, ничего не скажешь. От жажды и отсутствия гигиены мы точно не помрем.

    Некая добрая душа, очевидно, Пати, поклоняющаяся своему телу, наставила на выступающих из стен полочках целую армию разноцветных банок с чем-то душистым. Шампуни, гели, масла, соли, бальзамы. Все, что душеньке угодно. Видимо, Рыжуля не смогла упустить такого шанса и развела Макса на косметику во время их совместного похода по «магазинам». Лингвистка вздохнула. Жаль, что тот шоппинг прошел мимо нее – стилеты так и остались у Белины. Ребята запаслись зарядами для плазмомета и лучевиков, но без старой доброй холодной стали Саманта чувствовала себя на редкость неуютно.

    [​IMG]

    Набрав полную ванну и кинув туда парочку небольших спрессованных шариков соли зеленого цвета, девушка забралась в воду и судорожного выдохнула от пронзившего кожу удовольствия.
    Каааайф…
    Ванна была низкой и небольшой по объему, поэтому колени и нижняя часть бедер выступали над водой. И только сейчас девушка обратила внимание на обстоятельство, которое ускользнуло от нее при раздевании. Вся внутренняя часть правого бедра приобрела синюшне-серый цвет. А ведь от Доо-м/Иса был пересажен лишь кусочек кожи, нашедший новый дом в правой части паха. Значит, валиурская кожа доминирует, властвует и побеждает. Судя по скорости распространения, скоро она выживет человеческую полностью.
    Девушка расстроилась – она до последнего надеялась, что удастся сохранить свою внешность. Сэм потеряла друзей, Гая, Ульфа, пережила кромсание скальпелем без наркоза, но предательский цвет кожи стал последней каплей.
    Хотелось как следует нареветься и затем утопиться в пенной водичке.
    Даже не думай. Я успею тебя откачать.
    Саманта вздрогнула, услышав корабль, покачала головой, представляя сию карикатурную картину и против воли рассмеялась.
    Ничего смешного, - обиделся ммххууур. – Я слишком долго искал кого-то похожего на тебя, чтобы так легко отпустить.
    Я тебе не мамочка.
    Корабль обиженно заткнулся. И лингвистка впервые задумалась о том, кем ее воспринимает Одиссей. Возможно, что действительно – мамой…
    Даже их слияние сильно отличалась от единения с Гаем. Чтобы понять и ощутить эту разницу в полную меру, потребуется чуть больше подобных процедур, но ощущения уже были другими. Отвлекшись на воспоминания о слияниях с кораблями, Саманта не сразу заметила, что ей сейчас, в общем-то наплевать на внешность. Таскаться по войдам, проведя всю жизнь в бегах – так какая разница, как она будет выглядеть? Что с человеческим лицом, что с валиурским – ей все равно суждено помереть где-нибудь под космическим кустом вдали от цивилизации.

    [​IMG]

    Тщательно вымывшись, Сэм замоталась в плотный кусок золотистой ткани непонятного происхождения и вернулась в свою каюту. Там кое-что поменялось – добавились полочки на стенах, а прямо у лежанки теперь крепился к стене кусок металла, похожего на серебро и имеющего отражательную способность. На мой немой вопрос – и когда этот таинственный ммххууур все успевает – ответили спасающиеся бегством из моей комнаты некие странные существа. Крохотные и похожие на насекомых комочки шарились в каюте, то ли играя роль носильщиков мебели, то ли – ее создателей. Размером с фалангу среднего пальца, они бодро скакали по полу, перебирая шуршащими лапками. На спине возвышались крылья, как у стрекоз, только они не спешили ими пользоваться. То ли нано-роботы, то ли паразиты.
    Это Строители. Съерра Кос/исс.
    Роботы?
    И да, и нет. Они – часть меня. Мои симбионты. Они помогают наращивать утраченные части тела. Ну и остальное. Например, вещи для удобства пассажиров. И ремонтируют неполадки в системах.
    То есть без них…
    Я погибну. А они не могут жить вне моего организма.
    Кивнув, давая понять, что поняла, Саманта переоделась, насухо вытерла волосы и только тогда глянула в импровизированное зеркало. Под ложечкой неприятно засосало – в глубине радужных оболочек вспыхивали и гасли золотистые огни. Снова вспомнила про синеющую кожу и загрустила.

    [​IMG]

    Корабль вновь предпринял попытку ее расшевелить, и под руководством Одиссея Сэм принялась исследовать уже обжитый ярус. Он состоял из трех параллельных коридоров, соединяющихся маленькими переходами, по три штуки в каждом. Каюты располагались по левую сторону любого из коридоров. Ну как, каюты… Это слишком громко сказано. По просьбе девушки ммххууур впускал ее в каждое помещение, и собственно, помещение – уже огромный комплимент этим пустым каморкам с землистого цвета стенами, влажным плюхающим полом и потолком, с которого стекало что-то густое и багряное. Конденсат.
    Я еще расту… - попытался оправдаться Одди в ответ на отвращение, сморщившее ее лицо.
    Оно и понятно. Сэм понимающе кивнула и послала одобряющий импульс кораблю, про себя радуясь, что хоть что-то из комнат пригодно для жизни.
    Ярус заканчивался двумя комнатами – небольшой пилотной рубкой, куда Одиссей не пустил Саманту, ссылаясь на неготовность, и обзорной площадкой. Точнее сказать, рубка являлась составной частью площадки, но этот участок, отделенный от остального пространства ширмами-перегородками высотой до плеч, так бугрился, пульсировал и булькал, что девушка и не подумала подходить ближе.
    Обзорный иллюминатор во всю закругленную здоровенную стену не впечатлил. На Сэм равнодушно уставилась кромешная тьма без малейшего проблеска.
    - В каком войде мы сейчас находимся?
    В Козероге.

    [​IMG]

    Шикарно. Самый большой войд на краю Наблюдаемой Вселенной*. Через миллиарды парсеков тоненькая полоска звездных скоплений, а за ними – неизвестность. Если туда и летали разведчики, то среди общественных масс это не спешили афишировать. Но вряд ли. Белина и Ко не рискует высовывать головы за порог Млечного Пути, что уж говорить о Сверхскоплении Девы, куда входит наша галактика. А Войд Козерога настолько далеко от Девы, что по нынешним меркам развития астронавтики, нам не под силу преодолеть это расстояние без миллиона сменяющих друг друга поколений. Вот теперь я понимаю Белину – ради способностей ммххуууров к телепортации можно и убить.
    Темнота завораживала и пугала одновременно. Тягучее полотно мрака, оно казалось засасывающим болотом, откуда ничто живое никогда не сможет вырваться. Здесь тоже можно сойти с ума. Когда-то давно, в прошлой жизни, я выходила в эту темноту, покидая уютные переборки «Фридриха». Испытание на прочность, которое мало кто способен выдержать. Но это был местный войд. Совсем рядышком с Домом. А здесь даже я не рискну высовывать нос наружу.

    - И долго мы собираемся здесь болтаться?
    Пока я не проголодаюсь.
    Девушка вздохнула, не удовлетворившись таким ответом, но настаивать не стала.
    Отказавшись от дальнейшей помощи Одиссея в изучении внутренностей корабля, Саманта сама кое-как нашла пустую на данный момент кают-компанию, затем обнаружила кухню-столовую.
    В первой комнате с розовато-серебристыми стенами стояли плюшевые мягкие кресла странной формы из такого же материала, что и ее ложе. Выступающие из стен полки, на которых уже располагались выуженные из неоткуда безделушки. Пати в желании облагородить свои места проживания не знает усталости. Кроме того, здесь стояли книги. Вчитавшись в названия, Сэм поняла, что в основном это все – научная литература, очевидно, принесенная на борт учеными с базы. Почему-то они до сих предпочитали бумажные носители электронным. Видимо, бумага надежнее. Но развлекательное чтиво тоже было представлено, пусть и не так масштабно. На первое время хватит. На столике была разложена настольная игра, правила которой Саманте не были известны. Видимо, кто-то из друзей развлекался, пока она буянила у себя.

    [​IMG]

    Экипаж нашелся в столовой, отделанной то ли мрамором, то ли камнем. По крайней мере визуально производился именно такой эффект. На самом деле этот материал был точной такой же частью корабля, как и все остальное. Серый камень словно светился изнутри крошечными искрами и соседствовал с глубоким малахитом и темно-фиолетовым искрящимися вкраплениями. Красиво, ничего не скажешь.
    Вся мебель и бытовая техника скорее всего выполнены из того же материала, что и ванна, уже виденная лингвисткой. За диванным уголком, обнимающим стеклянный прозрачный столик, восседали бывшие пленницы и Первый секретарь, тоже бывший. Стоило Сэм войти в помещение, Милину подкинуло на добрых полметра и вжало в стену. Она так резво отпрыгнула, что Саманта подивилась, как ее кости остались целыми. Глаза ботанички грозились выкатиться из орбит и плавно спланировать на пол, подчеркивая испуг хозяйки.
    Недоумевающая Пати вытаращилась на нее, потом поняла причину, и с возмущением выдохнула:
    - Да как же ты достала-то, истеричная задница! – а затем обратилась к Саманте. - Ты как, подруга, очухалась?
    - Вроде, - прислушиваясь к своим ощущениям, кивнула Сэм, подходя к ним. Максим при ее появлении засиял, словно начищенное до блеска медное блюдо.
    - Как ты себя чувствуешь? Поужинаешь с нами? – спросил он, приглашая присесть рядом.
    - Это можно, - улыбнулась девушка, плюхаясь по правую руку от него. Милина что-то пробубнила под нос и с видом оскорбленного достоинства медленно выплыла из комнаты. Макс тоже вскочил и засуетился у комодов, выуживая пакеты и тарелки.
    - Черт, вода кончилась. Сейчас приду, - парень ушел из кухни, и Сэм повернулась к Пати.
    - Как настроение?

    [​IMG]

    - Скучно, - пожала плечами техничка. – Заняться нечем. Мы так и будем до смерти скитаться на корабле?
    - Нет. Думаю, когда пройдет время, я смогу высадить всех желающих. Куда бы тебе хотелось?
    - О, пожалуй, оставь меня на Эросе.
    - Ты уверена? – удивилась Саманта. – Слушай, если тебе так невмоготу, я не против, если обратишь внимание на Макса…
    - Ха! Да у меня с Милкой больше шансов, - хмыкнула Пати. – Он же спит и видит, как разложит тебя на постели. Ну или на полу. Это уже как пойдет.
    - Глупости! – фыркнула лингвистка, отмахиваясь от подруги.
    - Твое коронное слово. Ты всегда так говоришь, когда смущена и чуешь, что не права. Парень с ума по тебе сходит.
    - Да с чего ты взяла?
    - Это мой дар – я всегда вижу, когда меня хотят. А уж когда хотят не меня, вижу тем более. Его трясет от одного только твоего вида.
    - Так может он меня боится, - улыбнулась Сэм.
    - И глазами тебя раздевает тоже со страху? Милый мальчик, но увы, мне здесь ничего не светитт.
    - Мальчик?
    - Да. Мальчик. Это Ульф – мужчина, а Максим твой – именно мальчик. Хотя, Линдквист и годками постарше будет. Но дело даже не в этом. Кстати… За Ульфа не скажу, а вот Макс станет целовать пол, по которому ты ходила, даже если твои ступни покроются язвами, а свои следы начнешь заметать собственным же хвостом.
    - А Линдквист, значит, любит глазами?

    [​IMG]

    - Не знаю, - отмахнулась Пати. – Но то, что чувства Макса сильнее, чем у нашего дражайшего десантника, это я тебе точно говорю. Я чую, ты же знаешь.
    О да, она знала. Пати в этом деле настоящий эмпат, пусть ее способность и была сугубо узконаправленной – романтико-эротической. Конечно, хотелось бы услышать от нее ту же речь, но с Ульфом в качестве главного героя, но она и сама в глубине души знала, как Макс на самом деле к ней относится. И даже омерзение от поглощения ею сырого мяса или отвращение от созерцания убийств во время побега, не смогло уронить ее светлый образ в его глазах. Вот и сейчас, стоило ей войти в кают-компанию, как он расцвел.
    - Да… - мечтательно протянула Пати. – Милый. И опытный, наверное.
    - В смысле?
    - Ты же знаешь, что он одно время спал с Белиной.
    - Ну…
    - И с Бриенной.
    - Что?! Он решил похвастаться перед тобой, что ли?
    - Да сам не понял, что сболтнул. Он там у них был дамским угодником. Ну да я его понимаю, как никто другой. Надо же в такой работе и положительные стороны находить, иначе чокнешься. И возвращаясь к Эросу – нет, мне не неймется. Просто это единственное место, где я могла бы ощутить себя как дома. Возможно, Дений еще не против связать себя узами брака, а если не дождался, то меня и должность главной фаворитки вполне устроит.
    - Не думаешь, что он и думать о тебе забыл?
    - О нет, - хитро ухмыльнулась Пати. – Меня забыть невозможно. Была б ты мужиком, я бы тебе доказала.
    Саманта рассмеялась и неожиданно для себя обняла подругу, утыкаясь лбом в ее висок.
    - Я так рада, что ты со мной.
    - А уж я-то как рада, - хмыкнула Рыжая. – Сейчас самое безопасное место – соседство с твоей перекроенной тушкой. Задала же ты жару охранникам.
    - Я ничего не помню…
    - Зато мы помним. Это было классно. Омерзительно конечно, но классно. Только жаль, что нельзя предугадать, когда будет следующий приступ.
    - Не факт, что он случится. В любом случае, я уверена, что вас не трону. Вы не представляете для меня опасность. Когда я не голодна.
    - Да уж, наслышана о твоем аппетите.
    - Ты же меня не боишься, Пати? – серьезным тоном спросила Саманта, заглядывая подруге в глаза.
    - Нет, - покачала та головой с искренним видом. – Несмотря на собственные проблемы, ты нас не бросила, и это дорогого стоит. Вряд ли теперь решишь нами полакомиться. Разум-то никуда не делся. И не денется уже. Кроме того, страшнее Белины ничего быть не может. По крайней мере для меня. Лучше скажи, как у тебя дела с кораблем?

    [​IMG]

    Вернулся Максим, начал выкладывать нехитрую снедь на тарелку, перелил воду из пластикового жбана, который приволок с собой, в кружку. Поставил на стол перед Сэм и уселся рядом. И только тогда девушка ответила на вопрос подруги.
    - Пока не знаю. Вроде неплохо ладим. Я дала ему имя. Он позволил.
    - Ого! – восхитилась Пати. – Он разрешил дать тебе имя? Потрясающе!
    - А что такое?
    - Ты, милочка, теперь капитан.
    - В смысле? Разве ммххуууру нужны капитаны? Они сами по себе.
    - Ничего подобного. Мне Карлин много рассказывал о них, пока мы были вместе. Он тащился от этих живчиков и мечтал еще раз побывать в брюхе одного из них. Жаль, что не дожил до этого момента… Эх… Так о чем это я? Ах да… Короче говоря, кораблики в принципе могут и в одиночестве бороздить космос. До первого слияния с валиурцем. Если все проходит гладко, ммххууур принимает новое имя, становится собственностью валиурца-капитана.
    Не собственностью. Мы называем его друг-партнер, а не хозяин, - встрял негодующий Одиссей.
    - Ой, ну простите. Я не претендую на истину в последней инстанции, - фыркнула Рыжая. – Но подчиняетесь то вы капитанам беспрекословно?
    Нет. Мы уважаем друга-партнера, но не будем выполнять глупый или опасный приказ. Если не захотим.
    - Вот видишь, - хмыкнула Сэм. – А ты заладила: капитан, капитан…

    [​IMG]

    Но капитаны обычно о таком и не просят. Мы ценим друг друга. Но я понимаю, что мы сейчас – беглецы, и нас будут искать. Моих навыков и знаний еще недостаточно, чтобы выжить, поэтому я буду слушаться тебя, Саманта. Ты теперь – мой друг-партнер. Я очень рад, что мы встретились. Ты особенная. В моей генетической памяти заложены встречи с другими валиурцами, но ты – другая. С тобой очень тепло. Мне нравится это ощущение. Я не хочу, чтобы ты покидала меня.
    Эту проникновенную длинную речь корабль выдал лишь для Саманты. И если слова-мысли казались холодно-пафосными, то эмоции, которая она уловила, приятно поразили ее. Она действительно нравилась ммххуууру.
    Самое интересное, что и малыш нравился мне. Кроме того, я не прочь еще раз испытать кайф слияния. Это затягивает, как хороший наркотик. Но даже не в этом дело. Мне больше нет места ни на одной из планет СПЕКТРа, кроме разве что самых жутких дыр, вроде Харибды, о которой я была наслышана от Пати. Но я там долго не выдержу. А еще, до побега я пообещала Одиссею, что всегда буду рядом и не дам в обиду. Обещания, данные детям, пусть они размером с половину приличного астероида, надо выполнять.
     
    Последнее редактирование: 15 янв 2018 в 12:53
    Vainona, Lana15, Прогульщица и 6 другим нравится это.
  3. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.033
    Дата: 18 янв 2018 в 15:15 | Сообщение #42
    35


    Точка отсчета – побег. Тридцать девять дней вперед



    Кончики пальцев снова покалывает. Я замираю от восторга и испускаю еле слышный вздох. Миллиард миллиардов крошечных бриллиантовых крошек над головой, под ногами, впереди. Везде. Искры-бусинки, почти навечно застрявшие в вязком бархате тьмы. Они наперебой подмигивают мне, игриво, с едва заметной усмешкой. А вот одна из точек мигнув последний раз, исчезла. Погибшая миллионы лет назад звезда наконец упокоилась окончательно – мы больше не видим свет, оставленный ее агонизирующим телом.

    [​IMG]

    Я чувствую эмоции Одиссея – он счастлив до безумия находиться здесь. А именно, в рукаве Персея. Мы давно колесим по созвездию Кассиопея, наименее изученному людьми участку Млечного Пути. В этом рукаве практически нет планет, принадлежащих СПЕКТРу. Ммххууур три дня назад в экстазе кружил по орбите толстой оранжевой звезды, принимая без колебаний ласку огненных щупальцев ее короны. Он кормился. Плотная шкурка корабля не боялась ужасных температур и звездного излучения – изысканных деликатесов для Одди.
    Напившись силой звезды под завязку, корабль ушел подальше от жара своей жертвы. Несмотря на прочность теплоизоляционного слоя обшивки, часть тепла она все же пропускала. Я позволила ему купаться в лучах светила, пока Милина не начала падать в обмороки от тепловых ударов. Он тут же сорвался с места, словно ждал моего приказа-просьбы. А сейчас мы отдыхали в рассеянном звездном скоплении Мессье-103 в созвездии Кассиопеи. Я, уставшая от жары не меньше остальных ребят, каждый день выходила на прогулку наружу, включив терморежим скафандра на самый минимум, лишь бы кровь не замерзла.

    Здесь, в антрацитовой* паутине невесомости все проблемы и сомнения кажутся нелепыми и уходят далеко-далеко, за видимый горизонт событий. Девушку во время выходов в открытый космос не беспокоил новый цвет глаз – совсем как у Жреца. Фасеточное зрение научилась контролировать, и оно больше не причиняло неудобств. В такие моменты она забывала и о том, что от паха до кончика пальцев на ногах ее кожа приобрела синюшний оттенок, словно у трупа. И переставала размышлять, почему цвет менялся только в нижней части тела.
    И отдыхала от мыслей, куда и почему пропала блокировка на убийство людей. В первые дни, с момента, как ее пронзила эта мысль, она места себе не находила. Ведь мало кто знает, но Кодекс лингвистов – это не просто свод законов о не причинении вреда человеческой расе. Это психологическая блокировка, которая никогда не позволит нарушить себя. Дитеру не было равных. Вот только… Вот только она не раз и не два обходила ее. Даже во время обучения в Эриде. Как ее табу на убийство людей позволило ей уничтожить профессора, пусть и не своими руками – непонятно. И тем не менее, на сегодняшний день на ее счету даже не одно убийство. И это настораживает.
    Но не сейчас, когда она парит в вакууме, впитывая зрачками слепящий свет звезд, и новорожденных, и умирающих.

    [​IMG]

    На подкорках мозга тихонько шептал какую-то мантру Одиссей, находясь на одной волне с Самантой. Он радовался свободе, огромному непостижимому пространству и власти над вакуумом. Сейчас он был здесь хозяином. Космосу, звездам и самому себе. По ощущениям он напоминал Саманте щенка, которого впервые выпустили из тесной конуры и вывезли в парк. Впрочем, сама она порой чувствовала себя точно так же.
    Хочешь, попробуем слияние во время телепортации?
    Еще спрашиваешь?
    Возвращаюсь на борт, стаскиваю с себя узкий неудобный скафандр, пахнущий сыростью – признак некачественного неопрена. Волосы намокли и неприятно липли ко лбу и щекам, а брюки и футболку словно окатили из шланга. Но мне не до переодеваний.
    Скафандр так и остался валяться на полу шлюза – потом заберу. Несусь в капитанскую рубку, на ходу подключаясь к общей комм-сети:
    - Экипаж, приготовиться к телепорту! – возбужденно кричу в браслет с передатчиком.
    - Опять?! Да вы задрали! – завопила Пати. – Меня уже тошнит от ваших круговертей.
    Максим обреченно вздохнул. Милина буркнула что-то нечленораздельное. Плевать. Вы, главное, успейте подготовиться, ребята, а то набьете шишек в невесомости…

    И вот мы с ммххуууром, как два радостно-дебильных щенка: один скачет по вакууму, вторая – по коридорам корабля, несемся вперед, навстречу неизведанным эмоциям и ощущениям. Наконец, я падаю в кресло пилота, наскоро обхватываю талию ремнем и два – диагональных, через каждое плечо. Весомая мера предосторожности, чтобы во время случайной перегрузки меня не разорвало пополам. Кроме того, по свидетельствам очевидцев, я во время слияний порой показываю такие выкрутасы, что любой йог обзавидуется.
    - Готовы?
    - Готовы, - раздраженно буркнули три голоса.
    - Одди, обратный отсчет!

    [​IMG]

    Пока корабль бормотал, перечисляя цифры, я пыталась силой мысли унять дрожь в ладонях. Такое мы проворачиваем в первый раз. Надеюсь, что не в последний.
    Разум ммххууура робким пером коснулся меня и тут же стремительно вошел в мое сознание. В голове вспыхнуло белоснежное пламя, уничтожая тени мыслей. Зрение поплыло, но я уже имела опыт, и усилием воли заставила фасеточное зрение собраться в единое целое, чтобы затем вновь рассыпать взгляд на все триста шестьдесят градусов – я только что стала кораблем. Звезды стали ближе и словно увеличились в размерах, мне казалось, что я ощущаю кожей-обшивкой их разрушающий жар. Хотела крикнуть, но не было голосовых связок. И горла. Зато было тело. Гигантское, но такое изящное туловище, плывущее в пространстве. Разум не сразу успокоился, голося на все лады, что люди не могут летать. А еще всю мою теперь немаленькую тушку пронзила огненная стрела паники – почему я не падаю вниз. А где он вообще – низ? Где верх? Здесь нет сторон света, нет никаких опор.
    Когда я выходила в космос, будучи обычной лингвисткой, с такой силой меня не штырило. Но сейчас, в связи с изменившимся весом и ростом, и ощущения увеличились стократ.
    Непередаваемое чувство. За гранью реальности. Жутко. И в то же время возбуждающе.
    Внутри сердечным пульсом бились жизни тех, кого я зову друзьями. На краткий миг я успела перехватить их чувства и эмоции по отношению ко мне. Теплая привязанность и симпатия рыжей высокой и статной девушки. Неприязнь, страх и тонкие связующие нити благодарности источала девочка с розовыми волосами. И огромная горячая волна, исходящая от мужчины. Что в ней было больше? Желания, беспокойства, сомнений или любви?
    Любовь? Что это такое? Разве это не лимфа, бегущая внутри моих переборок? Разве это не реликтовое излучение*, ласкающее мою обшивку? Разве это не запах ядерных реакций внутри звездных недр, сладким облаком обволакивающий меня?
    Где-то внутри, глубоко во чреве зародилась крошечная точка – комочек небывалой энергии, распухающий с каждой долей секунды. Все тело пронзила приторно-сладкая дрожь, и энергетический шар взорвался, расплескавшись в моих жилах. Умей я говорить, я бы ахнула от восторга. Странное ощущение – я видела всем телом. И то, что предстало передо мной, перехватило б дыхание, умей я дышать. Мы вошли в изнанку пространства.
    Я не физик. Конечно, основы этой науки преподавали в Эриде, но это было так давно, где-то в прошлой жизни. Да и не уделялось этой дисциплине должного внимания. Лингвистам куда важнее ксенобиология и умение держать в руках стилеты. Но я знаю, что над проблемой телепортации ученые бились тысячелетия, и до сих пор не смогли подчинить себе кротовые норы*. Фотоны и ионы переносить на огромные расстояния – это пожалуйста. Но крупные объекты разрушались в процессе переноса. Точнее сразу же, как попадали в искусственную кротовую нору. Но человечество получило дар от своих кровавых божков – Гаапт, на котором нашли залежи баррелита. Волшебное топливо – так называли его люди. Но на самом деле баррелит – это нечто большее. Корабль, внутри корпуса которого течет жижа из спрессованных кусков руды, видел проколы в пространстве – горловины червоточин. И более того, он и его пассажиры не разлетались на атомы, входя внутрь таких нор. Проблема была в координатах – каждый туннель вел в определенную точку галактики. И если ты попал в коридор, находящийся вне известной системы координат – пиши пропало. Где тебя выкинет – одним богам ведомо. Обратно ты войти уже не сможешь – туннели были односторонними. И не факт, что тебе повезет и ты в ближайшем будущем обнаружишь новый вход в изнанку. Не обнаружишь – сдохнешь. И топливо не бесконечно. А без него ты тоже не жилец.
    А вот ммххууурам не нужны были координаты. Они чувствовали входы и выходы из туннелей. И это еще что… Они сами создавали их. Полностью подчиняли себе пространственно-временной континуум. Только сейчас я поняла, что мы столько лет использовали коридоры, сотворенные этими удивительными существами.
    Будучи на службе, я частенько путешествовала кротовыми норами. Но для нас, человеческих наблюдателей, путешествие внутри изнанки не представляло ничего знаменательного. Пару секунд серого мглистого тумана и все, ты уже вышел обратно в реальность. Но сейчас все выглядело иначе.

    [​IMG]

    Я-ммххууур подчинила время и пространство. Я растянула секунды до вечности и смогла узреть. Меня обволакивала серая мгла, местами сияющая перламутром. Но чем дальше мы углублялись в туннель, тем ярче становился окружающий мир. Вот вокруг вспыхнули огненные стены – гигантские всполохи, словно протуберанцы звезд, они танцевали, ежесекундно меняясь, истончаясь до толщины волоса, сжимаясь в крошечную точку, чтобы вновь вспыхнуть цветком размером с галактику. Оттенки менялись непрерывно, радуя глаза разнообразием спектра. А вот справа, где бушевавшее пламя успокоилось, появились огромные причудливые колонны-статуи, прозрачно-белые, будто изо льда. Они висели в вакууме, распространяя вокруг себя серебристое сияние. Слева пронеслась стайка громадных синих шаров-пузырей. Увидев меня, они замерли, затем принялись метаться на месте, сталкиваясь друг с другом и оглушительно взрываясь при этом. Потом почетным караулом аккуратно обошли меня, щекоча кожу-обшивку, и упорхнули восвояси.
    Внизу алой зарницей родился исполинский цветок, родившейся в фантазии совершенно безумного существа, с кроваво-оранжевыми лепестками. Жадно протянул ко мне голодные багровые щупальца, но раздумав, тут же отпрянул, словно признав наше родство.
    Вокруг этого буйства то и дело мелькали прозрачные существа, похожие на скатов. Безумно прекрасные призраки, хоть и источающие ощущение опасности. Они были живыми, и существовали в мире изнанки. Это знание пришло неоткуда, но оно было реальным, как и мое тело, плывущие в этой фантасмагории.

    [​IMG]

    Картинки, сменяющие друг друга, могли свести с ума неподготовленного человека, настолько чуждая это была красота. Но мой разум слился с сознанием ммххууура, а для них это – всего лишь еще одна страничка реальности. Все это сосуществует рядом с нами миллиарды лет, но человечество никогда не увидит мир изнанки. И я даже затрудняюсь сказать, к печали нашей или радости. Ведь судя по реакции хищного бутона, нас они видят прекрасно. Но, очевидно, принимают за призраков, какими я сейчас вижу прозрачных «скатов».
    Сказочно нереальная вселенная, другая, чуждая человечеству, проносилась мимо, а я все плыла и плыла в невесомости, упиваясь доселе неведомыми мне чувствами. Меня распирало от странных, но приятных ощущений, и тело грозилось вот-вот взорваться, не выдержав окутавшей его эйфории. Она текла внутри меня, в лимфатических жилах, переборках, клетках обшивки. Каждым атомом ощущала ее. Кажется, сейчас умру от счастья…
    Возвращение в родное тело было болезненным. Я охнула и согнулась пополам, поддерживаемая эластичными ремнями, спасающими от травмы. Одежда насквозь мокрая от пота, словно меня окунули в озеро. Конечности потряхивало, а зубы перестукивались друг с другом, словно отчеканивая азбуку Морзе...

    Извини, я пока не умею мягко разрывать слияние.
    Саманта кивнула, отстегиваясь от кресла и плавно сползая на пол. Главное, чтоб не стошнило. Перед глазами плясали багряно-фиолетовые пятна, и картинка снова расплылась на миллион фрагментов. Девушка чувствовала переживания корабля и поспешила его успокоить, невзирая на слабость.

    [​IMG]

    Ты не виноват. Мы все учимся. Мне бы по-хорошему уже пора освоить слияние по своей инициативе. Не бойся. Научимся. Ты-то как? Не очень дискомфортно телепортироваться в моей тушке?
    Вовсе нет. Так легко. Я ничего не понял и не почувствовал даже. Секунда, и мы уже в другой точке. Мне понравилось.
    Ну, еще бы.
    До ванной комнаты девушка кое-как доползла, но после водных процедур стало легче. Силы постепенно возвращались, и тошнота ушла. Натянула чудом оказавшуюся здесь чистую футболку и шорты, оставленные, судя по их экстравагантности, ее рыжей подругой. Милина такое не наденет даже под страхом расстрела. Она предпочитала закрытые футболки – не дай космос кто-то увидит ее голый живот или плечи.
    Вывалилась в коридор, столкнувшись с Максимом.
    - Как прошло? – хрипло спросила Саманта, откашлялась и вопросительно посмотрела на парня. Тот недоуменно уставился в ответ.
    - Что именно?

    [​IMG]

    - Телепортация. Сегодня я была «за рулем», - смущенно улыбнулась, вспомнив о том, что успела перехватить во время слияния. Максим стоял очень близко, нависая над ней. Пришлось вжаться в стенку и протиснуться мимо, пролезая под его рукой. И какого черта ей так хочется коснуться кончиками пальцев его щеки, медленно спускаясь до губ?..
    Эмпатия, будь она неладна…
    - Ничего нового, - брови Звонарева сиганули вверх, пока он наблюдал за перемещениями подруги. – Девчонки сразу же завалились спать. А я тебя искал, хотел спросить, как самочувствие.
    - Все чудесно, - Саманта заспешила прочь, на ходу оглянувшись. – Потом расскажу.
    Запершись в комнате, девушка прислонилась к двери, тяжело дыша.
    И что это сейчас было? Так, спокойно. Это ничего. Пройдет. Я же не Пати. Черт…
    Возбуждение спало лишь через пару часов. Наверное, остаточное явление после телепортации в режиме ммххууура. Одиссей молчал, как убитый, хотя она и спрашивала его о причинах странных ощущений. Острое желание раздеться и накинуться на первого же встречного, и желательно Макса, оставило ее в покое, и не в последнюю очередь благодаря взгляду, вскользь брошенному в зеркало.
    Серебряные глаза. Чужой взгляд. К этому она уже начала привыкать. А вот серые мочки ушей, выглядывающие благодаря убранным в пучок мокрым волосам – это плохо. Валиурская кожа стремительно захватывала тело, перемещаясь по нему до ужаса странно. Сначала бедра, ноги, ступни, а теперь в ход пошло лицо, минуя талию, грудь, шею и руки. А еще темные прядки, проредившие полотно ее серебристых волос. Да, ее новое отражение умело отрезвлять не по-детски.
    Надо выпить.
    Девушка прошла в кухню-столовую и, пользуясь одиночеством, принялась шуршать в шкафчиках, ища припрятанную подругой бутылкой с вином. Ну как, с вином…
    Пока Сэм пребывала в неадеквате, ребята затарились крупами, сушеными фруктами и овощами, специями, солью, и конечно же, сахаром. Всем тем, что портится очень медленно или вообще вечно пригодно к употреблению. Вот Пати и сподобилась варить напиток из забродивших сухофруктов с огромным количеством сладко-кислого сиропа с добавлением спирта, коего благодаря деятельности ммххууура было предостаточно.
    Девушка нацедила напиток в чашку и забралась с ногами на кухонный уголок.
    Одди, выключи свет, пожалуйста.

    [​IMG]

    Блаженный мрак растекся по помещению. В темноте комфортно – не видно больше трупного цвета ног, и можно притвориться, что она не изменилась. Вот только ощущение это длилось недолго. От валиурских органов-то никуда не деться. Сэм вздохнула.
    Стараясь не думать о своей внешности, направила мысли в русло своей новой должности. От лингвиста до капитана корабля – неплохая карьера… Не все мои пассажиры приняли эту новость благосклонно. Конечно, Пати и Макс не возражали. А вот Милина вдруг заартачилась.
    - Почему она?! – взревела ботаничка.
    - Я не вижу на корабле другого валиурца, - спокойно возразил ей Макс, и она заткнулась, но все равно продолжала недовольно зыркать в мою сторону. С этим надо что-то делать. Тем более, после сегодняшнего слияния я поняла, что у меня есть шанс найти лазейку к сердцу Милины.

    У шкафчиков что-то зашуршало. Кто-то еще пришел на кухню. Чертыхаясь, этот некто напоролся на тумбочку и взвыл. Максим. Вот только его не хватало.
    - Проклятье! Одди, вруби свет!
    Меня зовут Одиссей.
    - Да хоть кактус! Включи свет. Пожалуйста.
    Темнота – привычное состояние космоса и…
    Одди, включи. Не вредничай.
    Корабль вздохнул, но пожелание капитана выполнил.
    Макс вздрогнул, увидев, что не один.

    [​IMG]

    - Черт. Ты меня напугала, - парень наполнил свою чашку тем же самым содержимым и сел рядом. - Не помешаю?
    - Нет.
    Пару минут провели в тишине. Судя по сосредоточенному лицу Звонарева, он прилагал нехилые усилия, чтобы не думать ни о чем таком. Саманта, в общем-то, занималась тем же. Потом вздохнула и поняла, что ни разу со всей серьезностью не поблагодарила его за свое спасение.
    - Спасибо тебе. Я в долгу. Вечном, думаю. Ты столько раз меня выручал, а сейчас…
    Я накрыла его ладонь своей. Почувствовала, как он задрожал. Я понимала, почему. Сама два часа назад тряслась как в лихорадке. Но лучше отвлечь его от себя.
    - Почему ты решил прихватить меня с собой?
    - В смысле?
    - Я ходячая проблема. Ты бы мог спокойно досидеть до окончания контракта.
    - Конечно, - скривился Максим. – Досидеть. Или долежать. В гробике. Белина давно подписала мне смертный приговор.
    - Ты мог бы уйти один. Больше шансов.
    - И бросить тебя? – возмутился он. - Ты издеваешься? За кого ты меня принимаешь?
    - Ладно, проехали. А до моего появления там? Чего ты ждал? Повышения по службе? Или пользуясь положением, пытался найти родных?
    - Сначала пытался, - мрачно кивнул Звонарев. – И даже нашел. Сестру. А толку-то? Но есть же еще ты. Сама сказала, что ты – проблема. И это еще мягко сказано. Настоящее стихийное бедствие. И постоянно влипаешь в неприятности. Сначала Гаапт, потом «Мухоловка».
    - С рудников меня бы вытащил дед, - возразила девушка.
    - Конечно! Он и знать не знал, где ты. Так бы и гнила там, пока не окочурилась.
    Черт. Ты сейчас решишь, что я выделываюсь перед тобой, намекая, какой я герой и сколько всего сделал для тебя.
    И не подумаю.
    Мысленно ответив, поняла, что только нарушила наш уговор о невлезании в его голову. Черт.

    Мне ничего не нужно. Я просто рад, что ты рядом. И живая.
    И тут в его мыслях промелькнуло нечто такое, что заставило девушку насторожиться. Даже не фразы, скорее образы. Обрывки воспоминаний. Разговор. Сердце екнуло, а в животе неприятно заворочалось пока еще неразличимое, но холодное ощущение.
    Макс. Как меня нашла Белина?
    Парень осекся, с ужасом глядя девушке в глаза и убирая свою руку из-под ее пальцев.
    - Я… не…
    - Не надо. Не ври. Я все равно рано или поздно узнаю. Забуду про наш уговор и насильно залезу в твою башку, когда ты меньше всего будешь ожидать.
    - Я должен был что-то сделать. Спасти тебя.
    - Таким путем?

    [​IMG]

    - А что мне осталось делать? – взорвался парень, мгновенно переходя из оправдательной позиции в атаку. – Ты подняла лапки кверху и готовилась примерять на себя гроб. По-твоему, я мог спокойно на это смотреть?! Я должен был спасти тебя любой ценой.
    - Даже ценой пыток?
    - Да, черт возьми! Но зато ты живая. Ты дышишь! Я не мог, Сэмми. Не мог поступить иначе. Я люблю тебя, и ты это прекрасно знаешь.
    - Это не оправдание. Я тебе не жена, чтобы вытаскивать меня из любой задницы, в которой я очутилась.
    - Конечно, - горько усмехнулся Максим. – Не жена. Но на что бы ты пошла, чтобы спасти от смерти своего Ульфа?
    - Надо же, ты запомнил его имя! – с сарказмом заметила Саманта, пытаясь задавить в зародыше робкое желание согласиться с его правотой.
    - Еще бы. Вы с Пати постоянно его вспоминаете. Так что, ты бы стояла и смотрела, как он умирает? Зная, что есть шанс на спасение.
    - Я…
    - Ага, засомневалась? Так я отвечу за тебя. Не стала бы. Ты бы из кожи вон вылезла, чтобы не дать ему сдохнуть. А почему? Потому что его ты любишь. И будь он на моем месте, ты бы не смотрела сейчас на него зверем. Ему ты бы простила.
    - Он бы на такое не пошел. Он бы отпустил, зная, что я так хочу.

    [​IMG]

    - А я не смог, - Макс мрачно качнул головой, вставая. – К тому же, я опоздал с новостями. Белине уже донес ваш якобы спаситель. Она мне так сказала. Короче, делай, что хочешь. Скажи Одиссею, чтобы он выкинул меня. Плевать. Я все равно считаю, что поступил правильно, и совесть меня грызть не собирается.
    Звонарев ушел, оставив лингвистку в растрепанных чувствах. С одной стороны, ей льстила такая любовь, пусть и толкнувшая его в итоге на предательство. А с другой… с другой оно самое. Предательство. Он действительно верит, что Клаус опередил его, но не факт, что это правда. Да и какая разница? Он это сделал. Пошел и сказал. Сдал с потрохами.
    Ее лучший друг. Тот, на которого она всегда могла положиться. Глаза защипало от подступивших слез.
    Проклятые эмоции, после слияния от них нет никакого покоя…
    Сэм одним махом влила в себя содержимое чашки, поморщилась и с грохотом опустила ее на стол. Тело сотрясала мелкая дрожь. Тяжело, горько и невыносимо обидно. А ведь она тоже им дорожила.
    Да даже сейчас… Проклятье! Я не могу на него злиться!
    - Это моя пижама! – визгливый вопль вырвал Саманту из горького облака размышлений. Она недоуменно подняла взгляд и столкнулась с метавшими молнии глазами Милины. – Ты взяла мою пижаму!
    Ах вот оно что…
    - Тебе ее вернуть сейчас же? – улыбнувшись, уточнила линвгистка.

    [​IMG]

    - Нет. Не надо. Оставь себе. Я больше ее не одену, - презрительно дернув плечиком, буркнула девушка.
    - Милина, давай-ка на чистоту. Чего ты добиваешься? Чтобы Одиссей открыл для тебя шлюз, отправив в вечную прогулку?
    Ботаничка ошарашенно подавилась словами, вытаращив глаза.
    - А поверь мне – так и будет, если ты продолжишь так себя вести. И сделает он это не ради моей защиты, а потому что ты бесишь. Ты достала всех, даже корабль. Ты что же, не рада, что тебя вытащили с Каллисто? Я должна была оставить тебя там?
    - Нет, я… - она моргнула и поджала задрожавшие губы.
    - Ты молилась, Милина? Пока была пленницей? – Сэм знала, что Милина родилась на Либерсии, где религиозный фанатизм был в великом почете. И сама девушка не расставалась с нательным крестиком, который остался на базе, к ее великому сожалению. В ответ ботаничка кивнула, не смея произнести хоть слово. – Так почему же ты с ходу отвергаешь возможность, что твой Бог послал меня в ответ на твои молитвы?
    - Да… но… ты убила столько людей!..
    - Разве ваше Евангелие не учит применять жестокость там, где это необходимо? Для всеобщего блага?
    Заглянув в ее обалдевшие глаза, я немножко сбавила обороты. Еще не хватало, чтоб девчонка сочла меня Вернувшимся*.
    - Ты боишься меня? Напрасно. За месяц ни одного приступа. Это о чем-то да говорит, верно? И если бы я хотела, пристукнула вас вместе с охранниками базы. Я этого не сделала, а значит, даже во время этого состояния могу различать, кто друг, а кто – враг. Как только представится возможность, я высажу тебя на любой планете по твоему желанию. Но пока слишком опасно так рисковать. Не только для всех нас, но и для тебя – ты окажешься одна и без возможности в любой момент прыгнуть на другой конец вселенной. А если попадешься к агентам Белины, поверь, они с тебя заживо снимут кожу в попытках выведать мое местонахождение. И плевать им, что ты ничего не будешь знать. Живой ты оттуда больше не выйдешь. Ты ведь это понимаешь?
    - Да…
    Лингвистка поняла, что настроение пить в одиночку пропало, и поднявшись, прошла к выходу.

    [​IMG]

    - Тогда в чем дело? Почему ты стремишься всеми силами сделать наше пребывание на корабле еще более невыносимым. Нам и так, поверь, не сладко. Всем нам. Не только тебе. Как и ты, я потеряла друзей, Гая. Пер погиб на наших глазах. Я вряд ли когда-нибудь увижу Линдквиста. А уж о моей семье не может быть и речи – так подставлять родных я в жизни не стану. Так какого рожна, Милина? Ты из кожи вон лезешь, чтобы доказать всем, какая ты несчастная, и как тебе плохо, и как ты меня презираешь. Но нам всем хреново, уж поверь. А презирать меня сильнее, чем я сама, тебе вряд ли удастся. Спокойной ночи.
    С этими словами я покинула кухню, оставив ботаничку размышлять над моими словами. Я очень надеялась, что удалось достучаться до этой дурынды – лезть к ней в голову не было ни сил, ни желания. А у меня и своих проблем хватает.
     
    Screenshot, Lana15, Тулумба и 2 другим нравится это.