TS3 Среда обитания - космос

Тема в разделе "Sims-сериалы и рассказы", создана пользователем СимКэт, 15 фев 2016.

  1. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 15 фев 2016 | Сообщение #1
    [​IMG]



    [​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG]

    [​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG]

    [​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG]

    [​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG]

    [​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG]

    [​IMG][​IMG][​IMG][​IMG]

    Жанр: фантастика, триллер, драма
    Автор: СимКэт
    Фотограф: СимКэт
    Возрастные ограничения: 16+ (Некоторый материал сериала может быть неподходящим для детей до 16 лет)

    Саманта Корф – специалист по внеземным формам жизни. Лингвист, зоолог, конфликтолог и если необходимо, убийца. Катастрофа, случившаяся с ней в детстве, наградила ее сверхъестественной способностью. Но великий дар грозит превратиться в проклятие и обречь на одиночество.

    В гостях у Вдохновения

    Всем добрым людям, чьи творения я использовала во время съемок, низкий поклон и большая признательность.
    В сериале снимались:
    Саманта Корф - Дейдре Беньямин от AlgA
    Белина Айлин - Пенелопа от Лёлика
    Патрисия (Пати) Сун - Паола от Клюковки
    Максим Звонарев - Джейк от Я-права
    Ульф Линдквист - Дин Винчестер от pixelpixies
    Серж - Джек Дэниэлс от Клюковки
    Оливье Маршанн - Эдвин Бритт от ihelen
    Готтфрид Гроссман - Мартин от Клюковки
    Влад Каховски - Чезаре от Лёлика
    Дитер Корф - Rover Land от Клюковки
    Абигайль Корф/Гроссман - Рене от Клюковки
    Милина Карлин - Франсин от Клюковки
    Герда Петерман - Гера от Лёлика
    Ли Вонн - Jun Seo Kim от Nemiga
    Мэттир Карлин - Шут от Лелика
    Бриенна Хоффман - Настя от Лелика
    Жрец Сии-н Доо Кррихх - Сэм Винчестер от Лелика
    Капитан Ларссон - Дориан от Лелика
    Ирина Самойлова - Дана от Лелика
    Остальные персонажи будут добавляться по ходу пьесы.

     
    myplastic, olga0745, Русская и 24 другим нравится это.
  2. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 14 янв 2018 | Сообщение #41
    34


    Точка отсчета – побег. Семнадцать дней вперед


    Кто бы мог подумать, как мало нужно человеку для счастья. Оказывается, всего лишь осознание, что больше нигде и ничего не болит.

    [​IMG]

    Сегодня, спустя двенадцать дней после ее первой жуткой трапезы Саманта наконец проснулась и почувствовала, что хочет жить. Судя по всему, корабельное время отсчитывало глубокую ночь или, по крайней мере, раннее утро – кроме нее все спали. Да и ммххуур молчал. Чья-то добрая душа положила на выросший из пола столик чистую одежду и стопку полотенец, и не долго думая, Сэм отправилась на поиски душа. Даже без отсутствия зеркала она прекрасно понимала, как выглядит – с коркой засохшей крови, как своей, так и чужой, с жирными, сваленными в колтуны волосами. Хоть подстриглась перед побегом «благодаря» Бриенне, и то хлеб. А уж про амбре, распространяемое ее телом, и вовсе можно было не говорить.
    Несмотря на то, что корабль сам по себе являлся живым организмом, и по сути, экипаж находился в его утробе, пассажиры ммххуууров всегда были обеспечены самым необходимым. Корабли имели свойство менять внутренние помещения, предугадывая желания тех, кто им управлял. Саманта знала об этом из учебников, штудируемых на Эриде пятнадцать лет назад. Но найти ванную комнату без помощи ммххууура оказалось делом непростым. Связываться с кем-либо по коммутатору она не хотела, хоть и предполагала, что ребята исследовали хотя бы их жилой ярус от и до, пока она валялась в отключке.
    Корабль не стал дожидаться молчаливых просьб Сэм и стал проводником, как только она заблудилась на ярусе.
    Он был красив. Я никогда не думала, что попаду внутрь ммххууура. Представить не могла, что однажды увижу этот прекрасный корабль вживую, а уж про то, чтобы попасть внутрь, даже не смела мечтать. Конечно, коридоры оставляли желать лучшего – они по-прежнему походили на прямую кишку гигантского зверя. Влажность и склизкие нити чего-то живого, бегущие по стенам и потолку только усугубляли это ощущение. Но комнаты, на которые я набрела в поисках душа или его аналогов, поражали воображение. Я не могла понять, иллюзия ли это, или корабль действительно постарался с ремонтом своих помещений. Вряд ли этим озаботились ученые Белины.

    [​IMG]

    Моя комната казалась выполненной из черного как бездна мрамора с красными тонкими прожилками. Вкупе с бордовыми фонариками-огоньками, медленно ползающими по стенам, эффект был сногсшибательным. А вот тут у нас серебро и бирюза. В следующей каюте – золото и багрянец. А здесь – малахит в сочетании с лазурью. Мягкая плюшевая «мебель» под цвет стен и пола, скорее всего, являлась продуктом жизнедеятельности ммххууура – я не нашла повторяющихся предметов. Каждый был уникальным. И выглядели они порой как картинка, рожденная бредом сумасшедшего, но от них веяло уютом и комфортом. Мое «кресло» вообще походило на массажное – стоило мне опустить туда тело, как начинало казаться, будто поясницу мнут мягкие кошачьи лапы. Того и гляди, стульчак начнет мурлыкать.
    Ванная комната поражала смесью перламутра и нефрита. Душевой кабины, на которую я так надеялась, не было. Зато радовала предвкушением большая овальная ванна из серого шершавого камня. Или арболита*. Который на удивление оказался теплым, мягким и податливым. Похоже, из этого же вещества и состоит ммххууур. Вся меблировка корабля являлась частью его плоти. Занятно, немножко отвратительно, но в целом жить можно.

    [​IMG]

    Вот спасибо. Я это все создал для тебя, - буркнул корабль.
    То есть раньше этого не было здесь?
    Нет. Я ориентировался на твои подсознательные желания и вкусы.
    Я же была без сознания.
    Ну… - корабль замялся. – Я немножко покопался в твоих мыслях…
    Вот зараза!
    Эй! Я же ради тебя старался!
    - Какой обидчивый, подумать только, - буркнула Сэм вслух. – Тебя как звать-то?
    При рождении мне было дано имя Обелиус Ретар Кхан/Диизе Лей-Рон Тоо’Мбхали. Но оно уже недействительно. После первого слияния мне нужно брать другое имя.
    - Будешь Одиссеем, - решила Саманта, приготовившись к бурным возражениям корабля.
    Хорошо.
    На удивление ммххууур легко согласился с новым именем.
    - Одиссей, Одиссей… Одди. Вот. Уменьшительно-ласкательно.
    Мне нравится. Спасибо.
    Я почувствовала легкое, как крыло бабочки, касание в области груди. А в животе расцвел крошечный бутон эйфории. Так вот как улыбаются ммххуууры. Приятно.
    Одиссей пару минут мурлыкал что-то под нос, тихонечко, на самой грани слышимого мной диапазона. Потом очнулся и объяснил, как тут все работает. Вода для мытья и питья – одна и та же, переработанная лимфатическая жидкость из его внутренних перегородок. И ее хоть залейся. Ибо грязную воду и отходы от нашей анатомии корабль мог в два счета переработать обратно в дистиллировку. Удобно, ничего не скажешь. От жажды и отсутствия гигиены мы точно не помрем.

    Некая добрая душа, очевидно, Пати, поклоняющаяся своему телу, наставила на выступающих из стен полочках целую армию разноцветных банок с чем-то душистым. Шампуни, гели, масла, соли, бальзамы. Все, что душеньке угодно. Видимо, Рыжуля не смогла упустить такого шанса и развела Макса на косметику во время их совместного похода по «магазинам». Лингвистка вздохнула. Жаль, что тот шоппинг прошел мимо нее – стилеты так и остались у Белины. Ребята запаслись зарядами для плазмомета и лучевиков, но без старой доброй холодной стали Саманта чувствовала себя на редкость неуютно.

    [​IMG]

    Набрав полную ванну и кинув туда парочку небольших спрессованных шариков соли зеленого цвета, девушка забралась в воду и судорожного выдохнула от пронзившего кожу удовольствия.
    Каааайф…
    Ванна была низкой и небольшой по объему, поэтому колени и нижняя часть бедер выступали над водой. И только сейчас девушка обратила внимание на обстоятельство, которое ускользнуло от нее при раздевании. Вся внутренняя часть правого бедра приобрела синюшне-серый цвет. А ведь от Доо-м/Иса был пересажен лишь кусочек кожи, нашедший новый дом в правой части паха. Значит, валиурская кожа доминирует, властвует и побеждает. Судя по скорости распространения, скоро она выживет человеческую полностью.
    Девушка расстроилась – она до последнего надеялась, что удастся сохранить свою внешность. Сэм потеряла друзей, Гая, Ульфа, пережила кромсание скальпелем без наркоза, но предательский цвет кожи стал последней каплей.
    Хотелось как следует нареветься и затем утопиться в пенной водичке.
    Даже не думай. Я успею тебя откачать.
    Саманта вздрогнула, услышав корабль, покачала головой, представляя сию карикатурную картину и против воли рассмеялась.
    Ничего смешного, - обиделся ммххууур. – Я слишком долго искал кого-то похожего на тебя, чтобы так легко отпустить.
    Я тебе не мамочка.
    Корабль обиженно заткнулся. И лингвистка впервые задумалась о том, кем ее воспринимает Одиссей. Возможно, что действительно – мамой…
    Даже их слияние сильно отличалась от единения с Гаем. Чтобы понять и ощутить эту разницу в полную меру, потребуется чуть больше подобных процедур, но ощущения уже были другими. Отвлекшись на воспоминания о слияниях с кораблями, Саманта не сразу заметила, что ей сейчас, в общем-то наплевать на внешность. Таскаться по войдам, проведя всю жизнь в бегах – так какая разница, как она будет выглядеть? Что с человеческим лицом, что с валиурским – ей все равно суждено помереть где-нибудь под космическим кустом вдали от цивилизации.

    [​IMG]

    Тщательно вымывшись, Сэм замоталась в плотный кусок золотистой ткани непонятного происхождения и вернулась в свою каюту. Там кое-что поменялось – добавились полочки на стенах, а прямо у лежанки теперь крепился к стене кусок металла, похожего на серебро и имеющего отражательную способность. На мой немой вопрос – и когда этот таинственный ммххууур все успевает – ответили спасающиеся бегством из моей комнаты некие странные существа. Крохотные и похожие на насекомых комочки шарились в каюте, то ли играя роль носильщиков мебели, то ли – ее создателей. Размером с фалангу среднего пальца, они бодро скакали по полу, перебирая шуршащими лапками. На спине возвышались крылья, как у стрекоз, только они не спешили ими пользоваться. То ли нано-роботы, то ли паразиты.
    Это Строители. Съерра Кос/исс.
    Роботы?
    И да, и нет. Они – часть меня. Мои симбионты. Они помогают наращивать утраченные части тела. Ну и остальное. Например, вещи для удобства пассажиров. И ремонтируют неполадки в системах.
    То есть без них…
    Я погибну. А они не могут жить вне моего организма.
    Кивнув, давая понять, что поняла, Саманта переоделась, насухо вытерла волосы и только тогда глянула в импровизированное зеркало. Под ложечкой неприятно засосало – в глубине радужных оболочек вспыхивали и гасли золотистые огни. Снова вспомнила про синеющую кожу и загрустила.

    [​IMG]

    Корабль вновь предпринял попытку ее расшевелить, и под руководством Одиссея Сэм принялась исследовать уже обжитый ярус. Он состоял из трех параллельных коридоров, соединяющихся маленькими переходами, по три штуки в каждом. Каюты располагались по левую сторону любого из коридоров. Ну как, каюты… Это слишком громко сказано. По просьбе девушки ммххууур впускал ее в каждое помещение, и собственно, помещение – уже огромный комплимент этим пустым каморкам с землистого цвета стенами, влажным плюхающим полом и потолком, с которого стекало что-то густое и багряное. Конденсат.
    Я еще расту… - попытался оправдаться Одди в ответ на отвращение, сморщившее ее лицо.
    Оно и понятно. Сэм понимающе кивнула и послала одобряющий импульс кораблю, про себя радуясь, что хоть что-то из комнат пригодно для жизни.
    Ярус заканчивался двумя комнатами – небольшой пилотной рубкой, куда Одиссей не пустил Саманту, ссылаясь на неготовность, и обзорной площадкой. Точнее сказать, рубка являлась составной частью площадки, но этот участок, отделенный от остального пространства ширмами-перегородками высотой до плеч, так бугрился, пульсировал и булькал, что девушка и не подумала подходить ближе.
    Обзорный иллюминатор во всю закругленную здоровенную стену не впечатлил. На Сэм равнодушно уставилась кромешная тьма без малейшего проблеска.
    - В каком войде мы сейчас находимся?
    В Козероге.

    [​IMG]

    Шикарно. Самый большой войд на краю Наблюдаемой Вселенной*. Через миллиарды парсеков тоненькая полоска звездных скоплений, а за ними – неизвестность. Если туда и летали разведчики, то среди общественных масс это не спешили афишировать. Но вряд ли. Белина и Ко не рискует высовывать головы за порог Млечного Пути, что уж говорить о Сверхскоплении Девы, куда входит наша галактика. А Войд Козерога настолько далеко от Девы, что по нынешним меркам развития астронавтики, нам не под силу преодолеть это расстояние без миллиона сменяющих друг друга поколений. Вот теперь я понимаю Белину – ради способностей ммххуууров к телепортации можно и убить.
    Темнота завораживала и пугала одновременно. Тягучее полотно мрака, оно казалось засасывающим болотом, откуда ничто живое никогда не сможет вырваться. Здесь тоже можно сойти с ума. Когда-то давно, в прошлой жизни, я выходила в эту темноту, покидая уютные переборки «Фридриха». Испытание на прочность, которое мало кто способен выдержать. Но это был местный войд. Совсем рядышком с Домом. А здесь даже я не рискну высовывать нос наружу.

    - И долго мы собираемся здесь болтаться?
    Пока я не проголодаюсь.
    Девушка вздохнула, не удовлетворившись таким ответом, но настаивать не стала.
    Отказавшись от дальнейшей помощи Одиссея в изучении внутренностей корабля, Саманта сама кое-как нашла пустую на данный момент кают-компанию, затем обнаружила кухню-столовую.
    В первой комнате с розовато-серебристыми стенами стояли плюшевые мягкие кресла странной формы из такого же материала, что и ее ложе. Выступающие из стен полки, на которых уже располагались выуженные из неоткуда безделушки. Пати в желании облагородить свои места проживания не знает усталости. Кроме того, здесь стояли книги. Вчитавшись в названия, Сэм поняла, что в основном это все – научная литература, очевидно, принесенная на борт учеными с базы. Почему-то они до сих предпочитали бумажные носители электронным. Видимо, бумага надежнее. Но развлекательное чтиво тоже было представлено, пусть и не так масштабно. На первое время хватит. На столике была разложена настольная игра, правила которой Саманте не были известны. Видимо, кто-то из друзей развлекался, пока она буянила у себя.

    [​IMG]

    Экипаж нашелся в столовой, отделанной то ли мрамором, то ли камнем. По крайней мере визуально производился именно такой эффект. На самом деле этот материал был точной такой же частью корабля, как и все остальное. Серый камень словно светился изнутри крошечными искрами и соседствовал с глубоким малахитом и темно-фиолетовым искрящимися вкраплениями. Красиво, ничего не скажешь.
    Вся мебель и бытовая техника скорее всего выполнены из того же материала, что и ванна, уже виденная лингвисткой. За диванным уголком, обнимающим стеклянный прозрачный столик, восседали бывшие пленницы и Первый секретарь, тоже бывший. Стоило Сэм войти в помещение, Милину подкинуло на добрых полметра и вжало в стену. Она так резво отпрыгнула, что Саманта подивилась, как ее кости остались целыми. Глаза ботанички грозились выкатиться из орбит и плавно спланировать на пол, подчеркивая испуг хозяйки.
    Недоумевающая Пати вытаращилась на нее, потом поняла причину, и с возмущением выдохнула:
    - Да как же ты достала-то, истеричная задница! – а затем обратилась к Саманте. - Ты как, подруга, очухалась?
    - Вроде, - прислушиваясь к своим ощущениям, кивнула Сэм, подходя к ним. Максим при ее появлении засиял, словно начищенное до блеска медное блюдо.
    - Как ты себя чувствуешь? Поужинаешь с нами? – спросил он, приглашая присесть рядом.
    - Это можно, - улыбнулась девушка, плюхаясь по правую руку от него. Милина что-то пробубнила под нос и с видом оскорбленного достоинства медленно выплыла из комнаты. Макс тоже вскочил и засуетился у комодов, выуживая пакеты и тарелки.
    - Черт, вода кончилась. Сейчас приду, - парень ушел из кухни, и Сэм повернулась к Пати.
    - Как настроение?

    [​IMG]

    - Скучно, - пожала плечами техничка. – Заняться нечем. Мы так и будем до смерти скитаться на корабле?
    - Нет. Думаю, когда пройдет время, я смогу высадить всех желающих. Куда бы тебе хотелось?
    - О, пожалуй, оставь меня на Эросе.
    - Ты уверена? – удивилась Саманта. – Слушай, если тебе так невмоготу, я не против, если обратишь внимание на Макса…
    - Ха! Да у меня с Милкой больше шансов, - хмыкнула Пати. – Он же спит и видит, как разложит тебя на постели. Ну или на полу. Это уже как пойдет.
    - Глупости! – фыркнула лингвистка, отмахиваясь от подруги.
    - Твое коронное слово. Ты всегда так говоришь, когда смущена и чуешь, что не права. Парень с ума по тебе сходит.
    - Да с чего ты взяла?
    - Это мой дар – я всегда вижу, когда меня хотят. А уж когда хотят не меня, вижу тем более. Его трясет от одного только твоего вида.
    - Так может он меня боится, - улыбнулась Сэм.
    - И глазами тебя раздевает тоже со страху? Милый мальчик, но увы, мне здесь ничего не светитт.
    - Мальчик?
    - Да. Мальчик. Это Ульф – мужчина, а Максим твой – именно мальчик. Хотя, Линдквист и годками постарше будет. Но дело даже не в этом. Кстати… За Ульфа не скажу, а вот Макс станет целовать пол, по которому ты ходила, даже если твои ступни покроются язвами, а свои следы начнешь заметать собственным же хвостом.
    - А Линдквист, значит, любит глазами?

    [​IMG]

    - Не знаю, - отмахнулась Пати. – Но то, что чувства Макса сильнее, чем у нашего дражайшего десантника, это я тебе точно говорю. Я чую, ты же знаешь.
    О да, она знала. Пати в этом деле настоящий эмпат, пусть ее способность и была сугубо узконаправленной – романтико-эротической. Конечно, хотелось бы услышать от нее ту же речь, но с Ульфом в качестве главного героя, но она и сама в глубине души знала, как Макс на самом деле к ней относится. И даже омерзение от поглощения ею сырого мяса или отвращение от созерцания убийств во время побега, не смогло уронить ее светлый образ в его глазах. Вот и сейчас, стоило ей войти в кают-компанию, как он расцвел.
    - Да… - мечтательно протянула Пати. – Милый. И опытный, наверное.
    - В смысле?
    - Ты же знаешь, что он одно время спал с Белиной.
    - Ну…
    - И с Бриенной.
    - Что?! Он решил похвастаться перед тобой, что ли?
    - Да сам не понял, что сболтнул. Он там у них был дамским угодником. Ну да я его понимаю, как никто другой. Надо же в такой работе и положительные стороны находить, иначе чокнешься. И возвращаясь к Эросу – нет, мне не неймется. Просто это единственное место, где я могла бы ощутить себя как дома. Возможно, Дений еще не против связать себя узами брака, а если не дождался, то меня и должность главной фаворитки вполне устроит.
    - Не думаешь, что он и думать о тебе забыл?
    - О нет, - хитро ухмыльнулась Пати. – Меня забыть невозможно. Была б ты мужиком, я бы тебе доказала.
    Саманта рассмеялась и неожиданно для себя обняла подругу, утыкаясь лбом в ее висок.
    - Я так рада, что ты со мной.
    - А уж я-то как рада, - хмыкнула Рыжая. – Сейчас самое безопасное место – соседство с твоей перекроенной тушкой. Задала же ты жару охранникам.
    - Я ничего не помню…
    - Зато мы помним. Это было классно. Омерзительно конечно, но классно. Только жаль, что нельзя предугадать, когда будет следующий приступ.
    - Не факт, что он случится. В любом случае, я уверена, что вас не трону. Вы не представляете для меня опасность. Когда я не голодна.
    - Да уж, наслышана о твоем аппетите.
    - Ты же меня не боишься, Пати? – серьезным тоном спросила Саманта, заглядывая подруге в глаза.
    - Нет, - покачала та головой с искренним видом. – Несмотря на собственные проблемы, ты нас не бросила, и это дорогого стоит. Вряд ли теперь решишь нами полакомиться. Разум-то никуда не делся. И не денется уже. Кроме того, страшнее Белины ничего быть не может. По крайней мере для меня. Лучше скажи, как у тебя дела с кораблем?

    [​IMG]

    Вернулся Максим, начал выкладывать нехитрую снедь на тарелку, перелил воду из пластикового жбана, который приволок с собой, в кружку. Поставил на стол перед Сэм и уселся рядом. И только тогда девушка ответила на вопрос подруги.
    - Пока не знаю. Вроде неплохо ладим. Я дала ему имя. Он позволил.
    - Ого! – восхитилась Пати. – Он разрешил дать тебе имя? Потрясающе!
    - А что такое?
    - Ты, милочка, теперь капитан.
    - В смысле? Разве ммххуууру нужны капитаны? Они сами по себе.
    - Ничего подобного. Мне Карлин много рассказывал о них, пока мы были вместе. Он тащился от этих живчиков и мечтал еще раз побывать в брюхе одного из них. Жаль, что не дожил до этого момента… Эх… Так о чем это я? Ах да… Короче говоря, кораблики в принципе могут и в одиночестве бороздить космос. До первого слияния с валиурцем. Если все проходит гладко, ммххууур принимает новое имя, становится собственностью валиурца-капитана.
    Не собственностью. Мы называем его друг-партнер, а не хозяин, - встрял негодующий Одиссей.
    - Ой, ну простите. Я не претендую на истину в последней инстанции, - фыркнула Рыжая. – Но подчиняетесь то вы капитанам беспрекословно?
    Нет. Мы уважаем друга-партнера, но не будем выполнять глупый или опасный приказ. Если не захотим.
    - Вот видишь, - хмыкнула Сэм. – А ты заладила: капитан, капитан…

    [​IMG]

    Но капитаны обычно о таком и не просят. Мы ценим друг друга. Но я понимаю, что мы сейчас – беглецы, и нас будут искать. Моих навыков и знаний еще недостаточно, чтобы выжить, поэтому я буду слушаться тебя, Саманта. Ты теперь – мой друг-партнер. Я очень рад, что мы встретились. Ты особенная. В моей генетической памяти заложены встречи с другими валиурцами, но ты – другая. С тобой очень тепло. Мне нравится это ощущение. Я не хочу, чтобы ты покидала меня.
    Эту проникновенную длинную речь корабль выдал лишь для Саманты. И если слова-мысли казались холодно-пафосными, то эмоции, которая она уловила, приятно поразили ее. Она действительно нравилась ммххуууру.
    Самое интересное, что и малыш нравился мне. Кроме того, я не прочь еще раз испытать кайф слияния. Это затягивает, как хороший наркотик. Но даже не в этом дело. Мне больше нет места ни на одной из планет СПЕКТРа, кроме разве что самых жутких дыр, вроде Харибды, о которой я была наслышана от Пати. Но я там долго не выдержу. А еще, до побега я пообещала Одиссею, что всегда буду рядом и не дам в обиду. Обещания, данные детям, пусть они размером с половину приличного астероида, надо выполнять.
     
    Последнее редактирование: 15 янв 2018
    Мульти, Lanalely, Ornela и 11 другим нравится это.
  3. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 18 янв 2018 | Сообщение #42
    35


    Точка отсчета – побег. Тридцать девять дней вперед



    Кончики пальцев снова покалывает. Я замираю от восторга и испускаю еле слышный вздох. Миллиард миллиардов крошечных бриллиантовых крошек над головой, под ногами, впереди. Везде. Искры-бусинки, почти навечно застрявшие в вязком бархате тьмы. Они наперебой подмигивают мне, игриво, с едва заметной усмешкой. А вот одна из точек мигнув последний раз, исчезла. Погибшая миллионы лет назад звезда наконец упокоилась окончательно – мы больше не видим свет, оставленный ее агонизирующим телом.

    [​IMG]

    Я чувствую эмоции Одиссея – он счастлив до безумия находиться здесь. А именно, в рукаве Персея. Мы давно колесим по созвездию Кассиопея, наименее изученному людьми участку Млечного Пути. В этом рукаве практически нет планет, принадлежащих СПЕКТРу. Ммххууур три дня назад в экстазе кружил по орбите толстой оранжевой звезды, принимая без колебаний ласку огненных щупальцев ее короны. Он кормился. Плотная шкурка корабля не боялась ужасных температур и звездного излучения – изысканных деликатесов для Одди.
    Напившись силой звезды под завязку, корабль ушел подальше от жара своей жертвы. Несмотря на прочность теплоизоляционного слоя обшивки, часть тепла она все же пропускала. Я позволила ему купаться в лучах светила, пока Милина не начала падать в обмороки от тепловых ударов. Он тут же сорвался с места, словно ждал моего приказа-просьбы. А сейчас мы отдыхали в рассеянном звездном скоплении Мессье-103 в созвездии Кассиопеи. Я, уставшая от жары не меньше остальных ребят, каждый день выходила на прогулку наружу, включив терморежим скафандра на самый минимум, лишь бы кровь не замерзла.

    Здесь, в антрацитовой* паутине невесомости все проблемы и сомнения кажутся нелепыми и уходят далеко-далеко, за видимый горизонт событий. Девушку во время выходов в открытый космос не беспокоил новый цвет глаз – совсем как у Жреца. Фасеточное зрение научилась контролировать, и оно больше не причиняло неудобств. В такие моменты она забывала и о том, что от паха до кончика пальцев на ногах ее кожа приобрела синюшний оттенок, словно у трупа. И переставала размышлять, почему цвет менялся только в нижней части тела.
    И отдыхала от мыслей, куда и почему пропала блокировка на убийство людей. В первые дни, с момента, как ее пронзила эта мысль, она места себе не находила. Ведь мало кто знает, но Кодекс лингвистов – это не просто свод законов о не причинении вреда человеческой расе. Это психологическая блокировка, которая никогда не позволит нарушить себя. Дитеру не было равных. Вот только… Вот только она не раз и не два обходила ее. Даже во время обучения в Эриде. Как ее табу на убийство людей позволило ей уничтожить профессора, пусть и не своими руками – непонятно. И тем не менее, на сегодняшний день на ее счету даже не одно убийство. И это настораживает.
    Но не сейчас, когда она парит в вакууме, впитывая зрачками слепящий свет звезд, и новорожденных, и умирающих.

    [​IMG]

    На подкорках мозга тихонько шептал какую-то мантру Одиссей, находясь на одной волне с Самантой. Он радовался свободе, огромному непостижимому пространству и власти над вакуумом. Сейчас он был здесь хозяином. Космосу, звездам и самому себе. По ощущениям он напоминал Саманте щенка, которого впервые выпустили из тесной конуры и вывезли в парк. Впрочем, сама она порой чувствовала себя точно так же.
    Хочешь, попробуем слияние во время телепортации?
    Еще спрашиваешь?
    Возвращаюсь на борт, стаскиваю с себя узкий неудобный скафандр, пахнущий сыростью – признак некачественного неопрена. Волосы намокли и неприятно липли ко лбу и щекам, а брюки и футболку словно окатили из шланга. Но мне не до переодеваний.
    Скафандр так и остался валяться на полу шлюза – потом заберу. Несусь в капитанскую рубку, на ходу подключаясь к общей комм-сети:
    - Экипаж, приготовиться к телепорту! – возбужденно кричу в браслет с передатчиком.
    - Опять?! Да вы задрали! – завопила Пати. – Меня уже тошнит от ваших круговертей.
    Максим обреченно вздохнул. Милина буркнула что-то нечленораздельное. Плевать. Вы, главное, успейте подготовиться, ребята, а то набьете шишек в невесомости…

    И вот мы с ммххуууром, как два радостно-дебильных щенка: один скачет по вакууму, вторая – по коридорам корабля, несемся вперед, навстречу неизведанным эмоциям и ощущениям. Наконец, я падаю в кресло пилота, наскоро обхватываю талию ремнем и два – диагональных, через каждое плечо. Весомая мера предосторожности, чтобы во время случайной перегрузки меня не разорвало пополам. Кроме того, по свидетельствам очевидцев, я во время слияний порой показываю такие выкрутасы, что любой йог обзавидуется.
    - Готовы?
    - Готовы, - раздраженно буркнули три голоса.
    - Одди, обратный отсчет!

    [​IMG]

    Пока корабль бормотал, перечисляя цифры, я пыталась силой мысли унять дрожь в ладонях. Такое мы проворачиваем в первый раз. Надеюсь, что не в последний.
    Разум ммххууура робким пером коснулся меня и тут же стремительно вошел в мое сознание. В голове вспыхнуло белоснежное пламя, уничтожая тени мыслей. Зрение поплыло, но я уже имела опыт, и усилием воли заставила фасеточное зрение собраться в единое целое, чтобы затем вновь рассыпать взгляд на все триста шестьдесят градусов – я только что стала кораблем. Звезды стали ближе и словно увеличились в размерах, мне казалось, что я ощущаю кожей-обшивкой их разрушающий жар. Хотела крикнуть, но не было голосовых связок. И горла. Зато было тело. Гигантское, но такое изящное туловище, плывущее в пространстве. Разум не сразу успокоился, голося на все лады, что люди не могут летать. А еще всю мою теперь немаленькую тушку пронзила огненная стрела паники – почему я не падаю вниз. А где он вообще – низ? Где верх? Здесь нет сторон света, нет никаких опор.
    Когда я выходила в космос, будучи обычной лингвисткой, с такой силой меня не штырило. Но сейчас, в связи с изменившимся весом и ростом, и ощущения увеличились стократ.
    Непередаваемое чувство. За гранью реальности. Жутко. И в то же время возбуждающе.
    Внутри сердечным пульсом бились жизни тех, кого я зову друзьями. На краткий миг я успела перехватить их чувства и эмоции по отношению ко мне. Теплая привязанность и симпатия рыжей высокой и статной девушки. Неприязнь, страх и тонкие связующие нити благодарности источала девочка с розовыми волосами. И огромная горячая волна, исходящая от мужчины. Что в ней было больше? Желания, беспокойства, сомнений или любви?
    Любовь? Что это такое? Разве это не лимфа, бегущая внутри моих переборок? Разве это не реликтовое излучение*, ласкающее мою обшивку? Разве это не запах ядерных реакций внутри звездных недр, сладким облаком обволакивающий меня?
    Где-то внутри, глубоко во чреве зародилась крошечная точка – комочек небывалой энергии, распухающий с каждой долей секунды. Все тело пронзила приторно-сладкая дрожь, и энергетический шар взорвался, расплескавшись в моих жилах. Умей я говорить, я бы ахнула от восторга. Странное ощущение – я видела всем телом. И то, что предстало передо мной, перехватило б дыхание, умей я дышать. Мы вошли в изнанку пространства.
    Я не физик. Конечно, основы этой науки преподавали в Эриде, но это было так давно, где-то в прошлой жизни. Да и не уделялось этой дисциплине должного внимания. Лингвистам куда важнее ксенобиология и умение держать в руках стилеты. Но я знаю, что над проблемой телепортации ученые бились тысячелетия, и до сих пор не смогли подчинить себе кротовые норы*. Фотоны и ионы переносить на огромные расстояния – это пожалуйста. Но крупные объекты разрушались в процессе переноса. Точнее сразу же, как попадали в искусственную кротовую нору. Но человечество получило дар от своих кровавых божков – Гаапт, на котором нашли залежи баррелита. Волшебное топливо – так называли его люди. Но на самом деле баррелит – это нечто большее. Корабль, внутри корпуса которого течет жижа из спрессованных кусков руды, видел проколы в пространстве – горловины червоточин. И более того, он и его пассажиры не разлетались на атомы, входя внутрь таких нор. Проблема была в координатах – каждый туннель вел в определенную точку галактики. И если ты попал в коридор, находящийся вне известной системы координат – пиши пропало. Где тебя выкинет – одним богам ведомо. Обратно ты войти уже не сможешь – туннели были односторонними. И не факт, что тебе повезет и ты в ближайшем будущем обнаружишь новый вход в изнанку. Не обнаружишь – сдохнешь. И топливо не бесконечно. А без него ты тоже не жилец.
    А вот ммххууурам не нужны были координаты. Они чувствовали входы и выходы из туннелей. И это еще что… Они сами создавали их. Полностью подчиняли себе пространственно-временной континуум. Только сейчас я поняла, что мы столько лет использовали коридоры, сотворенные этими удивительными существами.
    Будучи на службе, я частенько путешествовала кротовыми норами. Но для нас, человеческих наблюдателей, путешествие внутри изнанки не представляло ничего знаменательного. Пару секунд серого мглистого тумана и все, ты уже вышел обратно в реальность. Но сейчас все выглядело иначе.

    [​IMG]

    Я-ммххууур подчинила время и пространство. Я растянула секунды до вечности и смогла узреть. Меня обволакивала серая мгла, местами сияющая перламутром. Но чем дальше мы углублялись в туннель, тем ярче становился окружающий мир. Вот вокруг вспыхнули огненные стены – гигантские всполохи, словно протуберанцы звезд, они танцевали, ежесекундно меняясь, истончаясь до толщины волоса, сжимаясь в крошечную точку, чтобы вновь вспыхнуть цветком размером с галактику. Оттенки менялись непрерывно, радуя глаза разнообразием спектра. А вот справа, где бушевавшее пламя успокоилось, появились огромные причудливые колонны-статуи, прозрачно-белые, будто изо льда. Они висели в вакууме, распространяя вокруг себя серебристое сияние. Слева пронеслась стайка громадных синих шаров-пузырей. Увидев меня, они замерли, затем принялись метаться на месте, сталкиваясь друг с другом и оглушительно взрываясь при этом. Потом почетным караулом аккуратно обошли меня, щекоча кожу-обшивку, и упорхнули восвояси.
    Внизу алой зарницей родился исполинский цветок, родившейся в фантазии совершенно безумного существа, с кроваво-оранжевыми лепестками. Жадно протянул ко мне голодные багровые щупальца, но раздумав, тут же отпрянул, словно признав наше родство.
    Вокруг этого буйства то и дело мелькали прозрачные существа, похожие на скатов. Безумно прекрасные призраки, хоть и источающие ощущение опасности. Они были живыми, и существовали в мире изнанки. Это знание пришло неоткуда, но оно было реальным, как и мое тело, плывущие в этой фантасмагории.

    [​IMG]

    Картинки, сменяющие друг друга, могли свести с ума неподготовленного человека, настолько чуждая это была красота. Но мой разум слился с сознанием ммххууура, а для них это – всего лишь еще одна страничка реальности. Все это сосуществует рядом с нами миллиарды лет, но человечество никогда не увидит мир изнанки. И я даже затрудняюсь сказать, к печали нашей или радости. Ведь судя по реакции хищного бутона, нас они видят прекрасно. Но, очевидно, принимают за призраков, какими я сейчас вижу прозрачных «скатов».
    Сказочно нереальная вселенная, другая, чуждая человечеству, проносилась мимо, а я все плыла и плыла в невесомости, упиваясь доселе неведомыми мне чувствами. Меня распирало от странных, но приятных ощущений, и тело грозилось вот-вот взорваться, не выдержав окутавшей его эйфории. Она текла внутри меня, в лимфатических жилах, переборках, клетках обшивки. Каждым атомом ощущала ее. Кажется, сейчас умру от счастья…
    Возвращение в родное тело было болезненным. Я охнула и согнулась пополам, поддерживаемая эластичными ремнями, спасающими от травмы. Одежда насквозь мокрая от пота, словно меня окунули в озеро. Конечности потряхивало, а зубы перестукивались друг с другом, словно отчеканивая азбуку Морзе...

    Извини, я пока не умею мягко разрывать слияние.
    Саманта кивнула, отстегиваясь от кресла и плавно сползая на пол. Главное, чтоб не стошнило. Перед глазами плясали багряно-фиолетовые пятна, и картинка снова расплылась на миллион фрагментов. Девушка чувствовала переживания корабля и поспешила его успокоить, невзирая на слабость.

    [​IMG]

    Ты не виноват. Мы все учимся. Мне бы по-хорошему уже пора освоить слияние по своей инициативе. Не бойся. Научимся. Ты-то как? Не очень дискомфортно телепортироваться в моей тушке?
    Вовсе нет. Так легко. Я ничего не понял и не почувствовал даже. Секунда, и мы уже в другой точке. Мне понравилось.
    Ну, еще бы.
    До ванной комнаты девушка кое-как доползла, но после водных процедур стало легче. Силы постепенно возвращались, и тошнота ушла. Натянула чудом оказавшуюся здесь чистую футболку и шорты, оставленные, судя по их экстравагантности, ее рыжей подругой. Милина такое не наденет даже под страхом расстрела. Она предпочитала закрытые футболки – не дай космос кто-то увидит ее голый живот или плечи.
    Вывалилась в коридор, столкнувшись с Максимом.
    - Как прошло? – хрипло спросила Саманта, откашлялась и вопросительно посмотрела на парня. Тот недоуменно уставился в ответ.
    - Что именно?

    [​IMG]

    - Телепортация. Сегодня я была «за рулем», - смущенно улыбнулась, вспомнив о том, что успела перехватить во время слияния. Максим стоял очень близко, нависая над ней. Пришлось вжаться в стенку и протиснуться мимо, пролезая под его рукой. И какого черта ей так хочется коснуться кончиками пальцев его щеки, медленно спускаясь до губ?..
    Эмпатия, будь она неладна…
    - Ничего нового, - брови Звонарева сиганули вверх, пока он наблюдал за перемещениями подруги. – Девчонки сразу же завалились спать. А я тебя искал, хотел спросить, как самочувствие.
    - Все чудесно, - Саманта заспешила прочь, на ходу оглянувшись. – Потом расскажу.
    Запершись в комнате, девушка прислонилась к двери, тяжело дыша.
    И что это сейчас было? Так, спокойно. Это ничего. Пройдет. Я же не Пати. Черт…
    Возбуждение спало лишь через пару часов. Наверное, остаточное явление после телепортации в режиме ммххууура. Одиссей молчал, как убитый, хотя она и спрашивала его о причинах странных ощущений. Острое желание раздеться и накинуться на первого же встречного, и желательно Макса, оставило ее в покое, и не в последнюю очередь благодаря взгляду, вскользь брошенному в зеркало.
    Серебряные глаза. Чужой взгляд. К этому она уже начала привыкать. А вот серые мочки ушей, выглядывающие благодаря убранным в пучок мокрым волосам – это плохо. Валиурская кожа стремительно захватывала тело, перемещаясь по нему до ужаса странно. Сначала бедра, ноги, ступни, а теперь в ход пошло лицо, минуя талию, грудь, шею и руки. А еще темные прядки, проредившие полотно ее серебристых волос. Да, ее новое отражение умело отрезвлять не по-детски.
    Надо выпить.
    Девушка прошла в кухню-столовую и, пользуясь одиночеством, принялась шуршать в шкафчиках, ища припрятанную подругой бутылкой с вином. Ну как, с вином…
    Пока Сэм пребывала в неадеквате, ребята затарились крупами, сушеными фруктами и овощами, специями, солью, и конечно же, сахаром. Всем тем, что портится очень медленно или вообще вечно пригодно к употреблению. Вот Пати и сподобилась варить напиток из забродивших сухофруктов с огромным количеством сладко-кислого сиропа с добавлением спирта, коего благодаря деятельности ммххууура было предостаточно.
    Девушка нацедила напиток в чашку и забралась с ногами на кухонный уголок.
    Одди, выключи свет, пожалуйста.

    [​IMG]

    Блаженный мрак растекся по помещению. В темноте комфортно – не видно больше трупного цвета ног, и можно притвориться, что она не изменилась. Вот только ощущение это длилось недолго. От валиурских органов-то никуда не деться. Сэм вздохнула.
    Стараясь не думать о своей внешности, направила мысли в русло своей новой должности. От лингвиста до капитана корабля – неплохая карьера… Не все мои пассажиры приняли эту новость благосклонно. Конечно, Пати и Макс не возражали. А вот Милина вдруг заартачилась.
    - Почему она?! – взревела ботаничка.
    - Я не вижу на корабле другого валиурца, - спокойно возразил ей Макс, и она заткнулась, но все равно продолжала недовольно зыркать в мою сторону. С этим надо что-то делать. Тем более, после сегодняшнего слияния я поняла, что у меня есть шанс найти лазейку к сердцу Милины.

    У шкафчиков что-то зашуршало. Кто-то еще пришел на кухню. Чертыхаясь, этот некто напоролся на тумбочку и взвыл. Максим. Вот только его не хватало.
    - Проклятье! Одди, вруби свет!
    Меня зовут Одиссей.
    - Да хоть кактус! Включи свет. Пожалуйста.
    Темнота – привычное состояние космоса и…
    Одди, включи. Не вредничай.
    Корабль вздохнул, но пожелание капитана выполнил.
    Макс вздрогнул, увидев, что не один.

    [​IMG]

    - Черт. Ты меня напугала, - парень наполнил свою чашку тем же самым содержимым и сел рядом. - Не помешаю?
    - Нет.
    Пару минут провели в тишине. Судя по сосредоточенному лицу Звонарева, он прилагал нехилые усилия, чтобы не думать ни о чем таком. Саманта, в общем-то, занималась тем же. Потом вздохнула и поняла, что ни разу со всей серьезностью не поблагодарила его за свое спасение.
    - Спасибо тебе. Я в долгу. Вечном, думаю. Ты столько раз меня выручал, а сейчас…
    Я накрыла его ладонь своей. Почувствовала, как он задрожал. Я понимала, почему. Сама два часа назад тряслась как в лихорадке. Но лучше отвлечь его от себя.
    - Почему ты решил прихватить меня с собой?
    - В смысле?
    - Я ходячая проблема. Ты бы мог спокойно досидеть до окончания контракта.
    - Конечно, - скривился Максим. – Досидеть. Или долежать. В гробике. Белина давно подписала мне смертный приговор.
    - Ты мог бы уйти один. Больше шансов.
    - И бросить тебя? – возмутился он. - Ты издеваешься? За кого ты меня принимаешь?
    - Ладно, проехали. А до моего появления там? Чего ты ждал? Повышения по службе? Или пользуясь положением, пытался найти родных?
    - Сначала пытался, - мрачно кивнул Звонарев. – И даже нашел. Сестру. А толку-то? Но есть же еще ты. Сама сказала, что ты – проблема. И это еще мягко сказано. Настоящее стихийное бедствие. И постоянно влипаешь в неприятности. Сначала Гаапт, потом «Мухоловка».
    - С рудников меня бы вытащил дед, - возразила девушка.
    - Конечно! Он и знать не знал, где ты. Так бы и гнила там, пока не окочурилась.
    Черт. Ты сейчас решишь, что я выделываюсь перед тобой, намекая, какой я герой и сколько всего сделал для тебя.
    И не подумаю.
    Мысленно ответив, поняла, что только нарушила наш уговор о невлезании в его голову. Черт.

    Мне ничего не нужно. Я просто рад, что ты рядом. И живая.
    И тут в его мыслях промелькнуло нечто такое, что заставило девушку насторожиться. Даже не фразы, скорее образы. Обрывки воспоминаний. Разговор. Сердце екнуло, а в животе неприятно заворочалось пока еще неразличимое, но холодное ощущение.
    Макс. Как меня нашла Белина?
    Парень осекся, с ужасом глядя девушке в глаза и убирая свою руку из-под ее пальцев.
    - Я… не…
    - Не надо. Не ври. Я все равно рано или поздно узнаю. Забуду про наш уговор и насильно залезу в твою башку, когда ты меньше всего будешь ожидать.
    - Я должен был что-то сделать. Спасти тебя.
    - Таким путем?

    [​IMG]

    - А что мне осталось делать? – взорвался парень, мгновенно переходя из оправдательной позиции в атаку. – Ты подняла лапки кверху и готовилась примерять на себя гроб. По-твоему, я мог спокойно на это смотреть?! Я должен был спасти тебя любой ценой.
    - Даже ценой пыток?
    - Да, черт возьми! Но зато ты живая. Ты дышишь! Я не мог, Сэмми. Не мог поступить иначе. Я люблю тебя, и ты это прекрасно знаешь.
    - Это не оправдание. Я тебе не жена, чтобы вытаскивать меня из любой задницы, в которой я очутилась.
    - Конечно, - горько усмехнулся Максим. – Не жена. Но на что бы ты пошла, чтобы спасти от смерти своего Ульфа?
    - Надо же, ты запомнил его имя! – с сарказмом заметила Саманта, пытаясь задавить в зародыше робкое желание согласиться с его правотой.
    - Еще бы. Вы с Пати постоянно его вспоминаете. Так что, ты бы стояла и смотрела, как он умирает? Зная, что есть шанс на спасение.
    - Я…
    - Ага, засомневалась? Так я отвечу за тебя. Не стала бы. Ты бы из кожи вон вылезла, чтобы не дать ему сдохнуть. А почему? Потому что его ты любишь. И будь он на моем месте, ты бы не смотрела сейчас на него зверем. Ему ты бы простила.
    - Он бы на такое не пошел. Он бы отпустил, зная, что я так хочу.

    [​IMG]

    - А я не смог, - Макс мрачно качнул головой, вставая. – К тому же, я опоздал с новостями. Белине уже донес ваш якобы спаситель. Она мне так сказала. Короче, делай, что хочешь. Скажи Одиссею, чтобы он выкинул меня. Плевать. Я все равно считаю, что поступил правильно, и совесть меня грызть не собирается.
    Звонарев ушел, оставив лингвистку в растрепанных чувствах. С одной стороны, ей льстила такая любовь, пусть и толкнувшая его в итоге на предательство. А с другой… с другой оно самое. Предательство. Он действительно верит, что Клаус опередил его, но не факт, что это правда. Да и какая разница? Он это сделал. Пошел и сказал. Сдал с потрохами.
    Ее лучший друг. Тот, на которого она всегда могла положиться. Глаза защипало от подступивших слез.
    Проклятые эмоции, после слияния от них нет никакого покоя…
    Сэм одним махом влила в себя содержимое чашки, поморщилась и с грохотом опустила ее на стол. Тело сотрясала мелкая дрожь. Тяжело, горько и невыносимо обидно. А ведь она тоже им дорожила.
    Да даже сейчас… Проклятье! Я не могу на него злиться!
    - Это моя пижама! – визгливый вопль вырвал Саманту из горького облака размышлений. Она недоуменно подняла взгляд и столкнулась с метавшими молнии глазами Милины. – Ты взяла мою пижаму!
    Ах вот оно что…
    - Тебе ее вернуть сейчас же? – улыбнувшись, уточнила линвгистка.

    [​IMG]

    - Нет. Не надо. Оставь себе. Я больше ее не одену, - презрительно дернув плечиком, буркнула девушка.
    - Милина, давай-ка на чистоту. Чего ты добиваешься? Чтобы Одиссей открыл для тебя шлюз, отправив в вечную прогулку?
    Ботаничка ошарашенно подавилась словами, вытаращив глаза.
    - А поверь мне – так и будет, если ты продолжишь так себя вести. И сделает он это не ради моей защиты, а потому что ты бесишь. Ты достала всех, даже корабль. Ты что же, не рада, что тебя вытащили с Каллисто? Я должна была оставить тебя там?
    - Нет, я… - она моргнула и поджала задрожавшие губы.
    - Ты молилась, Милина? Пока была пленницей? – Сэм знала, что Милина родилась на Либерсии, где религиозный фанатизм был в великом почете. И сама девушка не расставалась с нательным крестиком, который остался на базе, к ее великому сожалению. В ответ ботаничка кивнула, не смея произнести хоть слово. – Так почему же ты с ходу отвергаешь возможность, что твой Бог послал меня в ответ на твои молитвы?
    - Да… но… ты убила столько людей!..
    - Разве ваше Евангелие не учит применять жестокость там, где это необходимо? Для всеобщего блага?
    Заглянув в ее обалдевшие глаза, я немножко сбавила обороты. Еще не хватало, чтоб девчонка сочла меня Вернувшимся*.
    - Ты боишься меня? Напрасно. За месяц ни одного приступа. Это о чем-то да говорит, верно? И если бы я хотела, пристукнула вас вместе с охранниками базы. Я этого не сделала, а значит, даже во время этого состояния могу различать, кто друг, а кто – враг. Как только представится возможность, я высажу тебя на любой планете по твоему желанию. Но пока слишком опасно так рисковать. Не только для всех нас, но и для тебя – ты окажешься одна и без возможности в любой момент прыгнуть на другой конец вселенной. А если попадешься к агентам Белины, поверь, они с тебя заживо снимут кожу в попытках выведать мое местонахождение. И плевать им, что ты ничего не будешь знать. Живой ты оттуда больше не выйдешь. Ты ведь это понимаешь?
    - Да…
    Лингвистка поняла, что настроение пить в одиночку пропало, и поднявшись, прошла к выходу.

    [​IMG]

    - Тогда в чем дело? Почему ты стремишься всеми силами сделать наше пребывание на корабле еще более невыносимым. Нам и так, поверь, не сладко. Всем нам. Не только тебе. Как и ты, я потеряла друзей, Гая. Пер погиб на наших глазах. Я вряд ли когда-нибудь увижу Линдквиста. А уж о моей семье не может быть и речи – так подставлять родных я в жизни не стану. Так какого рожна, Милина? Ты из кожи вон лезешь, чтобы доказать всем, какая ты несчастная, и как тебе плохо, и как ты меня презираешь. Но нам всем хреново, уж поверь. А презирать меня сильнее, чем я сама, тебе вряд ли удастся. Спокойной ночи.
    С этими словами я покинула кухню, оставив ботаничку размышлять над моими словами. Я очень надеялась, что удалось достучаться до этой дурынды – лезть к ней в голову не было ни сил, ни желания. А у меня и своих проблем хватает.
     
    Мульти, Lanalely, Ornela и 12 другим нравится это.
  4. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 26 янв 2018 | Сообщение #43
    36


    Точка отсчета – побег. Пятьдесят три дня вперед

    Космос опасен. В открытом безвоздушном пространстве, наполненном миллиардами рисков, так легко отдать богу душу. А главные в этом списке – скука и тоска, которые, сговорившись обгладывают тебя с каждым прожитым днем все сильнее. И порой они так настойчиво предлагают выйти из шлюза в одной пижаме и позволить декомпрессии приступить к работе, что сил бороться с этим желанием не остается.
    Дни сменялись днями, не принося ничего нового в размеренное течение жизни Одиссея и его экипажа. Наверное, это хорошо – каждый из них ждал, что на них вот-вот наткнется кто-нибудь из шайки ищущих*.
    В космосе понятие суток само по себе странное. Здесь нет настраивающих на романтичный лад закатов и вселяющих надежду на хороший день рассветов. Когда устал – тогда и в койку. Когда проголодался, тогда и прием пищи. А уж что это, завтрак или ужин, не так уж и важно.

    [​IMG]

    Пати развела Максима на покупку настольных игр, когда они в следующий раз отправились за припасами. И теперь «вечера» коротали за «монополией» или покером, расположившись в уютной кают-компании. Рыжей удалось вовлечь в посиделки даже вечно хмурую Милину. Хотя, в последнее время ботаничка стала вести себя сдержаннее и не отпрыгивать к стене при виде Саманты, судорожно крестясь при этом.
    И если с Милиной у Сэм началась оттепель, то с Максимом все обстояло с точностью наоборот. Девчонки поражались преображению их отношений. Оба избегали друг друга, а если не получалось – молчали и опускали глаза. Пати сначала грешным делом подумала, что они переспали, и теперь жалеют об этом. Но понаблюдав за парочкой, поняла, что ничего между ними не было, и с каждым днем шанс на то, что будет, мельчал.
    Тяжело, когда проблемы в семье. Еще тяжелее, когда ты никуда не можешь от семьи деться. Я думала о Максиме, о нашем прошлом, обо всем, что нас связывало. Старалась понять, что я чувствую к нему и что думаю о его поступке. Лишь когда голова начинала разрываться от боли, я позволяла себе провалиться в глубокий мрак без сновидений. Уже очень давно я не вижу их.
    Я изнывала от безделья. И в особо черные минуты приходили такого же цвета мысли о нашем будущем. Вернее о том, что его ни у кого из нас нет. Не принимать же всерьез жизнь в вечном бегстве ото всех и отовсюду. Мы теперь – персоны нон-грата. Рано или поздно мы поцелуемся с астероидом или Белиной, и тогда мне придется стать ее рабой, а друзья, скорей всего, погибнут. Чертова кивана найдет способ обойти свое обещание. А мне умереть не позволит. Кувыркаться всю жизнь между войдами не выйдет – мы все сойдем с ума и поубиваем друг друга. Или когда-нибудь замешкаемся на планете, спутнике, голом куске камня, стараясь запомнить ощущение почвы под ногами, и все – привет, Госпожа Президент, здравствуй, Тюрьма, давно не виделись, Кромешное Отчаяние.
    Возможно, Пати и Милина смогут затеряться в толпе, но нам с Максом свободы не видать.
    А когда я думала о том, что вероятно, никогда не увижу ни Ульфа, ни деда с Гердой, хотелось кого-нибудь убить, или на худой конец, разбить костяшки кулаков о стены, чтобы физическая боль хоть на мгновение заглушила боль душевную. Мечта «к сорока годам обзавестись семьей» покончила с собой легко и непринужденно, с треском полетев в вакуум. Спасибо, мам, что исковеркала мне жизнь.
    Дед, хоть и из лучших побуждений, но все же ошибся в своем выборе. Затихарись я на Соммере, где-нибудь в его офисе, каким-нибудь младшим секретарем старшей уборщицы – никто и никогда меня не нашел бы. А потом я бы стала фрау Звонарева, и вообще концы в воду. Нет, герр Гроссман решил, что внучку лучше натаскать убийцей, чтобы она могла за себя постоять. И я постояла. Уже через пять лет после зачисления на факультет чистильщиков вселенной. Меня пытались то ли убить, то ли похитить, когда я была на середине обучения. Какие-то идиоты решили, что могут безнаказанно напасть на ученицу самой закрытой школы Млечного Пути. Возможно, они бы меня и прикончили, но живыми бы с Ио не ушли. К несчастью для них, с убийством они замешкались. Может, я и правда была нужна им живой. Например, Белина хотела продолжить эксперимент. Или моя мать. Вот уж поистине загадка, от кого конкретно пытался спрятать меня дед.


    [​IMG]

    И вот, когда я вспорола им глотки новенькими стилетами, с которыми только-только начала срабатываться, стоя в луже теплой крови и вдыхая ее терпкий запах, я впервые задумалась, почему не сработала блокировка. Нападающие ведь были людьми.
    Да, дед хотел меня спрятать. И что в итоге? Где я? В полной заднице. От судьбы не убежишь. Никогда не была фаталисткой, но поневоле приходится задуматься. То, что было уготовано мне еще до рождения, все равно настигло, перечеркнув все, что было до, и тем более то, что могло бы быть. Когда-нибудь. Одного взгляда в зеркало хватает, чтобы понять это.
    Серые пятна принялись расти и заполонять собой все тело. Я походила на заплесневелое дерево. С ушей эта дрянь потекла на лицо, и теперь оно щеголяло огромными родимыми трупными пятнами. До полного превращения остались считанные недели – туловище почти полностью посерело. Волосы темнели с каждым днем все сильнее. Однажды я в порыве бессильной ярости разбила зеркало, но Одди на следующей же день нарастил новое. Зараза. Со словами, содержащими в себе всю мудрость мира – ты должна полюбить себя такой, обновленной. Я тогда послала его ко всем чертям и их предкам. Он даже не подумал обидеться и заткнуться. Ммххуур вообще в последнее время перестал обижаться, видимо, притерся к моему характеру, и сладу теперь с ним не было – ничем его не пронять.
    Я потеряла над собой контроль и полезла в головы друзьям, пытаясь узнать, что они думают о моей новой внешности. Милина имела парочку брезгливо-презрительных мыслей, правда, особо не влиявших на общее ее ко мне отношение. Она по-прежнему меня не любила, но смирилась с моим присутствием в ее жизни. И, как ни странно, после того знаменательного разговора, когда я ткнула в нее ее религией, изо всех сил старалась понять и принять мою персону.
    Пати было пофиг. Вообще. Да, она пришла к выводу, что я почти полноценный валиурец, но ничего не чувствовала по этому поводу. Я по-прежнему считалась ее лучшей подругой и членом семьи. Интересно, как бы она отреагировала, вырасти у меня хвост или клешни из боков? Полагаю, что без особых эмоций. Ее больше волновали мои отношения с Максом. Она искренне переживала за нас, словно для себя уже решив, что однажды мы станем парой, и недоумевала, почему это до сих пор не произошло.


    А вот в его голову я как раз старалась не лезть. Лишь мельком пробежалась по реакции Звонарева на мое новое лицо, но наткнувшись на обжигающую стену из обожания и сочувствия, не решилась идти дальше. Максима не смущали ни моя внешность, ни перепады настроения: он по-прежнему относился ко мне с любовью, и порой это трогало. А еще он считал, что я его ненавижу. Если б так, жизнь бы стала такой простой…

    Конечно, она бесилась из-за его поступка. И одновременно вся эта история всколыхнула былые чувства, которые Саманта запрятала десять лет назад очень и очень глубоко, но они начали потихоньку всплывать на поверхность сердца. С момента ее ухода в Эриду девушка не признавалась даже самой себе, как сильно ей нравился Макс. Как ранимую тогда еще, девичью душу трогали ежемесячные беседы по видеофону. Юная Сэм всматривалась в его симпатичную мордашку, уже постепенно мужавшую, и по ночам вспоминала каждую, показавшуюся романтичной мелочь в беседе, восхитительно заливаясь румянцем. Даже для парринга она выбрала мальчика, внешне очень похожего на Звонарева.

    [​IMG]

    Но ближе к концу обучения ей стало казаться, что ее симпатия к парню попахивает инцестом. Ведь вначале она воспринимала его как старшего брата. Да и он ни разу не показал, что относится к ней иначе, чем к сестре.
    А потом я вернулась домой. К деду. К Герде. И к нему. Если бы не наш дражайший дедушка, я бы, наверное, умудрилась влюбиться в Максима. Но он, не давая мне опомниться, впихнул в экипаж «Фридриха». А Макса убедил отправиться на заклание к Белине Айлин. Испугался еще одного мезальянса? Как же, наследница империи Гроссманов и безродный парнишка с погибшей планеты. А дед еще после маминого предательства-то не отошел.
    Сколько у нас было? Два, три месяца? Зная, что у нас нет будущего, я пресекла все попытки Макса сблизиться. А ведь они были. Когда мы наконец столкнулись нос к носу после стольких лет виртуального общения я поняла, что он-то, в отличие от меня, уже умудрился. Поэтому отпущенное нам время ознаменовалось попойками, драками в барах и танцами на столах. Я упаковала робкую мыслишку «а вдруг» в деревянный ящик дружбы и как следует приложилась по гвоздям надежд молотком. Потому что в отличие от Звонарева я знала, что мы никогда больше не увидимся. Лингвист и секретарь Великой и Ужасной вряд ли найдут точки соприкосновения. Я старалась держаться подальше от политики, а он, будучи приближенным Белины, увяз в ней по уши.
    Да, мы продолжали общаться, я рассказывала Максиму обо всем. Только ему я могла доверить то, в чем боялась признаться самой себе. Он был моей моральной опорой долгие десять лет. И он вытащил меня с Гаапта.
    Теперь он рядом, а я злюсь, потому что он спас мне жизнь. Снова. Пусть и таким нестандартным способом.
    Я никогда не любила его так, как Оливье, или тем более, Ульфа. И уже не смогу полюбить. А если его любви хватит на нас двоих?..

    В очередной раз, разрываясь от переполнявших ее мыслей и эмоций, девушка сидела на кухне, поглощая «нектар» Патиного производства. Пытаясь забыться. Не думать о том, что будет, и что ей делать теперь. Пришла идея с кем-нибудь поделиться наболевшим. Но искать общества Макса, до сих пор ее избегающего или напрягать и без того депрессирующую от отсутствия ухажеров Пати, не хотелось.
    - А ты все бухаешь? – вышеупомянутая подруга сама явилась на молчаливый зов Саманты. – Что, сестренка, хреново?
    - Хреново, - согласилась Сэм.

    [​IMG]

    - Вот и мне тоже, - рыжик присела рядом и жахнула об стол пустой чашкой. – Наливай. Будем прятать голову в песок вместе.
    - А можно мне тоже? – у входа в кухню раздался робкий голос, и к ним присоединилась понурая Милина.
    - Вы же не увлекаетесь этим делом, - округлила глаза Пати. – Алкоголь – грех, и все такое…
    - Да плевать. С учетом всего, что со мной произошло, я думаю, что уже в аду, и демонов с плетьми что-то не наблюдаю.
    - Плетки… ухх, какие у тебя фантазии, - засмеялась техничка, наливая способ забыться в третью чашку. Милина тотчас покраснела.
    - Да ну тебя!
    Стукнули чашками в воздухе. Помолчали.
    - Капитан, а что нас вообще ждет? – подала голос Милина, откашлявшись. Сэм про себя усмехнулась – она-то знала, как долго ботаничка вертела в голове эту фразу, прежде чем решилась ее озвучить.
    - А черт его знает, - пожала плечами лингвистка, задумчиво отпивая из чашки. – В конце-то концов умрем, наверное.
    - Значит, все это, - девчонка обвела руками комнату и вопросительно заглянула в глаза капитану, - было зря? Наш побег, похищение Одиссея…
    - Почему это? – фыркнула Пати. – Зато сдохнем свободными. В лучших традициях героических эпосов. Врагу не дается наш гордый варяг.
    - Не сдается, - машинально поправила ее Саманта. - Это русская поговорка.
    - Знаю. Твой русский дружок и научил. Уже не помню, правда, зачем он это упомянул и кто такой этот самый варяг…
    - И что, нам придется до конца жизни болтаться в неизученных районах Млечного Пути? - встряла Милина. - Неужели нет никакого шанса на нормальную жизнь?

    [​IMG]

    - У вас с Пати, может и есть, - подумав, сообщила Сэм. – Пусть все немножко успокоится, и тогда я довезу вас до места назначения. Только подумайте, где бы вы хотели жить, только выберете такое место, где Белина не стала бы вас искать.
    - Я уже говорила – Эрос. Но мне не к спеху. Не думаю, что сейчас нам уместно разделяться.
    - Смысл Белине вас ловить? Даже если вы попадетесь ей на глаза, рассказать о том, где я, не сможете. Ибо не будете знать. Одди скачет между войдами как блоха с синдромом рассеянного внимания.
    Что такое блоха?
    Потом объясню. Не подслушивай.
    Очень надо.
    - А тогда в чем был смысл допытываться, где Ульф? – спросила Милина.
    - Ульф? – похолодела лингвистка. – Что эта тварь хотела от него?
    - Ну, нас спрашивали о том, где он.
    - И?..
    - И мы сказали, - развела руками Пати. – А чего ты ждала? Сыворотку правды побороть невозможно. А психотропные вещества, которые вытаскивают из подсознания то, о чем ты и сама не подозреваешь, так и вовсе…
    - Проклятье! Почему ты мне сразу не сказала? Мы должны были предупредить его.
    - Каким это, интересно, образом? Полетим на его планету, подставив свои задницы всем желающим?
    - Быстренько заберем его с собой и все…
    - Ага. И все. А куда ты Максима денешь, хотела бы я послушать? Они оба в закрытом пространстве… хм…Поубивают друг друга как петухи. Или планируешь жить втроем?
    - Да причем тут это?!
    - Да притом!
    - Кому я нужна такая?! – рявкнула, забывшись, Саманта. Собеседницы удивленно на нее уставились.
    - А что с нашей самооценкой? – осторожно спросила Пати.
    - Все с ней хорошо, - огрызнулась лингвистка. – Но я ни секунды не сомневаюсь, что с Ульфом у нас не будет никакого продолжения. Я просто хочу его спасти.
    - Тогда выбирай, кого спасать – его или Максима. Потому что если заберешь Линдквиста, придется выкинуть дружочка. Иначе будет резня. Ульф его еще на Эсмодиусе чуть не порешил. И не важно, будет ли кто-то из них в тот момент с тобой спать.
    - Максима я и не думала бросать. Он нас вытащил вообще-то.
    - И я о том же. Ульф сам разберется с проблемами. Не маленький. Подозреваю, что он давным-давно свалил из родных пенатов. Господи, да когда я наконец смогу сама вспомнить, как называется эта проклятая планета?
    - Буурх, - подсказала Саманта, задумавшись.
    - Точно! – обрадовалась Пати, подливая в чашки Милины и Сэм огненного пойла.
    - Я не хочу, чтобы он видел меня. Такой, - тихо-тихо проговорила лингвистка. – Пусть лучше думает, что я умерла.
    - Драсьте, - Рыжая подавилась напитком, возмущенно уставившись на подругу. – Ты настолько плохого мнения о своем любовнике?
    - Ты сама недавно говорила, что…
    - Да мало ли, что я там наплела! Он тебя любит. Ну, или любил…
    - Спасибо. Ты такая добрая, подруга. Нет. Я не рискну. Боюсь увидеть в его взгляде отвращение. Я не переживу этого.
    - По-твоему, это хуже, чем операция без наркоза под руководством Белины? Там-то ты не сдохла.

    [​IMG]

    - Хуже. Да и к тому же, зачем продолжать то, что рано или поздно с треском лопнет? Он хотел семью. Детей. Он почти предложил мне выйти за него. И после этого обречь его на вечный бег вникуда за компанию со мной? Нет уж. Пусть лучше попытается стать счастливым. Без меня. Так будет лучше. Он достаточно проблем и горя хлебнул в своей жизни. Может, найдет местную девушку. Хорошую. Без тяги к убийствам и дебильной телепатии, которая иногда офигенно портит жизнь.
    - Ты действительно так просто отступишься от своих чувств? – изумилась Милина. – У вас же была любовь. Мы все видели. И… даже капитан втихаря подтрунивал над вами. За вашими спинами. Но я знала, что беззлобно.
    - Наверно, радовался за Линдквиста. У них были теплые отношения. Как я поняла, они сто лет друг друга знают. Интересно, как там поживает капитан… А я ведь так и не сумела затащить его в постель…
    - Пати! Ты ж мне говорила, что ни в жизнь! – ахнула Саманта. – Что никогда и ни за что…
    - Ну… На момент нашего с тобой знакомства я уже так думала. А когда только пришла в команду, иногда всякие мыслишки лезли в голову. Пошленькие. Эх… А хорошая была у нас команда, ведь правда?
    - Да, - Милина не сумела сдержать слез. – Например, мой брат.
    - Ох, Милли, мне так жаль, - обняла ее за плечи техничка. – Ты ведь знаешь, что несмотря ни на что, я любила твоего брата. И его гибель меня подкосила.
    - Ты же перед этим ушла к Руслану, - возразила ботаничка.
    - Ну и что? Уж тебе ли не знать, что я люблю всех своих мужиков. Карлин был хорошим.
    - Да, - всхлипнула девушка. – Мне так его не хватает. У меня больше никого не осталось…
    - А родители? Они умерли? – поинтересовалась Саманта. – Ты не рассказывала.
    - От нас отреклись за выбранные нами профессии. Если я вернусь на Либерсию, они вряд ли удостоят меня хотя бы кивком. Карлину предрекали должность попа, а мне… Мне полагалось выйти замуж в шестнадцать, родить десять детей и стать забитой домохозяайкой, боящейся поднять глаза на мужа и вообще любого мужчину в моем окружении. Даже отца.
    - Боже… Так вот почему ты такая пришибленная, - ляпнула Пати и тут же хлопнула себя ладонью по губам. – Прости. Не обижайся.
    - Да какие уж тут обиды? Вы ведь даже не знаете, что я до сих пор девственница, - Саманте подумалось, что Милина еще и трезвенница, раз две невинные кружки фирменной настойки мисс Сун так раскрепостили ее язык.
    - Да ты что?! – на Пати было страшно смотреть. Ее челюсть почти оторвалась и явно хотела спланировать с насиженных мест. – Это ужасно, милая! Мы вот-вот можем отдать твоему богу души, а ты даже не познала всех радостей жизни. Небось, и наркотиками не баловалась?
    - Конечно, нет!
    - Так, капитан. На первой же стоянке ищем Милинке какую-нибудь пыльцу и проститута.

    [​IMG]

    - Пати! – ахнула Милина, ужаснувшись настолько, что храбро стукнула техничку по руке. – Ты что?!
    - А что? Максим у нас по уши втюренный в капитана, смысла на него рассчитывать я не вижу. А вкусить прелесть секса ты обязана.
    - Зря я это сказала.
    - Милли, - Саманта против воли использовала ласкательное имя, употребленное рыжей подругой. – Хрен с ним, с сексом. Не слушай Пати, это не смысл жизни. А как насчет любви. Ты влюблялась когда-нибудь?
    - Да, - покраснев, кивнула девушка. – Конечно.
    - Не смущайся. В этом нет ничего эдакого. Мы же девушки, в конце концов. Хоть одна из нас и похожа на плешивую собаку, - хмыкнула лингвистка. Милина при этих словах робко улыбнулась. – Любовь – это нормально. Тебе, кажется, нравился Оливье?
    - Да. Но он всегда относился ко мне, как к пустому месту. Как будто меня нет. Словно я – невидимка. Он даже ни разу не улыбнулся мне. А вот Ульф был добр.
    О нет…
    - Значит, тебе Линдквист тоже нравился? – поборов ревность, с милой улыбкой спросила Саманта.
    - Ой, да он всем нравился, я вот тоже пыталась… Упс, - осеклась Пати, увидев, как сузились глаза лингвистки. – Ты не думай, у меня с ним ничего не было…
    - Знаю, - сквозь зубы отчеканила Саманта.
    - А че бесишься тогда? Сама же только что распиналась, что ему надо жениться на милой девчушке.
    - Но не на тебе же. Ты давно не девчушка. И ни разу не милая. Вот Милина бы ему подошла.
    - Ты серьезно? – распахнула глаза упомянутая девушка. – И ты не против?
    - Главное, чтобы я не знала. Девчонки, я так его люблю… - Патин «компот» развязал не только Милкин язык. Сэм тоже потянуло на откровения. - Вы себе даже представить не можете. Я ни с кем никогда такого родства душ не испытывала. Да, мы оба убийцы, может, поэтому сошлись характерами, но… Я всегда считала десантников тупым пушечным мясом, а он… Умный, веселый, умеет видеть красоту в обыденных, казалось, вещах. А еще он очень чуткий.
    - Ага. И какое у него тело… - мечтательно закатила глаза Рыжая.
    - Пати, заткнись.
    - Молчу-молчу.
    - Ты его так любишь и все равно не станешь предпринимать попыток найти его? – запинаясь, спросила Милина.
    - Вот именно. Потому что люблю. Не собираюсь втягивать его во все это, - Сэм развела руками, описывая круг, и покачнулась. – Но сказать ему о том, что Белина им интересовалась, мы должны. Милина, это я поручаю тебе. Как только окажемся в Желтом секторе, я высажу тебя на Буурхе. Потом вместе где-нибудь затихаритесь. С ним ты будешь в безопасности. Я ведь за тебя тоже переживаю. Хоть ты меня и ненавидишь, к тебе все-таки привязалась.

    [​IMG]

    - Я вовсе не нена… нена… ненавижу тебя, - заплетающимся языком промямлила Милина. – Наверное, это от зависти. Ты такая красивая, сильная, уверенная в себе. За словами в карман не лезешь. И парни к тебе так и липнут. Мне никогда не стать такой. К тому же, можешь управлять этими волшебными кораблями.
    - Умею управлять ммххуурами я благодаря Белине, - хмыкнула Саманта. – А про парней ты загнула. Не считая обязательного парринга в моей школе, серьезные отношения у меня завязывались только два раза в жизни. И оба раза закончились печально. Оливье меня предал, а Ульф для меня потерян навсегда.
    - А Максим? – ухмыльнулась Пати. – Кстати говоря, что ты решила по поводу Максима?
    - Это все не то. Да, я люблю его. Но не так. Мы знакомы с детства. Росли вместе. Пусть и на расстоянии.
    - Парень по тебе сохнет бог знает сколько лет. За свое спасение могла бы и снизойти до него. Он был так крут во время побега.
    О да. Крут. Даже я это понимала. Его инфантильность и мягкость как ветром сдуло. Ради меня он изменился. Стал совсем другим человеком. Жестким, волевым, смелым. И это привлекало. Возбуждало. Мне всегда нравились сильные мужчины. Такие, кто могут поставить меня на место, сказать что-то против. Переубедить. Спасти, против моей воли.
    Когда-то и Оливье казался таким.

    [​IMG]

    Посидев еще часик, мы разошлись по каютам, предварительно прибрав на кухне, чтобы наш единственный мужчина не наткнулся утром на последствия девичьих посиделок.
    Славно провели время. Плодотворно. Сблизились. Даже с Милиной. Хорошая девочка, с непростой судьбой. Как и каждый из нас. И я не лукавила, предлагая ей остаться с Ульфом. Она сможет сделать его счастливым, если он захочет. А я – не смогу. Слишком сильно люблю, чтобы тащить его вместе с собой на плаху.
     
    Последнее редактирование: 1 фев 2018
    Мульти, Lanalely, Ornela и 11 другим нравится это.
  5. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 1 фев 2018 | Сообщение #44
    37


    Буухр. Точка отсчета побег – двадцать пять дней вперед.


    - До завтра, херр Линдквист, до свидания! - стайка ребятишек пронеслась мимо мужчины, чудом не сбив его с ног. Школьники спешили на улицу, и их совсем не смущал тропический ливень, хлещущий уже битый час. Дороги превратились в болото. Ульф представил, как долго он будет добираться до дома, борясь с разъезжающимися ногами, и помрачнел еще больше. Надо бы арендовать жилье поближе к работе, но деньги лишними не бывают. Пока же он живет у старика Фромма, за символическую плату получая кров и компанию.

    [​IMG]

    Хозяин и устроил его на работу, порекомендовав директору школы. Ульфа взяли преподавателем спортивной секции, и несмотря вечную усталость из-за проклятой влажности, он неплохо справлялся. Заниматься с детьми ему нравилось – они отвлекали от мрачных мыслей.
    Землю, на которой когда-то стоял его дом, он продал. Новые хозяева все равно планировали заново перестраивать здание, поэтому накинули деньжат за «снос» (а точнее за уборку пожарища) жилья силами Линдквиста. Подобные сделки здесь совершались очень быстро. Несмотря на низкий уровень жизни, население росло, и новое жилье пользовалось спросом.
    Школа не могла похвастаться высокими зарплатами, поэтому для билета хотя бы до Соммера требовалось пахать по меньшей мере год и переходить на трехразовое питание – три раза в месяц. Но других вариантов не предвиделось. Капитаны, желающие обновить свой экипаж, сюда не заглядывали. Да и вряд ли они соблазнились бы десантником-инвалидом средних лет. Это даже не второсортный товар, а забраковка, которую и бесплатно никто не возьмет.
    Ульф пытался связаться с Ли Вонном, чтобы вернуться обратно под его крыло, но тот как в воду канул. Ни один из позывных не отвечал. Саманта тоже пропала без вести. И он старался даже не думать о том, что возможно, ее уже нет в живых. Настроение девушки при их разлуке оптимизмом не блистало. Правда, на Эсмодиусе появился ее друг детства, у которого неплохие связи. Может, он сумел помочь Сэм. О том, что эта самая помощь могла их сблизить еще больше, тоже предпочитал не думать. С другой стороны, лишь бы живой осталась.
    Шестое чувство подсказывало, что вероятность их новой встречи ничтожно мала. К тому времени, как он сможет выбраться с этого затхлого болотца, Саманта окажется вообще в другой галактике. Сама она сюда вряд ли сунется – из лучших побуждений не захочет вовлекать его в свои неприятности. Дурацкая черта ее характера – лингвистка всегда уверена, что справится с любой напастью лично, без чьей-либо помощи. И если помощь будет все-таки предложена, не примет ее даже под страхом смерти.

    [​IMG]

    Меся ботинками вязкую жижу, по волшебству заменившую все дорожки, Ульф медленно плелся под крыло гостеприимного Фромма.
    Старик был рад приютить соседа – ему одиноко в пустом доме, а все его общение заключалось лишь в вечных склоках с фру Ульссон. Кроме того, работать на рудниках он уже не мог – больные ноги. А к его ничтожной пенсии даже те цилоны, которые платил ему Ульф, являлись хорошей прибавкой. Хассе Фромм даже не ленился готовить для нового жильца. Линдквисту лишь поручалась покупка продуктов.
    Вот и сейчас пожилой мужчина с улыбкой, осветившей его морщинистое лицо, приветствовал Ульфа. В камине гостиной весело трещал огонь, изгоняя из помещения промозглую сырость, из кухни доносился аромат свежего хлеба и овощного рагу.
    - Садись-ка к камельку поближе, промок небось до нитки?
    - Не то слово, - вздохнул Ульф, переобуваясь в домашние шлепанцы и проходя в комнату. Казалось, что от его одежды сейчас пойдет пар.

    [​IMG]

    - На-ка, поешь, - с этими словами старик сунул в руки толком не успевшего сесть Линдквиста миску с овощами и ломоть хлеба. – Мясо закончилось, так что пока посидим на диете.
    - Посидим…
    - Пойду чаю заварю.
    Спокойно поесть им не дали. Стук в дверь, слишком настойчивый для соседей, заставил Ульфа отложить ложку.
    - Да не торопись, сынок. Это Матильда небось яйца принесла. Мои-то куры вообще отказываются нестись последние дни. Только эта старая корова может так ломиться. И я ей сказал, чтоб раньше завтрева не несла – денег-то все равно нет. Ну так этой дурынде что влетит в уши, то и вылетит через другое место. Эх…
    Под аккомпанемент ворчания Хассе десантник открыл дверь и обомлел – перед ним стоял сам Ли Вонн. В одежде, видавшей и лучшие времена, заросший бородой, местами поседевший и бледный как рудокоп, но это был он.
    - Капитан? Что ты…
    - Все плохо, дружище. Еле тебя нашел, - с подозрением оглядев улицу, кореец зашел в дом и щелкнул задвижкой. – Нас вычислили.
    - Где Сэм?
    - У Белины. Как и Пати, Пер и Милина, хотя я понимаю, что тебя волнует только блонди, - язвительно заметил Вонн.
    - Проклятье! – Ульф не обратил на сарказм внимания, сосредоточившись на новости. – А ты-то как ушел?
    - Как-как. Жовонем пришлось под ногами ползти, но ушел, как видишь. Я…
    - Драсьте, - из кухни выглянул удивленный херр Фромм. – Ты кто будешь?
    - Это мой друг, - представил капитана Линдквист, изо всех сил стараясь успокоиться. – И бывший босс. Ли Вонн – Хассе Фромм.
    - Понятно. Ужинать будешь?
    - Не откажусь, - вежливо кивнул Ли. – Только чуть позже, если можно. Нам нужно поговорить.
    - Да ради Бога! – старик ретировался на кухню, а Вонн потянул растерянного Ульфа в угол гостиной.
    Линдквист рухнул в кресло, чувствуя, как дрожат ноги – он даже за родителей так не волновался, когда летел сюда.
    - Привел за собой хвост? – избегая мыслей о Саманте, Ульф переключился на капитана.
    - Еще чего. Ты меня плохо знаешь, что ли? Поэтому и добирался месяц до тебя. Пятьсот пересадок, а иногда и в качестве груза летал. Приятного мало.

    [​IMG]

    - Зачем? – помолчав, спросил Ульф, глядя прямо в глаза. – Зачем ты меня искал? Сообщить об этом?
    - Ты спятил? Только ради того, чтобы поставить тебя в известность о судьбе твоей зазнобы, я бы не потащился через весь СПЕКТР. Ты – единственный, кому я могу доверять и положиться больше не на кого. Серж со своей командой пропал без вести четыре года назад, когда, несмотря на мои уговоры, потащился в Хогу. Сожрали там их всех наверняка.
    - А что же Клаус?
    - Так эта тварь нас и сдала. Если найду, кастрирую и засуну ему в глотку его достоинство. Короче, надо искать добровольцев. Вдвоем нам базу не взять.
    - Решился на штурм Каллисто? Серьезно?
    - Я своих людей не бросаю. Тем более этой сучке на растерзание. И если твоя подруженция ей нужна живой, то за остальных не поручусь. А лингвистка и мне пригодится.
    - И к тому же, им есть что рассказать о тебе, - хмыкнул Линдквист, подавляя вспышку бессильной ярости, засевшей внутри. – Особенно Пати. Твоя любимица.
    - Думаю, Белина уже выскребла их память до дна.
    - Так значит… - Ульф даже не смог закончить предложения, чувствуя, как онемели пальцы на здоровой руке.
    - Нет, убивать она не станет без особой нужды. Любая жизнь может пригодиться. Например, для опытов. Но тут необходимо время для подготовки. Так что, можем успеть.
    - Но нам тоже нужно время. С бухты-барахты туда не сунешься. Подобьют на подступах к спутнику.
    - Время, деньги и связи. И я знаю, к кому мы можем за всем этим обратиться. Денег на билеты до Соммера у меня хватит. Сегодня как раз отходит пассажирский корабль в ту сторону. Так что ноги в руки и вперед в космопорт.
    - Ребятки, не хочу вас отвлекать от вашей чувственной беседы, но у нас гости, – раздался встревоженный голос Фромма.
    Ульф, вскочив, выглянул в окно, обозрел пустые окрестности и с недоумением обернулся к хозяину.
    - В смысле?
    - Иди-ка сюда, дружок, - Хассе поманил соседа пальцем в свою спальню, открыл дверь во встроенный платяной шкаф и отодвинулся. Капитан последовал за ними.

    [​IMG]

    - Ого, - протянул Ли Вонн. – А вы тут, на Буухре, весело живете.
    Вместе вешалок с рубашками и сложенными брюками все пространство шкафа было утыкано мониторами, на которых просматривалась вся улица. И особенно на ней выделялись суровые ребята в десантной броне и респираторах. Между мониторами, на металлических креплениях, висели любовно отполированные стволы времен Вековой Войны. С ними мирно соседствовала парочка новых образцов.
    Ульф не мог заснуть без двух лучевиков под подушкой даже на болотно-спокойном Буухре, давно воспринимая оружие как часть самого себя, но эта коллекция заставила его восторженно присвистнуть.
    Прервав восхищенное молчание, старик проскрипел:
    - Это явно не дезинсекторы. Те с собой последние модели плазмометов не таскают. Твой приятель привел? Держите, - Фромм всучил Ульфу старенький плазмомет малой мощности, а Ли Вонну, поразмыслив, небольшой лучевик.
    - Да не было за мной никакого хвоста! – в который раз рявкнул Вонн, принимая оружие. – Я понятия не имею, кто это, и за каким хреном сюда приперлись. Может за тобой, дед. Недаром у тебя тут такой схрон.
    - Я давно уже считаюсь самым законопослушным гражданином этого сектора. Так что «дезинсекторы» пришли по ваши души. Сынок, - старик повернулся к Ульфу, – ты этому пингвину доверяешь?
    - Да.
    - Тогда пошли. Выведу вас. К тому же, судя по всему, оставаться здесь мне не резон, - Фромм кивнул на мониторы. Ребята не церемонились, закидывая в расплавленные плазмометами окна цилиндры с газом. - Избавляются от свидетелей.
    Где-то на улице раздался женский визг. Линдквист вздрогнул, всматриваясь в мрачную картинку на экране.
    - Белина, - прошипел Ли. – Ее тактикой попахивает – свидетелей не оставляет.

    [​IMG]

    - Это не полиция. И не маршалы. Это десант. Который будет палить в гражданских только если на планете введено военное положение. Что-то я не помню, чтобы в новостях об этом говорилось. А значит, им хорошо заплатили и дали добро на зачистку в обход закона. Это мог сделать кто-то из президентов. Влад дано подрастерял власть, и по-моему, вообще не в курсе, что происходит в СПЕКТРе.
    - Твою ж мать… Либо она через тебя хочет добраться до моей печенки, либо… Либо Саманты больше у нее нет. А ты – единственный, к кому она может обратиться за помощью.
    - Она совсем ее за дуру держит? – усмехнулся Ульф. – Вряд ли.
    - Значит, думает – ты в курсе о ее перемещениях.
    - Ребята, кончайте языками трепать. На кухню, живо. Они конечно не бегут, как раненные в зад иглоплювы, но и не ползают на четвереньках. Скоро будут здесь. Старайтесь не касаться стен. Я активировал кое-какую защиту. На пару минут это их задержит.
    Кухня Хассе всегда казалась Линдквисту темной и слишком маленькой. Три на три метра, одно крохотное окошко, почти не пропускающее свет в помещение. И шершавые грубые доски на полу, босиком по таким не походишь.
    - Под деревянной обшивкой бетон, - пояснил Фромм, кивая Ульфу на окно. – На тебе эта позиция, китаец займется дверью.
    - Я кореец! - рявкнул Ли Вонн, не любивший, когда им командуют. Капитаны быстро привыкают к тому, что сами отдают приказы.
    - Один хрен.
    Нагрузив мужчин оружием, старик принес с собой лишь одну вещь – ящик с инструментами. Ульф недоумевал, на кой черт он ему сдался. Отмахиваться молотками от нападающих?
    Фромм опустился на колени рядом с кухонным столом, изумив Вонна.

    [​IMG]

    - Поздно молиться, старик. Это нас вряд ли спасет.
    Хассе хотел было огрызнуться в ответ, но не успел.
    Дом вздрогнул, раздалось зловещее шипение, сменившееся криками боли и стонами умирающих. Окно тут же расплавилось от заряда плазмы. Ульф едва успел пригнуться, иначе остался бы без глаз. В кухню сразу же потянуло запахом горелого мяса.
    - А ты говорил, - перехватывая поудобнее гвоздодер, буркнул корейцу Фромм. – Иногда молитва весьма полезна. Надеюсь, домик хоть пятерых отправил на тот свет.
    - Что за черт?
    - Стены под напряжением. Я еще ни разу не пробовал этот трюк. Активная наружняя защита, радиус поражения – до трех метров. Но на всякий случай не подходите близко. Кто знает, может и внутри наши задницы поджарит.
    Ульф пальнул на улицу, боковым зрением поймав движение. Плазмомет – не пулевое оружие, площадь поражения не маленькая. И судя по воплям, кому-то стало нехорошо.
    - Ты правда веришь, что Сэм сбежала с Каллисто? – выпуская еще один заряд плазмы, просипел он.
    - Верю, - ответил Вонн, прислушиваясь к происходящему за дверью. Делать это было непросто – Фромм наконец-то дал понять, зачем ему инструменты, и скрип от вырывающихся из деревянной плоти гвоздей стоял жуткий. - Я так понял, среди окружения Белины у нее был сообщник. То ли родственник дальний, то ли любовник, не знаю. Скорей всего он и вытащил. Да не пялься ты так на меня. Сейчас не до сцен ревности.
    Старик тем временем сосредоточенно вытаскивал гвозди по только ему понятной схеме. Ульф и Ли, переглянувшись, пожали плечами. И так ясно, что Фромм – не простой рудокоп.
    - Хочешь выкопать ход? - истерично хохотнул Вонн.
    - Под досками люк. И ход прорублен двадцать лет назад. Если повезет, успеем дойти до шлюпки.
    - Хассе, кто ты? – Ульф окинул хозяина дома изумленным взглядом и снова уставился в окно.
    - Всего лишь предприниматель, не желающий, чтобы его грабило правительство.
    - Контрабандист, значит, - хмыкнул десантник.
    - Заткнитесь! Они внутри, - прошептал Вонн, прислушиваясь. И действительно, раздался топот двух десятков ног и звук бьющегося стекла. Кухню тем временем заволокло дымом от горящей деревянной обшивки, которой было отделано здание. Пластик плавился, наполняя легкие едким черным смрадом. Вонн уже кашлял не переставая.
    - Выкурить нас пытаются, падлы, - хмыкнул Фромм. – Живыми хотят взять. Иначе бы уже сожгли.
    «Товарищи» Ульфа действительно собирались взять их по возможности целыми. Убрав подальше все, что плевалось плазмой, ребята извлекли на свет божий мощные армейские парализаторы.

    [​IMG]

    - Надо уходить. Старик, торопись! Еще пять минут, и отключимся от этой дымовухи. Если я вырублюсь, пристрели меня. Не хочу попасть в ее лапы живым, - прохрипел капитан.
    - А кто хочет? – прокашлял Линдквист.
    - Ты не понимаешь. Я слишком много знаю – и подставлю кучу народа если попадусь. Кстати, советую и тебе тоже пустить заряд в висок. Ее методы допросов – не то, что хотелось бы ощущать на себе перед смертью.
    Так странно. В один день все перевернулось. Вонн принес страшные вести, а затем и смерть на хвосте. И лишь мысль, что возможно, Саманта в безопасности, пусть даже временно, ощутимо скрашивала чадный ужас этого дня.
    Один лучевик уже откинут в сторону за ненадобностью. Во втором слишком мало зарядов. А пламя, пожирающее мебель и деревянный пол, подступало все ближе. Прислонившись к стене и контролируя окно, Ульф думал о том, каково это – когда кипящая плазма обжигают кожу, выедая глаза, проникая под лицевые мышцы и разрушая кости и мозг. В этом стволе зарядов как раз хватит на них с капитаном. Ли Вонн пока не сдавался, хоть и казалось, что дым выел легкие и сжег гортань – его слова были уже нечленораздельными, а при кашле он сплевывал сгустки чего-то темно-красного. Запекшаяся кровь.
    В кухонную дверь уже давно ломились. Но видимо, она тоже не лыком шита, как и кухонные стены.
    Ладно. Помирать, так с музыкой.
    Обстреляв подступающую с улицы группку солдат, Ульф с удовлетворением услышал стоны и крики. Попал. Плазма лилась рекой: щедро, от души. Хрипы умирающих от страшных ожогов людей служили ему доказательством хорошо проделанной работы. Линдквист всегда был трудоголиком.
    А потом все изменилось.
    - Наконец-то, - прохрипел выбившийся их сил Хассе, поднимая деревянный поддон, маскирующийся под остальной пол.
    Перед взором удивленного Линдквиста возник бетонный пол, в центре которого приятно радовал глаз металлический люк с электронным замком. Старик быстро набрал одному ему известный код. Крышка уехала в сторону.
    - Сваливаем, сынки.
    Воодушевленный таким оптимистичным поворотом Линдвкист повернулся к Вонну. Тот валялся у двери, скорчившись в позе эмбриона.
    - Проклятье, - прошипел десантник, бросаясь к нему.
    - Может, оставим слабака здесь? – хмыкнул Фромм. – Никакой пользы от этого пингвина. Он точно твой друг?

    [​IMG]

    - Капитан. Мы никогда не бросали своих. И я начинать не собираюсь. Эй, капитан, держись, - голос напоминал клекот подыхающей от жажды птицы, руки, уставшие от тяжелого ствола, подхватили безвольное тело корейца. – Авось, сегодня не сдохнем…
     
    Мульти, Lanalely, Ornela и 10 другим нравится это.
  6. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 7 фев 2018 | Сообщение #45
    38


    Борт Одиссея. Точка отсчета – побег. Восемьдесят девять дней вперед

    I've had battles with the devil
    And it's left a scar or two
    Why do I forget my troubles
    Whenever I'm with you


    Yes I met you on my darkest day
    When my world turned cold as ice
    You lit my cigarette
    And you took me away
    It felt like paradise


    - Что ты видишь, Одди? – глядя в иллюминатор, задумчиво вопрошала Саманта. Этот диалог уже стал ритуальным завершением каждого дня.

    [​IMG]

    Звезды. Свет. Жизнь.
    - Нет. Неправильный ответ.
    А что видишь ты?
    - Отчаяние. Одиночество. Смерть.
    Поэтому хочешь умереть от алкогольной интоксикации?
    - Пытаюсь. Но ты ж видишь, что меня ничего не берет.
    Валиурский метаболизм, Сэмми, - она словно слышит, как гаденыш хихикает.
    - То есть, если мне оторвет руку, она вырастет обратно через два дня?
    Ну, не через два. Но клетки восстанавливаются быстро. Именно поэтому вы можете победить большинство человеческих вирусов и бактериальных болезней.
    О да. Именно так мы с моей матерью и победили Цирцею.
    Интересно, сопьюсь ли я рано или поздно?
    Заснуть я теперь могла, лишь будучи подшофе. Как впрочем и есть, ходить, дышать. Я смирилась с потерей Ульфа, Герды, деда, но мириться с тоскливостью одинокого бродяжничества, которое ждет нас в будущем, не могла. Уже сейчас у меня опускались руки. Я не знала, чем себя занять. Чтиво валилось из рук, детские игры не радовали, а посиделки с подругами на кухне давно утратили прелесть новизны, и казались перемалыванием одних и тех же фраз.
    Я и представить не могла, что сломаюсь так быстро. Может, это перестройка организма вступила в последнюю стадию? Самую сложную.
    Да. В моей внешности не осталось ничего человеческого. Смугло-серая кожа, блестящие серебром радужки без малейшего намека на зрачок. Свинцово-грифельный цвет волос. Я вся состояла из серых оттенков. Словно взяли детскую картинку, написанную акварелью, да и сунули под гааптянский ливень. Бесцветная. И характер менялся не в лучшую сторону. Я становилась угрюмой и ворчливой, словно мне стукнуло сто лет.
    Теперь я одна из тех, кого ненавидит и боится человечество. Инопланетянка. Чужая. И не докажешь, что вообще-то родилась человеком. Изгой, которому нет места даже в отдаленном уголке СПЕКТРа. Лучше бы мне дали умереть.

    А как же я? Тебя не радует, что ты нашла меня? Я вот очень счастлив.
    Тебе слишком мало нужно для счастья, раз ты радуешься такой мелочи.
    Это не мелочь. Ты – моя семья. Я кому-то стал нужен. Конечно, я и этой женщине с черными волосами был нужен. Но мне не нужна она.
    Откуда ты знаешь, как я нуждаюсь в тебе?
    Чувствую. Я тоже эмпат. Ты же знаешь.

    [​IMG]

    Однажды я уже полюбила такого как ты. Ну, почти такого. А он предал меня. Убил моих друзей и себя. Я боюсь привязаться к тебе. Боюсь, что однажды ты сделаешь мне больно. Точно так же, как Гай. Я никому так и не сказала, как много он значил для меня.
    А я знаю. Видел в твоих воспоминаниях. Ощущал всплески эмоций. Ты часто думаешь о нем. Сравниваешь нас. Тот корабль был другим. Неполноценным. Не могу понять, что в нем было не так, не вижу полной картины. Но ощущаю это. Он был болен. А вы не поняли. Рано или поздно его болезнь дала бы о себе знать. И не факт, что вы обошлись бы столь маленькой кровью. Или как вы там говорите?
    Малой кровью…
    Да. То, что делает та женщина… Она идет против нашей природы. Забирает наши души и пытается втиснуть их в тесные металлические коробки. Раз мы не хотим делать то, что она велит. Но клетки истинного ммххууура разрушаются в других оболочках. Мы сходим с ума. То же случилось и с твоим другом. Он узрел Истинных Богов. Тех, кто создали его донора, от которого ему досталась душа. И не выдержал влияния этой силы.
    Я не знала, что валиурцы могут так действовать на вас.
    Мы их любим и почитаем. И считаем нашими Создателями. В обход тех, кто действительно задумал нас такими и отправил в ваш мир.
    Стоп. Ваш мир?
    Саманте тотчас полегчало – стало интересно жить. О каком-таком мире вещает Одди?
    Ты о другой галактике?
    Нет. Я расскажу, когда будешь готова. И возможно, покажу.
    Вот уж дудки. Я не потащусь в какую-то дыру вне нашей вселенной.
    Я не стану заставлять. Только если сама захочешь.
    На этом сей примечательный диалог закончился. Но этот разговор встряхнул Саманту, заставив задуматься о том, что неплохо бы ценить то, что у нее сейчас есть. Например, это странное живое существо, говорящее загадками. Одди и ему подобные – настоящее чудо, рожденное в обход всех известных физических законов. И раз уж ей суждено было с одним таким подружиться, нужно гордиться хотя бы этим.
    Позже, перед сном, корабль снова попытался вытащить девушку из состояния глубокой апатии, правда тему выбрал неудачную. Но, надо признать, апатия тут же испарилась.

    [​IMG]

    Ты скучаешь по своему самцу?
    Саманта чуть не свалилась с лежанки.
    - Какому еще самцу?! – рявкнула она, уставившись в потолок. Иногда очень не хватало лица собеседника.
    Мужчина, которого ты потеряла перед пленением.
    - Откуда ты о нем знаешь?! Опять копался в моей голове?
    Когда ты и твои девушки поглощали спирт, разбавленный забродившим соком из плодов…
    - Поняла. Достаточно. Тебя мама с папой не учили, что подслушивать – нехорошо?
    У нас нет тайн от самок, детенышей. От всего генетического рода, в общем.
    - С чем вас и поздравляю. А у нас есть. И мне не хочется с тобой разговаривать на эту тему.
    Но ведь у нас на корабле есть мужчина. Почему ты не хочешь сделать его своим самцом? Он же еще не выбрал себе самку.
    Саманта поперхнулась нервным смешком.
    - Прекрати их так называть! Что касается Ульфа, то он – любимый. Возлюбленный. Бойфренд. Как угодно, только не самец. А Максим – друг.
    И что, друг не может стать самц… Прости, любимым?
    - Нет! Оставь меня в покое!


    ***​


    Тем же вечером Одиссей докопался до Максима, улучив момент, когда мужчина остался один: Милина и Пати цеплялись за него целыми днями, вовлекая в разговоры, покер или совместную готовку шедевров из весьма скромного набора продуктов. То ли считали его тамадой-аниматором, то ли хотелось мужского внимания.
    Но побыть в одиночестве не удалось. В голове всплыл настойчивый голос ммххууура. Вот от него-то точно не спрячешься.
    Мы должны что-то сделать с Самантой.
    - Что? Предлагаешь ее убить? – устало пошутил Максим, про себя чертыхаясь – он только собрался немного поспать.

    [​IMG]

    Очень смешно. Ха-ха. Прям обхохотаться.
    - Чувствую плодотворное влияние Сэм на твой словарный запас.
    Я серьезно! Девушки волнуются, и я тоже. Она… как это… умирает душой.
    - Что ты мелешь? – Максим устало потер глаза, пытаясь прогнать остатки сна.
    Пожалуйста. Помоги ей. Я не хочу ее потерять. Боюсь. Я… мы – однолюбы. Нет, не так. Конечно, она – не моя самка, но… Друг-партнер. Да. Мы не принимаем других друг-партнеров после гибели первых. За очень редким исключением.
    - Но ведь вы живете очень долго. Ни один валиурец не протянет столько лет, - Максим, покопавшись в памяти, вспомнил, что генетически валиурцы очень близки к людям. Конечно, срок их жизни не чета нашему, но и дольше двух веков ни один абориген Ваал-ра не задерживался в мире живых.
    Соединяясь с ммххуууром, друг-партнер может жить так же долго, как и корабль. Мы питаем их.
    - Ого, значит, Сэмми теперь почти вечна?
    Почти. Но если она продолжит умирать, то я могу и не уследить, как она выйдет из шлюза в одной пижаме. Подглядел ее мысли. В отличие от нас, люди и валиурцы не могут жить в вакууме.
    - Ты наверное уже знаешь, что я сделал. Я не могу вот так запросто ввалиться в ее каюту, хлопнуть по плечу и заорать: «Хей, все будет офигенно! Не куксись!» Я предал ее – она так считает. И вряд ли меня хочет видеть.
    Захочет. Ты – единственный, к кому она прислушается. Саманта давно простила тебя. Ведь ты поступил так из лучших побуждений. В противном случае она была бы уже мертва. И я бы никогда ее не встретил. Так что я очень благодарен тебе за наше спасение. Кроме того, разве ты не хочешь стать ее самцом? Сейчас самое время.
    Звонарев поперхнулся приготовленным ответом.
    - Какого черта?..
    Ну, извини. Я хочу, чтобы она была довольна жизнью. Пришлось пробежаться в ваших головах. И вообще-то, она не против. Попробуй.
    - Ты пытаешься нас сосватать? – фыркнул Максим.
    Что это значит?
    - А, не важно. Если она узнает, что ты мне об этом сказал, тебе не поздоровится.
    Но ведь ты не расскажешь?
    - Естественно, нет! – усмехнулся парень. – Я еще хочу пожить.
    Иди к ней. Побудь рядом. Я не предлагаю тебе оплодотворять ее, лишь бы она успокоилась и пришла в себя. Просто помоги эмоционально. Возьми на себя часть ее боли. Как друг-партнер.

    [​IMG]

    - Господи, ты же общаешься с Пати! Откуда ты берешь слова-то эти: самцы, оплодотворение? Секс. Это называется секс. Я попрошу ее провести ликбез с тобой по этому вопросу.
    А я знаю, что за шутками ты пытаешься скрыть свое беспокойство за нее. Не переживай. Я не буду мешать вам. Или подслушивать. Разбужу Пати. Она забавная.
    - И она очень забавно пошлет тебя подальше. Все равно ты от меня не отвяжешься?
    Нет.
    - Ладно, - Максим вздохнул, вставая.
    Слова Одиссея о том, что Саманта готова стать его «самкой» он всерьез, конечно же, не воспринял. Хитрый гаденыш просто пытался любым способом заставить его вывести капитана на разговор. Макс видел, что Сэм в последние дни сама не своя. Замкнулась в себе, на любые попытки растормошить беззлобно (а иногда и не очень) скалилась и удалялась в свою нору. Пати из сил выбивалась, заставляя ее появиться на кухне хотя бы раз в сутки. А Звонарев даже не пытался лезть в душу, полагая, что она все еще считает его предателем.
    И сейчас корабль настаивает, чтобы он попытался ее встряхнуть. Против воли. Видимо, еще плохо знает своего друга-партнера. Она упряма даже в своем желании лечь на пол и умереть в бездействии. Назло всем. И мало кто может повлиять на нее. Может быть, будь здесь этот не к ночи помянутый Ульф… Но его нет, и судя по всему, вряд ли когда-нибудь он появится на горизонте. А значит, Звонареву придется заменить его. Хотя бы в моральном плане.
    Одди подготовился – дверь в ее каюту не заперта. Но постучать все же нужно.


    - Уходи, - вяло буркнули из комнаты.
    - Мне не хватает наших разговоров по душам. И ты меня не прогонишь. Силенок не хватит, - улыбнулся Максим, входя внутрь. Девушка сидела на полу, прислонившись к кушетке. Окинула гостя равнодушным взглядом и вновь закрыла глаза.
    - Чего тебе?
    - Хватит упиваться своими печалями. Ты же капитан. И ответственна за нас всех.

    [​IMG]

    - Да пошел ты, - не смотря на смысл слов, прозвучала фраза вяло. – Я устала отвечать за всех и вся. Не хочу.
    - Посмотри на мир под другим углом. Мы живы. Белина далеко, - парень присел рядом. Их плечи коснулись друг друга, и он вздрогнул. Саманта вновь открыла глаза и уже более осознанно посмотрела на него.
    - А перспективы, Макс? Ты их видишь? Если да, то посвяти меня, пожалуйста. Я – не вижу. Почему мне не дали шанса сдохнуть где-нить на окраине в зубах иглоплюва? Или тихо-молча уйти на Эсмодиусе? Почему ты не позволил мне?
    - Я уже говорил.
    - Это эгоизм. Ты ради себя старался. Чтобы я осталась рядом.
    - Рядом? Сколько времени мы провели вместе, не считая побега и всего, что было после? Так я тебе скажу. Полгода? Три месяца до твоего поступления в Эриду, и три – после выпуска. Так о каком-таком «рядом» ты толкуешь? Я прекрасно знал, что мы снова расстанемся, как только покинем Каллисто. И не моя вина, что пока приходится торчать тут. Хотя я прекрасно понимаю, насколько сильно ты не хочешь меня видеть.
    - Нет, это не так. Ты же знаешь, что дорог мне. Ладно. В твоих словах есть доля правды, - она робко улыбнулась, потом снова погрустнела. – Просто я не могу жить без цели.
    - И в чем же она заключалась, пока ты работала на «Фридрихе»?
    - Убить как можно больше злобных тварей.
    - Спорно. Но принимается. А Гаапт?
    - Я хотела умереть, правда. Сначала. Но вначале мне не позволили, а потом… Потом я передумала. И целью стало желание выжить. Несмотря ни на что.
    - Отлично. Прекрасная цель, - серьезно кивнул Макс. - Так почему ты не можешь ею задаться сейчас?
    - Потому что в тот раз меня грела мысль, что когда-нибудь я найду Оливье и заставлю его заплатить за все.

    [​IMG]

    - А ты поменяй Оливье на Белину. Из-за перестановки слагаемых сумма не меняется. Месть, конечно – дрянная цель, но на безрыбье…
    - Ты считаешь, я могу с ней тягаться?
    - Бесспорно. А еще есть дед. Герда. Почему ты опускаешь руки? Почему нельзя сделать смыслом жизни возможность еще раз уавидеть своих близких? Защитить их? В конце концов, ты еще можешь встретить своего Ульфа.
    - Конечно, - вдруг всхлипнула она. – Могу. И стану для него одной из тех тварей, от которых он зачищал планеты. Десантники любят чужих не больше нашего. Посмотри на меня. Как я могу бороться за что-то, ставить какие-то цели перед собой, если я больше не человек? Да я, по всей видимости, никогда им и не была.
    Вялое безразличие вдруг поменяло полярность, сменившись слезами. Максим опешил и не знал, как себя вести – он никогда еще не видел ее в таком состоянии. Она рыдала тихо и жалобно, словно ребенок. Вот об этом и болтал Одиссей – ей нужно выговориться. Какой бы сильной она ни была или ни пыталась казаться, Сэм – женщина. Со своими слабостями и эмоциональностью. Да и чего уж там – ее характер никогда не годился для лингвиста. Он это понимал. Дед это понимал. Но все равно запихнул ее в эту проклятую школу. Каким теплым, светлым человечком она была когда-то. Девушка умудрялась согревать Макса даже на расстоянии, во время их регулярных общений по скайвебу*.
    Конечно, сильная воля уже тогда проявляла себя – Гроссман признался, как она шантажом вынудила его забрать Звонарева с погибающей планеты. А как она стояла намертво, отказываясь поступать в Эриду. И лишь ради Макса пошла на это. Десятилетняя девочка уже тогда обладала завидным упрямством. Которое с течением лет превратилось в упорство.
    Но этого было мало для того, чтобы стать полноценным лингвистом. Тем более дед прекрасно знал о том, что внутри нее начала развиваться другая сущность еще до рождения. И вот об этом Максим давно догадался сам. Скорее всего, именно поэтому Гроссман настаивал на том, чтобы он ушел в секретариат Белины – свой человек в нужном месте никогда не помешает. Собственно, а для чего еще нужен усыновленный мальчик без роду и племени? Прикрывать семью своего благодетеля. А то, что он посылает Макса в логово киваны без всякой подстраховки – деда не волновало.
    Тихий всхлип Саманты вернул его из воспоминаний, куда он отлучился на пару секунд. Снова сердце сжалось от боли – та, что дороже всего на свете, страдает, и он ничего не может сделать, чтобы облегчить ее жизнь. Вообще ничего.

    [​IMG]

    - Малыш, успокойся, - зашептал он, прижимая девушку к себе. Та с благодарностью уткнулась в плечо. - Я же с тобой. Я всегда буду рядом. Что бы ни случилось, куда бы нас не занесло, я буду с тобой. Мы справимся.
    - Обещаешь? – сквозь слезы спросила она, поднимая заплаканные глаза, блестевшие в свете красных фонариков влажным серебром.
    - Клянусь. И что бы ты ни думала, ты по-прежнему очень красива, - Максим наклонился к ее лицу, чтобы поцеловать в висок, но Сэм подняла голову, и неловкий поцелуй пришелся на губы.
    Оба вздрогнули, как от приличного разряда электричества. Слезы кончились. Она вопросительно моргнула, глядя на растерявшегося Максима. Тот не ожидал ничего хорошего от этой скомканной случайности.
    Küss mich.

    [​IMG]

    Тот факт, что Сэм сама постучалась в его голову, да еще и проигнорировала галакто, дал понять Максу – она серьезно. Ей это нужно.
    Скорлупа суровой и жесткой лингвистки спала, обнажив испуганную неизвестностью женщину. Женщину, нуждающуюся в утешении. Женщину, которая хочет понять, желанна ли она.
    Для меня – всегда.
    И он поцеловал ее. А она… она ответила. Губы с жадностью сливались в единое целое, рождая в крови огненную бурю.
    Странно, что его не трясло, когда он освобождал ее от одежды. Когда покрывал поцелуями лицо, шею, ямочку между ключицами. Особенно ее. Почему-то она всегда представлялась ему самой соблазнительной частью Сэм. Другие, весьма аппетитные между прочим, формы, не шли ни в какое сравнение. Он часто воображал – как это, легонько прикоснуться губами, провести языком, вдыхая ее естественный аромат.
    Он так давно мечтал об этом моменте, грезил о ней, когда любил других женщин. Видел во сне, просыпаясь под руку с болезненным чувством острого разочарования. А сейчас это она. Рядом. Обнаженная. Трепещущая. И от страха, и от смущения – не так-то просто переступить через себя и перестать видеть в мужчине больше, чем друга. Максим понимал. Как никто другой. И возможно, не будь она сейчас так ранима, ни за что бы не зашел так далеко. Но сердце бешено колотилось, причиняя грудной клетке боль, и назад дороги больше не было.

    [​IMG]

    Это неправильно. Глупо. Это разрушит наши отношения. Но я… мне это нужно. Это утешение, которое мы дарим друг другу – оно нам обоим жизненно необходимо. И как только моя кожа попала в сладкую паутину его мягких, безумно мягких губ, ощущение ошибки куда-то испарилось. Подушечки пальцев порхали по груди и животу, замирая там, где нужно, всего лишь на пару секунд, но и этого хватало для моих удивленных вскриков, обозначающих лишь одно - хорошо. Мне хорошо. Каким бы неожиданным это не казалось.
    И эти нежные ласки побуждали ответить. Как только его стянутая футболка улетела в угол, я вцепилась в мужские плечи с отчаянием утопающей. Гладила пальцами пресс и ключицы, царапала спину, целовала плечи и покусывала мочки ушей. Я не знаю, что это – пародия на любовь или жгучая благодарность за все, что он для меня сделал. Плевать. Я искала его губы, боясь разлепить веки и посмотреть на него. Я боялась, что это лишь сон, видение, и если открою глаза, все исчезнет.

    Я здесь. Я никуда не уйду.
    Он понял. Космос Великий, он понял. И тогда я распахнула взгляд ему навстречу. Глаза в глаза. Даже когда он оказался внутри меня, и я задохнулась от ощущения блаженства – не зажмурилась. Продолжала смотреть и смотреть, пока наслаждение горячими волнами, одна за другой, не обрушилось на меня, грозя утопить в своей сладостной коме.
    Когда наконец, обессиленные, они оторвались друг от друга, задумавшись о том, что теперь будет. Смущенно улыбаясь, каждый кое-как оделся и просеменил в душ. И пока Макс смывал с себя ее запах, Саманта, стоя рядом, смотрела на себя в зеркало, пытаясь найти на лице следы раскаяния. И напрасно.

    [​IMG]

    И чего это у тебя такая морда счастливая? Любишь его, что ли?
    Лишь когда Максим ушел, оставив ее наедине с водой, она стояла под упругими струями, подставив им макушку, и размышляла о том, что наделала. Именно она. Макс бы никогда не пошел дальше, не попроси она его.
    Вывод напросился сам. Она этого хотела. И более того, ей понравилось. Конечно, это не любовь. Не та, которую испытывает к ней Максим. Скорее, она перехватила его эмоции, и вспомнила свои девичьи чувства к нему.
    Я словно вернулась в прошлое. В тот период, когда замирала от звуков его голоса по видео-фону, а по ночам представляла, как он целуется. Короткое время, но такое счастливое для меня. Теплое и комфортное.
    Его любви действительно хватит на двоих.

    Утром во время завтрака Пати внимательно посмотрела на обоих.

    [​IMG]

    - Что-то с вами не так. Такие расслабленные лица, довольные… Стоп! – Рыжая ухмыльнулась. – О, Святая Алесари, ты услышала мои молитвы! Свершилось. Вы переспали!
    Милина поперхнулась тостом и покраснев, уставилась на парочку.
    - С чего ты взяла? – дернулась Саманта.
    - И что, вы теперь вместе? – Пати не обратила внимание на вопрос подруги.
    - Если Сэмми захочет, - мягко улыбнулся Максим.
    Он сказал то, что и требовалось от него в данный момент. Никакого давления и решений за нее. Никто никогда так не чувствовал ее.
    Сэм пожала плечами и положила голову на плечо мужчины, пряча улыбку за чашкой с травяной бурдой, которую Милина гордо именовала чаем. Она пока не знала. Но в кое-чем она была точно уверена: давно ей не было так спокойно и уютно.
     
    Последнее редактирование: 2 апр 2018
    Мульти, Lanalely, Ornela и 10 другим нравится это.
  7. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 15 фев 2018 | Сообщение #46
    А нам сегодня два годика исполнилось) :др:

    39


    Точка отсчета побег. Сто двадцать пять дней вперед



    Желание жить возвращалось к Саманте с невиданной скоростью. От апатии не осталось и следа. Она стала деятельной и любопытной. Допытывалась до ммххууура, расспрашивая об его свойствах и умениях, болтала с Пати о Максиме, с Милиной – о ее брате. И почти каждую ночь засыпала в объятиях Максима, даже если они не занимались, с точки зрения ее озабоченной подруги, самым нужным делом во вселенной.
    Одди не ревновал к Звонареву. Более того, после случившегося он почему-то проникся к Максу глубоким чувством признательности и прекратил вредничать.
    Этот месяц был напоен спокойствием и надеждой на счастливый исход для всех них. Пока боги не решили, что хорошего понемножку.
    Этим вечером безбожная троица играла в покер, пока Милина, сидя рядышком на диване, читала научный труд, описывающий флору Эль Параизо. Она давно уже выучила все вдоль и поперек, но ей нравилось перечитывать любимые книги, а еще больше – чувствовать себя членом семьи. Ей не нравились азартные игры, а вот чувство причастности – очень даже.
    - Я пас, - буркнула обиженно Пати, кладя карты рубашкой вверх. – Не везет мне сегодня.

    [​IMG]

    Максим ухмыльнулся, собираясь повысить ставку, как вдруг охнул, схватившись за голову. Лицо перекосила гримаса боли.
    - Что случилось? – встрепенулась Саманта.
    - Мигрень. Уже две недели голова побаливает, но сегодня она превзошла саму себя. Ощущение, что сейчас взорвется.
    - Почему не сказал? – удивилась Пати. – У нас же есть аптечка. Там и обезболь имеется.
    - А зачем мне вас беспокоить? Лекарства я и сам нашел. Вот только толку от них маловато.
    - Может, что-то подцепил на одном из рынков? – нахмурилась Сэм. – В любом случае это – не нормально. Я бы провела полное медобследование, будь у меня такая возможность.
    А я на что? Медотсек был создан еще до вашего появления здесь.
    - Так почему молчал? – рявкнула вслух лингвистка, напугав Милину.
    Никто не спрашивал.
    - Действительно, - язвительным тоном заметила Саманта. – Показывай давай, загадочный ты наш.
    - Вы о чем? – покосился на нее встревоженный Макс.
    - Мелкий заныкал где-то в своих складках медицинскую лабораторию. И мы идем туда. Все вместе. Болеть нам нельзя, вы же понимаете.

    [​IMG]

    Девчонки покорно кивнули и настороженно зыркнули на Максима, строя про себя предположения о том, что могло случиться с мужчиной. Если кто-то принес заразу на борт Одиссея, подхватить ее могут все. Возможно, это обычный грипп, который лечится одной таблеткой под язык. А если что-то посерьезней?
    Каждый раз, спускаясь на заселенные отбросами общества астероиды, они рисковали принести на корабль какой-нибудь опасный вирус. И еще неизвестно, как он себя поведет в условиях ммххууурской микрофлоры. А еще нужны время и деньги на лекарства. Их аптечка вмещала самый простой набор медикаментов. Сложные заболевания требовали сложных вакцин, которые не так-то просто найти на черных рынках.
    Вроде бы ничего особенного не случилось, но Сэм чувствовала, как неприятно ноет под ложечкой, намекая на первые признаки страха. К тому моменту, как они, следуя указаниям Одиссея, дошли до медицинского отсека, у лингвистки от паники начали отказывать ноги.
    Какое-то ужасно нехорошее предчувствие.
    Комната, куда их привел ммххууур, была небольшой. Стены здесь поблескивали влажным багрянцем – Одди не успел привести помещение в божеский вид. Пол – шершавый, неровный, с углублениями и выемками. Но зато отсек обставлен современной мебелью и аппаратурой. Имелась даже реанимационная камера. В ней можно поддержать жизнь больного, пока не добудешь необходимые лекарства. Правда, не во всех случаях она помогала.
    Сэм не раз выполняла функции врача, поэтому забор крови и прочие анализы взяла на себя. Натянув латексные перчатки, подошла к каждому «пациенту» со шприцем-пистолетом, не обделив и себя, естественно. Достав стерильные пробирки, разлила по ним кровь. Пати, покопавшись в ящиках столов, нашла бумажные ярлыки на клейкой основе, и каждую склянку подписала именем пациента. Образцы слюны и соскобы со слизистых носоглоток тоже были скрупулезно собраны.
    - Что дальше? – поинтересовалась Милина, пока Саманта оттянув нижнее веко, изучала ее глаз. – Кто займется исследованием? Ты же не генетик и не гематолог.
    - Думаю, Одиссей готовился Белиной как полноценный самостоятельный боевой корабль. На базе не поскупились на оборудование. Вот, видишь эту громадину с монитором? Это гематологический анализатор. Я вижу здесь даже рентген и гроб для МРТ. Приборы все сделают за меня. Они только не могут сами собирать анализы, к сожалению. Я же пока могу сказать, что по результатам внешнего осмотра не вижу никаких признаков заболеваний.
    - Даже у меня? – кашлянул Максим.

    [​IMG]

    - Даже у тебя. Теперь дождемся, что скажет анализатор. Когда будут результаты, Одди?
    Часа через четыре.
    - То есть когда мы все завалимся спать. Если что-то серьезное, ты меня разбуди.
    Договорились.
    Аппетитом сегодня никто не мог похвастаться, но Пати заставила всех умять по тарелке спагетти с томатной порошковой пастой. Саманта давилась длинными макаронинами, чувствуя, как желудок изо всех сил сопротивляется. Он полностью перешел на сторону пьющего силы страха. Через силу проглотив последнюю порцию, поднесла трясущимися руками чашку с водой к губам, едва не вылив ее содержимое на себя.
    - Ты чего? – ее волнение заметил Максим, и огонек настороженности зажегся в его глазах. – Еще ведь ничего не известно, почему так паникуешь?
    - Не знаю. Но у меня зуб на зуб не попадает, - призналась девушка, пожав плечами. – И теперь кляну себя за то, что месяц назад жаловалась на скуку. Лучше бы приключение, нависшее над нами, прошло стороной.
    - Да брось ты. Просто я не привык к путешествиям в космосе. Организм так реагирует на небольшую силу тяжести и периодические мгновения невесомости, когда Одди прыгает между войдами. Вы-то с девчонками полжизни так провели.
    - Надеюсь, что и правда в этом все дело.
    По молчаливому согласию все отправились спать. Несмотря на то, что ему тоже было неспокойно, Макс заснул почти сразу. Саманта полусидела рядом, и глядя на его мерно поднимающуюся грудь и расслабленно по-детски лицо, чувствовала, как сжимается от боли сердце. Сон не шел. Слишком сильные переживания встали стеной и мешали ему пробиться к мозгу. Нервическое возбуждение было столь велико, что она уже решила выбраться из постели, но боясь разбудить Максима, осталась стойко лежать рядом, изнывая от вынужденной неподвижности. И наконец, задремала.
    Саманта, проснись.
    Тихий шепот Одиссея проник в голову, и девушка открыла глаза, мгновенно прощаясь с остатками дремы. Раз он ее будит, значит все плохо. Ужас захлестнул с головой, и лишь сжав кулаки и досчитав до десяти, она сумела взять себя в руки, чтобы ответить кораблю.

    [​IMG]

    Да?
    Ты должна сама это увидеть. Приходи в медотсек.
    О, Господи…
    Я, наверное, выглядела нелепо – растрепанная, с безумными глазами. Не помню, как я очутилась в медотсеке. Не иначе научилась телепортироваться, как и Одди.

    - Что? Показывай. Говори, что делать. Я сейчас умру, Одди. Кто?
    Максим. Мне очень жаль, но ты сама поймешь. Посмотри на его кровь под микроскопом.
    - У меня руки трясутся. Я не смогу…
    Соберись. Ты – капитан. Ты обязана это сделать. Просто открой контейнер анализатора. Возьми пробирку с его именем. Капни на предметное стекло. И – в микроскоп. Вот видишь. Это же так просто. Не бери сильное увеличение. Сначала лучше увидеть общую картину.
    Пока я следовала его указаниям, руки ходили ходуном. Меня никогда так не лихорадило. Может быть, потому что я догадывалась, что увижу в окуляре? Несмотря на предчувствие, картинка меня все равно потрясла. Я уже видела эти клетки много раз – красные овальные таблеточки, и знала, как должна выглядеть здоровая кровь. А сейчас даже тупой бы понял, что с этим анализом все не так. Рядом со здоровыми клетками нормального цвета пульсировали странные грязно-зеленые сгустки. Именно пульсировали, словно биение маленьких тусклых сердец.
    - Что это? – прошептала Саманта севшим голосом.
    Организм, развивающийся в теле твоего друга. Живое существо. Очень маленькое, но уже жаждущее жить. И выбравшее Максима для размножения.
    - Ты уже видел такое раньше?
    Да. Это в генетической памяти всех ммххуууров с того памятного дня, когда болезнь поразила наших богов. Но их кровь сильная. Она убивает это существо сразу после попадания в организм. Вам же нужны сильные антибиотики. Так называемая вакцина Айлин.
    - Цирцея, - прохрипела Саманта, отшатываясь от окуляра.
    Да. То, что ваши врачи до сих пор не могут отнести к одному подвиду – вирус это или бактерия.
    - Для вируса она слишком велика, - загоняя ужас глубоко внутрь, официально произнесла девушка. - Да и спокойно может жить вне клетки, что я собственно только что и наблюдала.
    Но распространяется от зараженного к здоровым очень быстро, в отличие от микроорганизмов. А еще умеет подстраиваться под каждого нового носителя.
    - То есть эта дрянь сочетает в себе признаки как вируса, так и бактерии?
    Именно. Поэтому ее так сложно уничтожить. В вакцине Айлине сочетаются мощные антибиотики и ослабленное ДНК самой Цирцеи.
    - И конечно же, у тебя ее нет.
    Прости. На мой борт никогда не приносили столь сильные лекарства, видимо боялись, что Строители спрячут, или еще что… Прости.
    - Сколько у него времени? – тихо спросила Саманта, не в силах вести ментальную беседу. Прислонившись лбом к рентгеновскому аппарату, ощущала, как металл холодит ее разгоряченную кожу.

    [​IMG]

    Я не знаю. Судя по размерам клеток, Цирцея в его организме давно. Но мы никогда не слышали о таком длительном инкубационном периоде. Носитель давно должен был умереть. Кроме того, похоже, попав в кровь, она какое-то время пробыла в спящем состоянии. Хотя обычно бактерия не любит ждать, прежде чем захватить всего носителя.
    - Не называй его так. У него есть имя.
    Извини.
    - Где он мог подцепить ее? Неужели на одном из рынков? Почему тогда девчонки не заразились?
    Возможно, у них иммунная система сильнее. Это тоже влияет на процесс заражения. Но скорее всего Максиму ввели ее намерено. Судя по тому, что я вижу, после введения в организм бактерии, ее сдерживало какое-то вещество. Похожее на вакцину, но не столь мощное.
    - Еще один доброволец? – невесело усмехнулась Сэм. – Слишком много их на моем пути.
    О чем ты?
    - Не важно. Продолжай.
    В твоем организме Цирцея тоже побывала.
    - ЧТО?! – рявкнула девушка, временно забывая о больном друге. От неожиданности она напоролась на лабораторный столик, и пробирки со звоном полетели вниз. Хорошо, что мягкое покрытие пола не дало им разбиться.
    Ее больше нет, не волнуйся – твоя кровь уничтожила Цирцею полностью. Но фон остался. И фонить ты будешь еще несколько месяцев. Судя по слабости следа, ты заразилась около четырех месяцев назад.
    - Я же тогда находилась на базе Белины. Неужели она додумалась напичкать меня микробами? О нет! Так значит, это я заразила Максима! Нет, нет, нет!
    Сэм с ужасом смотрела на свои ладони, словно они виноваты в случившемся. Словно она своими руками ввела микро-жизнь под кожу друга.
    Ну, конечно, - фыркнул корабль. – Валиурцы не заразны. Ты не сможешь стать разносчиком Цирцеи при всем желании. Ваша кровь блокирует ее размножение и запирает внутри ваших тел, пока эта дрянь не помрет. В любом случае сейчас его следует изолировать. Запереть в одном из помещений, куда будет доступ лишь у тебя. У тебя иммунитет. Валиурца, переболевшего Цирцеей, она не возьмет второй раз. Так что, предугадывая твои мысли, ты не заразишься и не поубиваешь всех друзей в порыве болезненного гнева.
    - Неужели? Мою беременную мать напичкали ею под завязку. И как видишь, я совершенно спокойно заразилась ею снова.
    Это странно. Возможно, тебе и твоей матери вводили разные штаммы?
    - Понятия не имею. Подробности до меня не дошли. Я надеюсь, ты понимаешь, что это должно остаться между нами. О том, что я была больна, девчонкам знать необязательно. Пойди докажи, что я не заразна. К тому же, мне сейчас не до слепых обвинений. Надо спасать Максима. Тебе задание – срочно просканируй пространство. Вакцину можно купить лишь в крупных мирах СПЕКТРа. Боюсь, нам придется лететь к одному из них.
    Закончу поиск в течение часа. Ты пока займись своим мужчиной.
    За что ж все эти напасти-то? Из огня, да в полымя. Пока я шла обратно, представляла, как отреагирует Макс. Страх, отчаяние, смирение? Если Одди говорит, что болезнь все это время сдерживалась, возможно, у них еще есть время спасти его.
    Я разбудила парня. Выглядел он не в пример хуже, чем до сбора анализов. Белок вокруг радужки покраснел, веки набухли, под глазами пролегли синяки.

    [​IMG]

    - Как ты?
    - Голова трещит как чумная. И подташнивает. Есть результаты? Если ты не спишь, значит Одиссей уже сообщил. И следовательно…
    - У тебя Цирцея.
    - Что?! – он отреагировал так же, как и она десятью минутами ранее. Недоверие, смешанное с диким ужасом.
    - Одди говорит, что она давно сидела внутри тебя. Дремала, заглушенная большим количеством какого-то лекарства. А теперь проснулась. Тебя нужно срочно изолировать. А нам – лететь в центр СПЕКТРа.
    - Вас могут поймать. Ммххууура ты долго прятать не сможешь среди населенных миров. Там же планета на планете. Оставь. Я покину корабль на шлюпке. Вакуум не дает Цирцеи распространяться. Я никого уже не смогу заразить, когда умру.
    - Во-первых, я тебя не брошу. Во-вторых, заткнись и не мели чушь. Пойдем. Отведу тебя в твою каюту. Живчики Одиссея уже все там продезинфицировали.
    - А как же ты?
    - У меня иммунитет.
    Помогая другу подняться, Сэм заметила, как сильно он осунулся. Под бледной кожей проступили острые скулы. И это за четыре часа.
    А эта сука времени даром не теряет.
    Успеют ли они?
    Через три прыжка мы будем у Ла Мера. Это самая ближайшая к нам крупно-населенная территория вашего государства.
    Отлично. Подожди, я уложу Макса. Девчонок разбуди и предупреди о телепортации. Не хочу, чтобы кто-нибудь раскроил череп во время внезапной невесомости. Нам и так проблем хватает.
     
    Последнее редактирование: 15 фев 2018
    Мульти, Lanalely, Ornela и 9 другим нравится это.
  8. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 15 фев 2018 | Сообщение #47
    ***

    За пять часов – два прыжка. Медленно. Слишком медленно. Нам не успеть.

    [​IMG]

    Саманта сходила с ума, меряя шагами кают-компанию. Перепуганные и расстроенные подруги сидели тут же, не сводя с нее взглядов, боясь моргнуть. От нее ждали действий, идей, реплик. Вся надежда только на капитана. И поэтому две пары глаз сновали туда-сюда, поспевая за движениями лингвистки. Сэм поставила их перед фактом необходимости поездки на Ла Мер, и никто не пикнул. Даже Милина. Конечно, Саманта – капитан, но она прекрасно знала, что рискует двумя жизнями ради одной, и девчонки могли бы воспротивиться. Но то ли они слишком привязались к Максу, то ли боятся заразиться, поэтому путешествие за вакциной не встретило возражений с их стороны.
    Между прыжками Одиссею требовался отдых. Это не его блажь или причуда – это необходимость. Не отдохнув, он просто не сдвинется с места. Физически. Как бы ты не танцевал с бубнами вокруг него. Это физиологическая особенность ммххуууров. В лимфе должна скопиться необходимая для перехода в туннель энергия. А без нее корабль даже не сможет создать вход в кротовую нору.
    Сэм все это прекрасно понимала, но промедление сводило с ума. Она боялась заходить к Максиму – в последний раз он кашлял кровью. Страшно представить, какие изменения еще произошли в его организме. Где уже Цирцея? Расположилась в желудке или распирает изнутри мозг, чтобы поселиться там. Если она доберется до сердца или головы, все будет кончено.
    Молчание, повисшее в кают-компании, начинало тяготить. Девушка физически ощущала эту вязкую, тягучую тишину, ватным набатом отдающую в ушах.
    Надо что-то сказать. Приободрить их. Но я не могу. Только я собираюсь открыть рот, тошнота подкатывает к горлу, и я понимаю, что вырвется из моих губ вместо слов. Это так страшно, когда ты бессильна. Хочется убить себя за эту слабость. Колотить руками по стене до содранной кожи и разбитых в кровь костяшек. Я и так до мяса обгрызла ногти – давно не страдала этой привычкой. И вот она решила напомнить о себе.
    Я пыталась придумать альтернативу. Спросила у Одди, могу ли я напоить Максима своей кровью, которая, как мы все знали, уничтожает Цирцею. Но он печально сообщил, что она все еще фонит. Следы садистичного микроба по прежнему оставались там. Кроме того, лучше пробовать переливание, чем надеяться на крепость желудка. Корабль даже помог настроить аппаратуру для этого. Заявил, что хуже не будет. Но не помогло.
    Час мы лежали бок о бок, пока я делилась с человеком, которого так боялась потерять, своей жизненной сутью. Он молча смотрел на меня со спокойной улыбкой, уже понимая, что умрет, и что это – неизбежность. А я давилась бешенством от его смирения со скорой смертью. Хотя сама несколько месяцев назад была на его месте.
    Наконец, аппарат по переливанию крови щелкнул, замолкая.
    - Что случилось?

    Нет пользы. Ты потеряешь слишком много крови и тоже умрешь. Я не могу этого допустить.
    - Почему не помогает?! – рявкнула я, вскакивая и с ожесточенностью вырывая иглу из локтевой ямки.
    Возможно, помог бы твой костный мозг, но здесь нет подходящего оборудования для этого. Прости. Она пытается восполнить то, что пропустила из-за спячки, поэтому ее размеры растут с геометрической прогрессией. Чтобы его спасти, потребуется кровь пяти валиурцев. Если бы мы сделали это, пока микроорганизм не проснулся…

    [​IMG]

    - Но мы не знали… - тихо прошептала я, опускаясь обратно на кушетку. Повернулась к Максиму – веки опущены. Сердце едва не выпрыгнуло из груди.
    Нет, он спит. Пока жив.
    Пока жив. Это «пока» меня убивало.
    Пати наконец очнулась и предложила что-нибудь выпить. Саманта отрицательно покачала головой и стремительно вышла из комнаты, направляясь к Максиму. Ноги тряслись, когда она замерла на секунду у порога, пытаясь усилием воли успокоить сердце. Но дыхательная гимнастика не помогала.
    Мне страшно. Как же мне страшно…
    Дрожащими руками сдвинула дверь в сторону и вошла. Максим открыл глаза, и ноги девушки снова подкосились – белок полностью покраснел, кровоизлияние в мозг уже не за горами. Эта тварь добралась до коры и теперь пытается выдавить ее из черепа.
    - Как ты? – тихонько спросила она, присаживаясь рядом и беря его за руку.
    - Нормально, - прохрипел Макс. – Дышать тяжело. Словно на мне лежит что-то неподъемное.
    Легкие. Эта дрянь и там расположилась с удобствами.
    - Все будет хорошо. Ты только продержись. Совсем немножко осталось.
    О том, как она попадет на Ла Мер, и что будет делать, если ее узнают вездесущие агенты Белины, девушка старалась не думать. Она ведь будет спускаться не на пассажирском лайнере, а на шлюпке неизвестного происхождения. И даже на позывные не сможет ответить, чем несомненно вызовет подозрения у службы безопасности космопорта. Ла Мер – это не Эсмодиус и не Харибра. Одиссей обещал, что шлюпка может пройти незамеченной, но опыта такой высадки у нее не было. Что ж, если ее подстрелят, она умрет с мыслью, что сделала все возможное. Уже заранее вырвала обещание у корабля, что девчонок он не бросит и доставит их туда, куда они попросят, если с ней что-то случится.
    - Боюсь засыпать, - признался Максим. – Каждый раз, закрывая глаза, думаю, что больше их не открою и не увижу тебя. Поговори со мной.
    - Конечно, с удовольствием, - улыбнулась девушка, хотя внутри все перевернулось. Тот факт, что он вдруг испытал страх перед смертью, ее саму напугал до чертиков.
    Значит, близко.
    - Знаешь, я думаю, это Белина.
    - Что Белина? – не поняла Саманта, укладываясь рядом с Максимом.
    - Заразила меня. Ты должна достать вакцину во что бы то ни стало, даже если я не успею дождаться. Вдруг она и с девочками это проделала? Одди сказал, что я получал лекарство, усыпляющее Цирцею, в течение нескольких лет. С едой, наверное. А как только свалил с базы, усыплять стало нечем. Вот почему мы никогда ничего не слышали о коллегах, закрывших свои контракты.
    - Если так, значит Белина – полная дура и психопатка. Это же такой риск. Думаешь, она пойдет на подобное? Ведь таким образом она снова может вызывать пандемию. И не только в Солнечной системе и ближайших рукавах, а по всему Млечному Пути.
    - А вдруг лекарство с самого начала подавляет способность Цирцеи размножаться вне первого носителя? Трупы тихо-мирно разваливаются на части, не вызывая подозрений. Прости меня.
    - За что?
    - За то, что предал. За то, что против твоей воли пытался спасти тебя. И за то, что тебе приходится сейчас переживать из-за меня.

    [​IMG]

    - Я давно тебя простила по первым двум пунктам, - улыбнулась девушка, легонько целуя Максима в губы. – А что касается третьего – ты снова говоришь глупости. Разве ты виноват? Разве мне в тягость? Я просто боюсь тебя потерять.
    - Ты сделала все возможное. Черт, мы же теперь с тобой и правда как брат и сестра. Во мне течет твоя кровь. Видишь, поспешили мы с сексом.
    - Брось. Мне было хорошо. И я бы хотела продолжить, - чувствуя, как в носу защипало от подступающих к глазам слез, Саманта отвернулась. Не судьба ей ни с кем и никогда продолжить что-либо.
    Саманта! Я сказал девочкам подготовиться к телепорту. Теперь твоя очередь.
    - Так рано? – она пояснила для удивленного Макса. – Одиссей хочет прыгать раньше времени. Ты уверен? Прошло лишь три часа вместо пяти.
    Я начал копить энергию в резервуаре. Попробую.
    Максим и так был пристегнут, так что за него она не волновалась. Попрощалась и обещала зайти сразу после прыжка. Отправилась в пилотную рубку и прикрепила ремни.
    Давай только без слияния, договорились? У меня нет сил.
    Одиссей промолчал. И тут его тряхнуло. Еще раз. Комм озвучил испуганный голос Пати:
    - Эй! Что происходит?
    Милина тихо шептала молитву.
    Снова тряхнуло, да с такой силой, словно ммххууур бился в предсмертной агонии. Саманта приготовилась к невесомости, но вместо этого навалилась чудовищная перегрузка. Девушку вжало в кресло с невероятной силой, в голове словно что-то лопнуло, и из носа хлынула кровь.
    Она слышала, как девчонки кричали.
    - Что ты делаешь? - превозмогая боль, крикнула она.
    Я пытаюсь перераспределить энергию для входа в подпространство! – набатом взорвался в ее голове голос Одди. - Выкачиваю ее из гравитаторов!
    - Прекрати! Слышишь?! Остановись! Ты убьешь Макса!
    Ммххууур перестал трястись, но перегрузка все еще была сильной – девушка не смогла поднять руку, чтобы отстегнуть ремни.


    - Максим! Макс! Ты меня слышишь?
    Тишина.
    Может быть, потерял сознание?
    Она изо всех сил старалась в это верить.
    Наконец, спустя несколько секунд, показавшихся Сэм вечностью, перегрузка упала до 5G, судя по ее ощущениям. Лингвистка освободилась и тут же взмыла в воздух, едва успев прикрыть руками голову, иначе мозги остались бы на переборке.
    - Да черт бы тебя побрал! Ты можешь успокоиться?

    [​IMG]

    Гравитация вернулась, и девушка рухнула на пол. Тут же вскочила, невзирая на боль в вывихнутом плече и рванула в коридор. Бежать было тяжело – перегрузка все еще зашкаливала.
    Извини, я пытаюсь исправить. Что-то с гравитатором. Сейчас попрошу Пати взглянуть.
    - Если она еще жива, придурок! Зачем ты это сделал?! Знал же прекрасно, что энергии мало для телепорта!
    Я хотел помочь! Прости меня! Я все испортил…
    Саманта не отвечала, продолжая упорно двигаться вперед. Пару раз упала, больно ударившись раненной рукой. Однажды ее вырвало. Глаза грозились вот-вот вылезти из орбит и жутко ныли. Наверняка сосуды полопались, как тогда, во время падения на Гаапт в компании Салата.
    Еле дыша, ворвалась в комнату Максима и снова завалилась – ноги подкашивались, не в силах выдержать ее собственный вес, умноженный на пять. И этот мелкий идиот еще надеется, что Пати рванет чинить ему гравитатор? Да она наверно вообще встать не сможет. Лингвистов учат сражаться и не в таких условиях, а что взять с обычных людей? Например, с Макса?
    Она перевела взгляд на него. Сердце замерло и, кажется, испустило стон. Или это она сама? Все лицо мужчины было залито кровью. А под ним… под ним копошились багровые шарики чего-то живого. Цирцея вырвалась на свободу. Откуда? Из ушей, носа, глаз? Саманта не представляла даже, что бактерия достигла уже таких огромных размеров.
    - Максим? – осторожно позвала она. Ей показалось, или его грудная клетка дернулась? Дышит. Значит, жив.
    Нет. Он ушел. Прости меня.
    - Куда он ушел? – отказалась понимать Саманта.
    Вы называете это лучшим миром. Он умер, Сэмми. Прости меня, пожалуйста. Я не хотел. Я пытался помочь. Правда!

    [​IMG]

    - Хватит извиняться! – практически завизжала она, колотя кулаками по стенам, словно пытаясь причинить боль кораблю. – Прекрати твердить свои гребанные извинения! Прекрати! Прекрати!
    Она рванулась было к телу Макса и, заметив что на его развороченной грудной клетке копошатся такие же шарики, отшатнулась. Замерла от ужаса. И лишь опустив взгляд на кучкующиеся живые сгустки, растущие в размерах с каждой секундой, опомнилась. И принялась давить их ногами, словно насекомых.
    Это бесполезно. Ты же понимаешь. Она микроскопична и сольется вновь в единое целое, даже если ты…
    - Заткнись!!!
    Сэмми, прошу тебя…
    - Не называй меня так! БОЛЬШЕ НИКОГДА! Тебе ясно?!
    Хорошо. Прошу, уходи. Я… мы займемся телом. Приведем его в порядок. Я очищу помещение от Цирцеи.
    - Каким образом? – простонала Сэм.
    Открою шлюзы в этом коридоре. Оставь его дверь открытой тоже. Я предупрежу девочек. Ты должна уйти в свою комнату. Пожалуйста. Без тебя они погибнут тоже. Ты нужна им.
    - Да? Вот только мне больше никто не нужен. Вообще.
    Глубоко внутри я понимала, что Одиссей не виноват. Он сделал все, что мог. Но мне хотелось причинить кому-нибудь боль. Пусть даже не такую, как испытывала я.
    Слез почему-то не было. Я даже моргать перестала. Картинка размножалась на сотню ромбиков, тут же собираясь обратно, но я не испытывала от этого дискомфорта. Я вообще ничего не чувствовала. Такое ощущение, что меня выпотрошили.

    [​IMG]

    Может, это дурной сон? Чуть больше суток назад мы играли в карты. А перед этим он обнимал меня. Был таким теплым. Родным.
    КАК? Как я теперь буду жить без тебя? Ты же мой ангел-хранитель. Ты обещал, что никогда не оставишь меня. Ты клялся! Как ты мог забыть об этом и нарушить свое обещание? Как ты мог?..
     
    Мульти, Lanalely, Ornela и 9 другим нравится это.
  9. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 20 фев 2018 | Сообщение #48
    40


    Точка отсчета побег. Сто двадцать семь дней вперед



    По переговорному браслету снова раздался вопль раненного зверя. Пати поморщилась и потянувшись к нему, отключила.

    [​IMG]

    - Не могу больше это слушать. Сердце разрывается. И жалко ее, и утешить не могу, потому что страшно. Ты же видела, в какую ярость она впала.
    - Да, - кивнула Милина, сидя рядом на кухонном уголке, подтянув ноги к лицу и уткнувшись в колени. – И я прекрасно понимаю, что она чувствует. Мне было так же плохо, когда умер Карлин.
    - Мне самой его жаль. Я успела привязаться к парню. И он спас нас, так много сделал… Но Сэм… Не представляю, что чувствует она. Они были очень близки. И дело даже не в сексе. Вместе с детства. Особая связь. Похоже, подруга, пока остались только мы вдвоем. И Одиссей молчит уже который час.
    - Он уже почти сутки так.
    - Интересно, чем мы ему насолили? До сих пор болтаемся в одном прыжке от Ла Мера. Это небезопасно. А я даже не могу ему об этом сказать. Вернее, он скорей всего меня слышит, но игнорит.
    - Думаю, Одди чувствует себя виноватым, - пожала плечами Милина. – Потому что не смог телепортироваться. И допустил перегрузку, которая, возможно, и убила Макса. И он это понимает.
    Девушки помолчали, ожидая ответной реплики корабля. Но ее не последовало. Молчал как убитый.
    - Ну да. Мало мне Саманты. И ее успокоить нужно, и корабль, мучающийся чувством вины. Занятная у нас компашка, - девушка пригубила вино, стоящее перед ней в жестяной чашке и приподняла ее воздух. – Теплого тебе вакуума, друг.
    -Теплого. Пусть Христос будет милостив к тебе, - Милина повторила жест подруги.
    - Но с подругой надо что-то делать, - вздохнула Пати, возвращаясь к наболевшему. - Она, чего доброго, пробьет собой стену и выпорхнет в космос.
    - С Максимом тоже необходимо что-то предпринять. Я конечно не биолог, но и моих знаний достаточно, чтобы понять – очистка вряд ли помогла полностью избавить корабль от этой дряни. Мы должны уничтожить его тело.
    - Ох, Милли… Ты даже не заикайся об этом Саманте. Она тебя убьет.
    Об этом сообщу я. Она все равно меня ненавидит. Так что хуже уже не станет.
    - Наконец-то очухался! Где тебя черти носили? – рявкнула Пати, стукая чашкой по столу.
    Я был занят, - отрезал Одиссей.

    [​IMG]

    - Да. Ты у нас такой занятой парень, - скривилась техничка.
    Нужна твоя помощь. Меня она не станет слушать. А ты поможешь ей успокоиться.
    - Да, думаю, она действительно придет в себя, пока будет впиваться в меня зубами. Я не знаю, как ей об этом сообщить, Одди. Не знаю. Даже представить не могу, как ей больно. А тут еще мы заявим, что от трупа надо срочно избавляться…
    Но Саманта ответственна за вас. Оставить его на борту – ошибка. И она сама в глубине души это понимает.
    - Конечно, понимает. Задним умом. Она хоть заходила к нему?
    Нет. Друг-партнер уже давно не выходила из своей каюты.
    - Мы даже боимся произнести вслух ее имя, - хмыкнула Пати. Милина кивнула:
    - И его тоже.
    - Думаешь, боимся накликать?
    - Нет. Боимся тревожить их души.
    Через час, опустошив для храбрости еще один стакан, Пати, крякнув, поднялась.
    - Пойду я. Чем раньше, тем лучше.
    Пока медленно брела к каюте подруги, ноги то и дело подгибались. Никто не любит сообщать плохие новости. И даже если на фоне самого главного ужаса эта весть посторонним может показаться не страшной, то Пати осознавала, как на нее отреагирует Саманта. Для человека, переживающего горе, любое неосторожное слово касательно потерянного близкого человека, может стать последней каплей. А если к горю еще примешивалась ярость, вообще пиши пропало.
    Подойдя к двери, прислушалась. Вроде тихо. Может, нарычавшись, заснула наконец-то? Она больше двух суток на ногах. Постучалась. Естественно, в ответ – тишина.

    [​IMG]

    - Да какого черта! Почему я боюсь подругу? – глубоко вдохнув, дернулась в каюту – не заперто.
    Сэм не спала. Сидела на полу, спиной подпирая кушетку и уставившись невидящим взором в никуда. Глаза даже не дернулись в сторону Пати, когда та вошла. Лицо заострилось, кожа обтянула скулы. Глаза запали. Серебро радужек потемнело, словно из них ушла жизнь. Всклокоченные не мытые волосы торчали в разные стороны. Больше всего лингвистка напоминала зомби.
    - Ты как?
    Молчание.
    - Сэм, мне очень жаль. Я не могу передать словами, как сочувствую твоей потере. Но ты и так это чувствуешь, правда? Милая, у нас мало времени. Даже если Цирцея не собирается покидать носителя, разлагающееся тело на борту корабля – не самая удачная затея. Хотя бы давай переместим его в шлюз и попросим Одди установить минусовую температуру. Надо же что-то делать. Ты слышишь меня? Одиссей без твоего одобрения ничего предпринимать не будет.
    Молчание.
    - Ты жива вообще? – Пати наклонилась и провела ладонью перед лицом подруги. Та даже не шелохнулась. – В кому впала, что ли…
    - Дай мне пару часов, - вдруг очнулась девушка, продолжая все так же смотреть в одну точку, напоминая робота. – Мне нужно попрощаться.
    - Нам всем нужно…
    - Нет. Вам с Милиной лучше не присутствовать при этом. Зараза, убив его, залезла обратно внутрь, и обследовать корабль на предмет новых симбионтов не торопится. Но я все равно не хочу рисковать.

    [​IMG]

    - Одна ты его не дотащишь. Я помогу. Надену скафандр и помогу. Я хочу помочь. Позволь. Мне он тоже был дорог.
    - Как хочешь, - пожала плечами Саманта, впервые за эти несколько минут показывая, что она – живой человек.
    - И тебе тоже неплохо приодеться.
    - Я не заражусь.
    - Для моего спокойствия. Я не смогу без дрожи смотреть, как ты голая щеголяешь рядом с Цирцеей. Что будем делать?
    - Он всегда хотел путешествовать. Настало его время.
    Я оттягивала этот момент, как могла. Конечно, признавала правоту Пати – от трупов на кораблях избавляются при первой же возможности. А наш задержался на двое суток. Труп. Страшное слово. Я долго не могла применить его к Максиму, но потом поняла, что так проще абстрагироваться от случившегося. Словно он и не друг мне вовсе. Так, прохожий, которому не повезло. Когда называю его так, становится проще дышать.
    Но знала – стоит мне увидеть его, как все пережитое вернется с удвоенной силой. И я попросту тронусь.
    Но идти нужно.
    Отправив Пати переодеваться, сама натянула скафандр, проигнорировав шлем. Потом. Иначе задохнусь. Доползла до дверей его каюты и осторожно вошла, словно боясь потревожить его сон. Увы, он уже никогда не прервется.
    Он и правда казался спящим. Съерра Кос/сисы привели его кожу в порядок, заштопали грудную клетку, омыли тело. Облачили его в скафандр. И поддерживали в помещении минусовую температуру по Цельсию. Бледное лицо разгладилось, сделав Максима лет на десять моложе. Он сейчас походил на того безбашенного парня, с которым мы исследовали бары Фламме.

    Девушка сняла перчатки от скафандра и подошла ближе.

    [​IMG]

    - Помнишь, как мы отрывались в то лето? – улыбнулась Саманта, касаясь кончиками пальцев его щеки, и вместе со словами из губ вырвалось облачко пара. Но девушка не чувствовала холода – слишком сильно горело сердце, гоняя обжигающую кровь по артериям. Кровь, которая не смогла спасти Макса.
    Почувствовав, как задрожала нижняя губа, девушка успела перехватить и смахнуть одинокую слезинку, первую вестницу наступающего потопа. И вообще первую за все это время.
    Нет, я не хочу, чтобы ты видел мои слезы. Все хорошо.
    Нужно прощаться. Но это так трудно. Чертовски тяжело. Невыносимо.
    Как жаль, что я не верю в Бога и Его загробный мир. Наверное, было бы проще. Но я не жду ничего хорошего за гранью. Вечная тьма и небытие. Сон без сновидений. Сон, в котором больше не будет меня. И тебя. Милина хотя бы верит, что после смерти встретится с братом в лучшем мире. И я ей немножко завидую.
    Конечно, никогда не поздно уверовать. Но я не могу. Если действительно есть высшая сила, которая попускает всю эту хрень, творящуюся с нами, значит, это не Бог, а его полная противоположность. В это верить хочется еще меньше. Да и слепая вера – это не по мне. Я верю лишь в то, что вижу. И на данный момент все, что я вижу – это охрененная несправедливость. Ну и причем тут Бог?..
    Я касалась ладонями его лица, пытаясь запомнить свои ощущения. Кожа холодна как космический лед, но это не отталкивало. Наоборот, она смягчала огонь, пылающий в моих пальцах.
    Как и всегда, твои прикосновения дарят комфорт. Даже когда тебя не стало. Это так странно и сложно объяснить…

    - Прости меня. Я кричала на Одди, обвиняя его во всех грехах, но только потому, что боялась признаться себе – во всем виновата лишь я. А вдруг, не забери мы тебя с Земли, ты бы жил долго и счастливо? Мы с дедом исковеркали тебе всю жизнь. Мало ему моей, тоже искалеченной. Почему нам с тобой не позволили остаться на Соммере? Ну почему?..
    Девушка потянулась к нему и поцеловала в ледяные губы. Всего три дня назад они были мягкими, теплыми, дарящими нежные поцелуи. А теперь твердые, словно камень. И больше никогда не разомкнутся. И даже горячие, уже ничем не сдерживаемые слезы, капающие на лицо Максима, не смогут его разбудить. Это не детская волшебная сказка о заснувшем принце, которого пробуждает от колдовского сна слеза его принцессы, прошедшей огонь, воду и медные трубы, но все равно не успевшей предотвратить козни злой ведьмы. В сказке все закончилось свадьбой. А сейчас в эпилоге значатся похороны.
    - Знаешь, я ей этого не спущу. Конечно, сейчас на моей ответственности Милина и Пати, но потом… Если ради этого мне придется сдастся – пусть так. Я дождусь, пока она потеряет бдительность, и раздавлю эту гадину. Вырву глотку голыми руками. Обещаю. Как только я докажу, что это она за всем стоит, я ее уничтожу. Ты свое обещание не сдержал, но я не обижаюсь. И свое сдержу. Клянусь.
    В комме раздалось тихое покашливание. Сэм обернулась – у входа стояли Пати и Милина, облаченные в скафандры.

    [​IMG]

    - Можно? Мы тоже хотим попрощаться, - проговорила Пати. – А ты без шлема и без перчаток? Молодец. Я же просила.
    - Пати. Присутствовать можно. Только не доставай меня. Я за себя не отвечаю.
    - Прости.
    Саманта последний раз прикоснулась губами, на этот раз ко лбу, целуя Максима, как брата. Кем он и стал в бесполезном процессе его спасения. Девушка вытерла лицо мужчины, стирая влагу своих слез.
    - Принесла отвертку? – повернулась к техничке.
    - Да. Только не понимаю, зачем…
    Сэм выхватила из рук подруги инструмент и со всей силы воткнула в скафандр. Тот зашипел, выпуская скопленный внутри кислород.
    - Что ты делаешь?!
    - Цирцея не выживет в вакууме. Если на его тело кто-нибудь наткнется, он не представит для них опасности заразиться.
    - Так может подождем, пока Одди не найдет ненаселенную планету, и похороним Максима, как полагается?
    - Нет. Земля не для него. Он всегда хотел путешествовать. Сколько раз он жаловался, что вынужден просиживать штаны в кабинете Белины. И признавался, что завидует мне. Тому, что я не сижу на месте и постоянно где-нибудь летаю. И я хочу сделать ему прощальный подарок, как полагается. Отправлю его в вечное путешествие среди звезд.
    - Зачем тогда скафандр, раз ты боишься заразить кого-нибудь? Выкинули бы так, в обычной одежде… Зачем тратить такую полезную вещь…
    - Я не хочу, чтобы его обезобразили до неузнаваемости астероиды и космический мусор, - оборвала девушку Саманта. – Тебе жаль для друга скафандр? Серьезно?
    - Да я не то имела в виду. Думала, запасным оставить…

    [​IMG]

    - В любом случае скафандр уже непригоден. А у меня лишь один вопрос: кто у нас капитан, ты или я?
    Пати, собиравшаяся оспорить все вышесказанное, захлопнула рот и насупилась. С капитаном не поспоришь. Особенно с таким озлобленным.
    - Одди, включай режим 0,5 G.
    Сила тяжести тотчас уменьшилась, позволив экипажу, если б они захотели, прыгать до самого потолка и делать семимильные шаги. А еще, и это самое главное, поможет им донести Максима до шлюза.
    Девушки синхронно подошли к телу, с минуту молчали, отдавая дань уважения погибшему члену их экипажа. Их маленькой семьи.
    - Пора, - тихо произнесла Сэм.
    Они подхватили тело Макса на руки и двинулись по коридорам. Мужчина теперь, казалось, весил не больше десятилетнего ребенка, и никто из носильщиц не испытывал тяжести. Милина, судя по ее мыслям и слезам, поблескивающим под защитным пластиком шлема, именно так сейчас и воспринимала Максима. Ребенком. Которого трое матерей не смогли уберечь.
    Одди без просьб, молча, открывал перед процессией люки, пропуская нас в дальше в отсеки. И тут же закрывал снова. Танцующие вверх-вниз створки люков напоминали вскидывающих ладони ко лбу солдат, которые отдают честь погибшему командиру. По крайней мере так это выглядело для меня.
    Наконец, добрались до шлюза. Опустили тело на пол, постояли рядом в почтительном молчании. Девчонки ушли первыми, а я никак не могла расстаться с ним. Понимание, что я больше никогда его не увижу, жгло грудную клетку раскаленными толстыми иглами.

    Сэмми, пора.
    Подталкиваемая ммххуууром, я кивнула.

    [​IMG]

    Последний раз опустилась рядом на колени. Сняла его шлем. Последний раз поцеловала. Последний раз коснулась пальцами, пробежав по лицу невесомыми поцелуями.
    - Я тебя люблю. Мне будет тебя не хватать, - прошептала в тишину и закончила последнее облачение друга, надевая на голову скафандр.
    И вышла из шлюза.
    Прозрачная дверь-люк задвинулась. Я прислонилась к ней лбом и ладонями, не сводя глаз с Максима. Девчонки стояли позади, по-прежнему молча.
    Одиссей открыл люк. Даже сквозь стеклянную перегородку мы слышали, как шумно космос высасывает из шлюза воздух. И Макса. Давление с силой вытолкнуло его тело в вакуум, унося все дальше от нас.

    - Счастливого путешествия, солнце… - давясь непролитыми слезами, тихо произнесла Саманта. Пати и Милина подошли ближе, Рыжая положила ладонь на плечо подруги.
    Но лишь когда блестящий скафандр Максима превратился в крохотную точку, а Милина сняла шлем, прижав его к груди и всхлипывая, только тогда так долго сдерживаемую плотину прорвало. И Сэм упала на колени, прижимая ладони к глазам.

    [​IMG]

    Одиссей затянул монотонную песню, чем-то напоминающую песнь Жреца во время прощания с погибшим экипажем Гая, прощаясь с членом их маленькой семьи на свой лад. Слова, читаемые им нараспев, пусть и не совсем были понятны Саманте, но странным образом приносили успокоение ее душе. Горе уплывало прочь, сменяясь пронзительным равнодушием и пустотой. Ей вдруг захотелось впасть в спячку. А еще лучше – в кому. И больше никогда не приходить в себя.
     
    Мульти, Lanalely, Ornela и 10 другим нравится это.
  10. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 2 мар 2018 | Сообщение #49
    41

    Солнечная система. Обратная сторона Луны.
    Научная база «Терра нова».
    Временной интервал неизвестен



    Беда не приходит одна.
    Белина Айлин всегда полагала, что сил, как физических, так и моральных, ей не занимать. Но с каждым прожитым днем все больше мрачнела. Новости не радовали. Будущая мисс Капитан Всея Мххууров сбежала. Прихватив единственный молодой экземпляр корабля, которого гораздо проще подчинить, нежели взрослую особь. Бриенна, главная заместительница, пропала. Да еще пришлось уничтожить остатки базы на Каллисто, в довершение всех бед. Часть ее разума негодовала, жалея о загубленных ею умах. Вторая половина кивала и успокаивала главным доводом – доверять больше никому нельзя.

    [​IMG]

    А тут еще доложили о том, что Вайнштайн мертв уже больше трех лет. Почил на Соммере в компании отведавших его местных зверей. Что случилось с фортуной? Когда она совершила оборот своего колеса в обратном направлении?
    По началу у Госпожи Президент и вовсе опустились руки. Если бы не Шлоссер, распоряжающийся проектом от ее имени, они бы так и остались у разбитого корыта. Но он возобновил поиски других кораблей, а так же убедил Белину послать наемников за единственным, кто мог бы знать, куда подалась беглянка. Увы, и здесь неудача. Весь отряд, состоящих из не боящихся самого дьявола бывших десантников полег на Буухре. Дом, из которого они пытались выкурить жильцов, взлетел на воздух. Да так удачно, что ни один из трупов не подлежал идентификации. Так что скорее всего, тот, за которым приходили, составил компанию наемникам.
    Как она умудрилась выпустить из рук поводья власти? Все ускользает, как песок сквозь пальцы. Тех, кого надо поймать во что бы то ни стало, становится все больше, а ресурсов для их поиска – все меньше. И это угнетало не на шутку.
    Команда Отто уже захватила двух мххууров, да что толку? Разве такое везение может повториться? Та, которую готовили к этой роли еще до рождения, пришла к ней в руки практически сама, на своих двоих, да еще и с приятным дополнением – запасными частями в виде донора. Донора, чье ДНК не сильно отличалось от ДНК гипофиза, благополучно поживающее в мозгу девчонки Гроссман вот уже двадцать пять лет. И это значит, операция не могла не закончиться удачей.
    Готовить нового носителя с нуля? Нет времени. Несмышленого ребенка ж не посадишь в кресло пилота. Проект займет как минимум пятнадцать лет. Которых у нее нет. Уже нет. Тревожные сигналы с окраин СПЕКТРа заставляли ее в этом убедиться.

    [​IMG]

    И сейчас, когда она смотрит на коммутатор, который только что сообщил о прибытии на Луну Влада Каховски, Белина понимает, что все очень плохо. Господин не должен видеться с Госпожой. Тем более так открыто. Наплевав на уставы и законодательство, Влад подтвердил ее худшие опасения – сейчас не до церемоний. А значит, случилось что-то крайне неприятное.
    Когда Влад зашел в ее кабинет, сомнений больше не осталось.
    - Выглядишь ужасно, - прокомментировала его появление женщина. От усталости и отсутствия сна его глаза запали, а лицо потемнело, заострилось. – Как давно не спишь?
    - Пару-тройку дней, - усмехнулся Влад. – А ты, как всегда, зришь в корень? Спасибо за комплимент. Зато ты цветешь и пахнешь.
    - Это напускное, - обмен любезностями закончился, и можно переходить к основному. Белина, пару секунд обдумав что-то, посмотрела на Президента. – Я так понимаю, наши дела плохи, раз ты здесь, рядом со мной.
    - Возможно, нарисовалась угроза вторжения.
    - Продолжай, - накаченное медикаментами сердце едва слышно колыхнулось, хотя не должно было даже вздохнуть. А значит, она в панике. Главное – этого не показать.
    - Три планеты, находящиеся вне секторов, на самом краю Внешнего рукава, уничтожены.
    - Как?
    - Тебе хочется подробностей?
    - А как же.
    - На одной из них жила… моя… моя женщина. Чем дальше наши близкие от центра событий, тем лучше, ты же понимаешь… Когда она перестала выходить на связь, я обеспокоился. И попытался связаться с наместником. Не смог. И с двумя населенными соседями Кассиды – тоже.
    - Может быть, у них там глобальные магнитные бури и нет связи?

    [​IMG]

    - Я тоже так подумал, но на всякий случай связался с Бенджамином, Главой Красного...
    - Я знаю, кто это. И что дальше?
    - Он отправил туда «Голландца».
    - О, свой личный корабль охраны. Подлиза.
    - Что есть, то есть. Чтобы порадовать своего президента, министр сам возглавил экспедицию. И он успел передать мне сообщение, полученное от разведчиков, спущенных на Кассиду. В том числе и фотографии. Я, признаюсь, давненько не видел такого ужаса. Живых на планете не осталось. Ни людей, ни животных. Ни-ко-го. Сплошная масса из фарша и крови. А потом и с Голландцем пропала связь.
    - То есть Красный кабинет остался без главы?
    - Видимо, да. Я назначил временного исполнителя, но не в этом суть. Ты говорила, у тебя есть план. Какой-то глобальный проект по защите СПЕКТРа от внешней угрозы.
    - Ты полагаешь, здесь имеет место именно такая угроза? – нахмурившись, уточнила Белина.
    - А как иначе? Это самая окраина галактики.
    - И рядом с ней – самый большой войд из известных нам. Что за существа могут пересечь его так запросто?
    - Ммххуууры?
    - Нет, - усмехнулась женщина. – Эти ребята – большие пацифисты, как и их создатели, валиурцы. К тому же, они не могут физически опускаться на планеты, и тем более, уничтожать население. На их бортах даже оружия нет.
    - Это ты про диких? А как насчет тех, что уже побывали в твоих лапках?
    - Ты на что намекаешь?
    - Ни на что. Успокойся. Я пришел за помощью. Какая-то дрянь, не боящаяся темноты, вылезла из войда Козерога и перемолола жителей трех планет.
    - Этого следовало ожидать. Ты же свернул все мои экспедиционные проекты. Мы до сих пор не знаем, кто и что обитает за пределами Млечного Пути. Мог бы свою бабу поселить где-нибудь в более защищенном месте.
    - Кассида была защищена! – рявкнул Влад, выходя из себя. – По максимуму!

    [​IMG]

    - И чем же? Парочкой разболтанных охранников с лучевиками? Вся наша окраина – сама по себе. Поселиться там, значит действовать на свой страх и риск.
    - У них был аналог Квазара, - помедлив, словно собираясь с духом, вздохнул Каховски, падая в кресло, словно сиюминутная вспышка ярости лишила его последних сил.
    - А вот это уже интересно, - Белина приподняла красиво очерченные брови. – Ты плохо усвоил урок, который нам преподал первый Квазар? Тебя уже перестала мучать совесть по поводу загубленной Терры?
    - Это новая разработка. Не такая мощная, и более послушная. На этот раз приказы можно было отменить, если бы возникла такая необходимость.
    - Хорошо. Допустим, я тебе верю. Ты не успокоился на Солнечной системе и решил раздолбать еще парочку планет, предприняв некие меры предосторожности. Но предполагалось, что ни одна тварь не проскочит мимо этого сторожа. Так какого черта?
    - Если бы я знал… Бен успел сообщить, что Квазар не функционировал к моменту их появления в этой звездной системе.
    - Сколько там еще обитаемых планет?
    - Конкретно в этой системе – больше нет. Но в соседнем созвездии их штук десять. Это уже территория рукава. Охраняемая. Относительно. Господи, - мужчина согнулся в кресло, пряча лицо в ладонях, - я не готов к такому повороту. СПЕКТР не готов.
    - Каховски, ты тряпка. И почему я тебя не пришибла сто лет назад? – презрительно сощурилась Айлин, постукивая ногтями с аккуратным маникюром по столешнице. – Развалил все, до чего смог дотянуться.
    - Я готов отдать тебе Красное министерство.
    - Готов он. Естественно! У тебя уже выбора нет. Ты не способен править СПЕКТРом.
    - Так что там с твоим глобальным проектом? Ты поймала девчонку, на поиски которой было брошено столько ресурсов? – мужчина пропустил справедливый укор Белины мимо ушей.
    - Поймала.
    - И?
    - И ничего. Она сбежала.
    - С Каллисто?! Каким образом? Это ведь невозможно. Не ты ли всегда кричала, что эта база – самое надежное место во Вселенной?
    - За всю вселенную я не говорила, - огрызнулась женщина. – Ты давно новости игнорируешь? Базы на Каллисто больше не существует.
    - Даже так? Эта девчонка, что, киборг?
    - Хуже. Ей помогли изнутри – раз. Она уговорила ммххууура, того самого, которого я готовила для нее, телепортироваться с Каллисто – два. А этот гаденыш унес вместе с собой в подпространство половину базы – три. Очень много наработок безвозвратно утеряно. Придется долго и упорно все восстанавливать. Но теперь, как я понимаю, у нас этого времени и нет?

    [​IMG]

    - Я не знаю, что за гадость вылезла из войда Козерога. Но в том, что она не остановится на этих трех планетах, уверен. Значит, на повтор эксперимента с другим подопытным рассчитывать не стоит?
    - Ты издеваешься? Саманта – уникальна. Я не смогу повторить этот опыт. Раз уж ты расписался в собственном бессилии – позволь и мне это сделать. Я не стояла у истоков этого эксперимента. В план «Мухоловки» меня посвятили несколько лет назад. Да, проектом руководил один из талантливейших ученых, но в самом начале он лишь контролировал процессы. Я не смогу повторить пересадку костного мозга валиурца человеческому плоду. У меня ушел на это месяц. И каждый раз это заканчивалось. И где мне взять столько беременных женщин? На сотни искусственных оплодотворений нет времени.
    - Я могу задействовать свои ресурсы.
    - А толку? Я что-то упускаю из виду, и пока не пойму, что, не возьму в руки скальпель. Эту девчонку готовили валиурцы. Мы лишь подобрали этот эксперимент и сделали вид, что вели его с самого начала.
    - Так чем она так важна сейчас? Почему нельзя взять другого валиурца и под пытками не заставить его сделать то, что нужно тебе? И что конкретно ты хочешь от кораблей? Сама же сказала, они – пацифисты. Какой от них толк в войне?
    - Саманте была отведена роль капитана, - Белина вздохнула и покачав головой, уставилась ничего не выражающими льдинками глаз на Влада. - Лидера, если хочешь. Вождя, который сможет призвать всех ммххуууров и повести за собой. Туда, куда скажет. А толк от этих корабликов колоссальный. Ты в курсе насчет размеров взрослых полноценных особей? В их грузовой отсек помещаются двадцать истребителей второго класса. И пять – первого. Даже если мы и не сможем напичкать их самих оружием, они вполне способны доставить военные корабли к месту дислокации. Я почти век исследовала их природу и поняла одну вещь – им не нужны координаты. Они сами создают червоточины и гуляют там, когда им вздумается. Они не боятся выйти в неисследованной точке космоса с риском никогда не вернуться домой. Изнанка – для них дом. С их помощью мы рассредоточим по Млечному Пути войска. А если лидер уговорит хотя бы некоторых из них взять на борт кварковые или нейронные бомбы…
    - С чего ты взяла, что девушка стала бы тебе помогать? Или ты планировала сломать ее психику? Но больной человек никогда не сможет стать вождем и повести кого бы то ни было за собой.
    - Какая теперь разница? Ее нет.
    - Я помогу с поисками. Раз уж Красный кабинет теперь у тебя, ты можешь задействовать военные ресурсы…
    - Я планирую распустить армию и набрать людей с нуля, пока есть время.
    - Всех?! – опешил мужчина.
    - Нет, конечно. Но пошуметь придется. Рыба гниет с головы. Кроме того, мне не нужны слюнтяи, которые повелись на хороший социальный пакет, неплохую пенсию в будущем, и относительно спокойную работу в мирное время. Мне нужны головорезы. Те, кто не побоится убить мать родную только потому, что им приказали и обещали за это отличные деньги, а еще – отпущение грехов.
    - Что ты имеешь в виду?
    - Амнистия для преступников. Мы уже об этом говорили пару лет назад. Нет времени менять наш великий Свод Законов*, поэтому формально Красный департамент по-прежнему будет подчинен тебе. Объявляй всеобщую мобилизацию. Мужчины от двадцати и до сорока пяти. Мне не нужны сопляки, едва способные удержать оружие.

    [​IMG]

    - Ты же понимаешь, что освобождение убийц и насильников повлечет за собой мародерство и убийство мирного населения?
    - Гражданские всегда умирают во время войны, - отмахнулась Белина. – Таковы законы природы.
    - Начнется бунт.
    - Подавим. Конечно, отпускать будем не всех. И я не предлагаю начать амнистию сейчас. Просто подготовь проект. Обучение, хорошая еда, смягчение режима.
    - Чтобы чудовища набрались сил?
    - Именно. Обратим против внешних монстров своих собственных. Посмотрим, кто круче.
    Влад устало потер переносицу и закрытые глаза, словно пытаясь изгнать мигрень, мучившую его годами.
    - Это не так-то просто сделать.
    - Нужны деньги? Если надо, я помогу. У меня есть средства. Сколько людей в этом году выпускает Эрида?
    - Сотню. Но учеников за прошедшие два года набралось с полтысячи. Как ты и просила, сделали обучение бесплатным и даже оплачиваемым. Не факт, конечно, что все они окончат курс, но пока расклад таков.
    - Мало, - женщина почти повторила жест президента, массируя виски. - Выпускай лингвистов с Гаапта. Это нужно сделать уже сейчас, не дожидаясь объявления военного положения. Сколько там осужденных за пиратство? Как мнимое, так и не очень?
    - Надо поднять бумаги…
    - Подними, - тоном, не терпящим возражений, пресекла его бормотание Белина. – Они ребята ушлые, от них будет много пользы.
    - Больше, чем вреда?
    - За свободу и полное восстановление гражданства они будут нам благодарны. Конечно, за штурвалы мы их не посадим. Но для десанта сгодятся.
    - Я не уверен в правильности этого решения, - покачал головой Влад, сжимаясь в кресле.
    - А я тебя и не спрашиваю, - оскалилась Белина. - Всего лишь ввожу в курс дела, если ты еще не понял.
    - Нужно собрать Большой Совет.* И я не думаю, что они с ходу одобрят…
    - А этих дармоедов давно пора упразднить. Плевать я хотела на Совет. Кучка идиотов, погрязших в невежестве и трясущихся за свои разноцветные стульчики.
    - А ты не боишься, что попытка обойти их навредит твоей заднице?
    - За мою не волнуйся. О ней я сама позабочусь. Ты пришел ко мне за помощью, так? – мужчина подавлено кивнул. – Тогда кончай ныть и прислушайся к тому, что я говорю. Без Саманты нет ммххуууров. А без них – нам долго не протянуть, если мы не отбросим все условности и не заткнем рты всем, кто боится отойти от Свода хоть на шаг. Если понадобится, и Совет распущу.
    - А ты полна энергии.

    [​IMG]

    - Я хочу выжить. И ты, я думаю, хочешь того же. Эти существа обошли твой хваленный Квазар. Систему ПВО, очевидно, тоже. Может, у них есть оружие, способное глушить всю электронику на расстоянии парсека. Сказать, что это значит?
    - И так знаю. Они обошли нас в технологическом развитии.
    - Именно. И человечество просто сметут, оставив на планетах лишь перемолотый фарш. Лично я бы хотела умереть другим способом.
     
    Мульти, Lanalely, Наташа и 8 другим нравится это.
  11. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 8 мар 2018 | Сообщение #50
    42


    Точка отсчета побег. Сто тридцать девять дней вперед


    Звезды в иллюминаторе качнулись, словно в поклоне. Приветствуя. Саманта привстала с пилотного кресла и потерла виски. Голова раскалывалась и память о событиях прошлого вечера возвращаться не спешила. Последнее, что всплыло перед глазами – как Пати почти насильно влила в нее литр какой-то высокоградусной дряни. И как она, пересиливая тошноту, кое-как добрела до пилотной рубки, и там же отключилась.

    [​IMG]

    Ты спала почти двое суток, - услужливо подсказал Одиссей. – Мы решили, что тебе нужно выспаться.
    - Решили они, - буркнула девушка, поднимаясь на ноги. Ее все еще мутило, но было уже терпимо.
    Ты нужна нам. Мы уже несколько часов висим рядом с Ла-Мером, прячась за газовым гигантом неподалеку. Но мне уже надоело приноравливаться к его безумной орбите. У нее очень странная манера вращения…
    - На кой черт нам Ла-Мер?
    Это твое последнее указание. Я решил, что ты несмотря ни на что захочешь сюда попасть. Для поисков вакцины.
    Вакцина. Да. Пусть мы не смогли спасти Максима, но девчонками рисковать я не хотела. Меня все так же глодало ощущение, будто мне оторвали руку. Правую. И левую ногу заодно. Боль ощущалась почти физически. И никакое пойло не в состоянии заглушить ее. Может быть, пока я была в отключке, она и отступала. Но как только глаза открылись, вернулась, еще сильнее и глубже впиваясь в меня.
    Понимая, что все ждут от меня действий, я безропотно побрела в ванную, приводить себя в порядок. Вспомнила, как мы принимали душ, смущаясь после первой близости, и снова вернулась тошнотворная мигрень. А в горле застрял ледяной комок ярости и бессилия. Стоя под горячим водопадом, сжала кулаки, до крови впиваясь ногтями в ладони.

    - Не сметь! Прекрати! Соберись! Никаких слез! Ты же лингвистка, черт бы тебя побрал! Какого хрена так раскисаешь?!
    Нужно думать, что Макс в лучшем мире. Что бы это не значило. По крайней мере он избавлен от страданий. И теперь по-настоящему свободен, в отличие от их девичьей троицы.
    Утешая себя подобным образом, яростно растиралась полотенцем до царапин на коже, но боли не чувствовала. Та, что внутри – сильнее.
    Переодевшись и нацепив деловой вид, отправилась на кухню. Милина и Пати, как всегда, уже восседали за столом. Завидев меня, обе как по команде подняли затравленные взгляды, полные сочащегося через край сочувствия.

    - Завязывайте, - устало махнула рукой Саманта. – И без вас тошно.
    - А что мы? – удивилась Пати.
    - Я вашу жалость ощущаю физически.
    - Но…

    [​IMG]

    - Хватит. Пожалуйста.
    - Прости. Я… - бросив предостерегающий взгляд на Милину, поправилась, - мы постараемся.
    Ботаничка с суровым видом кивнула, избегая смотреть на Саманту. Как будто ей от этого стало легче. Вздохнув, лингвистка решила больше не спорить. Лучше не поднимать эту тему – сами потихоньку отвяжутся.
    - Будешь завтракать?
    - Давай. Что в меню?
    - Рис, приправленный всяческой сушеной травой, которую я откопала в шкафу. И тушеная в разведенном сухом молоке солонина.
    - На завтрак?!
    - Для нас-то ужин. Это ты недавно проснулась.
    - Давайте заодно обсудим дежурство на кухне. Я ведь еще ни разу не приступала к готовке.
    - Драсьте. Ты – капитан. Негоже тебе с кашками возиться.
    - Вот еще. Нас и так мало. И мы в тельняшках, - как говорил Максим. Да что ж такое – опять я его вспомнила!
    - Тогда завтра – Милина, а ты после нее. Есть планы на ближайшее будущее?
    - Я хочу спуститься на Ла-Мер.

    [​IMG]

    - Зачем? – пискнула испуганно Милина. – Нам ведь больше не нужна вакцина.
    - Этого мы не знаем. Вполне возможно, на борту осталось что-то от Цирцеи. Лучше подстраховаться. Я больше не хочу пережить подобное. Ни с кем из вас.
    - Как мы туда попадем?
    - Мы? Вас подвергать опасности я не собираюсь, - покачала головой Саманта.
    - А случись что с тобой, мы отсюда не улетим, - парировала Пати. – К тому же, я задолбалась сидеть тут. Хочу приключений.
    - Тебя не смущает, что нас могут поймать? Или вообще подбить на подлете к планете?
    - Нет. Надоело прятаться. Милли, ты с нами?
    - Я никогда не была на Ла-Мере. Хотелось бы посмотреть…
    - Вы чокнулись? – вытаращилась на них лингвистка. – Одди доставит вас туда, куда скажете. Я просила его об этом. Он вас не бросит на произвол судьбы. Зачем вам рисковать вместе со мной?
    Я уже потеряла Максима. Теперь эти дурынды настаивают, чтобы я тащила их с собой, прекрасно зная, чем это чревато.
    - Хоть ты и капитан, но запретить нам высадиться вместе с тобой не сможешь, - поджала губы Пати. – Кто-то ведь должен тебя страховать. Напомни-как мне об этой планете. Я с лекций по космографии уже мало что помню. Кто, что, основной род занятий населения. Торговля, производство?
    - Для начала – здесь родился и вырос Оливье Маршанн.
    Я была здесь однажды. Во время короткого отпуска первый пилот «Фридриха» пригласил меня к себе. И чувство острого дискомфорта, которое я там испытала, никогда не забудется. Конечно, этому в какой-то мере поспособствовали мадам и мсье Маршанн, которые даже не старались скрыть, что блондинка с замашками убийцы – не подходящая пара для их любимого сына.
    Утро начиналось с кислого лица мадам, прищуренные глаза которой, густо подведенные сурьмой, следили за каждым моим движением. Не дай космос, я слишком поспешно подносила вилку ко рту или, не дожидаясь помощи Оливье, сама вскакивала со стула. Она испускала такой протяжный вздох, что казалось – умирает. Закатываемые к бровям глаза только усугубляли это ощущение.


    [​IMG]

    Мсье Маршанн обладал густыми усами, которые по-тараканьи шевелились каждый раз, когда он выражал неодобрение – то есть постоянно. Каждое мое слово воспринималось в штыки, а любая история сводилась к политике или к истории об их драгоценных предках. У него на все имелось свое мнение, и ничьего другого он не воспринимал. Первое время я пыталась спорить, что-то доказывать или просто высказать свою точку зрения. И каждый раз на меня выливалось ведро желчи, сдабриваемое мерзким шевелением усов. И я забила. Замкнулась в себе.
    Оливье, честь ему и хвала, пытался меня расшевелить: устраивал экскурсии по планете, водил в кафешки со стеклянными стенами, показывал главные достопримечательности. Только я ни на секунду не забывала, что вокруг и надо мной – километровая толща воды, и меня это жутко нервировало. Я постоянно прислушивалась к малейшим шорохам, пытаясь уловить брешь в стенах туннелей, ожидая, что вот-вот нас раздавит исчисляемая тоннами мощь океана. От этого начиналась мигрень.
    В конечном итоге на Фридрих я вернулась гораздо раньше окончания отпуска, и в одиночестве. Маршанн обиделся, и потом не раз выговаривал мне, что я и родителей тоже обидела внеплановым отъездом. Ну, конечно. Более чем уверена, что они вздохнули с облегчением. Хотя, возможно, за неимением другой фигуры для осуждения, они принялись друг за друга. И за вышеупомянутого сыночка.

    Саманта увлеклась рассказом, на время забыв об утрате. Девчонки слушали ее, раскрыв рты. Справочники-путеводители – это хорошо, но истории из уст путешественника, побывавшего там – в сто раз интереснее.
    Вторая от звезды спектрального класса К3 планета с самого начала не являлась пригодной для жизни. Когда-то ее металлическое ядро и каменную мантию окружал лишь лед, но вследствие какого-то катаклизма орбита планеты сместилась ближе к звезде. И верхние слои льда начали таять, превращаясь в бескрайний океан.
    Вода имела плюсовую температуру по Цельсию, что помогло развиться простым формам жизни. Постепенно завелась своя фауна и флора, но высокоорганизованные существа так и не появились. А теперь уже и не появятся.
    Человечество, то ли под воздействием фильмов, то ли книг, всегда мечтало о колонизации подобного водного мира. И как только ученые подтвердили, что атмосфера пригодна для дыхания, а воду после несложных манипуляций можно употреблять, ринулись ее колонизировать. Подобные планеты тяжело обживать, на оборудование уходят огромные средства, поэтому первыми, кто высказался «за» были монархи Саудовской Аравии, Кувейта и Арабских Эмиратов. Неизвестно что посулив взамен, к ним примазалась Франция, которой даже позволили дать планете имя.
    Специально были разработаны корабли на воздушной подушке, способные садиться на воду. И вот первые колонисты полетели к Ла Меру. Уставшие от раскаленного солнца и жарких зыбучих песков, потрясенные красотой и мощью нового мира, они принялись падать на колени и благодарить Аллаха за новый дом.

    [​IMG]

    Да, пейзаж и вправду впечатляет. И ведь вроде бы ничего необычного, но цепляет. Бирюзовое зеркало бесконечного океана на горизонте сливается с синевой неба. Кажется, будто ты заключен в огромной голубой капсуле безмятежности и покоя. Верующие принялись наперебой уверять всех, что это и есть Эдем. Или, по крайней мере, первая ступень к нему. Пока не столкнулись с первыми трудностями.
    Планировалось создавать плавучие поселения на поверхности океана. Но ученые умы не учли, что несмотря на пригодность воздуха для дыхания, в нем было слишком много кислорода, который вырабатывался безкорневыми водорослями, живущими в верхнем слое подводного мира. Постоянно впускать в себя такое количество О2 невозможно без последствий. В виде нескольких стадий: эйфория, сонливость, смерть. Кроме того, сила тяжести здесь была в два раза больше, чем на Земле, все еще служившей эталоном гравитации для всего Млечного Пути.
    Вот тогда и было принято решение полностью уподобиться героям фантастических рассказов и переселиться под воду. Час от часу нелегче. Работать под водой тяжело. На помощь призвали блажников, коренных жителей Благодати, которые в свое время очень облегчили людям переселение. Их перевозили в герметичных контейнерах, полностью наполненных водой, предоставив все удобства. Однако, опять же, не учли, что состав воды здесь отличается от их Благодати. Высокая смертность несчастных людей-дельфинов потрясала неравнодушных очевидцев. Но выбора не было – работать в скафандрах неудобно и даже опасно. Блажники не роптали – их раса достаточно споро размножается. Но все знали, что города Ла Мера построены на их костях.
    Были перевезены мегатонны песка, камня, торфа, чернозема – чтобы выстлать ледяное дно. Как считала Саманта, каждый раз, когда вспоминала учебник по истории, - пустая трата ресурсов и жизней. Кроме как «людям приспичило» больше на ум ничего не приходило. В Синем секторе полно пригодных для жизни планет. Даже таких, где фауны нет вообще в помине – живи не хочу, и никто не попытается отгрызть тебе ноги темной тихой ночью. Нет. Ла Мер объявили центром сектора, а подчинялись ему небольшие планетки-колонии на самом краю рукава, о которых чаще всего и не вспоминали.
    Речной и морской песок до сих пор пользуется огромным спросом на Ла Мере. А уж песочные часы, ставшие здесь удивительно модными и дорогими, могли себе позволить лишь избранные. Вроде семейки Маршанн.

    [​IMG]

    - А что, если мы прикинемся торговцами этого самого песка? – у Пати загорелись глаза после рассказа Саманты.
    - И где мы его возьмем? - скептически отнеслась к ее предложению Милина.
    - А разве Одиссей не сможет его синтезировать?
    Может, вам еще и баррелита отсыпать?
    - Было бы неплохо, - парировала Рыжая.
    - Вообще Патина идея мне нравится, - задумалась Сэм. – Вот только у нас действительно ничего нет для продажи.
    - Может сгоняем на какой-нибудь астероид по быстренькому да покопаемся там? Милочки, мы с вами вообще-то без денег остались. Нам даже еду не на что купить. А так убьем двух зайцев сразу.
    - Одди? – обратилась Саманта.
    Идея глупая.
    - Предложишь альтернативу?
    Нет.
    - Вот именно. Тогда прыгаем куда-нибудь с атмосферой.
    На расстоянии одного-двух прыжков ничего нет, - ехидно заметил корабль. – Голые камни.
    - Камни – так камни. Хоть их поскребем, - пожала плечами техничка. – А от того, что мы будем тут торчать и ныть, толку мало.
    - Мы можем приводниться и в качестве туристов. Ла Мер часто посещают в экскурсионных целях. Но нам нужно подготовиться. Во-первых, одежда. Пати, в таком виде тебя не пустят дальше таможни.
    - А что не так-то? – обиделась Рыжая, опустив взгляд на короткую маечку с низким вырезом.
    - Да все. Живот должен быть закрыт, грудь и плечи – тоже. Бери пример с Милины. Кстати, брюки тоже нежелательны.
    - У меня нет ничего закрытого, - пожала плечами Пати. – А одежда нашей пуританки мне мала.
    - Я могу сшить что-нибудь, - предложила «пуританка». – Я умею. У нас полно простынь. Мне кажется, стиль одежды походит на наш, либерсианский. Никаких ярких, вызывающих цветов, правильно?
    - Да. Темные цвета. Черный, серый, темно-синий.
    - Где-то я видела баллончики с краской.
    Они остались от ученых черноволосой женщины, - подтвердил Одди.

    [​IMG]

    - И для чего они приносили на борт краску? – удивилась Пати.
    Проводили эксперименты. Как воздействуют на мою обшивку различные виды красителей.
    - И как? – полюбопытствовала Милина.
    Они обиделись – в течение десять минут я впитывал слой краски порами обшивки. Потом выводил из организма естественным путем, с водой.
    - Это свойство твоего вида или ты вредничал? – уточнила Саманта.
    Не люблю, когда со мной что-то делают против моей воли. А так я и сам прекрасно могу поменять цвет и форму шлюпки.
    - Отлично. Не знаю, видели ли ламерцы хоть один десантный модуль ммххууура, но в любом случае он привлечет ненужное внимание.
    - Как и твое лицо, - заметила Милина.
    - Я знаю… - вздохнула девушка.
    - У меня есть косметика, - заявила Пати. – Замажем твою серую мордашку.
    - Договорились. Милли, на тебе костюмы. Мы с Пати проконтролируем метаморфозу шлюпки, пока Одди прыгает к ближайшему астероиду.
    - Так вроде решили прикинуться туристами, - нахмурилась Рыжая.
    - Да, но если мы привезем в подарок таможенникам несколько камней или горсть песка, все процедуры пройдут намного проще.
    - А что мы сделаем с нашими чипами? – вспомнила о самом главном Милина. – Если нас объявили в розыск, тихо мимо сканеров мы не пройдем.
    - Вы слышали о Эль-Джахре? – девчонки на пару отрицательно помотали головами. – Это мелкая колония Ла Мера. Она диаметрально отличается от остальных колоний мусульман – наместник там женщина, и фактически на планете процветает матриархат.
    - Как же отцы ислама это допустили? – поразилась Пати.

    [​IMG]

    - Эти женщины долго боролись за свои права. Но их продолжали опускать с небес на землю отказами в создании оппозиции, возможностью работать на руководящих должностях и снимать паранджу хотя бы на несколько часов. Пока они не обратились напрямую к Госпоже Президент и умудрились заинтересовать ее. Та позволила им занять одну из свободных колоний Ла Мера. Она не терроформирована и представляет собой голый камень. Люди живут под поверхностью планеты.
    - Люди? Так значит, там не только женщины?
    - Конечно, нет. Не все мусульмане поддерживают радикальное отношение к слабому полу. Да и кроме того, на Эль-Джахре полно представителей других религий. Эта планета – академический мир СПЕКТРа. Здесь расположены десятки дорогих элитарных университетов. Не всем они по карману, но стремятся туда попасть многие. Там своя система подхода к каждому студенту. Лучшие факультеты по генетике, биотехнологиям, машиностроению и прочим умным наукам.
    - Боюсь даже представить, сколько стоит обучение, - хмыкнула Пати. – Неудивительно, что я не слышала об этой планете, с нашими-то заработками.
    - Большинство ученых, привлекаемых Белиной, - бывшие студенты Эль-Джахры. Но я это все к чему веду – там не признают тотальный контроль над населением. Чипами они пользуются, конечно, но проверка личности жителей не занимает много времени. На таможнях отделываются лишь поверхностной проверкой.
    - Это нарушение закона, - нахмурилась Милина.
    - Жители Эль-Джахры на особом положении, - пожала плечами Сэм. – Под протекторатом Белины. В кой-то век эта дамочка послужит нам на пользу.

    [​IMG]

    - Свой чип я перепрошью, - кивнула Пати. – Плевое дело. Милкин, на всякий случай, тоже. Если они не станут посылать запрос на Эль-Джахру для подтверждения личностей, все пройдет как по маслу. Для более глубоких изменений у меня нет необходимого оборудования. И времени.
    - Должно сработать.
    - Но не с тобой.
     
    Мульти, Fierce, Ornela и 9 другим нравится это.
  12. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 8 мар 2018 | Сообщение #51
    ***


    Одди, Пати и Милина наперебой убеждали Саманту, что ей опасно спускаться на Ла-Мер, и она сдалась, подчинившись большинству. Особенно после того, как ммххууур пригрозил пустить в ее каюту парализующий газ, если она не одумается.
    Поэтому к моменту второго посещения орбиты Аурелии, звезды Ла-Мера, она наставляла Милину и Пати, что можно делать, что нельзя, как ходить, как разговаривать и смотреть на мужчин. Все-таки там преобладал ислам, со всеми вытекающими. Вся надежда – на обаяние Рыжей, которая ловко управляется с пресловутыми мужчинами. И хорошо, наверное, что в порту и таможне не работают женщины – те мисс Сун, мягко выражаясь, недолюбливают.
    Легенда такова – техничка предстанет в образе госпожи Джуны Шамсии, преподавательницы Технического университета им. Омара Хайяма, факультет – инжиниринг и машиностроение. Милина – ее служанка, Муна Хамари. Две девицы путешествуют по сектору в поисках новых впечатлений – что может быть невинней?

    [​IMG]

    Длинные закрытие темные платья, белила (по моде родной планеты) и густая подводка на веках, строгие пучки на затылках – образы учительницы и ее компаньонки готовы. Пати, поколдовав с красителями, сотворила что-то близкое к краске для волос, и Саманта обеих превратила в брюнеток. Милина чуть не сошла с ума – она так тряслась над своими розовыми волосами, что даже пошла против своих принципов не быть никому в тягость и попросила Пати во время их первого шоппинга приобрести ей краску для подкрашивания корней. И тут такой шок.
    Рыжая, вне себя от злости на истеричную ботаничку, предложила отправиться на планету в гордом одиночестве, но Сэм идею забраковала – женщины Эль-Джахры, особенно занимающие высокое положение в обществе, никогда не путешествуют в одиночку. Это неприлично. И опасно.
    Сама Пати тоже была не в восторге от их одеяний.
    - Что это за балахоны? Разве это может носить приличная женщина?
    - На Либерсии приличные женщины только такое и носят, - парировала Милина.
    - Ваши забитые клуши для меня вообще не образцы для подражания.
    - А что, лучше быть такой, как ты?
    - Так, я не поняла. Ты на что намекаешь?
    - Да завязывайте уже! Нашли время, - встряла Саманта, у которой уже начинала болеть голова от их воплей.
    Для покупки вакцины нужны деньги. Которых у них на данный момент – кот наплакал. Поэтому они все же поскребли почву безымянного астероида, на которого наткнулся Одди, и Милина, закончив с платьями, соорудила немудренные поделки из камней и тех немногих минералов, которые удалось достать. Саманта предложила подругам обратиться к таможенникам с вопросом о ближайшей к порту ломбардной лавке. У них был свой процент в этом деле, поэтому они всегда помогали путешественникам в намерениях совершить куплю-продажу или бартер.
    И вот, нагрузив белоснежный, с ярко-голубыми полосками, легкий прогулочный катер, бывший когда-то ммххууурской шлюпкой, стеклянно-песочными штуковинами-антистрессами, и прихватив скафандры, две «жительницы» Эль-Джахры попрощались с капитаном. Саманта осталась на борту, сходя с ума от страха за них и обкусывая ногти до мяса.
    А благообразная Джуна и юная Муна отправились покорять сердца и кошельки мужчин Ла-Мера – торговаться с лавочниками придется долго и упорно, чтобы выбить приличную цену. Сама лингвистка подобную ерунду не взяла бы и бесплатно, но она знала, как любят такие безделушки жители сердца Синего сектора. Должно повезти.

    [​IMG]

    Пати-Джуна недовольно покосилась на Муну-Милину, вздохнула, потом снова перевела взгляд на консоль. Панику ботанички можно ощутить физически. Она почти слышала, как по коже перепуганной девушки стекают ручейки пота под темной хламидой. И это раздражало. Была б ее воля, ни за что бы не потащила эту дурочку с собой. Она ведь может испортить все дело, заблажив не к месту.
    С пилотом неизвестной для Ла Мера шлюпки связались задолго до входа в атмосферу – планета контролировалась также с двух искусственных спутников.
    Госпожа Шамсия Джуна сообщила свои данные, а также имя компаньонки, цель визита, и название своей прогулочной яхты – «Лейла». Также слегка высокомерным голосом рассказала о том, как на Эль Джахре ценят свободу личности, поэтому у их яхты нет позывных. Лейлу быстро просканировали на предмет крупнокалиберного оружия.
    Оператор взявшего их на прицел спутника сразу поскучнел, разглядев за обшивкой двух скромных женщин с ворохом безделушек, и дал добро на посадку. Если дамы и выкинут какой-либо фокус по прибытию, это уже проблемы коспопорта. Лично он не увидел ничего подозрительного.
    Наконец, Муна-Милина немножко расслабилась, поняв, что сейчас их поджаривать никто не собирается. А тут еще «Лейла» вошла в атмосферу, и ботаничка, забыв обо всем, восторженно прилипла к иллюминатору. Пати тоже не удержалась от восхищенного возгласа. Да, лучше один раз увидеть.
    Оранжевое солнце уходило на покой, склонившись к водной глади и озаряя ее теплым светом. Океан из бирюзового стал нефритовым, сливаясь с нежно-мятным небом, приобретавшим такой цвет, очевидно, лишь во время приближения звезды к горизонту. Персиковые полоски перистых облаков гармонично смотрелись на этом фоне, и казались сладкой ватой.
    - Господи, это невероятно! – прошептала Милина, благоговейно складывая ладони в молитвенном жесте.
    - Мунка, садись и пристегивайся, - прикрикнула на нее Пати. – Припланечиваемся.
    Ботаничка послушно кивнула и юркнула в кресло, перетягиваясь ремнями. И даже не смотря на перегрузку, рев ветра за обшивкой и тряску шлюпки, не отрывала взгляда от приближающейся планеты.

    [​IMG]

    С высоты птичьего полета открывались новые подробности – четыре плавучих полусферы из белого материала, который облюбовала местная растительность. В центре каждого такого островка находился купол, раздвигающий створки и принимающий корабль в порт. Вокруг них сновали лодки и морские яхты, очевидно, избыток кислорода становился угрозой для организма лишь спустя какое-то время. А возможно, яхтсмены пользовались респираторами. Если десантным модулям предписано садиться в центре купола, то лодки вылезали из арок, расположенных внизу полусфер.
    Пати удивленно ахнула – она не предполагала, что на поверхности океана тоже кипит жизнь. Видимо, некоторых людей тяготит постоянное существование под водой.
    - Осторожней припланечивайтесь, мадемуазель, - буркнул диспетчер порта, когда она в ответ на его приказ назвать себя, уточнила, можно ли идти на посадку. – У нас тут регата.
    Рыжая едва успела прикусить язык, чтоб не язвануть по поводу странного выбора места для соревнований.
    Купол раскрылся лепестками белоснежного цветка, впуская их внутрь, и тотчас захлопнулся. К ним уже спешили двое сотрудников безопасности. Мазнули легким переносным сканером по запястьям, проверяя личности вновь прибывших. Затем очередь дошла до яхты - быстренько проверили шлюпку на наличие оружия. И наконец, помогли дамам спуститься по трапу и поставили к их ногам багаж, посчитав незазорным принять цилон вместе с обаятельнейшей улыбкой госпожи Шамсии. Галантно приложились к рукам женщин и с милой улыбкой препроводили в руки таможенников. Их взорам предстал бесконечно огромный зал, в котором запросто можно заблудиться, если попасть сюда без сопровождения. Но гостий сразу же под белы рученьки проводили к одному из столов, рядом с которым стоял сканер. Пока проверялся груз, Пати заполнила электронную декларацию, описав свой багаж как «сувениры для продажи», оплатила налог и рассталась с еще одним цилоном, благодаря сотрудника за подсказку в поиске ломбарда со справедливыми расценками. Девушкам также сообщили, что сегодня укороченный рабочий день из-за регаты, поэтому им придется задержаться на ночь.

    [​IMG]

    И наконец, их выпустили из порта. Таможенник сообщил, что транспортная служба космопорта Ла Мера бесплатно довозит всех прибывших до любого первого места назначения. Милина наконец соизволила впервые открыть рот, поблагодарив мужчину.
    Подводный мир Ла Мера – чудо человеческого гения, соединившегося с лучшими умами блажников. Огромные сооружения, подобно цветкам, поднимающиеся из привезенного ила и песка. Шарообразные здания, висящие в воде сами по себе, без какой-либо точки опоры. Таксист-француз, на деле оказавшийся капитаном миниатюрной подводной лодки, пытался объяснить этот феномен. Пати из его слов поняла, что такие «воздушные шарики» висят на одном месте благодаря разнице давления, за которой тщательно следят, а также воздушным потокам, испускаемыми запрятанными глубоко в расщелинах агрегатами.
    Девушки ожидали, что вся жизнь Ла Мера заключена в домах, соединяемых между собой туннелями. Но на деле оказалось, что жители не брезгуют выходить наружу, и пользуются этим чаще, чем ожидалось. Пати считала, что на таком расстоянии от поверхности, да еще и с учетом отличного от терраформированных планет состава воды, давление раздавит любого.
    Никаких переходников не существовало. Люди путешествовали между нужными им пунктами назначения на таких вот подводных такси – блажники помогли найти секрет сплава, выдерживающего давление и поболе. Таксист похвастался, что сто лет назад изобрели первый автоматический батискаф, способный опуститься ниже ста километров. Это и позволило установить оборудование, способное на постоянной основе выпускать циркулирующие воздушные потоки для поддержки зданий.
    Подводное такси, на котором имели честь плыть Госпожа Шамсия и ее компаньонка Муна, также было снабжено огромные прозрачными иллюминаторами, позволяющими насладиться природой Ла Мера.

    [​IMG]

    Прозрачные существа странных форм сновали между водорослями и кораллами, поражающими воображение своими цветами. Милина, увидев разнообразие растительного мира, впала в экстаз, забыв о тревогах и проблемах последних дней. Пати и сама, округлив глаза, впитывала красоту окружающего мира. Красоту необычную, словно вышедшую из видений сомнамбулы. Нечеловеческую. И потому такую притягательную.
    Хищные щупальца протянулись к «такси» и тут же отдернулись от легкого разряда электричества. Что-то мерзкое, ворсистое, мелькало среди камней, не решаясь приближаться. А вот степенно проплыл гигантский кальмар, подмигнув огромным глазом испуганно ойкнувшей Милине.
    Водитель усмехнулся.
    - Эти хулиганы любят пугать туристов.
    - Они разумны? – тяжело сглотнула ботаничка.
    - Теоретически – нет. Но я не знаю, как объяснить, что они подплывают к моей лодке только когда в ней только что покинувшие космопорт путешественники, впервые оказавшиеся на Ла Мере. Вернее, в Ла Мере. Здесь, в нашем подводном мире, не все так однозначно. Вы женщины ученые, знаете, что жизнь всегда быстрее развивается под водой.
    - Это точно, - выдохнула Милина.
    Таксист подплыл к огромному шарообразному зданию, диаметром по меньшей мере полкилометра.
    - Это главная «улица» Луары. Здесь вы найдете приличные ломбарды и недорогие, но уютные отели. Сколько дней вы планируете здесь пробыть?
    Пати опередила открывшую было рот Милину.
    - Неделю как минимум. Здесь достаточно уникальных мест, которые мы с моей компаньонкой хотели бы осмотреть.
    - Тогда советую вам обязательно заглянуть в музей естественной истории Луары. Это рай и для этнографа, и для историка, а уж зоолог и ботаник там и вовсе жить останется.
    У Милины загорелись глаза после этих слов. Пати в ответ едва уловимо покачала головой, мол, «нет времени на глупости».

    [​IMG]

    Водитель трещал без остановки, рассказывая о достопримечательностях Луары, пока они ждали в пробке – перед створками, открывающими проход в улицу-шар столпилось несколько такси-лодок. Пати вежливо отвечала, улыбаясь и кивая, не давая несчастной ботаничке и слова вставить. А по тому, как «компаньонка Муна» нетерпеливо ерзала на сиденье, ей не терпелось раскрыть рот. И выдать очередную глупость.
    Наконец, очередь дошла и до их транспорта. Водитель вплыл в открывшийся люк, шлепнулся в бассейн с водой и направился к стоянке. Мужчина в идеально отутюженном старинном фраке галантно подал девушкам руку, помогая ступить на твердую почву. Милина с непривычки покачнулась и едва не свалилась в бассейн, но охранник (назвать его дворецким у Пати не повернулся язык) ловко подхватил неуклюжую ботаничку под локоть.
    Пати поблагодарила мужчину, и взяв под руку Милину, направилась к туннелю, над которым горела табличка «Улица Анже». Именно там находится ломбард, любезно присоветованный на таможне.
    - Ты всю дорогу не дала мне и слова сказать! – начала возмущаться Милина, как только они отошли от стоянки на приличное расстояние. – Только и делала, что перебивала и затыкала.
    - Потому что такая истеричная особа, как ты, нас выдаст на раз плюнуть, - прошипела Пати, умудряясь в это же время мило улыбнуться и стрельнуть глазками в сторону мужчины средних лет, едва ли не слюни пустившего при виде технички. – Я ж видела по глазам – ты едва не сболтнула, что мы планируем завтра же отсюда сматываться. Ла Мер – красивая планета, и жители полагают, что туристы спят и видят, как бы остаться здесь подольше. Скажи ему, что нам не до местных красот, и он заподозрит что-нибудь.
    - Он же простой таксист!
    - На таких простых и держится мир, дорогуша. Мы тоже всего лишь ботаник и техник. Но многое замечаем и слышим, и если нас прижать, станем ой как словоохотливы. Так и этот водитель. Будь начеку. Любуйся столицей. Только молча. Пожалуйста. Все переговоры веду я.
    - Хорошо, - буркнула Милина.

    [​IMG]

    А посмотреть тут и правда было на что. «Преподавательницы» как раз вошли в туннель Анже, который оказался широченным и совершенно прозрачным. Вдоль стен из бронированного стекла располагались антикварные лавки, кафешки, бутики, небольшие театры. По другую сторону территория принадлежала продуктовому миру. Магазинчики, открытые и крытые рынки, предлагающие мясо, рыбу, овощи-фрукты и разнообразную молочку.
    И если здания закрывали обзор, то турист всегда мог поднять голову и восхититься прозрачным потолком, предлагающим всем полюбоваться подводной панорамой. К счастью, туннельный пол оказался не стеклянным, и был устлан мелким перламутровым, с розовыми отблесками, песком. Пати стало интересно, носят ли местные женщины каблуки. Если да, то им приходится очень непросто. Пока она встретила лишь двух пожилых дам с Фудзиямы, увешанных фотоаппаратами. Но их крепкие ноги в мешковатых шортах венчали туристические ботинки-«топтуны», износостойкие и удобные. В таких хоть в горы, хоть в болото. А местные жительницы, видимо, предпочитают посещать другие места.
    - На Либерсии после заката на улицах тоже очень мало женщин, - вздохнула, глядя на наручные часы, Милина, отвечая на невысказанный вопрос. – Здесь по местному уже семь вечера.
    Пати промолчала, заметив нужную им вывеску. Милина опять начала ворчать, что с ней обходятся как с пустым местом, но все же зашла вслед за своей «начальницей» в небольшую лавочку, озвучив свое появление звоном дверного колокольчика. В помещении царил прохладный сумрак, но когда ее глаза привыкли к такому скудному освещению, Пати удивленно присвистнула. Такого количества ненужного скарба, собранного в одном месте, она не встречала никогда. Несмотря на влажность окружающего воздуха, здесь было очень сухо – видимо климат-контроль для сохранения всего этого барахла.
    Тут же, как по волшебству, из-под земли вырос старичок с пенсне на длинном крючкообразном носу. Высохшая кожа походила на желтый старинный пергамент. Миндалевидные глаза с густыми длинными ресницами, выдававшие в нем пустынного жителя, загорелись при виде клиенток, чей вид прямо-таки кричал «Обдурите меня».
    - Чего желаете, милые дамы? У меня есть прекрасный старинный зонтик-трость, как раз для такой кареглазой красавицы, - принялся умасливать Пати. Милина нахмурилась, опять негодуя, что на фоне технички она как всегда меркнет. – А вот музыкальная шкатулка…
    - Простите, мсье. Мы пришли не за покупками. У нас тоже есть, что предложить вам, - вежливо, но напористо перебила его Пати.
    - А, вы из этих… - старичок сначала поскучнел, а потом, опомнившись, с новым интересом глянул на девушек. – Что у вас есть?
    Пати щелкнула пальцами, и Милина безропотно положила на прилавок чемодан с безделушками, хоть и сверкнув при этом плохо скрываемой яростью в глазах.
    - О, - протянул хозяин лавки, хищно уставившись на открывшийся ему мусор. По крайней мере, с точки зрения любого неламерца.

    [​IMG]

    Пока ее так называемая хозяйка вела торг с продавцом-арабом, Милина совсем поскучнела, потеряв интерес к беседе, и занялась осмотром имеющегося тут добра. Стенные полки были сверху донизу забиты старинными игрушками, посудой, шкатулками, статуэтками, музыкальными инструментами людей и нелюдей. Вещи стояли даже на полу, а кое-где – и свисали с потолка. Была здесь и мебель, в основном, прошлых столетий: кофейные столики из настоящего дерева, стулья, грозившие вот-вот развалиться, кресла с выцветшей и местами истертой до дыр обшивкой, туалетные пуфики пастельных тонов с несмываемыми пятнами.
    И кто, интересно, покупает этот скарб?
    Отвлекшись, девушка не сразу поняла, что Пати и старичок уже обмениваются любезностями и прощальными фразами.
    Выйдя на улицу, Милина вдохнула теплый влажный воздух и не сразу поняла, насколько замерзла в лавке.
    - Милли, дело в шляпе! – улыбнулась Пати, беря ботаничку под руку. – Продалось почти все, дорогуша! Нам хватит и на вакцину, и на ночь в отеле, и на «безбедно пожить» полгода. Не думала я, что наша шальная идея с этими безделушками выгорит! Ну что, ищем улицу Руэ, да на боковую?
    - В музей естественной истории мы, я так понимаю, не пойдем.
    - Конечно, нет, - хмыкнула госпожа «Джуна». – Ты сама-то соображаешь, насколько это опасно? Чем меньше мы станем тут светиться, тем лучше.

    [​IMG]

    Милина надулась и замолчала. И молчала всю дорогу и до аптеки, где за три ампулы вакцины отдали баснословные деньги, и до двухместного номера в недорогом, но уютном отельчике на окраине Руэ. Пати ей в душу не лезла, устав торговаться за поделки.
    Ботаничку же не порадовала ни скромно обставленная, но чистенькая комната с комфортными односпальными кроватями, отделанная в нежно-голубых и бирюзовых тонах, ни шикарная душевая с множеством функций, которую они не ожидали встретить за такую низкую цену, да еще и на окраине центра Луары.
    И лишь когда она вышла из душа, вытирая влажные волосы, злобно зыркнув на валяющуюся на кровати пластом Пати, ее прорвало.
    - Для чего я здесь? Мне непонятно. Ты относишься ко мне, как к вещи! Да ты даже моим поделкам больше внимания уделяла, чем мне. Рта мне раскрыть нельзя, сходить куда хочется - тоже. Даже в душ ты первая пошла! Я для вас хуже кости в горле! Может, оставите меня здесь, раз уж я вам не нужна?
    - Твою ж… - протянула Пати, с трудом переходя в сидячее положение. – Начинается. Нет, ну вот объясни ты мне, что ж ты за человек такой? Вроде иногда – нормальная девка, а как что не так, начинается мозгодранство!

    [​IMG]

    - Какое еще мозгодранство?! – возмутилась Милина, яростно впиваясь расческой в еще мокрые локоны. – Правда глаза колет? Уже и сказать ничего нельзя?
    - Да ты просто маленькая неблагодарная сучка, вот и все! Надо было тебя оставить на Каллисто!
    - Надо было! Так может, мне остаться здесь?
    - Я бы с удовольствием вернулась без тебя, но Сэм мне башку отвернет. Она чувствует себя ответственной за всех нас, потому что капитан.
    - Ага. Капитан, которого не выбирали.
    - Опять двадцать пять! Как раз-таки выбрали. Корабль ее выбрал, дура ты кривомозгая. И уж прости его, что узнать мнение по этому поводу у такой букашки, как ты, он не удосужился. И кстати, хрен тебе, а не Буухр. Я костьми лягу, но не позволю Сэм отпустить тебя к Ульфу. Сама полечу, чтобы предупредить его. А тебя и на пушечный выстрел не подпущу. Впрочем, тебе там все равно ничего не светит. Такому как он истеричные девственницы сто лет не нужны.
    - Как ты смеешь?! – ахнула Милина, бросаясь в Пати полотенцем, которая та поймала в сантиметре от лица. – Сэм мне обещала!
    - Она сама не ведала, что говорит. Ты ему на хрен не сдалась вообще!
    - Можно подумать, ты сдалась!
    - А я и не претендую! Я тогда смолчала, но сейчас капитана здесь нет, и никто не помешает надрать тебе задницу. Как у тебя вообще язык повернулся заикнуться о нем, зная, как она его любит?
    - О да, я видела, как она его любит, - фыркнула ботаничка. – До, после или во время утех с Максом?
    - О Господи, какая же ты идиотка! – Пати закатила глаза, хлопнула себя по лбу и завалилась обратно в кровать. – Тебя даже бить неинтересно – слишком пустая у тебя башка, еще вытрясу из нее последние извилины. А, я поняла. Ты, небось, надумала об этом Ульфу рассказать, да? Мол, так и так, твоя любимая там вовсю кувыркается с другим, а тут я к тебе, вся такая нежная и прекрасная, возьми меня. Так вот, хрен тебе. Ты его не увидишь. А если не понимаешь всей сложности ситуации и как нехорошо подбирать бывших мужиков своих подруг, то и иди на хрен.
    Милина вдруг расплакалась, опускаясь на пол и оставляя в покое волосы, которые она все это время мусолила расческой.

    [​IMG]

    - И что сие значит? – покосилась одним глазом в ее сторону Пати. – Чего нюни распустила?
    - Я устала. Я хочу домой. Вот только нет у меня больше до-о-о-ма-а-а… - сквозь рыдания донеслось до Рыжей. – Только вы и остались. А я вас больше видеть не могу-у-у…
    - Мы тебя тоже, поверь, - техничка все-таки встала и подошла к плачущей девушке, обнимая ее за плечи. – Меня и Саманта частенько выбешивает. Вот только выбора нет. Нас осталось трое, да корабль-подросток, и мы теперь – семья. Какая-никакая, но другой у нас нет и не будет. Или учись принимать ее такой, какая она есть, или уходи. Только вот ты погибнешь одна. Уж я-то вижу.
    - Я зна-а-аю-ю-ю… - всхлипнула Милина. – И ненавижу себя за эту слабость.
    - Ты вот погрязла в самокопании и обидах на всех и вся, а я слушала. И услышала много чего интересного. Странные вещи творятся в СПЕКТРе, и возможно, скоро Белине будет не до нас.
    - И даже не до Саманты? – шмыгнула носом Милли.

    [​IMG]

    - О да. Поверь мне. Даже до Саманты. Грядет что-то плохое, дорогуша.
     
    Мульти, Fierce, Ornela и 10 другим нравится это.
  13. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 26 мар 2018 | Сообщение #52
    43


    Точка отсчета побег. Сто шестьдесят восемь дней вперед


    Саманта сразу поняла, что между девчонками не то, что кошка пробежала. Табун иглоплювов проскакал на всех парах. Но допытываться не стала – сами расскажут, если захотят.

    [​IMG]

    Вколов обеим порцию вакцины, она лишь расспросила их о планете, желая выяснить, что изменилось там за десять лет. Оказалось, практически ничего. А еще пришлось посвятить их в ее новый план, который она продумывала, стараясь не сойти с ума от волнения за подруг. Посетить Буурх, предупредить Ульфа и, если он захочет, забрать его с собой.
    Я категорически не хотела, чтобы он попал на корабль. Отсюда нет выхода. Ловушка похлеще казематов Белины. А в том, что у него есть огромное желание связать с нами оставшуюся жизнь, я сильно сомневалась.
    Кроме того, после всего случившегося я не готова была его видеть. Как бы он не отнесся к новой Саманте. Я очутилась в какой-то жуткой мелодраматичной ситуации, за которыми так любят наблюдать домохозяйки всего СПЕКТРа. Пати предположила, что теперь, раз я таким страшным образом оказалась избавлена от выбора, все будет просто. Как бы ни так. Я ощущала себя предателем как по отношению к Ульфу, так и к Максиму. И неважно, что одного из них больше нет.
    Но я не могла пройти мимо и оставить все, как есть. Допустить, чтобы погиб еще один близкий мне человек? Нет. Тем более из-за меня. Максим был бы еще жив, не покинь базу так рано.
    В глубине души я понимала, что это была бы всего лишь отсрочка казни. Раз уж Одди убедил меня, что болезнь угнездилась в нем давным-давно и скорей всего, не случайно. Зачем это Белине? Убирает тех, кто слишком много знает? Страховка на случай завершения контракта? Но ведь пропажа такого количества людей не может остаться незамеченной. Тем более смерть от Цирцеи. Это не просто остановка сердца. Пандемию, погубившую Землю, еще слишком хорошо помнят.
    А Белина ли за этим стоит, вот в чем вопрос. Может тот, кто заразил меня, заразил и его тоже. В обход Госпожи. Вопрос только – зачем? Чтобы притупить боль после смерти Макса, я пыталась сложить кусочки головоломки в единую картину, но как только оставался последний элемент, выяснялось, что он ни под каким углом не подходит.

    Ты же понимаешь, что этот мужчина скорей всего захочет подняться на борт?
    Еще бы я не понимала…

    [​IMG]

    Не думай о последствиях. Просто делай то, что должна. Ты хочешь спасти друга, так спаси. А потом уже будем решать проблемы.
    Думаешь, они будут?
    Естественно. Ты еще не заметила, что у вас постоянно что-то случается?
    А у тебя – нет?
    Корабль счел нужным промолчать.

    Нельзя сказать, что Одиссей ее успокоил, но по крайней мере она попыталась спрятать свои переживания и страхи поглубже и заняться делом – подготовкой Пати к высадке в шлюпке.
    Когда она заикнулась, что надо бы претворить в реальность одну задачку, которую они втроем задумали пару-тройку месяцев назад, девчонки серьезно покивали. Но на этом согласие между ними закончилось.
    Саманта полагала, что туда отправится Милина, и останется там, убедив и десантника не покидать планету. Не ради нее, конечно. И дело тут даже не в ревности – сейчас Сэм считала, что не имеет на нее права. Просто отношение Линдквиста к ботаничке никогда не изменится – глупенькая младшая сестренка, не более. Но с ним рядом она будет в безопасности, а терпеть ее на борту уже невмоготу ни ей, ни Пати. Капитан давно стала обращать внимание, что Милина готова на стену лезть, и даже вылазка на Ла Мер мало чем помогла. Видимо, там между ними произошла какая-то неприятность, о которой обе молчат.
    Капитан озвучила свой план, полагая, что все с ним согласятся. Но тут встряла Пати. Категорически встряла. Наотрез отказалась отпускать Милину, заявив, что спустится сама. И вернется. С Ульфом или без.
    - А мисс Карлин мы высадим в другом месте. Подальше от Буурха, - Милина, вслипнув от обиды, ретировалась из кают-компании.
    - Да почему?
    - Да потому что! Ты хочешь, чтобы он остался на планете?
    - Да.
    - И ты полагаешь, что Милина сможет его в этом убедить? Да она двух слов связать не в состоянии. Будет мямлить, закатывать глаза и плакать. Это все, что она может.
    - Что между вами произошло? Там, на Ла Мере?
    - Ничего…
    - Патрисия Сун, как капитан, я приказываю доложить обстановку, - без тени смешка во взгляде произнесла Сэм, поджав губы.

    [​IMG]

    - Ла-а-адно… Раз уж как капитан… - Пати вздохнула, собираясь с мыслями. - Она закатила мне на Ла Мере истерику. Мол, она пустое место, никто ее не видит, не слышит, не болтает с ней… Потом заявила, что устала и мы с тобой ее раздражаем. Сэм, она сорвется. Я боюсь держать ее на борту. Она в любой момент может устроить диверсию. Но и отпускать ее на Буурх нельзя. Чего доброго, пойдет к тамошним властям и сдастся. Еще и Ульфа за собой потянет.
    - И что ты предлагаешь? Убить ее? – с интересом спросила Саманта, приподняв левую бровь.
    - Нет, конечно. Но запереть стоит.
    - Диверсию ей Одди не позволит совершить. Ты же в курсе, что он лазает внутри наших голов, как у себя дома? – Пати, хмыкнув, кивнула, а где-то на заднем эмпатическом фоне корабль смущенно кашлянул. - Он почует неладное и доложит мне. Вообще-то я хотела отправить вас обеих. Кто-то же должен вернуть шлюпку обратно. Она, к сожалению, не оснащена автоматикой. Одди работает над этим, но мы здорово застопорились после… ты понимаешь…
    - Да. Как только я вернусь с Буурха, я ему помогу. Полностью включусь в работу. Но лучше мне лететь одной. Я уже объяснила, почему.
    - Мне неспокойно отпускать тебя без поддержки. А вдруг начнутся проблемы? Кто тебя прикроет? Мне туда нельзя. Даже если ты замажешь мою серую морду, я… Я просто не смогу спуститься, Пати. Физически не могу. У меня ноги отнимаются, как только я подхожу к модульному отсеку.
    - Еще чего. Тебя там только не хватало. Если меня поймают, да и черт со мной. Тебе туда точно нельзя соваться. Ты у нас слишком ценный экземпляр. А поразмяться на твердой земле я всегда за.
    - Я бы тоже не отказалась. Обещаю, как только разберемся с Буурхом, попрошу Одди найти нам необитаемую спокойную планету с приятным климатом, и кислородом в атмосфере. Устроим нам каникулы.
    - Что-то вроде Ваал-ра? – улыбнулась техничка.
    - Именно. Что-то вроде. Жаль, что этой планеты скорей всего уже не существует.
    Через неделю Одиссей приблизился к Буурху, оставшись в тени соседнего газового гиганта. Шлюпку, на которой девушки спускались на планету-океан, не успели вернуть к естественному состоянию, и Пати, воспользовавшись все той же легендой, отправилась в гости к Линдквисту, оставаясь Джуной Шамсией, учительницей. Снова натянула на себя длинное темное платье и обувшись в страшненькие черевички с толстым низким каблуком, стянула волосы в скромный пучок на затылке и, подхватив чемоданчик, отправилась к своей верной «Лейле».

    [​IMG]

    - Как же мне не хочется отпускать тебя одну, - твердила Саманта, на нервной почве постоянно сжимающая-разжимающая пальцы.
    - Сами так решили, - буркнула Милина, несмотря ни на что пришедшая проводить техничку.
    - Сиди уж, - махнула на нее Пати. – Я ж не инвалид, справлюсь. Буду на связи. Сомневаюсь, что у Буурха есть прослушивающие сканеры.
    - Да. Будь, - кивнула Сэм, обнимая подругу напоследок. – Если что, кричи. Мы бросимся на подмогу.
    - Счастливо оставаться, мои боевые подруги, - прыснула Пати и, приподнимая подол платья, чтобы ни за что не зацепиться, вошла в шлюпку.
    Я, не отрываясь от иллюминатора, следила за уменьшающейся точкой десантного бота, с легкой руки Одди ставшего прогулочной яхтой. Чувствовала себя виноватой за то, что послала ее одну. Надо было настоять, чтобы и Милина полетела. Но с другой стороны, я ощущала правоту подруги – наш милый ботаник на грани, и лучше пока ее не напрягать.
    - Вхожу в атмосферу. Свяжусь, когда посажу яхту, - хриплым голосом сообщила Пати коммутатору.
    Бот уже давно скрылся из виду. Саманта отвернулась от окна и посмотрела на Милину, бледную и хмурую.
    - Я, пожалуй, выпью горячего шоколада. Присоединишься? – с мягкой улыбкой обратилась к ней Сэм.
    Ботаничка, судя по ее ошалевшему лицу, не сразу поняла, что капитан говорит с ней. Мило, ласково и дружелюбно.
    - О… я… да… конечно!

    [​IMG]

    - Пойдем. А заодно ты мне расскажешь обо всем, что тебя беспокоит, - приобняв поникшую девушку за плечи, Саманта мягко подтолкнула ее к выходу из десантного отсека, почувствовав, как напряженные мышцы мисс Карлин постепенно расслабляются.
    Да, Пати права, младший член команды сейчас на взводе. Но постоянными переругиваниями и давлением подруга делает Милине только хуже. Девочка, никогда и ни от кого, кроме разве что брата, не видевшая ласки, сейчас отчаянно в ней нуждается.
     
  14. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 26 мар 2018 | Сообщение #53
    ***
    В ролях:
    Безымянный майор - Ахмед от Лелика
    Капитан Ларссон - Дориан от Лелика


    Пати без проблем прошла мимо службы безопасности и таможни в одном флаконе. Никого не интересовало, что забыла учительница Эль-Джахры на богами забытом Буурхе. Надо, значит надо. Но обвинить охрану в безалаберности она не могла – космопорт кишел крепкими парнями в военной форме, с цепкими злыми глазами и лучевиками наперерез. Простая женщина в скучном темном наряде и со скромной прической их не заинтересовала. Правда, Пати задумалась, а получится ли улететь отсюда так же просто, как припланетиться? Она начала в этом сомневаться.

    [​IMG]

    Планета встретила проливным дождем и поразила своим запустением. Госпожа Шамсия самонадеянно отказалась от сдаваемых в аренду зонтиков-куполов, решив, что добежит до такси и так, и теперь чувствовала, как струйки дождя с волос стекают за воротник. Сама ткань уже давно насквозь промокла. Но и дождь можно вытерпеть, если бы не вгоняющий в депрессняк пейзаж.
    Нет, Пати сама выросла в бедном городке у родителей, едва сводящих концы с концами. Но тут царила атмосфера затхлого болота, которое высасывает из тебя душу на раз-два. Балетки и подол платья утонули в лужах, покрывшись толстым слоем коричневой грязи. Об асфальте и его аналогах здесь не слышали. Дорожка от аэропорта до стоянки такси была вымощена камнями, но была очень узкой и не особо спасающей положение.
    Такие же дорожки окружали некоторые из домов, выделяющиеся из толпы более яркими цветами: больницы, школы, всяческие департаменты. Но опять же, толку от них было мало – грязь все равно тянулась с обочин.
    Хмурый мужик даже не пошевелился, чтобы открыть ей пассажирскую дверь или багажник для чемоданчика.
    - За провоз багажа – двойной тариф.
    - Это ручная кладь, - нашлась Пати и потащила поклажу с собой в салон.
    Машина ехала не спеша, видимо, потому что водитель решил устроить гостье экскурсию, и девушка брезгливым взглядом окидывала горизонт.
    Жилые дома пугали. Стены, испещренные трещинами, прохудившиеся крыши, которые того и гляди, рухнут окончательно, подмяв под себя хозяев. Мутные, давно не мытые стекла окон. Утонувшие в ливнях жалкие огороды с чахлыми кустами, на которых висели полусгнившие плоды. Рядом с домами побогаче стояли парники – видимо, это дорогое удовольствие, которое могут себе позволить далеко не все счастливые обладатели «роскошных» лачуг.
    Заметив в зеркале заднего вида, как по лицу пассажирки растекается отвращение, водитель с обидой произнес:
    - Вы попали в дождливый сезон. Здесь не всегда так плохо.
    - Да ну? В голове не укладывается, как вы можете здесь жить.
    - Как, как. Молча. Выбора у нас нет. Вот и живем. Чтобы накопить на билет отсюда, да на первое безработное время в другом месте, нужно пару-тройку десятилетий горбатиться на рудниках. А кому после такой работки ты сдался? Никому.

    [​IMG]

    Пати уже пожалела, что заикнулась об этом, но было поздно – таксиста понесло. Тут и жалобы на правительство Наместника, который всеми правдами и неправдами пытался удержать утекающее население на планете. И на жену, которую не вовремя поразил артрит, и она не может больше работать, а ему, несчастному, приходится бомбить сутками напролет. И на вечно ноющих детей, которые пытаются высосать из родителей все деньги. А потом досталось и фантастическому климату Буурха. Под конец поездки у технички глаза на лоб лезли от распухшего мозга. Она ожидала любой опасности, но риск умереть от занудного словоблудия водителя никак не могла предвидеть.
    - Так вы к кому приехали? – неожиданный вопрос сменил поток недовольства.
    - Да, - кивнула Пати, не успев среагировать – к концу пламенной речи таксиста она перестала его слушать и лишь периодически поддакивала.
    Мужчина с подозрением уставился на нее в зеркало заднего вида.
    - Преподавать? – техничка, чтобы лишний раз не рисковать, дала ему адрес соседствующей с жилищем Ульфа школы.
    - Не совсем, - не дай Боже тут работать. – Меня пригласили на консультацию по поводу новых методик обучения.
    - Лучше бы они о безопасности подумали, - буркнул он.
    - О чем вы?
    - Да тут резня недавно случилась на соседней улице. Чудом школу не затронуло. Налетчики выжгли плазмометами целый квартал – в живых никого не осталось.
    Пати похолодела и сжалась от плохого предчувствия. Налетчики? На богом забытой планете? По соседству с Линдквистом? Таких совпадений в природе не бывает.
    Наконец словоохотливый водитель высадил ее у школы. Пати замешкалась, делая вид, будто прихорашивается перед входом, ожидая, пока машина не скроется за поворотом.
    Школа ее, конечно же, не интересовала. Под моросящим дождем, сменившим ливень, она прошлепала по грязи дальше, к улице, название которой ей дала Саманта. И остановилась, пораженная. Проход был закрыт. Периметр улицы перегорожен металлической сеткой с табличками «Вход воспрещен». Но это не мешало разглядеть черные остовы сгоревших домов с темными провалами окон. Пати даже не сразу поняла, что дождь и вовсе кончился. Не до осадков ей теперь.
    - Какого черта здесь произошло?.. – тихо прошептала девушка.
    - Фрёкен? – она резко обернулась. На нее смотрел старичок с выцветшими голубыми глазами, казавшимися огромными за толстыми линзами очков.
    Неужели Буурх настолько беден, что здесь даже нет бесплатной коррекции зрения?..
    - Вам помочь? Вы заблудились? Судя по одежде, вы приезжая.
    Какой ты глазастый…

    [​IMG]

    - О, спасибо за предложение. Я… я здесь проездом, по делам. Водитель рассказал о трагедии, которая здесь случилась. Я не смогла сдержать любопытства.
    - Женщины, - понимающе хмыкнул старичок, поправляя очки. – Вы прибыли с Эль-Джахры?
    Пати похолодела. В который раз за несколько часов она покрылась липким потом, в котором вовсю копошились мурашки.
    - Как вы догадались? – припрятав страх поглубже, она как можно обаятельнее улыбнулась.
    - У нас уже работают двое ваших соотечественниц. Да вы же, конечно, об этом знаете.
    - Да, естественно, - серьезно кивнула Пати.
    Господи Боже, это директор школы?! Вот я вляпалась. Надо импровизировать. Срочно! Думай, Патрисия, думай черт тебя задери!
    - Патрик Хедстрём, - мужчина протянул ей руку. – Директор Пятой школы.
    - Джуна Шамсия, очень приятно.
    - Вы тоже хотите здесь преподавать на общественных началах?
    - Да. Именно для этого я сюда и прибыла. Мы знаем, что у вас нехватка учителей, - Пати пошла ва-банк, и не прогадала.
    - К сожалению, - вздохнул старичок, вдруг беря девушку под руку и уводя от сетки. – У нас вообще большие проблемы с образованием. Учебники устарели, а в учителя идут посредственности, у которых не нашлось ума выучиться на космических специалистов и покинуть планету. Вы бы слышали нашу преподавательницу словесности. Сплошные сюси-пуси, такое ощущение, что слушаешь лепет пятилетнего ребенка. А что уж говорить про химичку? По-моему, самым умным здесь был учитель физкультуры.
    - Так почему же вы не поставили его на другую дисциплину?
    - К сожалению, нет у меня таких полномочий – у Линдквиста не было нужного образования, - Пати едва не подпрыгнула от восторга – цель поездки наконец замаячила под носом.
    Линдквист? Учитель физкультуры? Вот это новости! Стоп. Почему он говорит о нем в прошедшем времени?..
    - Я бы хотела с ним познакомиться, - осторожно закинула удочку техничка.
    - Увы, - старичок снова вздохнул, на этот раз глубже, и словно посерел лицом. – Он погиб.
    Пати все-таки потеряла контроль над собой и споткнулась. Это невозможно. Просто не может быть, и все тут. Ульф мертв? Еще и он? Наверное, это какое-то дикое совпадение. Не могут они говорить об одном и том же человеке.

    [​IMG]

    - Что случилось? – тихо произнесла девушка, не глядя на старика. Боялась, что он увидит слишком много эмоций на ее лице. Эмоций, которых не должно быть у незнакомой с мертвецом женщины.
    - Он жил на этой улице, которую вы только что рассматривали. У Хассе Фромма. Там вообще никто не выжил.
    - Это нападение… Вам не кажется оно странным?
    - Еще как кажется, черт возьми! – рявкнул вдруг Патрик. – Наши добропорядочные граждане, друзья, соседи, погибли просто так, ни за что!
    - Виновных нашли?
    - Ну… Убийцы полегли вместе с убитыми. Большая часть – у дома Фромме. Линдквист все-таки служил на флоте больше десяти лет назад. Какие-то навыки, видимо, остались.
    - Когда это случилось?
    - Несколько месяцев назад. Полиция все еще ведет расследование, поэтому завалы никто не расчищает. Потом, конечно, мы отстроим квартал заново. Но захочет ли там жить кто-нибудь? Трупы, конечно, увезли. Фромма и Линдквиста удалось опознать лишь по одежде – они были единственными, на ком не оказалось защитных бронекостюмов. Кожа на руках обгорела так, что отпечатков не осталось, глазные яблоки вытекли от жара горящего дома.
    Вот же дрянство!
    - А зубы? – язык сам против ее воли поддержал эту жуткую беседу.
    - Они никогда не состояли на учете наших дантистов. У нас нет их зубных карт.
    - То есть ДНК не сравнивали? – надежда на страшную ошибку робко заползла в сердце.
    - Нет. Говорю же, мы их опознали лишь по отсутствию костюмов. Остальные мертвецы в этом доме и рядом с ним были одеты в экзоброню.
    А старичок-то словоохотлив. Интересно, откуда у него такие животрепещущие подробности? Не иначе сват/брат/кум/зять служит в полиции.
    - Знаете, я еще подумаю, остаться ли у вас, - заявила Пати, пытаясь в глубине души справиться с шоком. – Раз уж власти не в состоянии обеспечить защиту населения.
    - Мы не понимаем, кто эти люди и как сюда проникли. Зачем убивали. Да у нас гарнизонов-то раз-два и обчелся. Они прибыли извне. Кто-то в космопорту получил хорошую взятку, раз они вышли оттуда с таким мощным оружием.
    По-хорошему, их должны были засечь еще на подлете к Буурху. А значит, на лапу дали не одному, и не двум сотрудникам.
    Хедстрём подвел ее к школьному крыльцу.
    - Я угощу вас кофе, а затем познакомлю со штатом учителей.
    - Спасибо, я заеду позже. И вообще уже сомневаюсь, хочу ли здесь работать.
    - А, как хотите, - махнул рукой директор. – Вы еще не заселились в отель?
    - Решила зайти к вам сразу, с дороги. Но теперь мне нужно смыть с себя запах гари и весь тот ужас, в который вы меня посвятили.
    - Понимаю. Простите. Вы можете в дальнейшем снять любой дом по соседству, чтобы не тратить время на дорогу. Я все еще тешу себя надеждой, что вы останетесь с нами.

    [​IMG]

    - Подумаю, - слабо улыбнулась Пати. – Но рядом с этой улицей я жить точно не смогу.
    Спешно попрощавшись, девушка пошла пешком по направлению порта, предполагая поймать какую-нибудь машину. Ей было плевать, что директор мог что-то заподозрить, понять, что она вовсе не учительница. Ее вопросы могли показаться ему навязчивыми и неуместными, но это уже не важно. Она узнала достаточно, и сегодня же ноги ее не будет на этой проклятой планете.
    Но в порту возникли проблемы.
    - Вы же только сегодня прилетели, - нахмурившись, спросил таможенник, когда она оформляла документы на вылет.
    - И что? Не понравилось мне у вас. Жуткая погода, жуткие убийства рядом со школами. Ведь сожжен целый квартал.
    - Ваша яхта на карантине, - отрезал сотрудник. – Раньше завтрашнего утра вы не сможете улететь.
    - Что? Это еще почему? Я что, задержана?
    - Нет, но…
    - Плевать я хотела на ваш карантин. Отдайте мой корабль. У меня полно дел. Я не желаю ни секунды задерживаться на Буурхе.
    - Фру, это не в нашей компетенции. Приказ есть приказ.
    - Какая я тебе фру?!
    - Эм… Фрёкен…
    - Вы хоть знаете, откуда я? Знаете о привилегиях жителей Эль-Джахры? Я напишу Госпоже Президент. И вы вылетите с этого теплого местечка в ту же секунду.
    - Фрёкен, повторяю, это не в моей ком…
    - Проводите меня к начальству!
    Начальство нашлось само, привлеченное жарким спором за стойкой для оформления документов.
    - Что за шум, капрал? – к ним подошел седой поджарый мужчина с нашивками сержанта-майора.
    - Да вот, фрёкен пытается улететь в обход карантина.

    [​IMG]

    - Вот как? Интересно, - он повернулся к Пати и уставился на нее змеиным взглядом. Девушка сглотнула и собравшись, улыбнулась самой обаятельной улыбкой, имеющейся в ее арсенале.
    - Простите, я не знала, что этот приказ распространяется и на нас.
    - На кого это «на нас», уточните.
    - Меня зовут Джуна Шамсия. Я с планеты Эль-Джахра. У нас особые привилегии.
    - А-а, вы одна из этих, бунтующих баб.
    - Простите? – вытаращилась на него техничка. Видимо, здесь жительниц университетской планеты не жаловали. Буурх – планета с избытком тестостерона.
    - Пропустите фрёкен Шамсию, - позади девушки раздался вкрадчивый голос, и она подавила желание присесть с разворотом – слишком опасным казался невидимый собеседник.
    - Капитан Ларссон, вы уверены?.. – робко спросил таможенник, рискуя нарушить субординацию.
    - Это приказ, капрал. Сержант-майор, вы свободны.
    Пати наконец осмелела настолько, чтобы повернуться. Приятный тип – высокий, стройный, со светлыми волосами и глазами. И открытой улыбкой. Мимо такого сложно пройти, не оглянувшись. Вот только если бы не его глаза. Они не улыбались. Такого льда она не видела даже во взгляде Белины. Его почти прозрачные радужки не отрываясь, следили за ней, и Пати казалось, что ее только что пронзили рентгеном. Казалось, этот тип знает о ней все. Знает, кто она.

    [​IMG]

    - Не будем заставлять достойную фрёкен нервничать и тратить ее драгоценное время. Верно, фрёкен?
    Пати завороженно кивнула, не в силах оторвать взгляд от его глаз-льдинок.
    Проводив гостью к посадочной полосе, капитан вернулся и отрывисто бросил в коммутатор:
    - Подготовьте перехватчик.
     
    Последнее редактирование: 26 мар 2018
    Ventrue, Мульти, Ornela и 8 другим нравится это.
  15. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 26 мар 2018 | Сообщение #54
    ***​

    Пати с такой силой вцепилась в консоль, что костяшки пальцев побелели от напряжения. Ее яхта еще не вышла за пределы атмосферы, а девушка уже пятьсот раз нажала на кнопку связи.
    - Лейла вызывает Одди! Лейла вызывает Одди!
    - Джуна, - наконец прошипела Саманта. – Какого черта? Ты еще не покинула орбиту планеты! Мы тебя не видим!
    - Подготовьте модульный отсек. Встречайте меня. Скажи Одди, путь летит навстречу.
    - Чокнулась? Нас же увидят!
    - У нас проблема.

    [​IMG]

    - Он с тобой? – после секундного замешательства спросила Саманта.
    - Да его несколько месяцев тут уже нет, - ложь далась легко, ведь капитан далеко и не может ни прочитать мысли, ни увидеть смятение в глазах.
    - Хорошо, - лингвистка едва слышно вздохнула. – Что там у тебя стряслось?
    - Я вляпалась. Кажется, меня раскрыли.
    - Ой, вот я так и знала. Нельзя было ее одну отпускать, - затараторила на заднем плане Милина. Сэм цыкнула на нее, призывая к молчанию.
    - Слышь, мелкая! – побагровев, рявкнула техничка. - Молчи уж, пока уши не пообрывала.
    - Хватит. Пати, с чего ты так думаешь?
    - Интуиция. Она меня еще никогда не подводила. Я задницей чую неприятности. И обычно вовремя сваливаю.
    - Ясно. Стой-ка. Я тебя вижу. Ты появилась на мониторе. А это еще что? Стоп. Черт. Одди, ты видишь? – шуршание, отдаленные голоса, словно Сэм вышла из пилотной рубки, затем шаги приблизились снова. – Пати, ты здесь?
    Уже поняв, что скрываться нет смысла, Саманта перешла на настоящие имена.
    - А куда я денусь?
    - Ты не одна. За тобой хвост. Только что вошел в зону видимости. Догоняет. Судя по скорости, перехватчик, - Сэм от волнения перешла на рубленные фразы.
    - Проклятье! – взвыла Рыжая. – Что мне делать?
    - Одди уже идет навстречу. Но боюсь, не успеем. Поднажми.
    - Шутишь? Да я и так на предельной скорости мчусь. Больше из этой птички не выжать. И какого черта я не вижу его на мониторе? А нет. Вижу. Вот же дерьмо! Подожди. Он больше не сокращает расстояние между нами.
    - Согласна. Он добился, чего хотел. Ты его не видела, потому что его корабль – хамелеон. Одиссей сказал. Ммххуууры могут видеть его, невзирая на покрытие. У шлюпок локаторы слабее. Но он удаленно подстроил твою Лейлу под себя. Теперь и ты видишь. А он об этом не знает. Хочет проследить за твоей траекторией, чтобы ты ни сном, ни духом.
    - Он нас слышит?
    - Нет. Одди клянется, что настроил сигнал связи так, что нас могут слышать лишь ммххууры.

    [​IMG]

    - Что это еще за хамелеон? Почему мы ни о чем таком никогда не слышали?
    - Потому что это совершенно новая разработка. Одиссей в курсе лишь потому, что слышал разговоры во время пленения на базе.
    - Стоп. Он это слышал на Каллисто?
    - Ага. Поняла теперь, чей это эксперимент?
    Пати кивнула, хоть и знала, что собеседница ее не видит. Теперь все встает на свои места. Ларссон – агент Белины, раз в его распоряжении оказался никому неизвестный модифицированный корабль. А значит, мясорубку на Буурхе тоже замутила она. По подсчетам технички, это случилось почти сразу после их побега с Каллисто. Госпожа Кивана пыталась выйти на Сэм через Ульфа. Благодаря их болтливым ртам. И вот он мертв. Да, он забрал с собой всех, кто пришел за ним. Но это – слабое утешение.
    Вот только один десантник не в состоянии уложить приличный отряд, даже будучи очень крутым. Спецы-то тоже не пальцем деланные. Значит, ему кто-то помогал.
    - А-а, к черту, - буркнула Пати, сжимаясь в кресле.
    - Что? – отозвалась Сэм.
    - Ничего. Я вас уже вижу в иллюминаторе.
    - Да, мы тебя тоже. А вот его – нет. Только на компьютере. Хитрая сволочь.
    - Надеюсь, он удивился.
    - Пати, мне кажется, или ты замедлилась?
    - Да, пять минут назад сбросила скорость. Сразу после того, как он перестал играть в салочки.
    - Я поняла. Отсек открыт. Ждем тебя.
    Ммххууур выступил из тени соседней планеты неожиданно даже для Пати. Что уж говорить о ее преследователе. Такая огромная туша кого угодно может ошеломить, призвать к смирению и осознанию, насколько ты ничтожен. Техничка увидела, как в его чреве разверзлась дыра – люк ушел в сторону. В ту же секунду она повернула рычаг скорости на максимум. Шлюпка дернулась и рванула вперед, словно заряд плазмы. Пати готова была отдать несколько лет жизни, чтобы увидеть сейчас выражение лица пилота, летящего за ней.
    - Небось, весь исчертыхался, засранец, - прошипела она, ухмыляясь.
    - Пати, он тоже ускорился. У Одди есть одна идейка. Передаю управление ему. Ты, главное, влети в шлюз. А там разберемся.

    [​IMG]

    - Уж с этим-то я справлюсь.
    Пати не знала, догадался ли пилот об их задумке. Она сделала вид, что не хочет столкнуться с кораблем и взяла влево. Хамелеон по-прежнему держался ее яхты. И лишь поравнявшись с кораблем на одном горизонтальном векторе, девушка резко крутанула вправо, врываясь в нутро ммххууура. Даже сквозь обшивку шлюпки она слышала скрежет закрываемого люка. Затормозить она уже не успевала, и если бы не подушки безопасности, встроенные в наружную часть бота, ее бы размазало по шлюзу.
    Ммххууур вдруг рванул вверх, видимо, избегая столкновения с преследователем. А «Лейла» по инерции врезалась носом в одну из переборок. Подушка лопнула, яркая боль белоснежной вспышкой рубанула по нервам, и последнее, что осознала Пати, прежде чем упасть в спасительную тьму, - Одди начал телепортацию.

     
    Ventrue, Мульти, Ornela и 8 другим нравится это.
  16. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 12 апр 2018 | Сообщение #55
    Поздравляю читателей с Днем Космонавтики! :конфетти::хоровод:

    44


    Точка отсчета побег. Сто восемьдесят два дня вперед

    - Больно? – с мнимой участливостью спросила Саманта.
    - Нет, - сквозь зубы процедила Пати.
    - Врешь ведь.
    - А ты хочешь, чтобы мне было больно?
    - Возможно. Может тогда ты научишься думать головой. Почему ты не начала торможение до влета в шлюз? Тебя чуть не убило!
    - Без тебя знаю. Но не убило же.

    [​IMG]

    Девушки находились в медотсеке, где и переругивались, пока Сэм перевязывала поврежденную руку подруги. Пати отделалась легким испугом, в отличие от остальных, которым испуга досталось побольше. Когда девушки вошли в шлюз, их взглядам предстали: исковерканная шлюпка, лопнувшее, не выдержав перепадов давления, стекло и свисающая с иллюминатора окровавленная рука с торчащей костью.
    Люк был так покорежен, что открыть его не смогли, и Съерра Кос/иссам пришлось вырезать Пати из шлюпки, которая уже не подлежала восстановлению. Лейла скоропостижно скончалась. Перед этим Сэм сгоняла Милину в медицинскую комнату за обезболем, которым накачала подругу по самое не балуйся, несмотря на ее обморок. А вдруг очнется не вовремя?
    С помощью лекарств Саманта ввела ее в искусственную кому и запихнула в реанимационную камеру. Вправить кость она сумела, а теперь дело за регенерацией ее организма и способностями камеры – им еще не представлялся случай проверить ее функциональность.
    Спустя неделю Пати уже освободили из заточения. В течение следующих семи дней Сэм и Милина по очереди делали перевязку больной руки, периодически вкалывая пациентке обезболивающие лекарства – кость срасталась не так быстро, как хотелось бы, и по словам технички рука дико болела.
    - Сегодня последний укол. И последняя перевязка. Думаю, завтра можно перейти на эластичную повязку.
    - Угу.
    Саманта с недовольством посмотрела на упрямый затылок подруги, но промолчала.
    После возвращения с Буурха Пати словно подменили. Возможно, сказался стресс от погони, закончившейся сложным переломом. Или разочарование от бесполезного спуска на планету, который лишь добавил им неприятностей. Короче, непонятно. Но это же Пати Сун! Она в принципе не может долго депрессировать. В любой ситуации девушка служила Сэм и Ко поддержкой и опорой, всегда и во всем стремясь найти положительные стороны. Но сейчас лингвистка не узнавала подругу. Она замкнулась в себе, отвечала односложными словами, чаще всего предпочитая отмалчиваться. И это чертовски напрягало.

    [​IMG]

    Саманта и Милина переглядывались, пожимали плечами, не понимая, что происходит с третьим членом экипажа.
    Капитан пыталась, засунув совесть поглубже, прочесть ее мысли, но безуспешно. Пати словно предчувствовала вторжение, и каждый раз Сэм натыкалась либо на песни, либо на считалки, либо вовсе на тишину. И тогда до нее дошло, что подруга что-то скрывает. Что-то важное.
    Что произошло на Буурхе? Может, она все-таки видела Ульфа, но встреча не задалась? Поругались, и он отказался уходить? Или уже обзавелся семьей, и ее в упор видеть не хочет. Хотя Сэм в этом и сомневалась.
    Сегодня она снова пытала подругу, и остановилась лишь, когда та начала грубо огрызаться. Поэтому Саманта просто закончила перевязку и оставила техничку в покое. Та сразу же ретировалась в свою комнату.
    Милина болтала с Одиссеем, расспрашивая его о ммххууурах: структуре семьи, биологических особенностях, религии (если есть). Капитан тихонько попросила корабль настроиться на одну волну с ботаничкой, и оставшись в блаженной тишине, поднялась на второй ярус, в пилотную рубку.
    Там она чувствовала себя комфортнее всего. Тихо и одиноко – то, что нужно. Лишь изредка Одди мысленно составлял ей компанию. Но сейчас его мозг находился внизу, рядом с Милли.
    Усевшись на пол у огромного иллюминатора во всю стену, девушка уставилась в темноту, изредка разбавляемую крошечными точками где-то на грани восприятия.
    Перепуганный после Буурха корабль со страху снова рванул в войд Козерога. Проткнув мыльный пузырь пространства так четко, что в мрачной пустоте они оказались после первого же прыжка. Причем, судя по данным, считываемым с мониторов, Одди скакнул к самому краю войда – рядом со Скоплением Змееносца. Где-то там, в созвездии Змеи, находилась таинственная галактика Хога, о которой по СПЕКТРу ползли самые разные слухи, хотя, неизвестно, побывал ли там кто-нибудь. О таких путешественниках никто не знает.
    Конечно, процент пропавших в космосе велик. Вселенная жестока. Малейший сбой техники – и отказ системы жизнеобеспечения. А то и разгерметизация невзначай нагрянет. Стоит ли говорить о космическом мусоре и шальных астероидах, летящих с такой скоростью, что способны пробить насквозь даже небольшую планету. О хрупкой обшивке кораблей нечего и заикаться. А проблемы с бареллитом, который весьма горючий товарищ, и если ему что не так, может рвануть в самый неподходящий момент? Впрочем, в такой ситуации моменты вообще не бывают подходящими. С этой точки зрения ммххууур – самый безопасный вид космического транспорта.
    И это еще самые безобидные виды смертей. Ведь есть еще счастливчики, которые избежали опасностей в полете и умудрились приземлиться в новом, неизведанном мире.
    А там взбудораженная гостями фауна, радостно хрюкая, схарчит их, оставив растворяться в кислоте своих желудков. И это хорошо, если перед началом обеда еду сподобятся умертвить. Но такое везение случается редко. Даже если фауна окажется вполне разумной и может спокойно зваться цивилизацией.


    У человечества очень мало данных о других галактиках. Да мы даже Млечный Пусть изучили лишь на пятнадцать процентов. И это максимум. Именно поэтому и создали школу лингвистов. Не только для подчинения разумных рас, которым не посчастливилось с нами встретиться. Но и на случай таких рандеву с охотниками, время от времени считающими нас своей добычей.
    И тем не менее, в центре Козерога мне было спокойно. Хоть я и знала, что нам никто не придет на помощь, случилось что. Тут даже связи с обитаемым миром не было – темная материя (о которой толком мало кто знал), струящаяся в войде, блокировала радио-сигналы. А еще препятствовала ммххуууру и войти в гипер, создавая проблемы при попытке создать разрыв в пространстве. Здесь придется пометаться, выискивая место с наименьшей плотностью.

    [​IMG]

    Но я все равно чувствовала себя здесь в безопасности. Никто, кроме отчаянных самоубийц, сюда не сунется. В этой пустоте на сотни мегапарсеков никого. Нет жизни. И меня это успокаивало.
    Наблюдая за подмигивающими огоньками беспредельно далеких звезд, я думала о Максиме. Почти два месяца прошло с момента его смерти, а я по-прежнему не могла смириться с тем, что его больше нет рядом. Казалось, стоит оглянуться, и я увижу задумчивый серо-зеленый взгляд. Ночью часто просыпалась от ощущения, что он лежит рядом, гладя мои волосы.
    И сейчас меня преследовало чувство его присутствия. Словно он стоит за спиной, серьезный и собранный, и вместе со мной смотрит во тьму, которую не могут осветить редкие звезды, чей свет мы сейчас наблюдаем. Смотрит на наше будущее. Такое же темное и мрачное. Я думала, что разделив его друг с другом, мы станем чуть-чуть счастливее. Не такими одинокими и брошенными Вселенной на произвол судьбы. Вместе мы должны были справиться.
    А теперь я осталась одна. Резко, и чертовски болезненно его вырвали из моей жизни. Лучшего друга не стало. Плечо, на которое я могла всегда опереться, исчезло. Брата, которому я могла доверить самое сокровенное, спрятанное глубоко под сердцем, больше нет.
    Я должна принять этот факт. Должна, но отчаянно сопротивлялась. Не хочу. Его призрак все еще бродит по ярусам и коридорам. Я все еще слышу отголоски его шепота. Ощущаю его дыхание, обжигающее шею. Только вот пора понять, что это не по-настоящему. Все это – лишь в моей голове.
    Вздохнув, я снова кинула взгляд в темноту иллюминатора. И тут произошло нечто странное. Из мрака, расстилавшегося впереди, вдруг выпрыгнуло что-то живое, гораздо более темное, чем материя войда. И со всей дури приложилось к стеклу. Корабль едва ощутимо тряхнуло. Я чуть язык не проглотила с перепугу.

    Саманта испуганно отпрянула от окна, пытаясь унять растекающуюся по телу панику.
    Какого хрена?!
    СТОЛКНОВЕНИЕ! – заверещал Одди.
    - Опомнился, мать твою. Ты где раньше был, болтун? Ослеп, что ли?

    [​IMG]

    Ты же поднялась в рубку. Я думал, ты последишь за мониторами, и отключил функцию управления.
    Шикарно. Теперь виновата я.
    Я тебе не обвиняю, просто…
    Ой, да захлопнись уже.
    И тут заголосили девчонки.
    - Что за хрень?
    - Что случилось?
    - Во что мы врезались? Здесь же ничего нет на тысячи парсеков!
    Саманта подскочила к мониторам, подключаясь к обсуждению.
    - Какой-то объект малых размеров.
    - Астероид заблудился? – уточнила Пати.
    - Пока не знаю. Наши сенсоры не видят признаков жизни. Скорей всего, действительно какой-нибудь гастролирующий булыжник.
    - Откуда он тут мог взяться? Здесь же вообще ничего нет.
    - Выходит, что-то есть, - похолодела вдруг Саманта от резкого неприятного чувства опасности, зависшей над ними. – Одди, ты с ним соприкоснулся. Что говорит твоя обшивка?
    Из-за отсутствия нормального освещения сенсоры ммххууура были сбиты с толку, и могли определить, с чем столкнулись, лишь благодаря осязанию.
    Это объект искусственного происхождения, - отрезал корабль.
    Судя по воцарившейся в коммутаторе мрачной тишине, его услышали все. Наконец, раздалось робкое Милинино «Ой», а Пати грязно выругалась.
    Спустя час, когда от их вспотевших тел в пилотной рубке стало тяжело дышать, Одди все так же, как заведенный, твердил, что объект не подает признаков жизни. Если там и летел кто-то, его давно нет в живых. Саманта опять вспомнила Макса и поежилась. Ей ужасно не хотелось выходить в открытый космос и обследовать эту штуковину.

    [​IMG]

    - Я пойду с тобой, - заявила Пати, залезая в шкафчик за запасным скафандром. – Мало ли какая дрянь там обитает.
    - А может, просто пролетим мимо? – робко заикнулась Милина. – Зачем нам туда лезть?
    - Там могут быть полезные для нас вещи, - возразила Саманта. - Продукты, инструменты, лекарства.
    - А еще – раненые или умирающие люди, нуждающиеся в помощи, - сверкнула глазами Пати. - И это ты, как лингвист, должна была вспомнить в начале объяснения. Это закон Космоса. «Если можешь кого-то спасти – сделай, если не можешь – попытайся». Мы должны его выполнить. Если факт, что мы повстречали корабль с больными и прошли мимо, даже не почесавшись, дойдет до Красного и Голубого кабинетов, нам и Белина уже будет не страшна.
    - Ну, а если там враждебная форма жизни? – продолжала наседать на них ботаничка.
    - Мы возьмем оружие. Не переживай. В случае нашей смерти Одди тебя не бросит.
    - Вот спасибо, утешили, - фыркнула Милина. – Мне не улыбается торчать тут остаток жизни в одиночестве. Можно, я пойду с вами?
    - Нет, Милли, - мягко возразила Саманта. – Десанту нужен тыл. Останься здесь. Вдруг нам понадобится помощь? Будь на связи.
    - Хорошо, - смирилась девушка, кивая. Что ж, ей не на что жаловаться. Она поняла, что подруги доверяют ей свои жизни, и сейчас она – небесполезный балласт.
    Когда Пати уже натянула скафандр и прилаживала шлем, а Саманта отдавала последние указания Милине, Одди вдруг проснулся.
    Стойте. Кое-что есть.

    [​IMG]

    - Что?! – встрепенулись обе.
    Не вся электроника выведена из строя. Какой-то аппарат продолжает работать. В моей базе данных он не значится.
    - Двигатель? – задумалась Пати. – Вроде на холостых летел к нам. Да и траектория его отскока после столкновения при работающем двигателе была бы другой.
    Нет. Что-то другое. Вывожу данные на экран.
    - Пошли обратно в рубку, - кивнула подруге Сэм.
    Там они вместе с Милиной настороженно рассматривали продолговатый ящик, мерцающий на мониторе. Кроме того, появилась новая информация. Теперь стало ясно, что в них врезалось. Десантный бот. Человеческого образца. Правда, как заметила Пати, весьма древнего образца.
    - Технология устарела по меньшей мере на век. Я не знала, что такими шлюпками еще пользуются. Это ж настоящая развалина. Как она еще не разлетелась на молекулы от удара, понять не могу.
    - Знаешь, что это за агрегат такой? – Сэм указала на мигающий гроб.
    - Точно не двигатель. Оружие? Вряд ли. Стой-ка…
    - Это реанимационная камера, - поняла капитан.
    - Точно! А я думаю, что он мне напоминает! Только я таких древних отродясь не видела.
    - Да, именно странная конструкция нас и смутила. Похоже, там все же кто-то есть. И скорее всего он ранен.
    - Одного не пойму, кто мог колесить по войду в таком корыте? – нахмурилась Пати.
    Милина вдруг округлила глаза и посмотрела на подруг:
    - А вдруг это Древние? Ну, изначальная раса, ушедшая на другой уровень!
    - На человеческом модуле? - усмехнулась Сэм. – Ты слишком много читаешь низкопробной фантастики. Нет никаких Древних.
    - Ну, возможно их просто по-другому зовут. И считают богами.

    [​IMG]

    - Милли, не мели чушь! – поморщилась техничка. – Нам еще туда ползти и вытаскивать нечто из реанимационной камеры. На одно уповаю – чтоб там все было в целостной сохранности. На плавающие куски мяса я пялиться не хочу.
    - Фу! – поморщилась ботаничка.
    - А нечего меня пугать! – парировала Рыжая.
     
    Последнее редактирование: 12 апр 2018
    Ventrue, Мульти, Lanalely и 9 другим нравится это.
  17. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 12 апр 2018 | Сообщение #56
    ***


    Разрезая густую тьму светом фонарей, прикрепленных к скафандрам, девушки подплыли к шлюпке, потревожившей их размеренную жизнь.
    - Представь, а вдруг там что-то огромное, с щупальцами, дожевывающее останки экипажа, - зловещим шепотом произнесла Саманта. - Или комки разумной шевелящейся слизи, которые уже этот самый экипаж переварили…
    - Ой, Сэм, хорош уже, а? – техничка передернулась. – Мне и так страшно до коликов. Я-то не героический лингвист.
    - Так а я на что? - хмыкнула капитан, радуясь возвращению прежней Пати, пусть даже это и продлиться недолго.
    - Щас одна полезешь.
    - Ну вот еще. Бросишь меня?
    - Нет, конечно. Эх. Надо было с Милкой поменяться.
    - А я предлагала, - фыркнула в наушнике упомянутая ботаничка.
    - Предлагала она. Ты слышала, что несет наш храбрый капитан? На моем месте ты бы уже, описавшись, запиралась в шлюзе Одиссея.
    - Шутки в сторону, - стала серьезной Саманта. – Посмотрите – люк не заперт. Милли, мы входим. Следи за мониторами.
    - Есть, капитан, - Милина, похоже, серьезно отнеслась к возложенной на нее обязанности страховать их.
    Створка плавно ушла в сторону от прикосновения. Девушки, переглянувшись, вплыли в шлюз. Пати посветила фонариком на панель управления люком и нажала на рычаг. Дверь вернулась на место.
    - Ага, люк на механике, - с удовлетворением кивнула техничка.
    - Милина, показатели? – спросила Сэм.
    - Одди говорит, что давление по-прежнему очень низкое. Кислорода нет.
    - Как и силы тяжести. Мы по-прежнему болтаемся в невесомости.
    - Похоже, шлюпка полностью обесточена, не считая реанимационной камеры, - проговорила Пати. – Думаешь, есть кто-то живой?
    - Она может работать а автономном режиме несколько недель, а если сильно повезет, то и месяцев. Даже такое старье, - пожала плечами лингвистка. - Пойдем дальше, осмотримся.

    [​IMG]

    Осторожно пробираясь вглубь бота, спасательная команда осматривала каждый дюйм нового помещения. Кромешная темнота. Все панели мертвы. Лишь люки между переборками работают исправно. Видимо, лишь потому, что не запирались на электронные замки. Иначе им пришлось бы очень постараться, чтобы попасть внутрь.
    Пати вертела головой, освещая фонариком стены. И внезапно остановилась.
    - Что? – встрепенулась Саманта.
    - Подойди-ка. Ну или подплыви. Видишь? - девушка показала на стену. – Насколько я могу судить, переборки выкрашены серым. Но эти пятна… Они не похожи на узор. И на технические символы тоже. Или здесь летал начинающий художник…
    - Или это кровь, - мрачно заключила Саманта, касаясь пятен перчаткой. – Взяла пробирки?
    - Угу.
    - Возьми соскоб. Одди проверит.
    - Тебе не кажется, что крови тут многовато?
    - Ты анатомию изучала? – Пати отрицательно покачала головой. - Судя по характеру рисунка, здесь били фонтаны артериальной крови.
    - Резня? Еще одна? – простонала техничка.
    - В смысле «еще одна»?
    - Да это я так. Вспомнила кое-что.
    - Как мы с базы убегали?
    - Что? А. Ну да. С базы. Именно, - Сэм удивленно покосилась на подругу, но не стала ничего уточнять. Похоже, Пати вспомнила совсем другой момент. Интересно, какой. – Пойдем. Может, кому-то все-таки удалось спастись.
    Наконец в одном из помещений нашлось искомое. Камера действительно работала. Пусть и в аварийном режиме. Пати приближаться не рискнула, а Сэм все-таки заглянула в прозрачное окошко.
    - Человек.
    Техничка с облегчением выдохнула – пока лингвистка осторожно подходила к находке, девушка затаила дыхание.

    [​IMG]

    - Живой?
    - Без понятия. Стекло слишком грязное изнутри. Похоже, оно даже изнутри в крови.
    - Реанкамера должна очищать себя изнутри.
    - Возможно, она неисправна. Эти огоньки мигают в аварийном режиме.
    - Что будем делать?
    - Придется тащить ее с собой. Запихнуть парня в скафандр в вакууме, не убив его при этом – это надо постараться.
    Пати придвинулась к камере.
    - О, точно, бородатый. Выходит, мужик. Если живой, разбавим наш девичник.
    - Пати.
    - Что?
    - Ты уже к потенциальному трупу клеишься?
    - Да я ничего такого…
    - А то я тебя не знаю. Милина?
    - Да, капитан?
    - Понижайте давление в шлюзе и выпускайте воздух. Мы берем камеру с собой.
    - Поняла.
    - Ты глянь, какая серьезная стала. Прям не могу, - фыркнула Пати, опускаясь на пол, чтобы отсоединить камеру.
    - Да, просто ответственно подошла к заданию. В отличие от некоторых.
    - Кто бы говорил! Я-то никого не запугивала. Так, камеру придется отрезать от бота.
    - Она точно на автономном режиме?
    - Ты же видишь, что шлюпка мертвая. Блин, запугала ты меня своими вопросами. А вдруг нет? Теперь мне страхово.
    - Обрезай. Там разберемся.
    - Оке-е-ей, - техничка зашуршала инструментами. – Под твою ответственность, мать. Так-с, готово.
    Девушки осторожно подняли камеру в воздух. Она поддалась легко, словно только этого и ждала. Без силы притяжения «гроб» весил не больше пушинки, и вся опасность заключалась лишь во внезапном повреждении корпуса при неаккуратной доставке с борта на борт. Но обошлось.
    Затолкав капсулу в шлюз Одди, я судорожно выдохнула. Пати выглядела бледной и взъерошенной под пеленой стеклянного шлема. Очень хотелось снять его и провести рукой по лбу, смахивая капли пота, лезущие в глаза. Пусть нам и не было тяжело, но мы переживали за нашу находку. Пусть и не знали, жив ли наш гость.
    Створки шлюза захлопнулись.
    - Милина, Одди, можете поднимать давление и впускать кислород. Мы внутри.
    Даже сквозь стекло скафандров был слышен свист воздуха, наполняющего помещение. Сила тяжести тоже постепенно возвращалась. Пати, зазевавшись, рухнула на пол и обматерила Милину.

    [​IMG]

    - Готово, - ответила девушка, игнорируя ругань технички. – Система говорит, что дышать уже можно.
    - Отлично, - Сэм с облегчением стянула шлем и убрала с лица мокрые пряди волос. – Ну что, достаем?
    - Нам его тащить до медотсека придется. Давай снизим немножко силу тяжести. Помнишь, как с Ма…
    - Помню, - оборвала ее лингвистка. – Эй, Центр! Десант вызывает Центр.
    - Это вы мне? – удивилась Милина.
    - А кому еще? Снизьте до 0,5G.
    - Делаю, капитан.
    - А лучше до 0,3. Камеру с собой прихватим.
    Через десять минут стеклянный гроб стоял в медотсеке. Милина бросила свой пост в рубке и присоединились к остальным, сгорая от нетерпения посмотреть, что за принц внутри.
    Принц оказался бородатым мужчиной лет тридцати пяти-сорока. Глубоко посаженные глаза, запавшие еще сильнее из-за перенесенной болезни. Шрам, рассекающий правую бровь. Так сразу и не скажешь, принц или нищий – нижняя часть лица утопала в черной как смоль бороде. Зато он дышал.
    - Слава Богу! – воскликнула Пати. – Не зря горбатились с ним. А он еще и ничего такой…
    - Да, - с придыханием согласилась Милина, разглядывая бородача.
    - Господи, и ты туда же? – закатила глаза Сэм и придвинулась ближе. Нахмурилась. Подошла еще ближе. Вцепилась взглядом в черты лица, стиснув зубы.
    Где я могла его видеть?.. Похоже, давно это было. Память еще не подтолкнула меня в нужном направлении, а я уже скривилась от неприязни. Подсознание кричало, что встреча эта была не из приятных. Кто-то из ее конвоиров на Гаапте? Вроде нет. Их лица она точно не запомнила бы… Гаапт. Гаапт. Нет. Не может быть…
    Саманта отшатнулась от реанкамеры, натолкнувшись на стоящий позади столик со шприцами и инструментами.

    [​IMG]

    - Ты чего? – булькнула Пати. Милина тоже удивленно хлопнула ресницами.
    - Да так. Померещилось. Милли, мы им займемся, а ты пока наведайся в рубку. А то Одди на радостях от нашей успешной вылазки может расслабиться.
    Когда девушка вышла, лингвистка кивнула Пати:
    - Выключи комм.
    - Зачем? Что происходит?
    - Выключай, говорю.
    - Ладно, ладно. Только не психуй. Ну, так что не так с этим парнем?
    - Я его знаю.
    - Серьезно? И кто он?
    - Пират.
    - То-то я смотрю, видок у него колоритный.
    - Да подожди ты. Я тебе рассказывала про Гаапт.
    - Оу, - мгновенно поняла Пати. – Как там звали этого молодца? Стив, Стью, Сэнди…
    - Серж. И я не хочу видеть его на борту Одиссея.
    - И что ты предлагаешь? Запихнуть его обратно в камеру и отправить обратно?
    - Не обязательно его куда-то запихивать.
    - Ты шутишь? – уставилась на нее техничка, усмехнулась и покачала головой. – Это вряд ли. Мы его вылечим и отправим на все шесть сторон. Куда его душенька пожелает.
    - Вряд ли она у него есть. Пати, у нас будут проблемы. Из–за него я оказалась на Гаапте, из-за него попала в этот ад!
    - Ты же говорила, тебя Оливье сдал.
    - Да, сдал-то он. Но восстание начала эта мразь. Он спровоцировал местных, чтобы легче было устроить побег. Он использовал их и обрек на смерть! Всех! Я не потерплю его присутствие здесь, на моем корабле.

    [​IMG]

    - Ой, сделай одолжение, заткнись, а? – не выдержала Пати. – У тебя вокруг все виноватые, кроме тебя. Дед, Оливье, теперь этот мужик. Ты хоть раз задайся вопросом, а сама ты какая? Тебя кто заставил поддержать гааптян? Серж? Оливье? Дедушка? Кто заставил идти против Устава и приказа? Маршанн, мать твою, офицер! Он обязан был доложить о несоблюдении Устава и нарушении приказа командира. А наш гость в чем провинился? Ты нарушила все, что могла, до знакомства с ним. Так что не вякай. И не смей его даже пальцем тронуть.
    - У тебя что, уже встало на него?
    - Не твое дело!
    - Хватит! – пискнула Милина, вовремя почуявшая неладное и решившая вернуться. – Что вы сцепились, как киваны, делящие самца?
    - О, Милка! – растянула губы в искусственной улыбке Пати. – А давай-ка проголосуем. Итак, Сэм за то, чтобы выкинуть незнакомца по имени Серж, которого она имеет честь знать, наружу. Я – против.
    - Что-о-о? – побледнела ботаничка. – Как это – выкинуть?
    - Просто. Молча. И без затей. В ваккум. Без скафандра и реанкамеры.
    - То есть, убить его?
    - Именно!
    - Господи Иисусе, я тоже против!
    - Ну и хрен с вами, - буркнула Саманта.
    - Милка, поможешь мне с нашим пациентом. А ты уходи, - Пати посмотрела на лингвистку. – Покиньте медотсек, капитан.
    Сэм с каменным лицом молча развернулась и вышла из помещения. Милина настороженно посмотрела на Сержа и обратилась к Пати:
    - Что ей сделал этот парень?
    - Какая разница?
    - Ну, она, похоже, его ненавидит.
    - Это не ненависть, - покачала головой Пати. – Это ярость, которой она пытается заменить боль. И ищет, на кого бы ее выплеснуть. Она все еще скучает по Максу.
    - Тогда могла бы с ней помягче…

    [​IMG]

    - Нет уж. Пусть наконец вытащит голову из задницы.
    Хотя, мне бы тоже это не помешало. Набраться бы храбрости, да и выложить ей все, как есть. И с чувством выполненного долга стать ее первой жертвой. Угу.
    Пати вздохнула и повернулась к терпеливо ожидающей ее решения Милине.
    - Ладно. Давай займемся нашим принцем.
     
    Ventrue, Мульти, Lanalely и 9 другим нравится это.
  18. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 20 апр 2018 | Сообщение #57
    45

    Точка отсчета побег. Двести одиннадцать дней вперед



    Капитан не должен так себя вести.
    Саманта полулежала в пилотном кресле, закрыв глаза. Молча. Надеясь, что Одди, не получив ответа, в конце концов отвяжется.
    Ты поступаешь безответственно. И антигуманно. Валиурцы никогда не допускают подобного поведения.
    Девушка по-прежнему молчала, не шевелясь. Когда-нибудь ведь ему надоест?

    [​IMG]

    Мы взяли на борт больного, изможденного человека. Ты спасла его, чтобы затем убить. Так нельзя.
    - Отвали, - не выдержала Сэм. - Я никого не убила.
    Но пыталась! Если бы не Пати…
    - Я блефовала.
    Мне можешь не врать. Я чувствую тебя и слышу твои мысли. Я знаю, что ты готова была выкинуть его в открытый космос.
    - Что ты от меня хочешь? – психанула лингвистка. – Чтобы я воспылала к нему нежными чувствами? Как там у фанатиков? Возлюби ближнего своего, как самого себя? Не будет этого. Я смирилась с его присутствием на корабле, но на первой же попавшейся планете мы его оставим. И чихать я хотела, есть ли там цивилизация.
    Одиссей промолчал, но она чувствовала его неодобрение. Он это, впрочем, и не скрывал. Пытался достучаться до ее совести и взыграть на чувстве вины. Ага, как же.

    [​IMG]

    Серж быстро шел на поправку, предоставленный заботам Пати и Милины. Девчонки тряслись над ним, как курицы над цыпленком. Отпаивали бульоном, который заботливо варила для него техничка, обмазывали с ног до головы целебными мазями и маслами, изготовленными ботаничкой. Саманта закатывала глаза, но молчала. Девушка допускала, что в день его появления на борту она вела себя как последняя сука, но сейчас-то не обращает на Сержа внимания. Так чего ж от нее надо Одиссею?
    Пират действительно выглядел неважно в их первую встречу. Реанкамера его шлюпки работала из рук вон плохо, и просто поддерживала в нем жизнь, не спеша приниматься за лечение ран. Судя по всему, мужчину здорово подрали какие-то звери. Пати нетерпеливо ждала момента, когда он очнется, чтобы узнать, что Серж забыл на доисторической шлюпке посреди беззвездного пространства, где на тысячи тысяч парсеков нет никакой жизни. Этот вопрос занимал и Саманту. Правда, она склонялась к неутешительным для ее команды выводам. Например, что его появление рядом с Одди – часть какой-то хитровыдолбанной комбинации. Уж больно все это подозрительно выглядело.
    Правда, очнувшись, пират мало что мог им поведать. В первую секунду, открыв глаза, он отшатнулся от Пати, с надеждой смотревшей на него, и схватил со стола ножницы, чем напугал Милину до полусмерти. Мужчина затравленно озирался по сторонам, тяжело дыша и выставив ненадежное оружие. Ботаничка испуганно забилась в угол, а Пати, нахмурившись, смотрела на него и молчала, скрестив руки на груди.
    - Вы кто? – наконец прохрипел он, видимо догадавшись, что убивать его не собираются.
    - Мы те, кто тебя спас, - ехидно заметила техничка. – Хотели бы твоей смерти, оставили на шлюпке медленно помирать в неисправной реанкамере.
    - Где вы меня подобрали? – с подозрением в серых глазах спросил он.
    - В войде Козерога. Где мы до сих пор болтаемся. И слово «подобрали» тут не уместно. Твой десантный модуль врезался в наш корабль. Наверное, при другом раскладе мы бы тебя так и не заметили, приняв твой бот за астероид. Слышь, чувак, расслабься уже. Мы тебе зла не желаем. Я – Пати. Эта испуганная мышка – Милина. Есть еще капитан. И все. Нас всего трое на борту.
    Не очень предусмотрительно, - подал голос Одди. – Вдруг у него родится план по захвату корабля.
    - И ты это ему позволишь? – с усмешкой подняла глаза к потолку Пати. Серж недоуменно вытаращился на нее.
    Нет, конечно. Просто… Осторожнее с ним. Вдруг Сэм не зря настаивала на его убийстве…
    - Как скажешь, - пожала плечами Пати. Посмотрела на встревоженного пациента и усмехнулась. – Кораблю ты не нравишься. Беспокоится, как бы ты чего не натворил.
    - Корабль? Он у вас что, живой?
    - А как же. Слышал о ммххууурах?
    - Конечно.
    - Тогда ты понимаешь, чем чревато твое плохое поведение на борту. Мы тебе зла не желаем, и ждем от тебя взаимности в этом вопросе.
    - Не волнуйтесь. Я не причиню вам неудобств. Потом… выкиньте меня на каком-нибудь обитаемом астероиде.
    - Капитан спит и видит, когда мы это сделаем, - хмыкнула Пати.
    - Почему?
    - Узнаешь… - с загадочным видом поведала техничка.
    Все-таки умела мисс Сун располагать к себе людей, особенно мужчин, и очень быстро Серж проникся к ней симпатией, безропотно позволяя перевязывать и ставить уколы с антибиотиками. Милина же вообще никогда и никому не внушала опасений, так что и ее он подпускал к себе без опаски.
    Через неделю ему разрешили передвигаться по кораблю, и состоялось знаменательное знакомство с капитаном. Сэм не рассчитала время и не успела вовремя слинять из кухни. Серж в компании Пати вошел в помещение, с интересом разглядывая стены и мебель, пока его глаза не наткнулись на враждебный серебристый взгляд. Он отшатнулся, едва не сбив с ног Рыжую.
    Валиурка?! Какого черта?! Куда я попал?
    - Это наш капитан, - кивнула на Саманту Пати.
    КАПИТАН?!
    Его лихорадочные мысли позабавили Сэм, снизив градус злости, вспыхнувшей, как только она его увидела.
    - У вас тут интернационал? – через силу пошутил мужчина.
    - Ты меня не помнишь? – скривилась в оскале лингвистка.
    - Нет. А должен?
    - Не знаю, - пожала плечами Саманта. – А вот я тебя помню.
    - Ты – одна из них?
    - О ком ты?
    Девушка попыталась забраться в его голову, но в мыслях был такой бардак, что она отбросила эту идею. Главное, что понятно – он напуган. И почему-то думает, что команда ммххууура настроена к нему враждебно. Причем эта мысль вспыхнула в нем, как только он увидел ее. Что валиурцы ему сделали, интересно?
    Пати красноречиво приподняла брови, одним глазом указывая на Сержа. Сэм намек поняла, и подхватив чашку, ретировалась с кухни, бросив напоследок:

    [​IMG]

    - Еще увидимся, пират.
    С тех пор он старательно избегал Саманту. Дни сменялись днями, Одди все так же бороздил просторы вечной тьмы, не рискуя высовывать нос к звездным системам. Жилых ярусов, пригодных для людей, было не много, поэтому Сэм и Серж умудрялись столкнуться в среднем раз десять в сутки, и то, если повезет. Бывало и чаще. Правда, девушка начала замечать, что ее команда тоже не стремится к общению с ней. Ее, любившую одиночество, это почему-то обижало. Неужели им настолько важно наличие на борту мужика, что они тут же бросились его обхаживать? Нет, с Пати все понятно. Но чем думает Милина? Неужели тем же самым, что и Рыжая?
    А Серж… Он был другим. Она помнила его по Гаапту, как жесткого, решительного человека, не гнушавшегося ради своих целей пройтись по головам. С хитрым блеском в глазах. Ехидной смешинкой в уголках губ. Сейчас же это была бледная тень прежнего мужчины. Когда они встречались, она ловила на себе его изучающий взгляд. Он напрягался, когда Пати к нему обращалась, кладя ладонь на плечо. Настороженно озирался, услышав подозрительный звук в переборках.
    Что-то с ним произошло там, на шлюпке. Или перед тем, как он в нее попал. Пати между делом обмолвилась, что на все попытки расспросить об этом, Серж замыкался в себе.
    И сейчас, сидя в пилотном кресле, Сэм ловила себя на мысли, что многое бы отдала за его историю. Наверное, порок любопытства живет в каждой женщине. А может, ее сердце начало смягчаться. Черт, да ведь он с одной стороны ее спас. Пусть и по своим соображениям. Но спас же. Иначе ее бы забили до смерти в лабиринтах шахты.
    Люк, вздохнув, с едва слышным лязгом ушел в сторону, и в рубку вошел не к ночи помянутый человек-загадка. Саманта тут же забыла о проклюнувшейся совести и подобралась, готовая к прыжку.
    - Что ты тут делаешь?

    [​IMG]

    - Исследую корабль, - равнодушно пожал плечами Серж, не глядя на нее.
    - Зачем? Кто тебе разрешил?
    - А я должен был спрашивать? – его серые глаза медленно повернулись к ней. – Пати сказала, что не против.
    - Она должна была тебя сопровождать.
    - Я хотел побыть один. Это что, военный корабль? Или я под арестом?
    - Нет, - неохотно ответила Саманта. – Ни то, ни другое.
    - Я понял, что я тебе не нравлюсь, – нахмурился Серж.
    - Еще бы ты мне нравится.
    - Объяснишь? – поднял брови мужчина. Он и правда ее не помнил. – Я все не пойму, отчего твое лицо кажется таким знакомым. Я не сталкивался с валиурцами, кроме того раза, и…
    - Гаапт, - растягивая губы в хищной улыбке, произнесла Сэм.
    - Гаапт? Понятия не имею, о чем ты, - сделал недоуменное лицо Серж.
    - Отрицаешь, что был на каторге?
    - С чего ты взяла, что я там был?
    - Пати не говорила, как меня зовут?
    - Нет… Черт, я действительно тебя знаю?
    - Когда-то меня звали Гертрудой Гроссман, - Саманта больше не могла говорить намеками. Ей до ужаса хотелось увидеть его реакцию. - А ты возглавил восстание гааптян.
    - Лингвистка?! – выдохнул он. – Не может быть. Черт… Как ты? Выходит, выжила? Как сумела сбежать?

    [​IMG]

    Он дернулся было, чтобы подойти, и по всей видимости, пожать ей руку, но Сэм, вскочив, отступила за кресло.
    - Даже не вздумай приближаться.
    - Почему? – он действительно не понимал, в чем причина ее агрессии.
    - Ты отморозок. Таких как ты надо давить, словно тараканов. Без жалости. Ненавижу.
    - Каких это - таких?
    - Пиратов. Вы опухоль на теле СПЕКТРа. И по-хорошему, правительству давно пора вас уничтожить.
    Его глаза потемнели, губы сжались в твердую линию. Вот оно! Он снова стал таким, каким она его помнила по Гаапту. Жестким, бескомпромиссным, целеустремленным.
    - То же самое мы думаем о вашей лингвистической шайке, - ухмыльнулся мужчина. – Мы режем людей, вы – чужих. И в чем разница?
    - Не смей сравнивать нас.
    - Почему же? – наигранно удивился он. – Чем вы лучше нас?
    - Вы, как гиены, тащите все, что плохо лежит. Мародеры, убийцы, насильники. А мы лишь сохраняем порядок в галактике.
    - Порядок? Ты, кажется, забыла, зачем тебя послали на Гаапт.
    - А ты, кажется, забыл первопричину моего появления там. Из-за тебя. Из-за тебя, ублюдок, я попала на каторгу!
    - Детка, я тут не причем, - развел руками Серж. – Тебе было дано задание, ты его не выполнила. В чем моя вина? Я разве мешал тебе наводить порядок на Гаапте? Я даже спас твою шкурку, когда стало слишком припекать. Разве ты забыла?
    Саманта молчала. И тут проснулся коммутатор.
    - Сэм, у вас все хорошо? – раздался голос Пати. Судя по интонации, она была взволнована. Услышала их беседу? – Саманта Корф, если ты переломала ему руки и ноги, я тебе этого никогда не прощу.
    - Это ты Саманта Корф? – злым шепотом спросил Серж, подходя ближе.
    Лингвистка молчала, чувствуя, как от напряжения сводит скулы.
    - Сэм – Сэмми – Саманта. Девчонка Корф, которую искал Ли Вонн. Так это ты? Как тесен мир, крошка… - он вдруг ухмыльнулся, с таким мерзким выражением глаз, что у Сэм неприятно засосало под ложечкой. - Удивительно. Ты так ненавидишь пиратов. И тем не менее, служила под началом одного из нас. И влюбилась в другого…
    - Что ты несешь? – не поняла Саманта.
    - Так ты не знала, что Вонн – пират? О, детка, какое упущение. И твой сладкий милый Ульфенок – тоже.
    - Заткнись, - сердце пропустило пару ударов.
    - Ты правда не знала? Мы когда-то были в одной команде. Вонн был и моим капитаном. Потом я решил, что хочу свой собственный корабль. А Линдквист остался с ним. Служил ему верой и правдой пятнадцать лет. Грабил корабли. Убивал…
    - Закрой пасть, - в голове почему-то зашумело.
    - … зачищал пассажирские лайнеры под ноль…
    - Я сказала – заткнись! – стилет сам по себе скользнул в ладонь, и Сэм, уже и не пытаясь стряхнуть с глаз кровавую пелену, наклонила голову, тяжело дыша.
    - А знаешь, что самое смешное? Он у нас числился заправским дон жуаном. Бабы на него делали стойку, как только мы высаживались на планетах. И я точно знаю, такие дохленькие блонди, как ты – не в его вкусе. Или ты для него – кусок экзотики? Лингвистка, все-таки…
    Что, прям как Оливье?..

    [​IMG]

    Это была последняя осознанная мысль Саманты. В следующую секунду она, забыв про стилет, кинулась на Сержа, пытаясь ребром ладони раздробить его кадык. Пират, не будь дураком, успел поставить блок. Но это его не спасло – лингвистка двигалась слишком быстро, нанося удар за ударом. Вот ее кулак летит ему в лицо, он успевает подставить локоть, но в следующий момент другая ее растопыренная ладонь врезалась в его солнечное сплетение. Серж рухнул на пол, от удара выпустив из легких весь воздух, а Саманта полетела на него и вцепилась в горло. Пират попытался оторвать ее руки от своей шеи, но безуспешно – ярость придала и так неслабой лингвистке сил, намного превосходящих его собственные.
    - Твою мать! – завопил кто-то над ухом мужчины, в бессильной попытке оттащить Саманту. – Одди, задери тебя кивана, какого черта ты молчишь? Тут у нас смертоубийство, а ты ни сном ни духом!
    Я сейчас, сейчас! – спохватился Одиссей.
    Лингвистка вдруг дернулась и застыла. Ее ладони по-прежнему с силой сжимали шею Сержа, но теперь с помощью Пати и нарисовавшейся тут же перепуганной Милине ее удалось отцепить от мужчины. Пират с трудом поднялся на ноги и зашелся в кашле, силясь вдохнуть воздух помятым горлом.
    Я обездвижил ее, но надолго меня не хватит, - сообщил корабль.
    - Вот же психопатка… - прохрипел Серж, со злобой косясь на валиурийку.
    - Я с тебя кожу сниму, выпотрошу и набью дерьмом, - оскалилась Сэм, медленно поднимаясь с пола. Ментальный заряд Одди, остановивший ее, начал ослабевать.
    - Выметайся отсюда! – повернулась к Сержу техничка. – Мы ее надолго не удержим.
    - Какого дьявола она на меня кинулась? – возмутился Серж. – А как же их хваленный гребанный Кодекс?
    - У нее с ним проблемы. Ты будешь не первым человеческим трупом в ее коллекции.
    Долго упрашивать его не пришлось. Чертыхаясь и смахивая кровь с рассеченного лба, он ретировался из рубки, слушая, как за спиной рычит капитан.


    ***​
    Пати наконец добрела до кают-компании и устало рухнула на диван. Руки отваливались.
    - А ты сильна, подруга, - под нос пробормотала она, откидываясь на спинку.

    [​IMG]

    Пришлось вколоть Саманте успокоительное. Она так бесновалась, что Милина грешным делом заикнулась, что тут нужен экзорцист.
    Этот кретин послужил катализатором срыва. Она слышала их диалог. Серж даже не пытался избежать предсказуемой концовки. Если бы не Одди, валялся бы сейчас посреди рубки с раздавленным горлом.
    Макса нет. Ульфа на планете «не оказалось». К деду не вернуться. Будущего нет. Есть только глупая ботаничка, сама Пати и корабль-подросток, иногда доводящий всех до белого каления. Странно, что Сэм так долго держалась. Может, если бы они не подобрали этого идиота, ее ярость, так и не выплеснувшись наружу, сожгла лингвистку изнутри.
    Пати понимала подругу. Более чем. Понимала и ни в коей мере не осуждала. Неудивительно, что Сержу досталось. За такой монолог наверное Пати на ее месте тоже ему по носу съездила. И теперь, в довершение, ей предстоит услышать что-то очень нехорошее.
    - Господи. Я не могу. Должна рассказать, но не могу. Как выбрать подходящий момент?..
    Пати, что случилось?
    Проклятье. Ее нытье услышал корабль.
    - Разве ты не должен присматривать за Самантой?
    Она заснула.
    - Наконец-то. Мы ей вкололи дозу, способную уложить стаю иглоплювов. Ее вообще что-нибудь берет?
    Не забывай о метаболизме валиурцев. Что ты скрываешь от нас?
    – Не от вас, - вздохнула Пати. - От нее.
    Я давно понял – тебя что-то беспокоит. Это связано с Буурхом? Сэм утешает себя мыслью, что у тебя просто шок после травмы и погони, но я-то вижу, что причина в другом. Ты спать перестала. И шутить. Рано или поздно ты сломаешься, и Сэм прочитает твои мысли. Что тогда случится?
    - Она убьет меня, - Пати пожала плечами. – Даже не раздумывая.
    Поделись со мной. Станет легче. А потом мы придумаем, как рассказать ей.
    - Обещай, что не проболтаешься, пока я не буду готова.
    Хорошо.
    - Ульф, похоже, мертв.
    Тот, за которым ты летала на Буурх?
    - Да. Я сначала решила, что это совпадение. Но старичок-директор назвал и фамилию, и вспомнил, что Ульф служил на флоте. Что был десантником.
    Проходивший мимо комнаты Серж, услышав знакомое имя, насторожился.
    Ты уверена, что он мертв?
    - В том-то и дело, что нет. Там была заварушка. На дом, в котором жил Линдквист, напали солдаты. Старик утверждает, что их гвардия тут не при чем. Будто кто-то прошляпил отряд наемников в космопорту. Или получил жирную взятку, закрыв глаза на толпу вооруженных мужиков. Все, кто был в отряде, тоже погибли. А Ульфа и человека, у которого он жил, опознали лишь по одежде. Ты понимаешь? Анализ ДНК не проводился – говорят, нечего изучать. Тела хорошо поджарились.
    А одежда – нет? Это странно. Ткань горит и плавится лучше, чем человеческая плоть.
    - Ты прав. Ты конечно же прав. Меня это насторожило. Но с другой стороны… А что, если Ульф все-таки погиб? Я ни в чем не уверена. И не могу рассказать об этом Саманте. Не хочу ни давать ложную надежду, ни убивать ее. Не сейчас, после того, что случилось с Максом. Она либо убьет всех нас к чертям, либо сама выпрыгнет из шлюза. Ни того, ни другого исхода я не хочу. Одди, у меня сердце разрывается, когда я смотрю в ее потухшие глаза. Как я могу сказать ей о Линдквисте?
    Но и хранить в себе ты тоже не можешь.
    - Да, черт возьми! Не могу. Меня это знание убивает. Хорошо хоть, с тобой вот поделилась… - слезы, до этого собиравшиеся в уголках глаз, хлынули наружу.
    Никто и никогда не видел Пати плачущей. Одди, не зная, что сказать, подавленно замолчал. Серж, смутившись, что застал ее в таком состоянии, и остановился, не зная, что предпринять: свалить по-тихому или попытаться успокоить. Но девушка его услышала. Резко вскинула голову, торопливо стирая со щек следы недавней слабости.

    [​IMG]

    - Чего ты тут вынюхиваешь? – набросилась она на него.
    - Не сидится в каюте. Ты как?
    - Нормально, - отрезала Пати, отворачиваясь.
    - Кстати, спасибо, - неловко улыбнулся он, запуская пальцы в волосы на затылке. - Баба спасла меня от другой бабы. Позор.
    - Баба у тебя в штанах, придурок, - Пати, забыв о недавней истерике, развернулась к нему и сложила руки на груди. - Какого черта ты злил ее?
    - Да терпеть не могу таких как она, мнящих себя чистенькими. Мол, мы не достойны даже пыль с сапог лингвистов слизывать. А сама-то хороша. Небось уже имеет личное кладбище.
    - Ты сам вел себя, как мудак. На ее месте я б тоже тебя пришила. Не доставай ее. Она недавно потеряла очень близкого человека. Она – лингвист. У которого нет Кодекса. Ты же понимаешь, что это значит?
    - Да. Убийца экстра-класса без тормозов. Я тут краем уха слыхал, что ты уже не первый раз спасаешь мою шкуру.
    - Когда-нибудь я отрежу этой болтушке язык, - прошипела Пати.
    - Спасибо тебе, что ли… - словно нехотя выдавил из себя мужчина и тут же сменил тему. - Я тут невольно подслушал твой разговор с кораблем. Ты думаешь, что Линдквист мертв?
    - Кстати о нем. Что за хрень ты молол в рубке? Я жила с Ульфом бок о бок несколько лет. Он вовсе не монстр.
    - Нет, конечно. Я просто хотел вывести из себя Ее Высочество. Да, мы не ангелы. Но и не режем гражданских направо и налево. С живых сподручнее стрясти деньги, и не единожды.
    - Теперь, когда она думает, что Ульф – такой же головорез как и ты, мне возможно будет проще донести до нее плохие новости.
    - Лучше подождать. После нашей милой беседы она может опять… э… вспылить. Немного.
    - Ты ее боишься? – хмыкнула Пати.

    [​IMG]

    - Скажем так – не знаю, чего еще от нее ожидать. А ты?
    - Немножко, - подумав, ответила девушка, и они рассмеялись. – Ее только Ульф, по-моему, и мог контролировать. Не считая момента, конечно, когда она вливала в него кровь иглоплюва.
    - Шутишь?
    - Господи, нет! – хохотнула техничка. - Ты бы видел ее на Пандоре.
    - Хм, Ли Вонн рассказывал о планете, кишащей этими тварями. Но без подробностей.
    - Меня там тоже не было. Уж не знаю, к сожалению, или к счастью. Но Милина была очень словоохотлива, и в красках расписала все, что там произошло. Включая подвиги Сэм.
    - Расскажи.
    - Сначала мне нужно выпить.
    - Я б тоже не отказался. Денек выдался тяжелый.
    - И кто в этом виноват?
    - Вот уж точно не я…
     
    Последнее редактирование: 20 апр 2018
    Fierce, Ventrue, Мульти и 8 другим нравится это.
  19. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 20 апр 2018 | Сообщение #58
    ***​


    За неимением своей личной жизни я вдруг поняла, как интересно наблюдать за чужой. Кроме тех случаев, когда одна из сторон намечающейся пары вызывает у тебя отвращение.
    Я почти смирилась с двухмесячным присутствием Сержа на борту Одди. Мы заключили что-то вроде перемирия, после того, как он признался, что все, сказанное об Ульфе, было сплошным преувеличенным враньем с целью меня задеть. И наверное, заткнуть. А я тоже поняла, что в общем-то, сорвалась на него без причины. Пати в тот раз оказалась права – я действительно порой склонна винить во всех своих неудачах других людей. Боюсь, я даже смерть Максима приписала на счет Сержа, хотя он тут вообще никаким боком не причастен.
    Плохая из меня валиурийка. Где хваленный пацифизм? Любовь и уважение ко всему живому? Наоборот, чужая кровь сделала меня жестокой и неумолимой, а гибель единственного, кто свято верил в мою непогрешимость, лишь усугубила агрессию. Какой, к хренам, из меня капитан? Не зря Милина отказывалась признавать мой новый статус.
    Но сильнее, чем Пати, на меня повлиял Одиссей. Каждый день, каждый час он ныл, брюзжал и канючил по поводу того, что я ужасный капитан и человек. Что нужно стать терпимее. Что мы – одна семья, и в каждой семье не без урода, и надо этого урода принимать таким, какой он есть. Да. С легкой руки/крыла Одди мы приняли Сержа в семью. Уж не знаю, чем эта пиратская морда сумела внушить кораблю такую симпатию, но факт остается фактом. Ммххууур признал его своим в доску парнем.

    [​IMG]

    Странно, но я всегда думала что Пати проявит инициативу сразу же. Она была его сиделкой, медсестрой и защитницей, и зная ее темперамент, я не сомневалась, что вскоре она прижмет Сержа к стенке и стащит с него штаны. Но подруга и правда изменилась. И эти изменения стали проявляться после ее поездки на Буурх. Да, она проводила много времени с Сержем. Они вместе дежурили на кухне, вместе тусовались в кают-компании, смеялись, болтали, копались в «Лейле», пытаясь ее реанимировать. Но благодаря Одди я знала, что по ночам они расходятся по разным каютам. Этот мелкий извращенец не упустил бы возможности подсмотреть и доложить мне. Почему-то его очень интересовало личное женское счастье каждой из нас. Иногда я сомневалась в правильности данного ему имени. Может, ему стоило зваться не Одиссеем, а, например, Одрианой. Или какой-нибудь Омелией. Оливия – тоже неплохое женское имя.
    Я – самец! – рявкнул в голове обиженный голос.
    - Ну-да, ну-да.
    Просто, как глава семьи, я переживаю за ваше душевное состояние. Вы плохо влияете на меня, когда не удовлетворены…
    - Вообще зашибись. Это с какого перепугу ты теперь глава семьи?
    Ты меня понимаешь, - смутился корабль.
    - Нет. И требую объяснений. Что еще за удовлетворение?..
    Нуу, которое у вас связано с продолжением рода…
    - Одди, что ты несешь вообще?!
    Такие диалоги между Сэм и Одди давно стали будничными, каплей веселья, разбавляющей тухлое болото однообразия. Милина вовсю штудировала книги, перечитанные не один раз. Саманта слонялась по ярусам, пытаясь найти для себя занятие. А Серж и Пати мило проводили время в обществе друг друга. Саманта ощущала симпатию, которую они чувствовали, но ее подруга почему-то спускала все на тормозах.
    Меня даже начинало это беспокоить. Я видела, что Серж к ней явно расположен, но она почему-то делала вид, что ничего не замечает. Может, боялась причинить боль мне? Хотя две недели назад я дала ей ясно понять, что ничего не имею против. Не то, что я могла бы запретить им крутить роман на борту своего корабля (который тут главный, оказывается, ага). Хотя, по факту, могла бы, но это слишком глупо. Нет. Ну и объяснила ей, что не буду кривить морду лица при виде их сплетенных рук или поцелуев украдкой. Пати лишь пожала плечами и равнодушно буркнула что-то под нос. И мне стало страшно – ее подменили на Буурхе, не иначе. Это не моя мисс Сун, вечно и всегда готовая к любовным приключениям. Нет, вместо нее прислали какого-то холодного киборга, обтянутого искусственной кожей. Подделку с точно такими же карими глазами. Другого объяснения я просто не находила.

    [​IMG]

    И единственное, что я сделала – стала наблюдать за подругой еще тщательнее. Я ходила за ней тенью, и пару раз ловила в ее мыслях желание прибить меня гаечным ключом.



    ***

    Пати не знала, куда деваться от назойливого внимания подруги. Чем сильнее она пыталась скрыть то, что узнала на Буурхе, тем яростнее Сэм пыталась докопаться, что с ней не так.
    Правду знали трое: она сама, Серж и Одди. Короче говоря, лишь Саманта (Милину действительно никто всерьез не воспринимал) оставалась в неведении. И недоумевала, почему ж Пати все еще не прыгнула в койку к Сержу. И возможно, это произошло бы гораздо раньше, если бы не тайна, довлеющая над ней.
    Я ужасно боялась, что Сэм окончательно потеряет рассудок. Ее припадок, во время которого она чуть не убила нашего болезного пирата, напугал меня до чертиков. Иглоплюв знает, где я нашла в себе смелость и силы остановить ее – способностей Одиссея оказалось недостаточно. Я не обвиняла и не судила – ей многое пришлось пережить. Собственно, от той боевой девчонки, которая кромсала на спагетти медведей на Пандоре, ничего не осталось. Она пытается это побороть, но та мясницкая операция надломила ее. А смерть Макса и вовсе перебила хребет. Одди, конечно, клянется и божится, что в случае какой-либо неприятности с капитаном он нас с Милкой не бросит, но никто не знает, как корабль поведет себя на самом деле. Гай вон рехнулся от одного лишь зова валиурцев. А что будет с истинным ммххуууром, когда он станет свидетелем гибели своего друга-партнера? Страшно даже представить.
    Кроме того, я не знала, насколько правда то, что мне рассказал директор школы. Для чего вообще он посвящал меня в эти подробности? Тогда я, шокированная новостями, не подумала задаться этим вопросом. Зато теперь времени на это полно. Такое ощущение, что все это – громадная афера. Вот только чья? Ульфа или тех, кто стоял за нападением на него? И узнаем ли мы об этом?
    Врать Саманте не хотелось. И если рассказать ей все, как есть, она рванет на Буурх в поисках истины. И плевать ей на агентов Белины, засевших на планете. Она погибнет там, я уверена. Сдаваться живой она больше не намерена.

    [​IMG]

    Серж… Серж мне нравился. Невзирая на исповедь Саманты, приукрашенную детской обидой на всех и вся. Да и чего греха таить, я, в отличие от нее, прекрасно знала, кем был Ли Вонн. Я всегда собирала максимум информации о работодателе, прежде чем подписать контракт.
    Так уж повелось, что на фоне диктаторского общества СПЕКТРа то тут, то там вспыхивали крошечные искры несогласных с Правителями движений. Оппозиции. Слабенькие, ничем не связанные между собой, партии. В основном туда вступали потомки проигравшей стороны. Или те, кто считал, что Вековая Война – большущая акция, спланированная правительством.
    Эти люди считали, что политика Господина и Госпожи к добру не приведет. И пытались доказать это всеми возможными способами. Так и зародилось пиратство. Нет, банды, грабившие корабли и мелкие слабые колонии, не способные противостоять отморозкам, существовали всегда. Это же человечество. Всегда найдутся люди, желающие поживиться за счет других, а если при этом самим не надо трудиться в поте лица, зарабатывая на хлеб насущный – вообще шикардос.
    Я изучала историю. Даже в Темный период научного застоя, когда люди боялись высунуть нос дальше Марса, существовали пираты. В меньшем количестве, чем в более древние века, когда с ними никакого сладу не было, но все равно жили – не тужили.
    А представьте, насколько трудно, и я бы даже сказала – невозможно, контролировать Космический Океан? Естественно, вся эта шушера приподняла головы и расправила чахлые грудные клетки. Тут есть, где развернуться, решили они. И развернулись.
    Примечателен тот факт, что особенно серьезно они расплодились в процессе создания СПЕКТРа. То есть сразу после окончания Войны. И раз правительство это допустило, значит Войну не выиграл никто. Мы просрали светлое будущее с легкой руки толстосумов.
    Ли Вонн начинал техником. Неплохим. Но закончить космошколу он не мог – кончились деньги. (Я до сих пор задаюсь вопросом, как их смогли наскрести мои родители). Он раз за разом подавал документы и сдавал экзамены, пытаясь попасть на бесплатное отделение, пока его боссу не надоели учебные отпуска, и он не погнал Вонна с работы. Да видимо еще и «приукрасил» его характеристику – больше подающего надежды техника нигде не хотели принимать.
    Вонн тогда страшно обиделся. И угнал корабль. Пустился во все тяжкие. Я краем уха слышала о его подвигах, и знаю, что на капитанских руках немало крови. А потом кто-то из команды его сдал. Кто-то из новеньких, еще слабо верящих в девиз «Один за всех и все за одного». Но Белина, появившаяся с какого-то перепугу на судебном процессе, заметила ушлого капитана и одним махом свой белой рученьки отпустила ему все грехи. Ли получил индульгенцию. За это он должен был верой и правдой служить ей: находить нужных людей (иногда от них избавляться), искать новые формы жизни, для чего ему было позволено взять на борт лингвиста и ксенобиолога.
    Вот только она не знала, что Вонн отчего-то ненавидел ее. И боялся. Балансируя посередине между этих двух величин. Когда страх преобладал, он начинал выполнять ее поручения. А когда ненависть побеждала, искал способы ей нагадить. И нашел-таки. Вступил в одну из оппозиционных групп, на свой страх и риск поддерживающих Чужих. Там, правда, попадались и довольно радикальные маньяки, считающие, что право на жизнь есть у всех Чужих, даже у таких, как например, иглоплювы. Но Ли Вонна эти мелкие раздраи внутри группы не особо волновали.
    Как и нас всех. Остальных членов его экипажа. Мы просто выполняли свою часть работы. Я, например, исправно дневала в техническом отсеке, на корню предупреждая попытки Гая забаловать.
    Сержа я уже не застала. По словам Вонна, парень был слишком властным, и вскоре сам захотел стать царем и богом на собственном корабле. Иногда капитан Гая ругался, поминая его со словами «неблагодарный щенок». Как я поняла, Вонн вытащил парня с какой-то дыры, практически спас тому жизнь. А мальчишка не оценил, видите ли. Ну, не печалька ли?
    Ни Ульф, ни Руслан, дольше всех прослуживших у Ли Вонна, не говорили о Серже. Правда, оружейник, во время нашего романа, ревниво поведал мне, что капитан остро переживал уход своего «сыночка» в свободное плавание. Может и правда, считал его кем-то вроде непутевого отпрыска, хоть у них и была разница в возрасте не больше десяти лет. Потом всю заботу перенес на Ульфа, даже во время Пандоры беспокоясь о нем больше, чем о Саманте, которую он так долго искал. Об этом я тогда еще не знала.
    Да, Серж мне нравился. Он обладал дьявольским обаянием. Его хриплый голос и насмешливый взгляд меня с ума сводили. Но я до сих пор не могла ему простить слов, брошенных Саманте в порыве злости. То, что он говорил об Ульфе, было полной чушью. Он бы еще насильником его обозвал. Я понимаю, что наша капитан может и мертвого вывести из себя, а уж про то, как тяжело пирату оказаться на корабле, где заправляет баба, да еще и лнигвистка, и говорить нечего. Но все это – слабые оправдания. Да, наш капитан – девчонка, порой бешеная, но она – девчонка. А он повел себя как кусок дерьма.

    [​IMG]

    И я не могла отделаться от мысли, что мы его плохо знаем. И чем черт не шутит, вдруг Серж был тем, кто сдал Вонна властям?
    Несмотря на то, кем являлся капитан Гая, я его любила. Наверное, как отца. Пусть и весьма грешного местами. Мой приемный папа умер рано, когда я еще училась в школе, и мне всегда не хватало сильной воспитательной руки. Мужской. Вонн умел меня тормозить на поворотах. Больше никому я и не позволяла этого делать. Ну, разве что Саманте. Но это потому, что я тоже ее люблю и считаю кем-то вроде сводной сестры.
    Вот из-за чего мне так непонятны, а местами даже обидны, ее шумные попытки свести меня с нашим новым квартирантом. Словно в нее вселился Одиссей. Тот тоже не оставляет надежду, что все вокруг него найдут себе пару. Наивный маленький кораблик.

    Ничего я не наивный, и не маленький,
    - вмешался в ее рассуждения Одди. – Заканчивай хандрить. Я тут кое-что нашел. Жду вас всех в пилотной рубке.
    Пати, чертыхаясь на бестактного ммххууура, отставила чашку с жидким кофе (запасы продовольствия подходили к концу медленно, но верно), тяжело вздохнула и с трудом поднялась на ноги. Готовить волшебный «компот» на спирту она отказалась из-за Саманты – боялась, что капитан сопьется окончательно. Да и самой хотелось иметь трезвую голову в последнее время. Чтоб не проболтаться ненароком.
    Экипаж уже ждал в рубке, толпясь у иллюминатора. Далекие звезды Змееносца стали ощутимо ближе.
    - Одди нашел нам Эдем, - улыбнулась Милина.
    - Чего? – не поняла Пати.
    - Необитаемую планету с пригодной атмосферой, - объяснила Сэм. - Нам всем нужно размять ноги. А кое-кто, если захочет, может остаться там насовсем.
    - Спасибо, - фыркнул Серж. – Намек понят. Но я пожалуй предпочту зловещую капитаншу и всю вашу странную компанию.

    [​IMG]

    Я готов к прыжку. Если вы согласны на прогулку, - вмешался Одиссей.
    - Согласны! – воскликнула Милина. – Господи, даже если там метановая атмосфера, я все равно спущусь.
    - Может, хотя бы ее удастся там оставить? – тихонько шепнула Пати Саманте. Капитан шикнула на нее, но не смогла скрыть блеск едва сдерживаемого смешка в глазах.
     
    Fierce, Ventrue, Мульти и 7 другим нравится это.
  20. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 20 апр 2018 | Сообщение #59
    ***​



    - С ума сойти, - протянула Пати, глядя в иллюминатор. Ее рука застыла на полпути в рукав скафандра.
    Впереди висело спелое зеленое «яблоко», украшенное «сливками» серебристых облаков.
    - На Ваал-ра похожа, правда? – тихонько подошла Милина.
    - Азота и диоксида углерода многовато, но мы же там не жить собираемся, - сообщила Сэм. – Дышать будет тяжеловато, но в первые несколько часов – вполне комфортно. Есть вода в жидком состоянии. Температура десять градусов выше нуля по Цельсию.
    - Маловато. Не позагораешь, – хмыкнула техничка.
    Радиоактивность звезды выше нормы. Атмосфера слишком тонкая, чтобы защитить планету. Я бы не рекомендовал снимать скафандры.
    - Ну здрасьте. И в чем тогда кайф? – поникла Пати. – Какой уровень излучения?
    Около 0,3 Грея.
    - Не страшно, - отмахнулась Рыжая. – Зачем зря пугаешь? Вон Милина уже побледнела. Того и гляди, щас носом кровь пойдет со страху.
    - Вот еще, - фыркнула ботаничка, про себя, правда, решив, что уж она-то точно раздеваться на планете не собирается.
    Спустя полчаса экипаж Одиссея рассаживался внутри новенького десантного бота, чьи стены как внутри, так и снаружи все еще влажно поблескивали. Серж покосился на Милину, которая едва не падала с кресла под тяжестью гербарных папок и склянок для сбора образцов, и сел рядом с Пати.
    - Что это за хрень? – он указал техничке на бегущую по переборке тягучую струйку мутной грязно-зеленой жидкости, которая то стекала вниз, то останавливалась, кисельно дрожа.
    - Лимфа Одиссея. Шлюпка все еще в процессе перестройки. Она – плод живого организма. Продукт его жизнедеятельности, если хочешь.
    - То есть мы сейчас летим в большой куче дерьма нашего Одди?!
    - Скорее в пожертвованном нам кусочке его прямой кишки.
    - Фу, - скривился пират.
    - Что-то мне подсказывает, что ты видал вещи и похуже. Не строй из себя принцессу.
    - Может, я хотел вызывать у тебя сочувствие.
    - Для чего?
    - Чтобы ты меня утешила.

    [​IMG]
    - У тебя и своя утешалка имеется, - отрезала Пати, насупившись – заметила, как на них с интересом пялятся Сэм и Милина.
    - Ну вот, меня послали…
    - Да закройся уже. Входим в атмосферу.


    Планета встретила гостей шикарным бордовым закатом, разбавленным фиолетовыми и нежно-розовыми вкраплениями облаков. Вокруг посадочной поляны раскинулся сонм невысоких холмов, покрытых мягкой травой цвета индиго. Низина утопала в пылающем ярко-оранжевыми бутонами кустарнике. До Ваал-ра, Пандоры и Андрисе, этой дамочке, конечно, далеко, но после приевшегося вида внутренностей Одиссея экипаж был рад и этому.
    - Вот это благодать, - выдохнула, едва дыша, ботаничка.
    - Надеюсь, Одди не пропустил каких-нибудь злобных зверушек? – поинтересовалась Пати. – Я не готова к встрече с местным населением. А кстати, что с вредными микроорганизмами?
    - Крупных хищников нет. Опасной микроскопической дряни – тоже, - пересказала слова Одиссея Саманта.
    Этого было достаточно. Милина, повизгивая от восторга, словно ошалелый щенок, кинулась в кусты, а спустя полчаса вовсю ползала на карачках, собирая листья, корешки, лепестки цветов и прочие пестики-тычинки.
    Сэм, несмотря на запреты Одди, сняла шлем и с наслаждением втянула сладковатый терпкий аромат местных цветов.
    - Вкусный воздух, да? – Пати тоже освободилась от стеклянной «шапки» и закрыв глаза, подставила лицо прохладному ветру. – Голова кружится…
    - Это от избытка углерода. Долго здесь находиться нельзя.
    - Попробуй сказать это Милке. Вон как носится со своими цветуечками… - фразу техничка закончить не успела – ее прервал душераздирающий вопль Милины. С соседнего холма вспорхнуло десятка два маленьких существ, отдаленно напоминающих птиц. Саманта в два прыжка очутилась рядом, на ходу снимая лучевик с предохранителя, и нос к носу столкнулась с хозяином планеты. Ящер с маленькой головой и плотным туловищем, крепко стоял на толстых ногах, равнодушно пережевывая оранжевый цветок, упакованный в прозрачный пластиковый пакет. У его ног валялась перепуганная насмерть Милина, губы которой неудержимо тряслись. Спустя секунду к девчонкам присоединился встревоженный Серж.

    [​IMG]

    Рептилия (по крайней мере внешне) окинула ботаничку полным презрения взглядом, покачала головой и тяжко вздохнув, потопала обратно в заросли кустарника.
    - Ма-ма-ма-мо-мочки, - проблеяла Милли, с помощью Сэм вставая на колени. Подняться полностью она категорически отказывалась – ноги дрожали.
    - Он же травоядный, дуреха, - хмыкнула Пати, оправившись от испуга.
    - А я откуда это знала? Присниться мне это должно было, что ли? Может, он не в курсе, что травоядный, – огрызнулась пришедшая в себя Милина. – Он мой гербарий сжевал, сволочь!
    - Главное, что не твою пустую башку. Ты перепугала всю живность. А может, кто покрупнее, наоборот, решит посмотреть, не вкусный ли ужин тут голосит. Что-то передумала я купаться…
    - Но посмотреть, кто водится в этих озерах ведь можно? Вдруг получится разнообразить наш ужин, - заметил Серж.
    - Хочешь заняться инопланетной рыбалкой? С чего взял, что подводная братва окажется съедобной?
    - Одиссей ведь сможет это проверить?
    - Наверное, - пожала плечами Сэм, опуская оружие.
    - Я тут уже нашел кое-что, - мужчина протянул руки. В пригоршнях лежали круглые белые камни, напоминающие птичьи яйца. – Подобрал, когда Милина вспугнула мелких птеродактилей.
    - Разве это были не птицы?
    - Что-то не заметил я у них перьев. Скорее ящерицы с кожистыми крыльями, как у летучих мышей.
    - О, так здесь у нас парк Юрского периода! – восхитилась Пати.
    - Что? – не поняла Милина.
    - Кино такое, старинное. Ты бы поменьше в траве ковырялась, да побольше развлекалась. Это фильм о динозаврах.
    - На Либерсии женщинам запрещено смотреть развлекательные фильмы, - отрезала Милина.
    - Серьезно? – приподняла брови техничка. – Не жизнь у тебя была, а сплошное веселье.
    - Не то слово.
    Серж забрал у Пати подводную камеру, снабженную локатором, и отойдя к озеру, видневшемуся между холмами, опустился на колени. Милина и Пати, не рисковавшие больше бродить по зарослям в одиночку, поспешили к нему. Сэм осталась у кустарников, прислушиваясь к шороху насекомых и шелесту ветра в кустах.
    - Крупной живности не вижу, - сообщил пират. – Какие-то мелкие рыбешки…

    [​IMG]

    Пати рассеянно опустила руку в перчатке в воду, поводила там ладонью и повернулась к Сержу:
    - Стоит ли ловить их тогда?
    Дальнейшие события произошли буквально за несколько секунд. Вот под водой мелькнула огромная тень. Пати по-прежнему смотрит на мужчину и не видит, что к ее руке стремительно приближается хищная туша. Милина считает ворон, засмотревшись на облака. Саманта слишком далеко. А Серж не сразу понял, что изменилось в облике озера. А когда до него дошло… Времени на предупреждение уже не было. Рванув к девушке, он сбил ее с ног, вышибив из легких кислород. Тотчас же в сверкающих брызгах показалась зубастая морда рептилии. Нечто среднее между крокодилом и морским скатом. Задержись мужчина на долю секунды, и хищник бы позавтракал кистью технички. И это в лучшем случае. Но скорее всего, утянул бы ее под воду, где спокойно и без помех отведал бы новое блюдо.
    Хотя тварь надежду пока не теряла. И выскочила на берег, обдав валяющуюся у кромки озера пару водяным фонтаном. Милина визжала, как резанная. Саманта неслась к ним во весь опор, но хищник церемониться не стал. Серж, успев встать на колени, не нашел ничего лучшего, как попытаться оттолкнуть крокодила. Ха. Проще сдвинуть с места бронированный танк. Острые как бритва зубы клацнули у лица Пати. Девушка зажмурилась от ужаса, перестав дышать. Следующий бросок хищной морды планировал как минимум оторвать ее голову, но пират, недолго думая, решил сработать на опережение, и со всей силы ткнул кулаком в разверзнутую пасть, намереваясь если не разорвать глотку, то хотя бы повредить ее жесткими пластинами перчаток. Рука тут же ушла по локоть. Прочная ткань скафандра отчаянно сопротивлялась острым как бритва зубам, но надолго ее не хватило. Треск разрываемого материала совпал с острой болью, пронзившей руку мужчины – клыки рептилоида вспороли кожу и мышечную ткань, дойдя до кости. Но надо отдать должное пирату – невзирая на боль в предплечье, он изловчился достать из ножен стилет. Тварь удивленно чавкнула и завалилась на бок с торчащей из глаза рукоятки, не успев понять, почему ее обед прервали. Серж еле успел вытащить покореженную конечность из чудовищной глотки.
    - Все живы? – тихо спросила Саманта, склоняясь над ребятами. Серж, сжавший челюсти, чтобы не заорать от боли, кивнул. Пати тихо всхлипывала, по-прежнему не открывая глаз. Крокоскат успел выдрать из предплечья пирата приличный шмат мяса, а там где не выдрал, пропахал до лучевой кости. Милина тихонько завывала от ужаса, глядя, как лохмотья, в которые превратился рукав скафандра, заливает кровью. – Одди сегодня ой как получит…
    - Даже не сомневаюсь, - через силу усмехнулся Серж, с помощью лингвистки поднимаясь на ноги. Ревущая ботаничка возилась с Пати, которая после пережитого могла лишь ползти.
    - Уходим. Живо к модулю, - рявкнула капитан, таща на себе пирата. Девчонкам наказала идти перед ними, чтобы не отвлекаться и не оборачиваться лишний раз.

    [​IMG]

    В довершение праздника сверху на них ринулась стая миниатюрных птеродактилей, очевидно, решив отомстить за смерть водяного собрата. Или унюхав вкусный аромат чего-то нового и крайне аппетитного. К счастью, все успели одеть шлемы, а для их скафандров птичьи зубки оказались мелковаты. Саманта попыталась перекинуть ремень лучевика поближе к свободной руке, но твари не давали расслабиться ни на секунду, долбя по стеклу шлемов зубастыми клювами. Да и Серж, повисший безвольной тушей на ее плече, мешал.
    Из озера, тоже почуяв запах крови, потащились дружки крокоската. Пара особей решили не заморачиваться и угоститься своим незадачливым родственником. Остальные, поняв, что с ними делиться не собираются, бодро потопали за гостями.
    Сэм поняла, что летающие зубастики планируют задержать их до подхода водоплавающих товарищей. И тогда девушка попробовала повторить свой пандорский фокус.
    УЙДИТЕ!
    Ментальная волна ошеломила «птиц», и они рванули во все стороны, голося как умалишенные. Потом замерли, раскусив, что их надули. Крокоскаты же и не думали тормозить, дружным маршем шагая к шлюпке. Но гости уже успели добраться до нее сами.
    Саманта втолкнула внутрь девчонок, затем Сержа, и пальнув напоследок по разевающей пасти толпе из лучевика, скользнула следом. Задраив люки, стянула шлем с Пати и шлепнула ладонью по щеке.
    - Ну-ка, соберись, и садись за пульт управления. Хорош уже истерить. Ты же не Милли.
    Техничка нервно кивнула, облизнув пересохшие губы, и рухнула в кресло, нажимая на клавиши. Сэм занялась пиратом. Того трясло, как в лихорадке, зубы отбивали веселый танец с кастаньетами. И вовсе не от потери крови или болевого шока. Лингвистка видела, что рана не опасна для жизни. Значит, яд. Милина, встретившись с ней взглядом, кивнула, и достав аптечку, смочила ватный тампон жидкостью, сочившейся из стен бота. Затем приложила к руке скорчившегося на боку мужчины. После чего предплечье аккуратно перевязали.
    - Кровь это не очистит, но, возможно, остановит дальнейшее заражение. Одди рассказывал мне о чудесных свойствах своей лимфы. Нам, главное, успеть.
    - Знаю. В медотсеке есть все необходимое для очистки крови, - вот только не во всех случаях это работает…

    [​IMG]

    - Он выживет? – не оборачиваясь, тихо спросила Пати.
    - Да, - процедила Саманта. – Я не допущу больше никаких смертей на борту нашего корабля.
     
    Последнее редактирование: 20 апр 2018
    Fierce, Ventrue, Мульти и 8 другим нравится это.
  21. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    4.175
    Дата: 20 апр 2018 | Сообщение #60
    ***​


    Пати рассеянно вслушивалась в спор Саманты и Одиссея. Капитан вставляла ему по первое число за дезинформацию, едва не погубившую экипаж. Тот стоял на своем: все данные показывали, что на планете нет крупных и опасных животных. Сэм в ответ с сарказмом предложила в следующий раз искать хищников не только среди теплокровных.
    - Привет, - в кают-компанию бесшумно зашел Серж, отвлекая девушку от ленивого переругивания лингвистки с кораблем.
    - Эй, ты чего? Тебе же еще лежать нужно! – возмутилась техничка, вскакивая и помогая ему сесть на диван.
    - Отлежал себе задницу уже, - буркнул мужчина. – Надоело.
    - Мы теперь квиты, да? – улыбнувшись, спросила Пати. – Я спасла тебя от Саманты, ты меня – от водной кракозябры. Реакция у тебя хорошая. Почти как у Сэм. Жаль, что она находилась далеко в тот момент.
    - Ничего. Я же выжил. Рана уже не опасна. Остальное уже не важно.
    - Не ожидала, что ты прикроешь меня. Мы же для тебя – чужие. С какой стати рисковать ради нас?

    [​IMG]

    - С такой, что уже не чужие мы. Вы взяли меня в свою команду, а не выкинули в шлюз. Я, знаешь ли, ценю такие мелочи. Может и временно, но я стал частью вашего экипажа. Ну а спасать симпатичную тебе девушку – это вообще святое, - просто и без затей, без малейшего намека на флирт, произнес Серж.
    - Это надо отметить, - пряча улыбку, воодушевленно заявила Пати. – Будешь кофе?
    - Давай. Он правда у вас дерьмовый… Но на борту теперь, как я понимаю, сухой закон?
    - Ну да. Сэм подчистила все запасы алкоголя – ее теперь мало что берет.
    - Сваргань что-нибудь еще. У тебя неплохо получается. Ну, кроме кофе…
    - Нет уж. Когда капитан привыкнет обходиться без допинга, возможно и сварганю. Алкоголизм лечится воздержанием.
    - Эх… - печально вздохнул Серж, заставив Пати рассмеяться.
    - Ну что?
    - Я тоже малость алкоголик.
    - Ну-ну.
    Заварив плохонький кофе, техничка попыталась сгладить его вкус щедрой добавкой специй: корицы, молотого имбиря и кардамона. И видимо перестаралась – Серж, пригубив напиток, с видимым усилием глотнул, а затем, оставив чашку, произнес:
    - Вот же гадость! Решила меня отравить в благодарность за спасение твоей хорошенькой мордашки?
    - Для этого можно было просто посмотреть, как тебя скрутит яд той зверюги, - обиделась Пати. – Что поделать, готовлю, как могу. С запасами у нас сейчас туго.
    - И хорошо, что мы не стали пополнять их живностью с той милой планетки, - хмыкнул мужчина, со вздохом проглатывая еще одну порцию кофе, предварительно прополоскав им рот, видимо, привыкая к «специфическому вкусу». – Сдохли бы всей толпой.
    - Думаю, Одди бы нас предупредил…
    - Этот гад даже не сказал нам, что нас там ожидает аттракцион смерти. Может, он так технично решил от всех избавиться?
    - Не мели чепуху! – отмахнулась девушка. – Мы ему доверяем…
    Спасибо, Пати, - недовольно фыркнул Одиссей, отвлекшийся от Саманты. – Хоть кто-то мне верит. Если бы я захотел лишить себя вашего чудесного общества, господин пират, то пустил бы в вашу каюту ядовитый газ.
    - Ты видишь, да? – поднял брови Серж, обращаясь к Пати. – Он уже всерьез эту возможность рассматривал…
    - Да хорош уже… Одди, не обращай внимания, - в ответ ей прилетел ментальный кивок. А девушка решила сменить тему. - Вот я тогда перепугалась…
    - Я тоже.
    - Ты? Что-то незаметно было.
    - Да ладно, боятся все. Больше не хочу видеть подобные расправы с теми, кто мне… - он запнулся.
    - Кто тебе что? – с любопытством посмотрела на него Пати.
    - Дорог, - закончил он и отставив чашку, поцеловал ее.

    [​IMG]

    Его губы были сладкими и пахли корицей. Ну неплохой же кофе получился… Вначале ответив, я затем мягко отстранилась – вспомнила, что насторожило меня в его словах.
    - Больше не хочешь? А с кем еще подобное случилось?
    Серж тотчас отодвинулся от меня и уткнулся носом в чашку с кофе.
    - Брось, - я шутливо толкнула его в плечо. – Я никому не расскажу. Даже Сэм.
    - Да нечего тут скрывать. Я сбежал, постыдно поджав хвост, пока мою команду расчленяли и развешивали по стенам корабля.
    - Господи… Кто это был?
    - Не знаю. Точно не люди. Там было… несколько видов. И я не уверен, что они разумны. Вонн отговаривал меня, но мне до ужаса захотелось наведаться в Хогу, которой пугают детей.
    - Наведался?
    - Не успел. Нас сцапали у созвездия Змеи.
    - Ваш ИИ не заметил их, что ли?
    - Их корабль подавал сигналы бедствия. Наш компьютер показал, что почти все системы у пришельца неисправны. Мы решили помочь. Странно для пиратов, верно? Мы пристыковались. Команда у меня небольшая. Была. Одиннадцать человек. Со мной на мостике остался лишь второй пилот, остальные проникли на умирающий корабль.
    - И что произошло дальше?
    - Резня. По другому не назовешь. Скафандры моих ребят были снабжены камерами, поэтому мы с Киром все видели. Мы, выпучив глаза, смотрели, как экипаж застыл на месте, словно парализованный. Никто не пикнул и не сделал попытки к сопротивлению. Кир хотел было отправиться на выручку, но я не позволил – их было слишком много. У нападающих не было тяжелого вооружения. Лишь стилеты. Не как у лингвистов, конечно… И они поработали ими на славу. Особенно им нравились человеческие глаза, - Серж зажмурился, отгоняя страшное воспоминание. – А ребята молчали. Им причиняли немыслимую боль, а они – ни звука. Это страшно. Я… я не выдержал. И скомандовал отстыковку. Но мы не успели. Эти исчадия всей гурьбой полезли к нам на борт. И тогда мы рванули в десантный модуль, чтобы свалить через задний шлюз. Далеко убежать нам не дали. Пилот попал под их заморозку…
    Я молчала. Да и что тут скажешь? Я лишь положила голову ему на плечо и уткнулась лбом в шею.
    - Мне жаль.

    [​IMG]

    - До сих пор не верю, что удалось сбежать оттуда. Они… вначале они попытались заморозить и меня. Но не вышло. Я метался как чокнутый между этими монстрами, паля по их тушам лучевиком. Но казалось, плазма не может нанести им ощутимый вред. Первые секунды они меня ловили. Даже чирканули пару раз по телу ножиками, так, вскользь. А потом забили на меня. Их наверно больше занимали живые статуи, когда-то бывшие моей командой, податливые и молчаливые. А я… Я наверное казался какой-то ошибкой, сбоем в их безумной программе. И они по какой-то причине вычеркнули меня из списка смертников.
    - Думаю, тебя целенаправленно оставили в покое, - я вскинула голову, пораженная внезапной догадкой. - Чтобы ты выжил. И рассказал людям.
    - То есть на моей команде решили таким образом пропиариться?
    - Выходит, что так. Другой причины я не вижу. Как они выглядели?
    - Кошмарная пародия на людей. Среднего роста, нормальный пропорций, но… Вместо глаз – провалы в черепе, в которых елозит что-то грязно-зеленое. Какая-то слизь, живущая в глазницах своей жизнью. Она же покрывает местами и их кожу, как наросты.
    - Не знаю такую расу. Или эта какая-то мутация?
    - Там были не только люди. Флоксиане. Ирванцы. И валиурцы, - последнее слово он выделил и многозначительно посмотрел на меня.
    Я сглотнула ком, внезапно образовавшийся в горле. Это он намекает, что и Саманта в один прекрасный момент может стать такой?
    - И у всех них не было глаз?
    - Да, - кивнул мужчина. – Я вот думаю. Может именно поэтому они в первую очередь вырезали наши… Хотя несмотря на зеленых личинок, копошащихся в их головах, они видели прекрасно.
    - Или слышали. Может, они ориентировались на звук? Поэтому им так важно было обездвижить жертв? Вслепую за добычей особо не побегаешь.
    - Почему же я мог двигаться? – воскликнул он с яростью в голосе, словно сожалея о своем спасении.
    - Может, у тебя иммунитет, - как у Сэм на Цирцею. – И все же, тебя неплохо покромсали на пути к свободе.
    - Я не обращал внимания на раны и потерю крови. Я бежал. Просто и без затей. Закрылся в модульном отсеке и затем улетел на аварийной шлюпке. Кое-как, с трудом не отключившись, настроил автоматику, запихнулся в реанимационную камеру и отрубился.
    - Странно. Ты двигался. По какой-то им неизвестной причине ты не поддался их заморозке. Может, они и не планировали оставлять свидетелей. Но ты смылся. И выжил, вопреки всему.
    - Да. Повезло. Я знал, что мы на краю войда, где нет жизни, и всерьез решил, что сдохну. Да и реанкамера еле работала. А эти твари спокойно могли меня найти.
    - Видимо, они слишком увлеклись твоим экипажем.
    - Видимо…
    - Мать моя… Знай я эту историю раньше, первая бы воспротивилась твоему спасению. Мы ведь точно так же…
    - Теперь пусть меня хоть четвертуют, но ни к одному судну с подобным сигналом я не приближусь. Я вижу их всех в кошмарах. Почти каждую ночь. Я боюсь засыпать.
    Мурашки по коже. Хоть я и обещала молчать, но я должна пересказать эту жуткую историю Саманте. Мы не знаем, сколько и по какой траектории летел Серж на автопилоте. А что если… Что если мы сейчас летим как раз к этим монстрам? Лично мне хватило недавних крокоскатов. К тому же, эти звери хотя бы не умели парализовать своих жертв. Что может быть хуже?
    Но уйти мне не дали. Серж обнял меня с такой силой, словно мои плечи могли принести ему утешение.

    [​IMG]

    - Останься. Сейчас. Пожалуйста.
    Мелькнула шальная мысль, что вся эта история была рассказана с целью разжалобить и позволить залезть в трусы. Но я ее тут же отогнала – не такой должна быть прелюдия к сексу.
    Тем более никаких поползновений с его стороны и не было. Мы просто сидели, прижавшись друг к другу и молчали. Наконец, он снова подал голос.
    - Знаешь, то, что я говорил Саманте про Ульфа. Это я был таким. Не щадил никого, если нужно было зачистить свидетелей. Но это… То, что делают эти твари… Это за гранью. Такими пытками даже видавший виды отморозок из нашей братии побрезговал бы. Я попробую уснуть. Ты посидишь рядом?
    Я кивнула.
    Оставалось надеяться, что в этот раз кошмары обойдут его стороной.

     
    Fierce, Ventrue, Мульти и 9 другим нравится это.