TS3 Среда обитания - космос

Тема в разделе "Sims-сериалы и рассказы", создана пользователем СимКэт, 15 фев 2016.

  1. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    3.902
    Дата: 15 фев 2016 | Сообщение #1
    [​IMG]



    [​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG]

    [​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG]

    [​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG] [​IMG] [​IMG]

    Жанр: фантастика, триллер, драма
    Автор: СимКэт
    Фотограф: СимКэт
    Возрастные ограничения: 16+ (Некоторый материал сериала может быть неподходящим для детей до 16 лет)

    Саманта Корф – специалист по внеземным формам жизни. Лингвист, зоолог, конфликтолог и если необходимо, убийца. Катастрофа, случившаяся с ней в детстве, наградила ее сверхъестественной способностью. Но великий дар грозит превратиться в проклятие и обречь на одиночество.

    В гостях у Вдохновения

    Всем добрым людям, чьи творения я использовала во время съемок, низкий поклон и большая признательность.
    В сериале снимались:
    Саманта Корф - Дейдре Беньямин от AlgA
    Белина Айлин - Пенелопа от Лёлика
    Патрисия (Пати) Сун - Паола от Клюковки
    Максим Звонарев - Джейк от Я-права
    Серж - Джек Дэниэлс от Клюковки
    Оливье Маршанн - Эдвин Бритт от ihelen
    Готтфрид Гроссман - Мартин от Клюковки
    Влад Каховски - Чезаре от Лёлика
    Дитер Корф - Rover Land от Клюковки
    Абигайль Корф/Гроссман - Рене от Клюковки
    Милина Карлин - Франсин от Клюковки
    Герда Петерман - Гера от Лёлика
    Ли Вонн - Jun Seo Kim от Nemiga
    Мэттир Карлин - Шут от Лелика
    Ульф Линдквист - Дин Винчестер от pixelpixies
    Бриенна Хоффман - Настя от Лелика
    Жрец Сии-н Доо Кррихх - Сэм Винчестер от Лелика
    Остальные персонажи будут добавляться по ходу пьесы.

     
    Русская, MikkiMur, may_korn и 22 другим нравится это.
  2. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    3.902
    Дата: 17 май 2017 | Сообщение #21
    19

    Один год три месяца назад



    Мы редко ценим наши органы чувств, пока они пашут на нас без сбоев. А когда они вдруг заявляют об отпуске, или не приведи Космос, увольнении, остаемся раздавленными, пытаясь по крупицам собрать все, что осталось. И с этим жить. Не у всех получалось.
    Саманте легче, чем остальным незрячим. Она слышит человека даже на расстоянии. Но к сожалению, мебель и корабельные перегородки разговаривать с ней стесняются. Пару раз напоровшись лбом на препятствия, она зареклась бродить по Гаю и безропотно позволила Пати заточить себя в лазарете.
    Когда они летели на десантном модуле, поломанные, зализывающие раны, ей показалось, что она начинает видеть. Ан нет. Вот уж точно – показалось.
    После скрупулезного осмотра Сахир утешил ее, заявив о реакции зрачков на свет.

    [​IMG]

    - Это кортикальная слепота. Обычно причина – ишемия. В твоем случае скорей всего – нервное перенапряжение. Зрение вернется. Будем уколами баловаться.
    - Звучит многообещающе, - хмыкнула Саманта.
    Во время лечения она практически всегда спала. Иногда корабль читал ей вслух книги. Иногда пел. Пару раз забегала Пати с невеселыми новостями: Ли Вонн пришел в бешенство от неповиновения экипажа, и в придачу – корабля. Грозился уволить всех к чертям, а Гая отдать на переработку.
    Ты ведь понимаешь, что его угрозы обоснованы, и скорей всего реальны?
    Да. Я знаю его мысли относительно меня. Но я не мог поступить иначе.
    Вот вам, пожалуйста. Корабли и пауки человечнее человеков. Обалдеть.
    Так устроен мир. Мы не вправе с этим спорить.
    Саманта лишь фыркала в ответ. Она благодарна Гаю за спасение. И в то же время осуждала его за глупость.
    - А мы все летим с ним до ближайшего населенного пункта. Там он нас высаживает и делает ручкой, - поведала Рыжая. – Можно подумать, я против. Да я только рада избавиться от этого урода.
    - Он устроит тебе «райскую жизнь» – после увольнения не сможешь работать на кораблях.
    - Да и хрен с ними. Может, пришла пора ответить Дению Волопасу «да»?..
    - И ты думаешь, этот брак принесет тебе счастье?
    - Поживем-увидим. Ой, шутка про слепых. Прости.
    Но обидеться и удариться в панику по поводу слепоты Сэм не успела – благодаря лечению Сахира зрение начало улучшаться в ускоренном темпе. И через несколько дней она смогла навестить Ульфа. В отличие от нее, тот на поправку шел медленно. На Пандоре лингвистку заботило в первую очередь его отравление иглоплювским ядом, а вот тот факт, что одна из рук (живая) висит на лоскутах кожи, не особенно ее озаботил. От шока он не умер лишь благодаря боевому коктейлю, которым закинулся до высадки.

    [​IMG]

    Говорили они мало. Каждый молчал о чем-то своем, но Сэм казалось, что это «свое» стало теперь общим. Глядя на десантника, девушка вспоминала пустоту в душе, когда она решила – Ульфа они потеряли. И теперь, видя его живым и относительно невредимым (рука ж на месте все-таки), ощущала странное тепло, разливающееся где-то в области солнечного сплетения.
    А вообще, чем не повод гордиться собой? Выжили все? Все. Никто из их маленькой группки не отдан на съедение плюшевым пожирателям. Наверное, вот оно – счастье. Никогда она не чувствовала ничего подобного. В душе был свет. И легкость в сердце.
    Правда, все это дело омрачалось мыслями о слиянии. Сэм понимала – никому не нужно знать об этом. И боялась, что Гай, неровен час, проболтается Карлину. Тогда ей не миновать лаборатории Белины. Если только не успеет до встречи с Госпожой полоснуть себя по горлу.
    А еще существовал Ли Вонн. Саманта избегала его, боясь придушить при встрече. Но невыраженная ярость все копилась, и в конце концов нашла бы выход в неконтролируемой выходке. Например, в попытке выбросить капитана за борт. Хотя, не факт, что она выйдет из этой схватки победителем. Поэтому в один отнюдь не прекрасный корабельный вечер она решилась на откровенный разговор с Вонном.
    Нашелся сей черствый человек в кают-компании, употребляющий спирт в гордом одиночестве.

    [​IMG]

    - Спиваемся потихоньку? – хмыкнула Сэм, подходя ближе.
    - А тебе-то что? Стресс снимаю. Не люблю перемен. А тут всю команду надо менять к чертям.
    - Всю? Это кого же? Против приказа пошли лишь Пати и Мэттир. Или все, кто выжил на Пандоре, тоже нарушили какое-то негласное правило? Надо было отдаться иглоплювам и сдохнуть? Пожелать им приятного аппетита, пока они нас дожевывают?
    - Да! – рявкнул Вонн, подскакивая на стуле. – Из-за вас, идиотов, мне придется расстаться с кораблем! А я прикипел уже к мерзавцу…
    - Разве это обязательно? Мы никому не расскажем, даже чтобы насолить вам. Я не хочу, чтобы Гая переработали. Он нас спас.
    - Даже если я попрошу Карлина внести изменения в корабельный компьютер, хорошие технари Обители увидят вмешательство извне. А тот факт, что Гай вошел в верхние слои атмосферы планеты, находящейся на разработке, ничем не замажешь. Записи ведь остались. Ты же лингвистка. Понимаешь, чем это чревато. Кто знает, сколько инопланетной дряни, живущей в воздухе Пандоры, прилипло к его обшивке? Возможно, мы все уже необратимо заражены, и нас тоже поместят в карантин. Но в отличие от корабля, мы скорей всего выйдем из него живыми. Впрочем, я не собираюсь тянуть до Обители. Устроим аварию и спишем его где-нибудь на окраине СПЕКТРа.

    [​IMG]

    - Шикарно. А мы будем разносить заразу по всей галактике.
    - Да нет, конечно. Обратимся к какому-нибудь астероидному эскулапу. Но от Гая придется избавиться.
    - Жаль. Не увольняйте Пати и Карлина. Меня можете гнать вшивой метлой с корабля. Да и все равно мы не сработались. Я сойду на первой же планете. Но их не трогайте.
    - С чего бы?
    - С того. В противном случае я подам рапорт о нарушении вами капитанского Устава. А еще расскажу о том, чем вы на самом деле промышляете.
    - А не боишься, что выкину тебя в вакуум?
    - Нет. Кишка тонка.
    - Твои угрозы – пусты. Никуда ты ничего не подашь, Гертруда Гроссман. Давно хотел спросить, как поживает дед?
    Саманта посмотрела на капитана ничего не выражающим взглядом, хотя внутри все перевернулось. Сейчас бы присесть… и выпить…
    - Садись. Пей, - капитан, видать, тоже телепатирует на досуге. Ли Вонн налил в кружку местной бражки, очевидно Патиного производства, и придвинул к Саманте. – Мы квиты. Сдашь меня – в долгу не останусь.
    Девушка молча опустилась на стул и залпом проглотила предложенный напиток, даже не поморщившись.
    - Расслабься. Ты мне пока нужна. А увольнять ребят я и не собирался. Это я так, обиделся. Вот с Гаем расстанемся. Но не раньше чем через пол цикла.
    - А что будет через пол цикла? – каркнула Сэм.
    - Рапорт с личным присутствием. Я должен отчитаться перед ясными очами несравненной Белины Айлин.
    - Надеюсь, вы меня выкинете в космос задолго до этого счастливого мгновения.
    - И не надейся. Но о тебе она не узнает.

    [​IMG]

    - Капитан…Сэр… Какого черта? Вот сейчас вы сидите здесь, пьете со мной, ведете себя как личность. Человек, которого хочешь уважать, и подчиняться ему беспрекословно. Но вы бросили нас подыхать на Пандоре. Почему?
    Ли Вонн вздохнул, хотел рыкнуть в ответ, но передумал.
    - Я не мог рисковать остальными членами экипажа. Кого отправить вам на помощь? Техников, в жизни ничего тяжелее лучевика не державших? Врача, который больше ершится, чем реально действует? Руслана, без которого я запутаюсь в нашем ценном грузе?
    - Нам не нужна была армия солдат. Всего лишь другая шлюпка…
    - Да? Помнится, ты взывала о людях с оружием. Хорошо, отправил бы я брата Милины. Давай пофантазируем. Он приземляется. А дальше что? Иглоплювы разрывают десантный модуль на раз-два. И его тоже. А других шлюпок на Гае нет. Ты думаешь, я обрадовался этому факту? Хрен с тобой, у нас отношения не заладились с самого начала, хоть ты и полезное приобретение для корабля. Но остальные? Я дорожу Ульфом. Мне нравится эта дурочка, Милина. Оливье – талантливый пилот, хоть и заноза в заднице. Пер – бестолковый старый пень, но и к нему привязался. Но я ничего не мог поделать. Ни-че-го. Как только понял, что вас не спасти, напился в зюзю. И занюхал совесть пыльцой дракона.* Пати пыталась меня растолкать и призвать к человеколюбию. Но была послана. Как и ты.
    - То есть у нас не было шанса?
    - Ни малейшего.
    - Спасибо Гаю.
    - Спасибо-то спасибо… Только вот он подставил всех нас, и себя в придачу. Он вышел на орбиту. Для гибрида с ммххууром, еще и не самого удачного, это чревато страшными последствиями, уж ты-то знаешь.
    - Зато поступил как герой.
    - Ну, ордена ему не видать. Даже посмертно.

    [​IMG]

    В кают-компанию осторожно заглянул пошедший на поправку Ульф, за его широкой спиной возмущенно мелькнула красная шевелюра Пати.
    - Заходите, - приглашающе махнул им капитан. – Разговор есть.
    Пати, с выражением лица «подозреваю вас в убийстве детей», приближаться не стала, подперев собою дверь. Ульф, увидев мимолетное одобрение в глазах Сэм, подошел к столу.
    - Да, сэр?
    - Да не сэркайте. Какой я вам теперь сэр? Сун, Линдквист, вы освобождаетесь от увольнения. Если хотите – оставайтесь со мной. Правда, через пол цикла нам придется поменять корабль. Вы же понимаете, что Гая с нами уже не будет.
    - Вы только об этом Карлину не говорите, - буркнула Пати, плюхаясь в свободное кресло. – Он с ума сойдет.
    - Ничего, привыкнет. Остаетесь?
    - Почему нет? – пожал плечами Ульф. - С работой сейчас не густо.
    - Если больше не отдадите своих на съедение инопланетным монстрам, то останусь с вами, - с кислой миной заявила техничка. – Хотя, даже если пообещаете, каковы шансы?..
    - Ни малейших. На свой страх и риск.
    Почуяв чье-то мысленное ворчание, Сэм обернулась. В помещение вошел вечно недовольный жизнью Руслан.
    - Выжили из ума? При лингвистке болтаете?! – прошипел оружейник на ухо капитану, да только не рассчитал громкости. Упомянутой лингвисте даже телепатию использовать не пришлось.
    - А толку-то? – отмахнулся от него Ли Вонн. – Она – одна из этих психов.

    [​IMG]

    - Каких еще психов?
    - Пси-мутант. Она мысли читать умеет. И твои ее особенно радуют.
    Сибур покраснел. Сэм никогда не думала, что такой прожженный циник способен на проявление эмоций. И сейчас, копнув глубже, она заметила, что волнуется он отнюдь не по поводу их деятельности. О, это уже интересно…
    Пати метнула в сторону подруги взволнованный взгляд.
    Сэмми, я – молчок! Рот на замок. Не единым словом. Может поганец Оливье настучал?
    Линвгистка едва заметно кивнула, показывая, что знает и верит.
    - Значит, ты одна из ополчения? – робко поинтересовался Руслан. Как подменили мужика.
    - Какого еще к черту ополчения? Я против властей не пойду никогда, - отрезала Саманта.
    - Угу. Ибо она уже хлебнула, чем это чревато. Не так ли, Герти?
    - Тебя так Маршанн как-то назвал, помнится, - покосился на нее с подозрением Ульф.
    - Работать на вас вы меня не заставите, - она с вызовом уставилась на Ли Вонна. – Поставлять оружие чужим тварям, которые потом используют против нас… Это ненормально! Вы люди, или кто? Они чужды нам, у них совсем другой метаболизм. Черт, да у них даже мировоззрение рядом с нашим не стояло!
    - Ну не скажи. У иглоплювов, например, совсем человеческая кровь, - хмыкнул десантник.
    - Ой, ты хоть помолчи, - шикнула на него Пати.
    - А на Гаапте тебя чуждое мировоззрение и метаболизм не смутили, - невозмутимо произнес капитан. - И поставили над законом. Над Уставом Эриды. Тогда ты решила, что вправе выступить от имени чужих.
    Остальная троица, как по команде, повернули головы и уставились на Саманту. Ей бы сейчас тоже очаровательно залиться краской. Да только не обладала она таким полезным навыком.

    [​IMG]

    - Там была совсем другая ситуация…
    - Конечно. Когда дело касается тебя, все по-другому. Все правильно и уместно. Нельзя быть такой лицемерной, дорогая. И чтоб ты знала, я ничего не делаю для врагов человечества. Просто мы таковыми считаем разных существ. Например, я не стану помогать иглоплювам. Хотя как показывает практика, им ничья помощь не нужна, они и так справятся. Я снабжаю запрещенным товаром отдаленные колонии, которые страдают от нехватки жизненно необходимых вещей. И возможностей защитить себя и своих близких у них тоже нет. То, чем их одаривают с барского плеча, бесполезно даже против жовоня. Не говоря уж о хищниках покрупнее. СПЕКТР считает: отделились однажды – теперь сами по себе. И одновременно с этим запрещает вольным торговцам привозить туда грузы. Там даже наместники живут хуже любых соммерских бомжей.
    - На Соммере в принципе нет бомжей. Они б там не выжили, - против воли выскользнуло у Сэм.
    - Не суть. Ты поняла аналогию. Если колония не самодостаточна, ее проблемы. А чтобы выбить разрешение на металлургические заводы, надо вылезти из кожи, вывернуть ее наизнанку и влезть обратно. Основа не хочет, чтобы периферия шла вровень. С одной стороны, я могу их понять. Вопросы безопасности и все такое. Но с другой… Самодурство, не более. И нацизм чистой воды.
    - То есть с чужими вы дел не имеете?
    - Имеем, конечно, - кивнул озадаченной лингвистке Ли Вонн, и как ей показалось, кивнул с изощренным удовольствием каким-то. – Но лишь с теми, кто изо всех сил пытается выжить в человеческом мире. Эросу. Гаапту. Кроме того, есть еще ирванцы. Валиурцы. Уцелы. Флоксиане.
    - Почти все перечисленные вами расы – в прошлом. Их больше не существует.
    - Их пытались уничтожить. Но кое-кто выжил.
    - Ага. И вынашивает планы мести, которые вы сдабриваете подходящим настроем и бесплатным оружием.
    - Кто-то вынашивает, кто-то пытается выжить. Да, ирванцы настроены решительно. Но они не найдут поддержки среди других рас. Все слишком запуганы человечеством. И наши услуги далеко не бесплатны.
    - Короче, не хочу знать, кому вы там что продаете. Я уйду.
    - Вряд ли в другом месте ты будешь в большей безопасности.
    - В смысле?
    - Пока ты с нами, Белина до тебя не доберется.
    - На кой черт я ей сдалась?
    - Что ты знаешь о своем… эмм… даре?

    [​IMG]



    - А вот это я точно обсуждать не собираюсь, - раздраженная донельзя Саманта вскочила и попыталась улизнуть, но была грубо водворена на место ревом капитана.
    - Сесть, капрал. И не рыпаться. Ты – часть глобального проекта «Мухоловка». Даже не часть, ты – центр этого проекта. Единственный выживший образец «великого» эксперимента по скрещиванию человека и валиурца.
    - Что за бред вы несете? – рявкнула Сэм, подпрыгнув на стуле. – У меня вполне себе человеческие родители.
    - Я же не говорю, что ты – метиска. Тебе сделали пересадку гипофиза. Который был благополучно одолжен у некоего представителя древней расы.
    - Не может этого…
    - Молчать! – рыкнул Ли Вонн. – Я знаю, что говорю. Я давно ищу тебя по приказу исследовательского центра Белины.
    О нет. Нет, нет, нет…
    - Вот только отдавать ей тебя не собираюсь, не переживай. И естественно, когда увидел твое резюме, ухватился за тебя клещами. Ибо я знал, что Саманта Корф – это и есть маленькая девочка Гертруда Гроссман, попавшая много лет назад в метеоритный поток вместе с родителями.
    - Откуда вы узнали?.. – сердце с глупым уханьем сигануло в объятия желудка. Впрочем, у них давно плотные интимные отношения. Как только капитан назвал ее «догааптским» именем.
    - Птичка на хвосте принесла. Не важно. Если бы я тебя не искал, мог бы и прошляпить. Тогда ты бы спалилась, девочка. Ибо особо и не скрывала свое истинное я. Какого хрена ты снова потащилась в космос с поддельным чипом? Сидела бы на заднице ровно, печатала бумажки в офисе деда. Так нет… Мне, конечно, твой поступок только на руку, но твоя дурость впечатляет. О чем ты думала? Вернее, каким местом? Сомневаюсь, что новым гипофизом. Ты ходишь под счастливой звездой. Кто ж знал, что удачный опытный образец вдруг отдадут в «Эриду»? Насколько я знаю, попытки прибрать тебя к рукам совершались и раньше. Но ты им не далась. Затем решили, что ты не справишься с новыми способностями. И настроили тебя против вашего психомоделятора. Ну или как вы там их звали?.. Спровоцировали глюки тебе и парочке девчонок…

    [​IMG]

    - Профессор по психомоделированию, - побелевшими в секунду губами вытолкнула из себя Саманта.
    Второй Смит. Он же Дитер Вайнштаннер. Тот самый, кого она позволила сожрать соммерской фауне.
    - Сэм, ты как? – Пати обеспокоенно заглянула в ее глаза, поняла, что все плохо, и сунула в руки кружку спирта. Лингвистка на автопилоте поднесла ее ко рту, сделала глоток и даже не шелохнулась. – Поглядите-ка на нее. В спирте градусов шестьдесят, не меньше, а ей хоть бы хны. Может, по щекам отхлестать?
    Техничка потянулась к ее лицу, но была схвачена за запястье цепкими пальцами Саманты. Встретилась с ней взглядом и поняла, что ступор прошел – слишком много ненависти и злости было в этих радужках.
    - Я их убью. Всех. Вырежу.
    - Кого? – ласково поинтересовался Ли Вонн.
    - Я. Убила. Невиновного. Человека. Хорошего. Человека. Убила… - коротко взвыв, Саманта долбанула по столу кулаками. – Почему?
    - На этот вопрос тебе может ответить лишь госпожа Айлин. Впрочем, могу утешить – твоего настоящего имени она не знает. Ты значишься как опытный образец № 256183. Этот эксперимент проводился за ее спиной – ученые хотели сначала убедиться в положительном результате, прежде чем сообщать ей, иначе могли поплатиться головами. Белина не любит неудачников. Но она вот-вот получит все документы, касающиеся «Мухоловки». Если уже не получила. Это вопрос нескольких месяцев. Конечно, не факт что там будут твои настоящие данные, но я бы на такое везение не рассчитывал.
    - Так вот что за мухоловку мы искали все это время, - Руслан многозначительно посмотрел на Саманту. – А я все никак не мог от вас добиться, что это за вид оружия такой.
    - Оружие хорошее. Биологическое. И очень разрушительное, - хмыкнул Ли Вонн. – Когда в себя придет.

    [​IMG]

    Оружие в себя приходить не торопилось. Саманту тошнило. Желудок наконец опомнился и попытался отторгнуть плюхнувшееся в него спиртное. Новость, рухнувшая на нее, не давала дышать. Оказывается, Сэм всегда жила под дамокловым мечом. Она – всего лишь чей-то дурацкий эксперимент. И телепатия вовсе не от природы. В ней бушуют гормоны чужого. Подчиняют себе человеческое тело. Кем вообще ей теперь считаться? Валиуркой или человеком?
    - Получается, наша Сэмми – не совсем человек? – уточнила Пати.
    - Анатомию помнишь? Что такое гипофиз?
    - Ну…
    - Вот тебе и «ну». Гипофиз вырабатывает гормоны, влияет на обмен веществ и туеву кучу всего. Плюс он близко дружит с гипоталамусом. А это значит, что вся нервная система подчиняется чужим клеткам. А вместе с ними – и весь организм. Но, насколько я знаю, эксперимент не завершен. Нужно пересадить ей еще какую-то дрянь от валиурцев. Вот только тот подопытный давно отправился в свою Валгаллу. Или куда там. А я должен найти нового представителя этой расы.
    - Ее снова будут препарировать? – передернулся Ульф.
    - Да. Если поймают и поймут, кто она.
    - А для чего она нам? – уточнил Руслан. – Может, сбросим ее в какой-нибудь колонии, да и дело с концом?

    [​IMG]

    - А давайте вообще убьем, - парировал Ульф. – И никаких проблем. Ты че вообще несешь?
    - Ей же лучше будет, - попытался оправдаться оружейник.
    - Нам тоже нужны ммххууры. Которые откажутся помогать без валиурца. У нас теперь одна из них есть, правда недоделанная, но чем богаты, тем и рады.
    - Откуда вы знаете обо мне? – наконец очнулась Сэм и посмотрела на капитана. – Откуда знаете про аварию, про родителей? Даже я мало что помню!
    - Мне дали копию медкарты. Я не знаю, кто выяснил, что Гертруда Гроссман, ученица Эриды, и есть этот образец. Мне об этом просто сообщили. А когда ты сбежала с рудников Гаапта, тебя узнал один из твоих добрых знакомых. И сообщил, что лингвистка Саманта Корф, желающая работать на меня, и есть та самая бракованная убийца чужих, вступившаяся за гааптян.
    - Не Сержем ли зовется этот знакомый?
    - Возможно, - хмыкнул Вонн.
    Он самый, детка. И я знаю, что ты это слышишь. Но лучше не произноси его имя среди экипажа.
    - Значит, вы меня не отпустите?
    - Нет. Конечно, если захочешь – уйдешь, и я наверное не смогу тебя остановить. Но для твоего же блага лучше тебе остаться с нами. Я не отдам тебя Белине. И никто из экипажа этого не сделает.
    - Даже Оливье? – усмехнулась через силу Сэм.
    - Он знает только то, что я позволяю ему узнать. Милина и Карлин тоже не в курсе. Пати, надеюсь, твоя нимфомания не заставит тебя нашептать ему на ушко темной ночью обо всем этом?
    - Я ночью предпочитаю нимфоманить, а не болтать, - отмахнулась Пати. – Я знаю, чем это чревато, и Сэм не сдам. Хоть она и не человек.

    [​IMG]

    Не человек. Эти слова больно укололи в сердце. Я сжалась на стуле, пытаясь превратиться в невидимку. Капитан еще трепался о благородной миссии и о том, какой он молодец, но я больше не слушала. В своих бы мыслях разобраться. А это сложно.
    Не человек. Урод. Гибрид. Знал об этом дед? Скорее всего. Именно поэтому он упрятал меня на Ио. Боялся, что найдут и продолжат опыты. А лингвистка все-таки может себя защитить. Что я и доказала в возрасте тринадцати лет, когда на Эриду напали. Одна девочка погибла в этой заварушке, и теперь понятно, из-за кого.
    Не человек. Убийца чужих, призванный без жалости кромсать инопланетную плоть. Убийца с сочувствием к аборигенам. Дело вовсе не в телепатии. Вместе с частью мозга валиурца я получила их хваленое милосердие и пацифизм.
    Не человек. Чужая среди своих. Как теперь с этим жить? На нормальную семью после завершения карьеры теперь можно не надеяться. Да и не доживу я.
    Не человек. Как там говорила Ундина? Все дело в статусе… Хищник или жертва. А кто теперь я? Неведомая зверушка. Жертва, вечно всеми гонимая. Покоя мне не видать до смерти.
    Не человек. Пати смотрит на меня исподлобья. Вряд ли наша дружба продолжит существование. Инопланетян никто не любит. Эросиане – исключение. Они милые. И приносят удовольствие. Но никто из людей не похвастается близкой дружбой с эросианином. Зачем? Они рабы. Прислуга, у которой одна обязанность – дарить наслаждение. Дружить с ними? Фи, господа, что за глупости…
    Не человек. Мы не любим то, что отличается от нас. Впрочем, кто это «мы»? «Они». Я больше не имею права на это местоимение. Я никогда и ни с кем не смогу быть «мы». Только «я». Всегда.

    [​IMG]

    Саманта в конце концов оставила компанию обсудить последние новости, и отправилась в каюту. Там она, свернувшись клубочком на койке, долго смотрела в пустоту невидящим взором. Слез не было. Да и к чему реветь теперь? Она всегда знала, что не такая, как все. Телепаты и прочие психи – все-таки психи. Они уже не нормальные люди.
    Самое страшное – одиночество. И оно замаячило грозной тенью за ее плечом. Что ж, будем знакомы.
     
    Последнее редактирование: 18 май 2017
    Наташа, lynxrysya, MikkiMur и 11 другим нравится это.
  3. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    3.902
    Дата: 29 май 2017 | Сообщение #22
    20


    Один год и пятьдесят четыре дня назад. На борту Гая Музония Руфа


    Новый день настал, проснись и пой!
    - Я те щас спою, - буркнула кораблю Сэм, потягиваясь. Вылезать из-под одеяла не хотелось категорически. С тех пор, как месяц назад девушка узнала о себе много нового и интересного, каждый день казался пыткой.
    К ее немалому удивлению, одиночество ей вовсе не грозило. Отнюдь. Карлин и Милина пребывали в блаженном неведении, и от ботанички проходу не было. Та после Пандоры прониклась к лингвистке прям сестринской любовью. Руслан и Ульф тоже не избегали ее общества. С оружейником вообще произошли глобальные изменения, и каждый раз при виде ее кислой морды лица, его рот растягивался в глупой улыбке. Влюбился, что ли. Представитель отважной десантуры активно с ним соперничал. А вот Пати обходила ее стороной. Старалась как могла. На маленьком корабле это не всегда удавалось. Но Саманту этот факт не волновал. Не хочет – не надо. И только Ли Вонну все было по барабану.

    [​IMG]

    Больше всего ее заботили и мешали спокойно жить свои горькие думы. Наверное, так бы себя чувствовал белый сын белого господина, узнавший, что в его жилах течет кварта крови чернокожего, ибо папашка по молодости и глупости согрешил с хорошенькой рабыней. И вроде ты и не раб, но и не плантатор. И все твое наследство вместе с тростниковыми плантациями уйдет жадному кузену.
    Она напрягала память изо всех сил, пытаясь поймать в прошлом момент аварии и, затем, операции, но тщетно. Сэм отчетливо помнила ночь, когда начала «слышать» других людей. Прекрасно висел перед глазами момент гибели человеческой колонии на Андрисе. А все, что произошло до вышеупомянутых событий, плавало в тумане подсознания. Гипноз попробовать? Говорят, валиурцы умеют управлять своей памятью. Но она пока не полноценный представитель этой расы и на такие преимущества рассчитывать не приходится. И вообще никто не знает, чем она сможет распоряжаться и кем в итоге станет. Лишь бы не каким-нибудь безумным осьминогом.
    Иногда задавалась вопросом – а был ли мальчик? Может, Ли Вонн сочинил эту сказку, чтобы удержать ее на борту. Вот только как быть с телепатией? Но ведь рождались люди с пси-способностями и без участия других рас. Мутации на основе косморадиации и чужой атмосферы никто не отменял.

    [​IMG]

    А Саманта-то наивно полагала, что дед просто боялся за нее из-за преследования пси-людей Белиной. История и не умерщвленные свидетели повествуют о нескольких армиях, созданных ею. И уничтоженных, как только стали ненужными. Она отчаянно боялась, что кто-то сможет переплюнуть ее. Но это вряд ли. От той девочки Белины ничего уже не осталось. Разве что глаза. Говорят, глаза она не меняла.
    Кроме всего вышеперечисленного, наводила панику неизвестность.
    Сэм считала, что судьба в ее руках, и четко знала о своих планах наперед. В сорок лет уйти на пенсию, выйти замуж за какого-нибудь соммерца и поселиться рядом с Максом, к тому времени тоже освободившемся от кабалы. Дружить домами. А может даже за него и выйти. Чем не вариант? Лучший друг – самый идеальный вариант мужа. Удочерить девочку. Или спроектировать ее в какой-нибудь генной конторе. Обязательно рыженькую с зелеными глазищами на пол-лица и обаятельной улыбкой. Разбить под куполом сад с редкими цветами, трястись над ними и выносить всем мозг по этому поводу. Ругаться с дедом и вредной мебелью, решившей что она в доме хозяин. Спорить со старенькой Гердой, которая конечно же будет жить с ней, о том, как и что готовить на ужин. Время от времени потряхивать стариной, выезжая на ночную охоту за пределы куполов. И никогда и ни за что не отдавать дочь в жертву Эриде.
    Или просто сдохнуть на задании. Тоже неплохой вариант.
    Хренушки. Она вряд ли доживет до тридцати пяти. Семья, включая Макса, от нее отвернется. Нет, он не ксенофоб, но… Но жить и спать с синерожим чудищем, чьим единственным украшением будет редкий пучок волос на макушке, вряд ли ему улыбается. А она не сомневалась, что однажды станет копией валиурца.
    Лучше бы она погибла на Пандоре. В свете последних событий – не самый печальный конец.
    Ночью, пытаясь поймать сон, Сэм чувствовала, как по артериям бежит чужая кровь, переплавляя ее тело, подчиняя себе, меняя каждую клетку. Может, у нее уже два сердца? Иногда казалось, что она слышит два биения. Конечно, это лишь фантазия, но реальная и пугающая до дрожи в пальцах.

    [​IMG]

    Старалась отвлечься и думать о другом. Не помогало. В таких случаях ей казалось, что она падает в темную яму без дна, наполненную скорбящими стонами и прикосновениями холодных пальцев к вспотевшей коже. Просыпалась, яростно хватая ртом воздух, заполняя легкие кислородом. Сон, всего лишь сон, но он лишал ее способности дышать.
    Убегая от страшной реальности, вспоминала Пандору и размышляла о природе иглоплювов. То, чем их всегда считали, не соответствовало действительности. И теперь становилось ясно, что люди их недооценили из-за своей ксенофобии. Ведь об их разумности вопило столько фактов! Но сама она поднимать эту тему в разговоре с Ли Вонном не хотела.
    Правда, он скоро сам очнулся и вспомнил, что надо подготовить рапорт. И в один не особо прекрасный день собрал всех пострадавших на Пандоре для мозгового штурма.
    Сэм сначала решила, что разговор пойдет о ней и ее гибридности, но увидев Пера и Милину, расслабилась. Они не в курсе, и в курс их вводить никто не собирался. В разговоре участвовал и Руслан. Какой от него толк, не понятно. Но капитан его пригласил, и точка.
    - Полагаю, мы все уже пришли в себя, успокоились и можем дать объективную оценку случившемуся на планете М-531/115.* Вон у нашего лингвиста уже глаза загорелись. Капрал Корф, на вас, как на специалиста, вся надежда. Расскажите классу, что вы думаете об этом безобразии.
    Саманта с готовностью подхватила повествование, поднимаясь, чтобы быть услышанной всеми.

    [​IMG]

    - Ничего хорошего я не думаю. Все присутствующие уже знают, что я обладаю способностью к телепатии. Соответственно могу с уверенностью утверждать, что иглоплювы – разумная раса. Им пока далеко до нас, и вполне возможно на заре своего рождения они мало чем отличались от фауны Соммера. Жрать, гадить да размножаться – вот и все потребности. Но они обладают коллективным разумом, и скорее всего, возможностью впитывать знания как губка. Они – телепаты, и учатся за счет окружающих существ. Кое-что из настенной живописи я успела изучить. Их создала раса, живущая на планете, условно названной нашим экипажем Пандорой. Вывела с помощью генетики как домашних любимцев. Хорошенькие медвежата быстро завоевали любовь разумных существ. И наверняка зверей начали выводить и для продажи. Кто-то оставлял дома, умиляясь симпатичным мордашкам. Другие расы употребляли их в пищу. Наверняка каждый из вас хоть раз в жизни, но попробовал деликатес из мяса иглоплюва. А они смотрели на нас и учились. Как и почему они напали на своих создателей, неизвестно. Но то, что они откусили всю руку, кормившую их, думаю, ясно всем. Возможно, раса, создавшая этих тварей, была агрессивной, и утонула в войнах. А иглоплювы постепенно впитали жестокость и переплюнули в этом хозяев.
    - Можно вопрос? – Милина робко подняла руку. Сэм кивнула, поощряя девушку. – Если первые хозяева планеты были столь воинственной расой, зачем им создавать себе плюшевых зверушек? Разве это не противоречит их характеру?
    - Вовсе нет. Иногда, разрушая все вокруг, хочется и посозидать. Днем – убийство и насилие, вечером – выращивание диковинных цветов, - Сэм вздохнула, вспомнив о своей загубленной мечте. – Так что противоречия тут нет. Рукам, натершим мозоли от оружия, захотелось плюшевых ощущений. Глазам, уставшим от вида крови, - милых мордашек, смотрящих на тебя с обожанием. Вполне возможно, в них изначально и была заложена способность стремительно развиваться.

    [​IMG]

    - Ох. Я всегда мечтала о кошке. Знаете, такие маленькие полосатые пушистики с хвостами, с мертвой Терры, - задумчиво произнесла Пати. - Их очень мало, и они дорогущие, но такие миленькие… Пожалуй, теперь воздержусь. А то, чего доброго, сожрет меня однажды ночью.
    - Кошки появились на Терре благодаря эволюции, а не генной инженерии. И не могут резко обрести разум. Если бы это было заложено природой, давно бы произошло. Я тоже всегда любовалась картинками с ними. А потом родители подарили мне маленького иглоплювчика, - голос Саманты дрогнул, когда Ульф поднял на нее сочувствующий взгляд, понимая, что случилось потом. – А затем эти твари сожрали наш поселок.
    - Андрисе? – кивнул он.
    - Да. Андрисе. Рай, зачищенный спецвойсками и ставший адом. Сэр, - лингвистка посмотрела на Ли Вонна. – Предлагаю отправить в Красный Департамент рапорт о том, что иглоплювы – полноценная разумная раса.
    Народ судорожно вздохнул.
    - Насчет полноценности я бы поспорил, - скептически скривился капитан.
    - Иглоплювы не могли так быстро распространиться по галактике, даже с нашей помощью, будь они обычными животными. Эти сволочи уничтожили наше средство передвижения. Как правило, зверям глубоко плевать, на чем вы прибыли в их ареал. На транспорт нападут только в том случае, если вы там затаитесь, а они учуют ваш запах. А наша шлюпка была пуста. Иглоплювы никогда не собирались в такие огромные стаи, чтобы нападать на людей. Мы столкнулись с войском. Если бы вы видели, какими стройными рядами они нас окружали… Ни одно животное не способно на такое. Ну и, плюс мысли. Я слышала их. До этого момента я никогда я не слышала мыслей представителей фауны. Ни единого чертового раза. Только нечто сродни нашим эмоциям, да еще образы. Но не слова, не фразы, и уж тем более, не предложения. Мой вердикт – эта раса разумна, и ее необходимо целенаправленно уничтожить. Полностью. Они – наши главные конкуренты. Мы едим их, они – нас. Мне не нравится подобный круговорот в природе.

    [​IMG]

    - Я только за. Но этим заниматься должны военные. Лингвистами дело не обойдется, учитывая площадь их распространения.
    - Естественно.
    - Боюсь, планета потеряет былую красоту после зачистки. Из нее получился бы хороший курорт.
    - Вряд ли, - встрял Пер. – Я проанализировал образцы почвы, собранные на планете.
    - Ты умудрился их сохранить? – удивился Ульф.
    - Я может и не солдат, но свою работу знаю, - оскорбился Пер. – Итак, насчет анализов. Я обнаружил следы баррелита. Из планеты в любом случае сделали бы одну большую шахту. Ни о каких курортах не может идти речи.
    - О нет, - простонала Саманта. – И снова это поганое топливо.
    - После зачистки мы сможем использовать его? – заинтересовался капитан.
    - Думаю, да, - кивнул геолог.
    - Тогда нужно поспешить с рапортом в Обитель.
    Саманта кивнула, с грустью осознавая, что Гаю отведется еще меньше времени. Несмотря на внешне пренебрежительное к нему отношение, она прикипела к многословному кораблю. А после Пандоры и вовсе прониклась едва ли не любовью. Дело даже не в том, что он их спас. Слияние. Вот что их породнило. Что-то вроде секса, только на ментальном уровне. Они теперь почти родственники. А могло быть иначе? Ведь она частично валиурка. А значит, слияния разумов с ммххуурами у нее в крови. Или точнее, в гипофизе.
    И Гай не зря к ней сразу прикипел.
    Ты – особенная.
    Вот только твоих поддакиваний не хватает.
    Я знаю, ты будешь по ним скучать, когда я перестану существовать в этой реальности.
    Сердце предательски екнуло.

    [​IMG]

    Да что ж такое. Я – злая и страшная лингвистка, не ведающая жалости. А тут хочется выть в голос, потому что жестяная банка с мозгами скоро отправится на переплавку.
    Добавив еще парочку незначащих фраз и оставив команду смаковать подробности отчета Пера, Сэм незаметно покинула кают-компанию. В свою каморку идти не хотелось. Выпить, что ли… Недолго думая, лингвистка навестила пустую столовую. Нацедила себе спирта, плеснула туда кислого компота, чтобы разбавить градусы. На закуску пошла парочка засохших галет. Мда. Им давно пора обновить запасы.
    Глотнув получившийся коктейль, Саманта скривилась и закашлялась. Бармен из нее никудышный. Сюда бы Пати. Да потрепаться с ней по душам. Увы, техничка по-прежнему брезговала ее обществом.
    Злой и страшной лингвистке вдруг стало до ужаса одиноко. До свербения в носу, до саднящих в горле слез, сдерживаемых из последних сил. Все-таки гребаная пацифистская порода валиурцев дает о себе знать. Сэм попыталась представить своих сестер по Эриде такими же расклеившимися, и не смогла. Ни одна из них не допустила бы подобного состояния. Ревущая лингвистка? Ха. Три раза. А Саманте хотелось свернуться калачиком в темном углу, обнять себя руками и предаться потоку слез до красных глаз и соплей.
    - Не помешаю? – в столовой нарисовался Руслан. Слезы моментально втянулись обратно в глаза. Девушка вздохнула, но прогонять оружейника не стала. Какая-никакая, но компания. Хотя она предпочла бы сейчас увидеть здесь Максима. Или ну худой конец, Герду.
    Руслан сел рядом. Хороший парень, в целом. Симпатичный. Не глупый. К ней стал хорошо относиться. Вдруг. И в сочетании с другими членами экипажа смотрелся неплохо. Но сам по себе он нагонял на нее дичайшую скуку.
    - Ты чем-то расстроена?
    - А есть сомнения? – Сэм пожала плечами. – Гай скоро умрет, впереди нас ждет не пойми что, а я – вообще неведомая зверушка.

    [​IMG]

    - Да брось. Все с тобой нормально. Наоборот, ты – уникальна. Лингвистка с ДНК чужого. Ты такая одна.
    - Ты ко мне клинья подбиваешь, что ли? – начало доходить до Саманты.
    - Нет, - смутился Руслан. – Просто поддерживаю беседу. Пытаюсь тебя подбодрить.
    - Не нужно. С этим и Гай пока прекрасно справляется. А когда его отдадут на переработку, надеюсь, меня уже с вами не будет.
    - Все-таки решила уйти?
    - Да. Мне не по душе ваша работа. В меня десять лет вбивали презрение к всякого рода ополчениям и восстаниям.
    - И поэтому ты возглавила бунт на Гаапте.
    - Да конечно, - фыркнула девушка. – Я-то пыталась всех образумить. А возглавляли его идиоты, которым больше нечем заняться в жизни. Одного из них я бы хорошенько прожарила на плазмомете…
    - Что у вас с Оливье? – без перехода брякнул оружейник.
    - Взаимная легкая ненависть, сдобренная презрением и отвращением. А что?
    - Иногда кажется, что вы – старые супруги. Я слышал, вас многое связывало раньше.
    - Допустим. Повторюсь – тебе какое дело?
    - Хотел просто уточнить, не перейду ли я кому-нибудь дорожку. Мы скоро высадимся на астероиде для закупок. Можно посидеть в местном баре, выпить…
    - На свидание зовешь? – Саманта прыснула, едва подавив порыв расхохотаться в голос.
    - Да почему сразу свидание?
    Не, ну мотив его ясен, как перец. Пати занята. Добродетель Милины бдит брат, а сама она сохнет по второму пилоту. А любви-то всем хочется. Во всех портах любых планет, даже крохотных астероидов, всегда найдутся охочие до мужских рук и губ девушки, с которыми и сторговаться за приличную цену можно. Но и эти приличные цены не всем по карману, а многие просто брезгуют якшаться с проститутками. Это ж вам не эросианки. Всегда приятней замутить с дамой из своего экипажа. Дешево, сердито и чистенько. Саманта себя дурнушкой никогда не считала, и полтора месяца назад интересу со стороны Руслана не удивилась бы. Но не теперь, когда всем известно, кто она!..

    [​IMG]

    - Только один вопрос – ты извращенец?
    Руслан в ответ скорчил гримасу, но ответить не успел. В столовой нарисовалось еще одно заинтересованное лицо, подмигнувшее мимоходом Саманте.
    - Эй, Сибур, не приставай к нашему лингвисту. Ты и мертвого задолбаешь.
    - Ревнуешь, Линдквист?
    - Конечно. А еще я знаком с методами ее борьбы с навязчивыми существами. Просто добрый совет.
    - Парни, прекратите, - вздохнула виновница. – Ульф, ты-то тут что забыл?
    - А я сегодня дежурный по камбузу. Хотите помочь – оставайтесь, а нет – проваливайте и не мешайте великому кулинару творить шедевры из соленых крекеров, вяленого хрен пойми чего и дистиллированной воды.
    - Угу. Удачи, - буркнул оружейник и ретировался восвояси.
    Саманте шевелиться было лень, она лишь сделала еще один глоток жуткого пойла, которого сама себе и навела. Едва не выплюнула все в стакан – вовремя опомнилась, что не одна.
    - Ты как? – стуча дверцами шкафов с запасами еды, спросил Ульф.
    - Бывало и лучше. Чем порадуешь?
    - Да я уже перечислил тебе все продукты, имеющиеся в нашем распоряжении. Боюсь, через неделю мы начнем есть друг друга.
    - Предлагаю начать с Оливье. А вот я могу оказаться и вовсе несъедобной.

    [​IMG]

    - Ну, не знаю. Я б попробовал… - встретив злобный и ни разу не шуточный взгляд Саманты, десантник подавился словами. – Шучу, успокойся. И хватит тебе загоняться по этому поводу. Гипофиз валиурца еще не делает тебя монстром.
    - Ты-то откуда знаешь, великий экзобиолог?
    - А давай у Милины спросим.
    - Она в растениях спец. А вашего последнего биолога сожрали, забыл? Теперь я за него. И как профессионал в своей области утверждаю – Человеком называться больше не могу.
    - Ну и ладно. Главное, не сожри нас как-нибудь корабельной ночью.
    - Не могу ничего обещать, - ребята переглянулись, и Сэм, против воли, фыркнула, расслабляясь. Накалившаяся было обстановка сразу остыла.
    - Слушай, чего хотел от тебя Руслан?
    - А Космос его знает. Нес какую-то чепухню по поводу следующей остановки и возможности вместе прошвырнуться по астероиду. Свидание назначал, наверное.
    - О как. Шустрый малый. Помнится, три месяца назад он от одного только упоминания твоего имени шарахался. Ну, а ты что?
    - Я? Да ничего. И ты туда же?
    - Святой Юпитер меня упаси. Еще пожить охота. Но я серьезно. Никто здесь не воспринимает тебя инопланетянкой.
    - Ну, конечно. Оливье и Пати с тобой не согласятся.
    - Пати – дурочка, но отходчивая. Она тебя успела полюбить, так что ее охлаждение долго не продлится. А Оливье не в курсе. Да и с каких это пор тебя интересует его мнение?
    - По идее, не знает. Но чувствует, это точно, - пожала плечами девушка. – Когда я вижу его презрительный взгляд, который словно говорит «А я знааааю, что ты чужепланетная тварь, я всех предупреждаааал», такая злость накатывает. Хочется свернуть ему шею.
    - Почему ты не сделала этого на Пандоре?
    - Он человек. И часть экипажа. Мы все были там единым целым. Ты же знаешь, я не могу причинить вред людям.

    [​IMG]

    - Но ведь ты теперь не можешь считаться полноценным лингвистом. В тебе есть частица чужого. Так что смело можешь забыть про Устав. Блокировка же ваша чисто психологическая. Ты вполне можешь избавиться от нее сама.
    - Ох, не искушай… Боюсь, капитан не оценит. Он не большой любитель просиживать штаны в кресле пилота. А без Оливье он оттуда уже не вылезет. Ульф, что мне теперь делать?
    - В смысле? – не понял мужчина, застыв с тарелкой в руках.
    - Со своей жизнью. В таком траше* я не оказывалась никогда. Мое ежедневное состояние – полнейшая прострация.
    - Мы, десантники, народ простой, и в таких делах не мастера давать советы. Мы не задумываемся о будущем. Каждый прожитый день – уже праздник. Могу предложить поступать так же.
    - Не получается. Меня уже тошнит от мыслей, так и норовящих разорвать череп.
    - Так. До ужина еще час. Пойдем-ка, я тебе кое-что покажу.
    - Что? – с подозрением уставилась на него девушка. – Звучит многообещающе.
    - Так и есть.


    Ломаться Сэм не стала. Не убьет же он ее в темном уголочке, в самом-то деле.
    А вот когда они подошли к пилотной рубке, ее шаги замедлились, а через пару секунд она и вовсе вросла ногами в пол.
    - Зачем? Я не пойду. Там же Оливье.
    - Нет. Сейчас корабль на автоматике летит. Оливье сдал смену Ли Вонну, но тот приступать к обязанностям не торопится. Гай же не глупый у нас. От астероидов сам увернется. Я утром болтался без дела и заглянул сюда. Оливье мне кое-что показал. Пойдем. Не бойся, там никого нет.

    [​IMG]

    - Угу. Я и не боюсь. Сам знаешь. Но есть в рубке что-то интимное. Когда ты там с другом, например…
    - Ты о чем вообще?
    - Наши с ним отношения начались с капитанской рубки.
    - А-а. Нет, я не собираюсь укладывать тебя. Не упирайся, заходи. Мы сейчас летаем на самом краю галактики. И отсюда открывается уникальный вид.
    Прошмыгнув в рубку с виноватым видом, словно ее застукали за чем-то неприличным, Сэм увидела, что здесь и правда никого, кроме вездесущего духа Гая, и расслабилась. И наконец-то поняла, о чем говорит Ульф.
    - Что это? – благоговейно прошептала Саманта.
    Лобовой иллюминатор услужливо открыл взгляду волшебное полотно, играющее всеми цветами спектра. Космос полыхал, взорвавшись миллиардом всевозможных оттенков. Иногда это и есть взрыв, произошедший миллионы лет назад и унесший из галактики одну из старых звезд.
    - Соседняя с Млечным путем туманность. Мы не знаем названия.
    Зато Гай знал.
    Небула Раамсоотр’и. Диффузная туманность.* Место рождения новых звезд. Многие из них уже полностью сформировались, но мы слишком далеко, чтобы увидеть.
    Раамсоотр’и? На каком это языке?
    Теперь – на одном из твоих родных. Ее открыли валиурцы.
    Красиво, Гай. И сама туманность, и ее имя. Что означает это слово?
    Колыбель мира.

    [​IMG]

    - Наверное, когда-то именно так зарождался и наш Млечный Путь. Колыбель, - произнес Ульф, глядя в иллюминатор.
    Саманта уставилась на него, пытаясь понять, что сейчас произошло. Десантник прочитал ее мысли, мысли Гая или он в курсе самоназвания валиурцев?
    Ни то, ни другое. Он всего лишь умеет чувствовать космос. Не всем это дано. Первый пилот лишь мельком обмолвился о туманности. Но его чувства она зацепить не смогла. В отличие от ваших с Линдквистом.
    - Я бы хотела оказаться там, в центре сотворения мира. Жаль, для человеческого существа это невозможно, - под влиянием момента девушка забыла, что полчаса назад распиналась о своей инопланетной природе. – Я никогда не видела ничего прекраснее космоса.
    - Мы можем приблизиться, насколько это возможно. Хочешь прогуляться? – без капли иронии спросил Ульф.
    - Шутишь? Нельзя выходить во время автоматики.
    - Гай тебя подстрахует, уверен. Он не допустит, чтобы с тобой что-то стряслось.
    - Вы все уверены, что он в меня влюбился? – фыркнула Саманта.
    Мы не можем любить в вашем понимании этого слова…
    Я тебя ни в чем не обвиняю, успокойся. Разрешишь нам выйти наружу?
    Да. Постараюсь не делать резких движений, чтобы тросы не порвались.

    [​IMG]

    Натягивая скафандр и собирая волосы в пучок, я чувствовала, как внутри все дрожит. И не могла понять, что это – предвкушение невесомости или страх перед нею. Вначале всегда жутко ступать в никуда. Не ощущать под собой твердую поверхность, осознавать, что над тобой нет неба. Здесь отсутствует понятие сторон света. Лишь бескрайнее ничто. Вас лишь двое – ты и вакуум.
    Это не полет. Ты не сможешь сдвинуться с места без ускорения. Зато малейший толчок отправит тебя в вечное путешествие на другой край вселенной. До первого крупного астероида. Или до последнего глотка кислорода. А еще тебя может притянуть звезда, и ты сгоришь в ее короне.
    Предупреждать о выходе в открытый космос мы никого не стали. Ли Вонн потом увидит сообщение об открываемом шлюзе и устроит головомойку, но это случится потом. Хотелось нарушить правила. Очень хотелось. Это наш маленький мятеж.
    Выпав из шлюза в вакуум, я едва не ослепла. На шлемах есть фильтры, защищающие от света звезд, но они слабее, чем на иллюминаторах. Постепенно сетчатка привыкает к постоянному сиянию вокруг тебя, и тогда ты теряешься в окружающем великолепии.
    Мы молчали. Мы не боялись, что нас услышат. При желании Гай мог настроить нашу беседу на отдельную радиочастоту. Нам просто не хотелось разговаривать. Звезды не любят пустого трепа. Они ценят тишину. И мы, подавленные их величием, учились в тот миг ее ценить тоже.

    [​IMG]

    Время потеряло свою значимость. Секунды растянулись до тысячелетий. Эпохи сжались в мгновения. Я смотрела на туманность, впитывая памятью яркие краски. Смотрела и не верила глазам. Разве есть в этой вселенной что-то прекраснее?
    Колыбель мира. Ясли для звезд и новых планет. Новых миров. Новых жизней. Нашей цивилизации уже может не существовать, когда первый прокариот* вдруг ощутит внутри себя клеточное ядро. На память о нас не останется ничего, время сотрет в порошок руины наших построек, когда в другой галактике новое существо, возможно дышащее метаном или сероводородом, вдруг осознает себя и поднимет десяток своих стебельковых глаз, обрамленных пушистыми ресницами, к звездам. Мы – лишь пыль, оседающая на ладонях Вселенной. Наше существование – всего лишь миг, до того, как она отряхнет свои руки и примется за новый эксперимент.
    Но меня это не расстраивало. Слезы, навернувшиеся на глазах, не от печали. Это лишь благодарность за мгновение моей жизни и за красоту, которую я имею честь видеть сейчас.
    Я слышала мысли Ульфа. Почти поэтические. Кто бы мог подумать? Тупой солдафон, один из толпы пушечного мяса, способен восхищаться обычной туманностью. Впрочем, подавляющему большинству лингвистов это тоже не свойственно. Мы ведь тоже солдаты. Просто причисляем себя к элитным подразделениям. Хотя по сути, мы то же самое мясо, только в профиль.

    Пора.
    Ульф по-прежнему предпочитал молчать, предупредив о необходимости возвращаться мысленно. Я медленно кивнула, соглашаясь.
    Время ужина мы благополучно пропустили. Гай сообщил, что нас никто не искал. Лишь у Пати и Оливье возникли подозрения, что отсутствующие где-то в укромном уголке нарушают Устав. Мы одновременно решили, что не стоит их разочаровывать в своих ожиданиях.

    [​IMG]

    Удивляюсь, как мы не разлеглись прямо там, в шлюзе, снимая друг с друга скафандры. Меня колотило от возбуждения, в ушах закладывало, а руки тряслись как у припадочной. От усердия даже шпильки из волос повылетали. Когда добрались до моей каюты, слегка отпустило, и я сумела позволить Ульфу крайне медленно себя раздеть. Его трясло не меньше моего, именно поэтому стянуть с меня майку он смог лишь с третьей попытки – то подбородок мой мешал, то ткань зацепилась за волосы, то рука застряла в пройме. С Оливье в такой ситуации я бы почувствовала себя неловко. А сейчас мы лишь посмеялись, но не замедлили разоблачаться от одежды.
    Никто никого не спрашивал, а хочет ли. Мы оба спонтанно об этом подумали и прочли согласие во взгляде. Нет, ну мужчин долго уговаривать и не нужно. Но Ульф все же серьезней этого большинства.
    Раньше меня всегда смущала нагота. Но сейчас это казалось более чем естественным. Мы такими родились. И кто вообще придумал одежду?.. В те мгновения меня бы не остановило даже присутствие наблюдателей.

    [​IMG]

    Прикосновение его прохладных пальцев к моей горящей коже напоминало дуновение спасительного бриза во время засухи. А поцелуи, скользящие по телу, казались каплями дождя, с жадностью впитываемыми раскаленным пустынным песком. Я цеплялась за его торс с отчаянием утопающего, немилосердно царапая спину. Всхлипывала от раздирающих низ живота ощущений. Там, внутри меня, зарождалась новая галактика. Моя личная, крохотная, но грозившая заполонить все вокруг. Звезды, зачатые в ней, вспыхивали сверхновыми, отдавая энергию окружающему миру. Под закрытыми веками бились пульсары, а в груди трепетала целая солнечная система. По венам бежала метеоритная пыль.
    Меня больше нет. Я - космос…
    Это не экстаз. Это лишь Большой взрыв, только что впустивший в мир новую кричащую Вселенную.

    [​IMG]

    В тот корабельный вечер мы так и не показались остальному экипажу. Ульф остался у меня на всю ночь. Нет, мы больше не репетировали создание новых миров. Просто спали. И я была уверена, что нам снятся одинаковые сны.
     
    Последнее редактирование: 29 май 2017
    Наташа, Ornela, lynxrysya и 10 другим нравится это.
  4. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    3.902
    Дата: 30 июн 2017 | Сообщение #23
    21

    Шесть месяцев и два дня назад. Каллисто


    Хочешь сделать хорошо – делай сам.
    Эту пословицу Белина Айлин знала слишком хорошо. И все равно постоянно спотыкалась об нее. Когда даешь ученикам самостоятельные задания, обязательно что-нибудь запорют. Два с половиной года назад Госпожа Президент узнала о секретном проекте одной из ее исследовательских групп. Подумать только – химичили за ее спиной! И она переоценила своих вездесущих шпионов – проект начался почти двадцать пять лет назад, а информация дошла до нее относительно недавно.
    Нервы на тот момент у Белины были ни к черту. Взбесившись, она наказала половину группы. Достаточно сурово. К примеру, сейчас поджелудочная одного из ученых вполне сносно чувствует себя в ее теле. Но вовремя спохватилась, одумавшись. Ведь проект не закончен. А кто лучше подойдет для его ведения, чем люди, уже занимавшиеся им?
    Эти идиоты дважды упускали девчонку. Родственники попытались спрятать образец в «Эриду», но даже там можно до нее добраться при их-то ресурсах.

    [​IMG]

    - Нужно было сразу меня подключать, кретины… - листая отчеты, касающиеся подопытной, бормотала женщина. – Хм. Они прибегли к помощи старого пройдохи Ли Вонна. Это может сработать. Он выполнял задания и посложнее. Значит, лингвистка. Что ж, это будет интересно…
    - Мисс Айлин, - прозвенел коммутатор голосом Максима, секретаря. – К вам посетитель.
    - Кто? – рявкнула она в ответ. Белина ненавидела, когда ее отвлекают.
    - Доктор Отто Шлоссер. Говорит, что это чрезвычайно важно и срочно.
    - Пусть войдет.
    Герру Шлоссеру она могла простить любое вторжение. Гениальный генетик и биомеханик, он не раз помогал ей в «очищении». Так она называла процедуры улучшения своего тела. Кроме того, Отто самостоятельно проводил сложнейшие операции с минимальным процентом отбраковки. Именно на него она возлагала большие надежды в связи с проектом «Мухоловка». Хотя, ее «обида» за участие в несанкционированном опыте двадцатипятилетней давности еще не прошла, но Отто она пощадила. Без него ей придется сложно.
    В комнату осторожно заглянул сухонький мужичок с очками на кончике носа. На зрение доктор не жаловался, но считал, что очки придают ему солидности и сходство с Генрихом Гиммлером, чьим горячим поклонником он являлся.* Белый халат безукоризненно отутюжен и, судя по скрипу, накрахмален, ибо доктор предпочитал старинные методы чистки одежды. Жидкие волосы острижены максимально коротко – Отто не терпел неряшливости и расхлябанности во внешнем виде. И как всегда поморщился при виде распущенных локонов своей начальницы и ее глубокого декольте.

    [​IMG]

    - Я слушаю, доктор Шлоссер.
    - Датчики одной из кварк-глюоновой сети* сработали. Один из представителей расы ммххууров пойман, моя госпожа.
    - Отлично. Когда образец прибудет на Каллисто?
    - Сеть установлена в нескольких парсеках от нас, перевозка займет от трех до семи суток. Все зависит от возраста и сговорчивости ммххуура. Как вы знаете, со старыми особями рисковать нельзя – слишком уж они хрупки. А молодые – опасны. Их не так-то просто удержать.
    - Я в курсе, - кивнула Белина. – Что ж, не торопитесь. Второго образца у нас все равно пока нет. Даже если доставка «мухи» затянется на несколько недель, я не расстроюсь. Лишь бы привезли в целости и сохранности. Отличная новость, Отто. Это все?
    - Да, госпожа.
    - Спасибо. Вы свободны. Пригласите первого секретаря.
    Когда за мужчиной закрылась дверь, Белина едва удержалась от хлопка в ладоши на радостях. Самая сложная часть работы выполнена. У них есть корабль. Осталось найти сговорчивого валиурца или девчонку. Или и то, и другое. Вообще идеальный вариант.
    В кабинет, предварительно постучав, зашел секретарь.
    - Вызывали?
    - Да. Мне нужен корабль «Гай Музоний Руф» и его капитан, Ли Вонн. Найди способ с ним связаться, и спроси, найден ли образец. Он поймет, о чем речь.
    Мужчина вздрогнул, уставившись на Белину вмиг потемневшими глазами.

    [​IMG]

    - Чем-то недоволен?
    - Нет, - тихо ответил он, опуская взгляд. – Все в порядке. Попробую отследить его маршрут и оставить сообщение.
    - Не пробуй, а сделай. Мне нужен ответ в ближайшие трое суток. Свободен.
    После ухода Максима женщина еще раз просмотрела отчет по эксперименту. И что-то ее насторожило. Имена не назывались. Зато прописаны места обитания образца до и после операции для полной клинической картины. Андрисе. Соммер. Ио. Уж не родственница ли она некоего промышленника, одного из владельцев гааптянских акций? Чей приемный внук работает у нее секретарем? Не факт, нужно эту информацию тщательно проверить, но полагаться на Звонарева она больше не может.
    Нажав на кнопку коммутатора, Белина пригласила одного из своих многочисленных помощников. Этот человек самого дьявола притащит из библейской преисподней, если захочет. А значит, и до Ли Вонна доберется однозначно.
    - Бриенна, об этом задании – никому. Найди мне одного человека. И проследи за Максимом Звонаревым. Его реакция на мое поручение мне не нравится.
    Стоящая напротив начальницы платиновая блондинка с холодными голубыми глазами безучастно кивнула. Женщине чуть меньше лет, чем самой Госпоже, и она давно наполовину состоит из металлических нервных окончаний и титановой плоти. Одна из первых, на ком ставили эксперименты по вживлению металла в человеческое тело, Бриенна выжила и, будучи гордой обладательницей нового мозга, таить обиду на Белину не собиралась. Исполнительна, неэмоциональна, расчетлива. Идеальная компаньонка.

    [​IMG]

    Как только она вышла, Белина пожурила саму себя за привлечение к делу Звонарева. Максим давно вызывает у нее сомнения. Слишком странно реагирует на многие из ее приказов, и это выглядит подозрительно. Она часто замечала, как он хмурится, как дергаются его губы, и ходят ходуном желваки на лице. И вот, пожалуйста, делает неверный выбор.
    Хотя… Почему неверный? Вполне возможно, это задание подвигнет его к неожиданным действиям, которые приведут к образцу. Если ее мысли движутся в правильном направлении, и он знаком с подопытной, наверняка попытается связаться с ней. И тогда поиски увенчаются успехом гораздо быстрее.

    Максим едва не рехнулся от ужаса, услышав от Белины о своем новом поручении. Ведь на этом корабле, с этим капитаном, и летает Саманта. Возможно, это всего лишь совпадение, и капитан нужен ей сам по себе, без связи с подругой. Но он давно освоил истину – если дело касается Белины, никаких совпадений не существует. Все события строго координируются по одной ей известному плану. Скорее всего, Сэм в опасности. И теперь надо выяснить, что нужно этой ведьме от нее.
    Закинув в себя очередной стакан виски, и бесцеремонно прогнав очередную мысль «я спиваюсь», Максим постарался успокоиться. Вечно он паникует как девчонка, когда дело касается подруги. Пора с этим завязывать. Психоз еще никому и никогда не помогал в решении проблем. Здесь главное – холодный рассудок и логическое мышление. Порой этих ребят ему здорово не хватает.

    [​IMG]

    В приемную из кабинета Белины выскользнула белым привидением Бриенна. Одними губами прошептала «Вечером у тебя» и бесшумно покинула комнату. Макс судорожно выдохнул задержанный воздух. Значит, все плохо. Иначе Бри не назначила бы встречу так скоро. По плану их свидание должно было состояться только через четыре дня, когда главная кивана покинет станцию для очередного совещания с сильными мира сего. Или еще черт знает зачем. Парочка рисковала устраивать свидания лишь в периоды отсутствия Госпожи.
    Бриенна – интересный кадр. Сбежавшая от деспотичного мужа с Лозанны* в трудовые объятия Белины, тогда еще просто ученой, она почти сразу поняла, что променяла шило на мыло. Но отступать было поздно, да и некуда. Прошлое перечеркнуто жирной линией страха. Она обладала уникальной памятью. Навсегда запоминала даже мельком увиденную строчку, людей, события. А еще была гениальным логиком.
    Моментально смекнув, как быстро Белина избавляется от неугодных и бесполезных людей, Бриенна задалась целью стать незаменимой. И ей удалось. Она стала добровольным подопытным кроликом, с показным удовольствием идя на любые эксперименты с собственным телом. Поэтому и дожила до преклонных лет. Все сыворотки молодости, разработанные Госпожой Президент, сперва попадали в ее организм. Она одной из первых испробовала на себе вакцину против Цирцеи, предварительно позволив себя заразить.
    И этот эксперимент – одна из песчинок пляжа под названием Ненависть, которую Бриенна лелеяла столько лет. Белина не догадывалась об истинном отношении своей помощницы. Никто не знал, кроме Макса, умудрившего однажды перехватить взгляд Бриенны, полный отвращения к начальнице.

    [​IMG]

    Блондинка – выживанец. Она не упустит ни одной возможности услужить Госпоже, но в глубине души давно и упорно жаждет ее мучительной смерти. Вот почему они так быстро нашли общий язык…
    Самое хреновое – дожидаться окончания рабочего дня. Мужчина извелся вконец, пока часы не пробили двадцать один час по местному времени. Белина отправилась на покой, и соизволила отпустить и Максима. Он и бровью не повел, пока она всматривалась в его лицо, пытаясь уловить волнение. Не вышло. Три стакана виски подействовали лучше любого химического успокоительного.
    Зато когда наконец закрыл дверь своей комнаты, силы его покинули. И до душевой он практически полз. Пытаясь взбодриться, проглотил парочку химикатов и уселся за стол с очередной бутылкой, молясь, чтоб наконец случилась передозировка.
    Бриенна заявилась после полуночи, упакованная в пижаму, тихо поскреблась в дверь, словно насекомое. Прошмыгнула в комнату и укоризненно поцокала языком, глядя на Макса.
    - Расширенные зрачки и красные белки. Чем закидывался на этот раз?
    - Пастелью* и «Космическим волком». А что?
    - Твой мозг когда-нибудь впадет в кому от твоих экспериментов. Пытаешься стать похожим на Госпожу?
    - Конечно. И как ты догадалась.
    - Я вообще догадливая.
    - Какого черта ты приволоклась ко мне сегодня?
    Бриенна грациозно обогнула мужчину и уселась на софу, закинув ногу на ногу. Окинула морозным взглядом Макса и постучала аккуратными ноготками по столу.
    - Налей мне выпить. Можешь закинуть парочку пастелей в виски.
    - У меня уже кончается.

    [​IMG]

    - Жадина. Белина подозревает тебя в связи с образцом. Если хочешь жить, лучше прислушайся к моим словам. Не вздумай препятствовать поискам или пытаться выйти на связь с образцом.
    - Да какой еще к иглоплювам образец?! – взмахнул руками взбудораженный Максим.
    - Я пока не в курсе, но выясню. Она дала нам одинаковые задания и поручила следить за тобой. Ей не понравилось, как ты отреагировал на него. Ты ведь знаешь, что она подмечает малейшие изменения в мимике. А твоя мордашка в последнее время очень эмоциональна. Ты перестал себя контролировать, друг мой.
    - Я знаю, - вздохнул Звонарев. – Эта гребанная работа… ненавижу ее…
    - Мы все с тобой солидарны, но выбор нам предоставить забыли. Либо ты делаешь все, что от тебя хотят, либо умираешь.
    - Вот я и задумался. Может сдохнуть?
    - Она так тебе дорога?
    - Кто? – вздрогнув, уставился на женщину Максим.
    - Та девочка, с которой ты встречался на Приме-13.
    - Откуда ты?..
    - Скажи спасибо, что не доложила Белине. Она любит приглядываться к тебе время от времени.
    - Вот же стерва! – мужчина сжал в кулаке стакан с виски, едва не расплескав напиток.
    - Я кое-что проверила. Эта девчонка в экипаже Ли Вонна. Человека, которого нам с тобой поручили разыскать. Ты из-за нее так дергаешься?
    - Какое тебе-то дело? Мы даже не друзья. Просто спим вместе раз в месяц.
    - Ты единственный парень на всей базе, от прикосновений которого меня не тошнит. Что прикажешь делать, когда она тебя пристукнет? Переключаться на женщин? Тогда пристукнут меня.
    - А перестать думать своей маткой ты не пробовала?
    - Кто бы говорил. Мы все здесь – живые люди, с потребностями и желаниями, - пожала плечами блондинка. - Не зря же Белина закрывает глаза на романы и даже браки между своими сотрудниками. Лишь бы не из одного отдела. Она понимает, чем чревато воздержание. Короче говоря, я по-своему к тебе привязалась. И не хочу, чтобы тебя разобрали на органы.
    - С какой стати я должен тебе доверять? Ты считаешься ее правой рукой, она полностью уверена в твоей преданности.
    Бриенна усмехнулась, хотя в глазах полыхнул огонь ненависти.

    [​IMG]

    - Сука думает, что я буду лизать пол, по которому она ходила, в благодарность за все опыты, которые надо мной проводили. Но она заблуждается.
    - И тебе нравится поддерживать в ней это заблуждение, - заметил секретарь.
    - Я не хочу умирать, будучи выпотрошенной. Я знаю, как закончили неугодные ей люди.
    - Моника? – вдруг вспомнив о своих страшных подозрениях, спросил Макс.
    - И она тоже. Ты же не веришь, что она вдруг взяла и улетела с Каллисто. На невидимом корабле, очевидно. Я не знаю, какое отношение имеет твоя подруга к образцу, который все ищут. Возможно, просто совпадение.
    - Я вообще не понимаю, о чем речь. Что это?
    - Речь идет об одном из ее опытов, скорее всего. Я пока не в курсе, какой именно эксперимент. Может, это сам капитан. Хотя, в таком случае она не задавала б ему вопросов. Скорей всего, это не он.
    - Та… девочка… девушка, о которой ты говоришь… Она рассказывала, что Гай – исследовательское судно. Возможно, они ищут новые формы жизни для Белины.
    - Тогда ей просто не повезло. Она оказалась не в том месте и не в то время. Думаю, ее это никак не затронет. Не понимаю, почему ты так дергаешься.
    - Потому что у нее тоже рыльце в пушку.
    - Ах вот оно что. В таком случае, я надеюсь, что с капитаном у нее хорошие отношения, и он введет ее в курс дела. Я уже отправила для него сообщение.
    - Ты нашла его? Так быстро? – изумился Максим.
    - Мне повезло. Я застала его корабль на одной из заправочных астероидных станций. Он ничего не нашел.
    - Везение тут не при чем. Ты знала его маршрут.
    - Может и так. Но Белине о пройденном ими пути знать совсем не обязательно. Я лишь хотела уведомить тебя.
    - Когда доложишь ей?
    - Не знаю, - ядовито улыбнулась Бриенна. - Дня через три. Пусть помучается неизвестностью. А пока, раз уж я все равно здесь, почему бы нам не выкинуть из мыслей эту стерву хотя бы на час…

    [​IMG]

    Мужчина рассеяно кивнул, бездумно принимая ласки любовницы. Блондинка ошибалась. Он вовсе не думал о Белине. Все его мысли занимала лишь одна женщина – Саманта. И он печенью чуял, что подруга ввязалась в какую-то авантюру. Ведь ее имя было в списках поиска с тех пор как Моника была жива. Пусть имя старое, но она-то все та же. Оставалось надеяться, что Бриенна права, и розыски Белины, связанные с Гаем, действительно совпадение.


    Госпожа Президент нервно мерила шагами кабинет, бездумно касаясь кончиками пальцев мебели, попадающейся под руку. Вторая ночь без сна, а все из-за разрывающей голову мигрени. Пора сдавать анализы и заменять умирающие клетки на новые. Правда, необходимого донора на Каллисто пока не было. Расчленять людей просто так, лишь потому, что ей надо, она не собиралась. Но никто не косячил и не шпионил. Если только товарищ Звонарев, но она пока дорожила парнем, несмотря на его подозрительное поведение. К тому же, желательно, чтобы донор был женского пола.

    [​IMG]

    Болеутоляющий коктейль, впитываемый через кожу, не помогал. Видимо основной компонент выдохся. Пора отправляться в лабораторию.
    Новости не радуют. Только что заглянула Бриенна, сообщила что смогла связаться с капитаном, но никаких приятных вестей он для Белины не передал. Значит, девчонка пока болтается неизвестно где. Такими темпами ей придется проводить эксперимент с кем-то другим. Но она прекрасно знала, что обычный человек не выдержит такую процедуру. Сколько таких трупов на счету? Огромный список бестолковых смертей пополнять не хотелось.
    Опыт завершился удачей лишь из-за маленького возраста подопытной. Ей нужны дети. А найти таких же сговорчивых родителей сложно. Если только отдаленные колонии поспособствуют. Но это слишком рискованно – там процветают болезни. А шанс на успех в ходе эксперимента получат лишь ухоженные, здоровые и крепкие детишки. Из благополучных семей. И где ж таких взять на законной основе? Похищения привлекут внимание общественности. А она и так не шибко популярна в народе последнее время.
    И пока она ждет, Те, Кто Безумен могут появиться в их галактике в любое мгновение. Если она не успеет закончить, их ждет поражение.
    В мозгу звякнуло. Одна из височных долей напрямую взаимодействовала с ее личной электронной почтой. Лишь немногие знали этот адрес.
    Пробежавшись пальцами по клавишам компьютера, Белина жадно уставилась в монитор.
    «Моя Госпожа, следующие остановки «Гая Музония Руфа» таковы…»
    Отлично.
    Доверенные лица не справились, зато мальчик, на которого она не особо и рассчитывала, наконец активизировался.

    [​IMG]

    Нет, она пока не находила причин сомневаться в правдивости ответа Ли Вонна. Но хочется встретиться лицом к лицу и снова задать этот вопрос. Может, ее появление на горизонте капитан расценит как знак, что надо поторопиться с выполнением задания.

    Огромная благодарность Лелику за Настю, которая снялась в роли Бриенны Хоффман
     
    Последнее редактирование: 30 июн 2017
  5. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    3.902
    Дата: 14 июл 2017 | Сообщение #24
    22


    Семьдесят три дня назад



    Корабль падает в небо…
    Саманта подскочила на койке, пытаясь понять, где она и что происходит. Сон. Дурной сон, только и всего. Покосившись на мирно посапывающего Ульфа, вздохнула и попыталась перелезть через его тушку, не разбудив. Получилось. Видимо, когда десантник не на задании, его хрен разбудишь.

    [​IMG]

    Покосившись на часы, поморщилась. Всего лишь четыре часа корабельной ночи. Но ей уже не заснуть. Этот сон преследует ее с назойливым постоянством, уже начинающим раздражать. Как можно падать в небо? Это же физически невозможно. Но во сне она знала, что это именно падение, и не могла объяснить, почему ее так пугал этот факт.
    Будни были гораздо спокойнее снов. Год назад Сэм узнала о себе много нового и страшного, но на ее жизни это пока никак не отразилось.
    С Ульфом ее по-прежнему связывали тесные отношения. Что-то среднее между любовью и дружбой. Та ночь, которую Сэм прозвала про себя «ночью сотворения мира», разделила ее жизнь на «до и после». Первая близость была похожа на то самое слияние. Она позволила ему услышать свои мысли, а он не возражал против чтения его желаний. И в отличие от Оливье, она не боялась увидеть в голове Ульфа что-то неприятное для себя.
    Каждую ночь, проведенную с Линдквистом, девушка вспоминала мгновения этого слияния, помогая им воплотиться вновь.
    Первыми мыслями проснувшейся в то первое утро Саманты стали осознание ошибки и желание заставить Ульфа с ней согласиться. Один раз, и хватит. Хорошего понемножку. И они даже договорились. Только неделя воздержания ни разу им не помогла с этим договором.
    Оба остерегались дотрагиваться друг до друга и смотрели в сторону в столовой или на брифинге у капитана. Взаимные подкалывания, флирт и улыбки канули в прошлое. И через семь суток Сэм хотелось лезть на стену от нехватки Ульфа в ее личном пространстве.
    Вечно озабоченная Пати, за это время успевшая заменить брата Милины Русланом, первой догадалась, в чем дело. И холодность по отношению к лингвистке сошла на нет. Ее затмила острая жажда узнать все смачные подробности.


    [​IMG]
    - Вы ведь спите вместе? – с горящими глазами подсела она как-то к Саманте за стол во время ужина. Сэм, размеренно жующая вареные овощи с Эль Параизо, и так старалась не выплюнуть все обратно – слишком давно не пополнялись запасы нормальной еды, а станция, на которой они заправлялись вчера, не смогла предложить для покупки ничего лучше травы и корнеплодов. А тут такой вопрос. Вытаращившись на техничку, подавилась и зашлась кашлем и слезами.
    - С чего ты взяла? – отдышавшись, лингвистка вспомнила, что ответ вопросом на вопрос дает дополнительные секунды для отступления.
    - Я ж не слепая, - хмыкнула Рыжая. – Вы такие милые, ребята. Но зря паритесь. Ли Вонну все равно.
    - Ничего подобного! – громогласно возразила Саманта, едва не опрокинув на себя еду. – Между нами ничего нет. И не было.
    - Значит, было. Когда? Неделю назад, после твоего выступления на тему «Иглоплювы скоро захватят мир»?
    - Ты меня не слышишь. Я же говорю – между нами ничего не было. И быть не может.
    - Вот так, значит, - обиделась техничка. – Я к ней со всей душой, по дружбе, а она не может довериться подруге. Это обидно, знаешь ли.
    - О, Космос… Пати… Может, тебе самой хочется с ним замутить?
    - Да ты никак влюбилась? – внимательно посмотрела на нее Пати. – С таким упорством все отрицаешь…
    - Еще хлеще. Не знаю, как другим, а мне мало одной бурной ночи для того, чтобы влюбиться.
    - Значит, ночь была, - удовлетворенно потерла руки Рыжая. – Все, колись. И даже слушать не желаю никаких возражений.
    - Была, - покорно кивнула Сэм. – Еще как была. Мы в тот вечер выходили в космос.
    - Серьезно? Гай не оставил никаких записей.
    - Мы его попросили. Ну и когда вернулись в шлюз, все как-то само собой случилось…
    - В шлюзе?!
    - Великий Вакуум упаси. Доползли до моей комнаты.
    - Я в тот день так и подумала, что вы кувыркаетесь вместе. Я рада. Очень рада за тебя. Наконец-то ты оттаяла.
    - Мы не собираемся это повторять.
    - Почему? Я ж говорю, не бойтесь насчет капитана. Ему до фени абсолютно все, кроме бунта, голода или эпидемии на борту. Сколько лет он терпит мои похождения? И тебе навстречу пойдет. А уж Ульфа он точно не уволит из-за этого.
    - Ли Вонн тут не причем. Мы сами так решили. Это неуместно. И как-то по-детски.
    - Я не знаю, как у вас на Соммере, - фыркнула Пати, - но в остальной галактике дети сексом не занимаются.
    - Да я о другом…

    [​IMG]

    - Хотя ты права, - задумчиво произнесла собеседница, подцепляя вилкой лист красного салата из тарелки Сэм. - Вы сейчас ведете себя как дети. Жизнь и так коротка. Завтра мы можем наткнуться на еще одну Пандору. И не факт, что на этот раз вы вернетесь на корабль. Не будешь ли ты перед смертью жалеть, что не воспользовалась возможностью? Ульф же тебе нравился еще до Пандоры. А уж про него вообще молчу. Как только ты появилась на Гае, он сделал стойку. Милина мне все уши прожужжала, как ты обиделась на иглоплювов из-за его ранения и едва не разнесла их всех к чертовой матери. Линдквист караулил тебя у люка, пока ты отбивалась от зверей ментально. И он же тебя и втащил в шлюпку. С почти оторванной рукой. А вот Оливье готов был там тебя оставить.
    - Ох, ну в Оливье я никогда и не сомневалась. Могла бы и не напоминать.
    - Кстати говоря… Когда я ему намекнула, что вы возможно обмениваетесь генным материалом, он взбесился.
    - Глупости. Он меня терпеть не может.
    - Возможно. Но мысль о том, что после него, Великого и Прекрасного Принца-Второго Пилота ты предпочла обычного неотесанного десантника, его убивает.
    - Да Ульф поумнее Салата будет. И с ним я могу разделить много чего, творящегося в моей голове. А Маршанн – пень пнем, которого кроме его персоны не заботит вообще ничего в этой вселенной.
    - Влюбилась, - констатировала довольная Пати, вставая. – Теперь я удовлетворена твоим ответом. Вопросов больше не имею.

    [​IMG]

    Вот зараза. Влюбилась? Правда? После слов до сего момента избегавшей меня мисс Сун я отчетливо различила невыносимо оглушающий стук сердца. Затем что-то легкое и воздушное разлилось в груди. Такое я ощущала только в Эриде, когда мальчика, нравящегося мне уже два года, поставили в парринг со мной. Прохожу мимо него – в солнечном сплетении екает. Кто-то упоминает его имя – радостно улыбаюсь как идиотка. Слышу, как он мурлычет себе под нос незатейливый мотивчик во время дежурства на кухне – в животе все переворачивается.
    Ульф, словно услышав мои мысли, посмотрел на меня и тепло улыбнулся. И я поплыла…
    Уплыть далеко не получилось. Моя тушка через несколько секунд разбилась об утес по имени Оливье. Тот терся рядом с Линдквистом, что-то ему втирая. Прислушавшись, я похолодела.

    - Я смотрю, у вас с нашим доблестным лингвистом бурный роман.
    - И что? – десантник даже спорить не стал.
    - Не могу понять, ты извращенец? Она же психованная, да еще и с чужими спит.
    - С какими еще чужими?
    - Да с теми же гааптянами. Ты же вроде теперь в курсе о ее приключениях на рудниках.
    - В курсе. Особенно мне нравится та история, в которой ты ее сдал. Я вот тоже не могу понять, как она могла спать с тобой? От одного твоего вида и голоса блевать тянет.
    - Ты охренел? – взвился Салат.
    - А ты? – Ульф спокоен как жовонь. – Кстати, припоминаю, что ты хотел оставить меня на Пандоре. Не желаешь обсудить со мной еще и этот факт?
    Маршанн сразу заткнулся, понимая, что с десантником, тем более частично механизированным, ему не тягаться, и если дойдет до открытого конфликта, Ульф скрутит его в рогалик. И ретировался.
    А Сэм, не в себе от переполнявших эмоций, медленно поднялась со своего места, подплыла к удивленному донельзя Линдквисту и на глазах у всего честного народа его поцеловала.

    [​IMG]

    Я тоже не против.
    Вот и продолжим.
    Не откладывая дело в долгий ящик, Оливье доложил об их романе капитану. На что тот невозмутимо ответил:
    - А от меня ты чего хочешь? Чтоб я их благословил? Ну, благословляю. Больше по таким мелочам меня не тревожьте, господин второй пилот.

    Все это время команда летала на краю Млечного Пути, по ходу заглядывая на колонии для торговых или бартерных сделок. Ее лингвистические способности задействовали лишь один раз, когда полгода назад экипаж оказался на планете, занимаемой остатками флоксиан.
    Ли Вонн продавал им оружие и продукты. Саманту он решил взять с собой на планету, хотя она упиралась всеми руками и ногами, ссылаясь на бардак в голове.
    Но очутившись на Мирронелле, прониклась к капитану жгучей благодарностью. Давно она не разминала уставшую от космоса тушку в таком интересном мире.
    Флоксиане предпочитают исключительно водные планеты. Увы, правительству СПЕКТРа эти планеты нравились тоже, и чужих постепенно выживали с обитаемых мест. Миры-океаны – идеальная кормушка и запасник пригодной для жизни воды. Человечество спокойно мимо таких систем пролетать не могло.
    Флоксиане селились на мало-мальски обеспеченных морями планетах, отдаленных от основной транспортной сети СПЕКТРа. И Мирронелла – одна из таких.

    [​IMG]

    Небольшое поселение, рядом с которым села их шлюпка, находилось на берегу темно-розового, благодаря высокому содержанию в воде окиси железа, моря. Песок голубого цвета из-за наличия мелко-дисперсного плавикового шпата, черная в виду слабого фотосинтеза растительность, и персиковое небо – сплошная фантасмагория.
    Несколько миллиардов лет назад планета была холодной и безжизненной. Потом звезда, вокруг которой она вращалась, решила, что пришла пора свернуть с главной последовательности жизни, и начала перевоплощаться в красного карлика*. Ближайшие к ней планеты, до этого пребывавшие в сильно некомфортной для жизни зоне, начали остывать и вздыхать с облегчением. Адское пекло сменилось живительным теплом, и Миронелла воспрянула духом. Правда, вскоре выяснилось, что воспрянула она рановато.
    Мирро, местное солнце, став карликом, решило по своему. Планета из-за близости к звезде оказалась захваченной приливными силами и крутилась вокруг своей оси только раз в год, когда заканчивала оборот вокруг Мирро, каждые восемьдесят галактических суток*. То есть практически постоянно несчастная Мироннела половиной тела смотрела на звезду, и ее это не особо радовало.
    Звезда пошла навстречу своей подчиненной и разрешила появиться магнитному полю, которое не позволяло смертельной радиации попадать в атмосферу, да и вообще сохраняло эту самую атмосферу на поверхности планеты, не давая ей улететь в космос.
    Тем не менее, надежды на обзаведение собственными паразитами, которые могли бы изводить родную планету по аналогии с Матушкой-Землей, было мало. Океаны, успевшие к тому времени сформироваться, на темном полушарии, отлученном от солнца, могли бы промерзнуть до основания, а на освещенном – выкипеть.
    Если б жизнь и возникла, то лишь на небольшой территории терминатора*, что маловероятно.
    Но Миронелла не сдавалась. Атмосфера сжалилась и подарила планете вечные ураганы, бушующие на жаркой половине, которые не давали промерзнуть океанам темной стороны, а циркуляция жидкости разбавляла горячую воду светлого полушария. Этого хватило для зарождения простейших микроорганизмов.
    Красные карлики обладают весьма слабой светимостью, в основном посылая на ближайшие миры инфракрасное излучение. Но успевшая появиться жизнь упорно цеплялась за эволюцию, и приноровилась к этому. Фотосинтез, пусть и неполноценный, насыщал воздух кислородом. Кроме того, его вырабатывали многие организмы, живущие в океане рядом на границе света и тьмы.
    Негостеприимная планета флоксианам не особо нравится. Но они продолжают наивно верить, что совсем скоро их отношения с человечеством изменятся, и люди позволят найти другой дом.
    Саманта, включенная капитаном в отряд, нервничала весь перелет. Ульфу то и дело приходилось успокаивать ее, дотрагиваясь до ее трясущихся рук. Ее же распирало от желания действовать. Хотелось убивать.
    Ожидая, пока глава поселения выйдет к ним, она немножко расслабилась, успокоенная жутковато-красивым пейзажем и стараясь не обращать внимания на жару, облепившую их со всех сторон. Снятый, невзирая на бедный кислородом воздух, шлем особого облегчения не принес.

    [​IMG]

    Фауна так и не рискнула выйти на сушу из-за бурь и вспышек на солнце, зато водоросли осмелились. Флора на Миронелле представлена не густо, но ощутимо для флоксиан. Здесь в основном обитали крепкие как стальной канат лианы, стелющиеся по земле, и колючие приземистые кустарники с обширной корневой системой.
    Смерчи, бушевавшие здесь, успокаивались лишь раз в год, когда Миронелла начинала ежегодный оборот вокруг своей оси. Только в этот день были возможны торговые сделки с внешним миром, визиты и пополнения жителями запасов съедобных и высоко ценимых ими корнеплодов.
    На прибрежной полосе располагались норы, ведущие к неглубоким пещерам, в которых, как знала лингвистка, флоксиане готовятся к переговорам, раскуривая что-то вроде трубки мира с табаком из измельченных молодых побегов лиан.
    В остальное время вынужденные миронельцы не покидали океан, довольствуясь его дарами: минералами, рыбой, планктоном и мелкими амфибиями. Конечно, им приходилось кучковаться в районе терминатора – в других областях вода была слишком некомфортной для жизни. Но они не жаловались – зато никто не претендовал на планету.
    И наконец, когда Саманта сто раз облилась пóтом в скафандре, из подземных нор потянулись аборигены. Сэм моментально напряглась, и все окружающее вдруг стало казаться залитым кровью. Она дернулась к чужим, напугав до полусмерти и вожака, и его эскорт, но Ли Вонн вовремя перехватил ее руку, тянущуюся к ножнам.

    [​IMG]

    - Влирро мейя соо клио а нейлаа в’румлаааа… - пролепетал глава поселка.
    Мы несем мир, палач, - прочитала она в его разуме. Палач. Так они называли лингвистов. С первого знакомства четко уловили суть занятий выходцев с Эриды. Это слово обрушилось на ее сознание, оглушив девушку.
    Затолкав поглубже инстинкты убийцы, она пригляделась к ним внимательнее. Да, жители Мирронеллы выглядели в точности как в симуляторе. Но только сейчас она увидела, как они красивы.
    Ростом с высокого человека, они чем-то напоминали помесь земных выдр и кошек, некоторых представителей которых удалось спасти перед применением «Квазара». Грациозные, с милыми добродушными мордами и умными янтарными глазами, они вызывали симпатию. А в мозгу мелькали картинки с методами их убийства. Она помнила их анатомию. Она даже не воспринимала их как разумных существ, хотя уже тогда слышала их.

    Вожака группки звали Ммуурси Твоор’г. На нем красовалась грязно-желтая хламида и головной убор из темных перьев каких-то водоплавающих птиц. На груди красовались ожерелья из переплетенных кусочков ткани. Типичный недалекий туземец – первая мысль. Но затем, когда вглядываешься, понимаешь, что ему безумно идет этот наряд, он словно продолжение самого флоксианина. Как же они красивы…
    Собирая мысли в кучу, моргнула, и вдруг увидела неподалеку любопытные мордашки детенышей, прячущихся в черном кустарнике. Размером с человеческих детей в возрасте двух лет, они еще не покрыты шерстью, как их взрослые родственники. Лишь легкий пушок на пузиках, коленных чашечках и ушах. Молочные клыки направлены вверх, а на спинах – рудиментарные прозрачные крылья-плавники. Я поймала себя на мысли, что хочу поймать одного. И… потискать, как плюшевую мягкую игрушку. Целовать в пушистую мордашку и причитать о том, какой он хорошенький. Против воли на лице расплылась блаженная улыбка, ибо я представила, какой кайф словлю от всех манипуляций.
    Ммуурси, настороженно вглядывающийся в мою мимику, поймал эмоции и расслабился, осознав, что им ничего не угрожает. Затем прочитал детенышам целую лекцию о том, что они нарушили запрет, сбежав из дома, ведь скоро очередная вспышка, а это опасно, и от матерей им неслабо влетит. Но они и ушами не повели.

    [​IMG]

    В детстве эта раса, как я помнила из учебных пособий, обладала навыками эмпатии. Поэтому, почувствовав мое настроение, вскоре меня обступили маленькие флоксиане. Я присела на корточки, чтобы им было удобнее. И они, то и дело издавая мурлыкающие звуки, трогали меня за волосы, изучали скафандр, щекотали подбородок кисточками ушей, забираясь на колени и заглядывая в глаза.
    Ульф им тоже пришелся по душе, и вскоре мы, вовлеченные детьми в веселую кутерьму, счастливо смеялись, забывая на время, кто мы есть – убийцы и палачи.
    Сибур и Вонн тем временем жестами и на ломанном галакто объяснялись с Ммуурси по поводу товаров. Меня к переводу даже привлекать не стали. И вожаку так спокойней, и капитану, который мельком успел подумать, как он будет объяснять Лидеру Мирронеллы все эти трупы.
    Май сейлаа тоор’вси, так меня прозвали малыши. На их языке – добрая самка с неба. Я едва не разревелась, когда они на прощание потерлись со мной носами. Так они заменяли человеческие поцелуи.
    Хотелось провести с ними больше времени, но Ммуурси торопился, ссылаясь на скорую солнечную вспышку, чреватую всяческими подлостями вплоть до ожогов третьей степени.
    - Тебе обязательно нужно стать в будущем матерью, - заявил мне Ульф, когда мы вернулись на корабль. – В тебе столько нерастраченной любви.
    - Издеваешься? Кого я плодить буду. Мутантов? Мне может с людьми и спариваться-то нельзя.
    - Ну пока мы это делаем без последствий для здоровья. А очень даже с пользой, - хмыкнул десантник.
    - Ты словно предлагаешь скооперироваться для этой цели, - я нахмурилась, хотя дышать перестала, ожидая ответа.

    [​IMG]

    - Почему нет? Я не планировал заводить семью, но всегда можно переиграть планы. Осталось лишь найти способ отвязаться от Белины.
    Белина. Такой чудесный день сразу же оказался перечеркнут этим проклятым именем. Ульф понял по моему лицу и попытался растормошить, но даже секс меня не смог отвлечь от Госпожи Президент.
    Не сомкнув ночью глаза, утром я вдруг принялась анализировать свое поведение на Мирронелле. Эмоции, распиравшие меня там, были крайне противоречивыми. Два разных полюса. Сначала мне хотелось всех разорвать, а затем усыновить по меньшей мере парочку детенышей. Это ненормально. До ужаса странно. В кого я превращаюсь, Святой Юпитер меня задери?


    Значит, корабль падает в небо. Вздрогнув, Сэм вспомнила сон и вернулась из прошлого, оставив воспоминания греться на полках мозга до внеочередной потребности в них.
    Сегодня ее очередь вахтовать на кухне. С тяжелым вздохом прошлепала в душ, оттуда – к сброшенной с вечера одежде. Столовая встретила тишиной и умиротворяющим мраком. Включив свет, Саманта загремела посудой, пытаясь придумать, что из ее кулинарных умений не убьет всю команду. Проверив запасы, обнаружила остатки рыбы, которой их снабдили добрые флоксиане. За товар они расплатились пресной водой, пусть и содержащей много железа, тем не менее Пати нашла способ сделать ее пригодной для людей. Рыбу, вполне съедобную, а также водоросли и яйца местных птиц туземцы подарили по доброте душевной. Прежняя Саманта не притронулась бы к ним, ожидая найти в продуктах яд или иглы, распарывающие внутренности после ужина. Но теперь она об этом даже не подумала.
    Яичница с зеленью на завтрак. Суп из рыбы и водорослей – на обед, жареная рыба с гарниром из водорослей – на ужин. Дешево и сердито.
    Отмеряя порции для каждого блюда, Сэм не заметила, как в столовую ввалился зевающий заспанный Ульф.
    - Эй, ранняя пташка, ты чего не спишь?
    - А ты?

    [​IMG]

    - Почуял, что ты выползла из кровати, и проснулся. Заснуть обратно не смог. С тобой уютнее. Хоть и тесновато.
    - Пора намекнуть Ли Вонну о необходимости прикупить двуспальные койки. И Пати подпишется, - фыркнула девушка.
    - Беру этот разговор на себя, - улыбнулся Ульф. – Хотя вряд ли прокатит. Несмотря на то, что я числюсь капитанским любимчиком.
    Их разговор внезапно прервали. Корабль тряхнуло, да так сильно, что все плошки-чашки, с которыми возилась Саманта, полетели на пол. Чертыхнувшись, она полезла под стол собирать еду, и через мгновение взлетела к потолку вместе с посудой.
    - Какого хрена, Гай?! – рявкнула она, ударяясь головой о переборку. Ульф плавал рядом с невозмутимым видом, пытаясь связаться по коммутатору с Ли Вонном.
    Гравитация вернулась резко и болезненно. Оба рухнули на пол. Саманте не повезло больше – она задела правой рукой стол, и чудом ее не сломала.
    - Да чтоб тебя разорвало! – проскрежетала она, цепляясь за мебель. Слава Космосу, столы и шкафчики прикручены к полу и стенам. А вот стулья летали вместе с ними.

    [​IMG]

    - Ты цела? – ее подхватили сильные руки.
    - Вроде. Ты как?
    - Без видимого ущерба, - произнес Ульф, оглядываясь. – Ли Вонн молчит. Убился что ли в своей каюте. Попробую найти Пати или Карлина. Они-то должны быть в курсе, что происходит. Гай как-то оправдался?
    - Нет. Тишина.
    - Так, предлагаю вернуться в каюты, вооружиться магнитными ботинками и отправиться на поиски остальных. Встречаемся в пилотной рубке. Там будет летать минимальное количество предметов в случае повторного отключения гравитаторов.
    - Отличная идея. Погнали.
    Саманта решила не ограничиваться ботинками и для профилактики натянула скафандр. Шлем пока подключать не стала, успеет в случае чего.
    Милина нашлась в кают-компании, напуганная и ничего не понимающая.
    - О, Саманта, мне страшно. Я боялась выйти отсюда. Меня чуть не расплющило в каюте.
    - Ты не знаешь инструкции? – рявкнула на нее Сэм. – В случае нештатных ситуаций идти в капитанскую рубку. ВСЕГДА.
    - Я боялась не дойти.
    - В коридоре тебя мебель не убьет. Пойдем. Мне надо остальных найти.
    Их содержательную беседу самым наглым образом прервал протяжный противный вой. Девушки переглянулись, недоумевая.

    [​IMG]

    - Это что, тревога? – пискнула Милина.
    - Похоже на то.
    Опасность! В голове Сэм мелькнул тоненький визг загнанного животного, и в это мгновение корабль снова тряхнуло. Да так, что кают-компания словно взорвалась изнутри. Все книги и полки, шкафы и картины попадали на пол, мебель исполнила эросианский танец живота – Милину чуть не придавило насмерть диваном. Сэм приложило головой о книжную полку, от боли даже сознание испарилось на несколько секунд.
    Но даже сквозь тьму обморока она слышала скулеж ботанички. Пришлось усилием воли открыть глаза. В ней проснулся врач, который плевать хотел на собственные раны и неприязнь к пациентке. У Милины дела обстояли неважно. Корабль по-прежнему трясло как в лихорадке, и Сэм больших трудов стоило добраться до нее. Открытый перелом голени – еще куда ни шло, здесь опасность представляет только потеря крови и болевой шок. А вот рваная рана на боку нравилась ей куда меньше.
    Диван-убийца…
    Милина скосила глаза на ногу и начала завывать в полный голос. Выглядела та не лучшим образом.
    - Я не хочу умирать! У меня же даже еще детей нет!
    - Успокойся! – Саманта влепила ей пощечину и склонилась над раной. – Жить будешь, дуреха.
    Девушка пощелкала пальцами по коммутатору – маленькой брошке на скафандре. Но приборчик скорбно молчал. Выходит, тащить Милену ей придется на себе.
    К счастью для обеих, медицинский блок располагался в двух метрах от кают-компании. Сэм втащила ботаничку в реанимационную камеру, установила оптимальный режим лечения, который пришлось подбирать на глаз. Заниматься анализами нет времени. И тут снова завыла сирена.
    - ВНИМАНИЕ! РАЗГЕРМЕТИЗАЦИЯ! ВНИМАНИЕ! РАЗГЕРМЕТИЗАЦИЯ! – механический скрипучий голос проникал под кожу и словно разъедал органы изнутри.

    [​IMG]

    Да что ж такое?! За Милину-то она спокойна. Реанимационная камера абсолютно автономна и способна поддерживать жизнь пациента достаточно долго. Даже если корабль разорвет на части, есть шанс, что камера уцелеет и будет дрейфовать в открытом космосе. Правда, в этом случае Милина все равно не жилец. Шансы, что ее найдут раньше, чем кислород перестанет вырабатываться, ничтожно малы. Но сейчас Сэм некогда об этом думать.
    А вот что делать с остальным народом? Вряд ли все догадались о необходимости влезть в скафандры. Устав лингвиста, призванный во что бы то ни стало защищать людей, снова дал о себе знать.
    Прижав подушечки пальцев к вискам, девушка зажмурилась и сосредоточилась на своих мыслях. Сейчас ей жизненно необходимо услышать хоть кого-нибудь. Натянув на всякий случай шлем, она покинула комнату, надеясь, что не придется тащить в медотсек мужиков, потерявших сознание от гипоксии.*
    Коридоры заполнил тревожный мигающий красный свет, раздражающий глазную сетчатку. Корабль мелко дрожал, словно в агонии, и Сэм медленно пробиралась вперед, держась руками за стены. Стоит упасть, и с таким полотрясением уже не встанешь.

    [​IMG]

    Поведение Гая Саманту пугало и удивляло. И его молчание – тоже.
    Народ нашелся в капитанской рубке. Судя по лихорадочному потоку мыслей, набита она до отказа. Только оптимистку Пати она почему-то не слышала. Но не время паниковать.
    Осторожно пробираясь по отсекам, Сэм недоумевала – воздух присутствовал везде. С чего бы кораблю выть о нарушении целостности оболочки? Может, ошибка компьютера? Но он наполовину разумный организм. Он не может ошибаться. Что за ерунда?
    Наконец ее ладонь коснулась панели, открывающей двери в рубку капитана. Когда она ввалилась в нее и стянула шлем, поняла, насколько устала. От напряжения пот выступил на лице, а комбинезон под скафандром насквозь промок. Волосы на затылке продолжали стоять дыбом.
    - А вот и наш лингвист пожаловал, - мрачно усмехнулся капитан. – Как ни странно, я рад что ты жива, капрал Корф.
    - Что происходит? – о субординации забыли на время, и Вонн даже не покривился в ответ на ее бестактный вопрос.
    - Корабль заявил о разгерметизации технического отсека. И двигатели отказали. Навигационная система тоже объявила бойкот. Нам похоже крышка, капрал.
    - Технический отсек? – Сэм лихорадочно соображала, почему эта новость ее так напугала. И вспомнила. – Это же вотчина Пати. Она и спит там порой. О черт! Она давала о себе знать?
    - Если Сун не успела добраться до скафандра, она уже мертва, капрал.
    - Ох, иглоплювские уши мне в глотку… - Сэм прислонилась к стене, устало прикрыв глаза. Внутри еще теплилась надежда, что подруга уцелела.

    [​IMG]

    - Все будет хорошо, Сэм, - теплое пожатие ладони. Девушка открыла глаза и встретилась с зелеными глазами десантника. – Это же Пати. Она выкрутится.
    - А мы?
    - А вот этого обещать не могу, - прокаркал Ли Вонн. – Кажется, наш друг Гай взбунтовался.
    - Как это? – возмутился Пер. – Почему это? Какое он имеет право?
    - Тебя забыл спросить, - проскрежетал капитан. – Он не отвечает на команды. Карлин, - кивок в сторону взъерошенного техника, - пытался передать ему приказы и вопросы мысленно. Реакции ноль. Помер, что ли…
     
    Последнее редактирование: 14 июл 2017
    Наташа, Kssenita, MikkiMur и 6 другим нравится это.
  6. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    3.902
    Дата: 14 июл 2017 | Сообщение #25
    ***


    Дверная панель съехала в сторону, и все обернулись.
    - Твою ж мать, - в рубку ввалилась Пати, облаченная в скафандр. Убрала со лба мокрые волосы и обвела тяжелым взглядом всю честную компанию. – И что за хрень происходит?

    [​IMG]

    - Сержант Сун, выбирайте выражения, - капитан покосился на нее. – Форс-мажор еще не повод забывать о субординации.
    - Да к дьяволу катитесь все, - рявкнула Пати. – Я как дура за пять секунд натянула на себя этот гроб, когда корабль начал вопить о разгерметизации. И что? И ничего! Кислород как был, так и остался.
    - Ну и в чем причина вашего возмущения, сержант?
    - Вам с самого начала или о том, как меня чуть не размазало по техотсеку?
    - По порядку, сержант.
    - Среди ночи я услышала, что двигатели почихивают. Поэтому после завтрака отправилась в хвост. Но все анализы и показания оказались в норме. То есть по сути – все работает как надо. Но я же слышу – что-то не так. Разбудила Карлина, хотя сегодня не его смена. Он со мной согласился, ему тоже не понравилось дрожание корабля. Устроили мы консилиум. И тут я поняла, что дело не в механической части корабля. А в биологической. Корабль ведет себя очень странно.
    - Он не может ни с того ни с сего сойти с ума, - отмахнулся капитан.
    - Сами бы пошли, да посмотрели, – огрызнулась Пати. Сэм не успевала удивляться – ее подруга всегда казалась общительной и добродушной. Но сейчас она напоминала маленького взлохмаченного громлина* с Эль Параизо.
    - Конечно, я вынужден в любом случае проверить показания…
    - Да там все разворочено! Я отправила Карлина на ваши поиски, а сама занялась анализами. Нейронная сеть взбудоражена. В лимфатическую жидкость корабля произошел какой-то выброс. Я не знаю, что это за вещество. И уже не узнаю никогда. В ту секунду, как я оторвалась от микроскопа, в отсеке что-то взорвалось. Меня закидало металлоломом, а когда я вылезла, механический оповещатель взвыл о разрушении целостности корпуса. Пришлось заскакивать в скафандр. Гай, если ты меня слышишь, то ты – урод.
    - Вы хотите сказать, что двигатели тоже разрушены?
    - Понятия не имею! Говорю ж, там полная задница.
    - Сержант Сун!

    [​IMG]

    - Да идите вы в жопу со своим сержантом! – Ли Вонн даже не нашелся, что ответить на эту проникновенную реплику.
    - Пати! – Сэм схватила подругу за руку и развернула на себя. – Ты очумела?
    - Да что с вами? Нам хана. Там вакуум. Техотсек полностью разрушен. Все улетело в тартарары.
    - Ясно, истерика, - капитан слегка пришел в чувство и махнул в сторону Сэм. – Капрал, позаботьтесь о подруге.
    - Я вам не психиатр!
    - Это приказ! И к тому же, вы экзопсихолог.
    - И что?!
    - Спойте ей колыбельную, черт возьми! Постучите головой об переборки. Лишь бы не вопила.
    - Я вам уже докладывал о неполадках в системе, - взял слово Мэттир Карлин. – Но о том, что они в «живом» секторе, Пати не успела мне сообщить.
    - Бортовой компьютер сдох, - с кислой миной поведал Оливье вновь пришедшим. – И посмотрите в иллюминаторы. Что видите?
    - Ничего, - оторопела Саманта. И ведь правда – за окнами простиралось черное ничто. Ни звезд, ни туманностей, ни летящих росчерков астероидов. Сплошная темнота. – Что это значит? Мы влетели в какой-то войд?
    - Если бы. По моим вчерашним подсчетам до ближайшего войда недели три лета. Такое ощущение, что иллюминаторы затянуты плотным веществом. Как будто Гай взял да и смежил веки.
    - Кто был на вахте ночью? – спросила в воздух лингвистка.

    [​IMG]

    - Я, - буркнул Маршанн. – Но я спал. Все было спокойно. И я уснул… все было нормально, понимаешь?
    - Н-да… - Сэм переглянулась с Ульфом и подалась к капитану. – Что скажете, сэр?
    - А черт его знает, что тут сказать. Я не понимаю, что происходит.
    - Может, мы куда-то врезались? – почесал в затылке Карлинн. – Я не вижу других вариантов.
    - Разрушений было бы больше. Корф, вы можете связаться с Гаем?
    - Он словно в отключке, - линвгистка покачала головой. – Мертвая тишина. Правда, перед тем, как нас с Милкой разметало по кают-компании, кажется он кричал что-то про опасность.
    - Ты была с Милиной? Где она? – вспомнил про сестру техник.
    - Очнулся. Она пострадала, но не сильно. Я запихнула ее в медотсек. В реанкапсуле она некоторое время пробудет в безопасности, что бы ни случилось с нами.
    - Я вам еще не все сказала, - Пати взяла себя в руки и посмотрела на капитана. – Оружейный отсек сейчас летит куда-то в сторону матушки Терры. Корабль, оказывается, может запросто раздвигать свою плоть и выкидывать в космос лишнее. Странно, что до сих пор он не проделал это с нами.
    - То есть мы хрен знает где, непонятно что с кораблем, да еще и безоружны? – уточнил Ульф, хмурясь все больше. – Весело…
    - Кто знает, какие отсеки разгерметизированы? – спросил Ли Вонн.
    - Техотсек – сто процентов, - буркнула Пати.
    - Коридоры, которыми я к вам добиралась, пока функционируют исправно, только потряхивает и… - тут Саманту выгнуло дугой от резкого приступа наслаждения. Да какого… Тысячекратный оргазм и то не сравнится.

    [​IMG]

    Я не ожидала испытать подобное. Ощущения острого экстаза застало меня врасплох, и я, свалившись на пол кульком, свернулась в комочек. Кажется, я стонала и коротко взвизгивала. Меня тормошили, хлопали по щекам, но я не могла вырваться из неведомых и невидимых объятий. Сквозь позвоночник пару раз проскочил электрический разряд, живот скрутило судорогой, и меня наконец отпустило.
    Экипаж пялился на меня, как на явление бога. Ульф сидел рядом, держа меня на коленях как ребенка, и укачивал, пытаясь привести в чувство. Ли Вонн хмурился. Пати с глазами по пол-дециметра и отвисшей челюстью была весьма живописной. А я, кажется, начала понимать, что происходит с нашим бравым парнем по имени Гай.
    - Ты жива? – уточнил на всякий случай Ульф, заглядывая в глаза.
    - Ребята… - я прокашлялась, слыша, как хрипит голос. – Я знаю, что с кораблем. Гай бьется в экстазе.

    - Чтооо? – протянула Пати, офигевая еще больше. – У него что там, секс с астероидами?
    - Я не в курсе, что конкретно привело его в это состоянии. Но факт налицо. Я периодически чувствую то же, что и он. Когда мы пару лет назад попали в метеоритный дождь, меня скрутило дугой от боли. А сейчас я испытала… мм… удовольствие. А значит, и Гай тоже.
    - Я извиняюсь, конечно, за вопрос, но к чему тогда разгерметизация? Он, простите, кончил? – Пати откровение Саманты не давало покоя. – Нашим оружейным отсеком?
    Кто-то фыркнул, кто-то хохотнул, Сэм улыбнулась, но тут же вспомнила, чем это грозит их команде.
    - Боюсь даже представить, что это было. Я продолжу попытки связаться с ним. Должен же он очухаться рано или поздно.
    - Эй, смотрите! – воскликнул Маршанн. – Он открыл свои гребанные зенки.
    Иллюминаторы и правда заработали исправно. Тьма испарилась, открыв взору простирающийся перед ними космос. И не только. Прямо по центру основного окна, словно зрелое зеленое яблоко, висела неизвестная планета, в гордом одиночестве вращающаяся на орбите величественного красного гиганта*.

    [​IMG]

    - Это еще что… - обалдел Ли Вонн, кидаясь к стеклу.
    Гай, ты меня слышишь? Что происходит? Где мы? Ты живой вообще?
    Все стабильно. Слышу тебя. Понимаю. Прошу меня извинить за причиненный ущерб. Я надеюсь, рядовой первого класса Милина Карлин скоро пойдет на поправку.
    Какого рожна ты творишь?
    Я не ожидал, что это случится. Я слышал, эти эмоции доступны полноценным ммххууррам.
    Какие еще эмоции? Что это за планета? Почему ты подвел нас к ней так близко без средств обороны?
    Это Ваал-ра.
    Саманта вздрогнула и посмотрела на капитана.
    - Гай сообщил мне название планеты.
    - Вот как? Паршивец еще и имя ее знает?
    - Ваал-ра.
    Ахнули все. Кроме побледневшего капитана.
    - Обитель валиурцев? Здесь? Мы же только что были в обитаемом секторе. Как они осмелились заселить одну из этих планет?
    - Подозреваю, что Гай совершил телепортический прыжок, - предположил Оливье. – Реакция очень похожа. Мы изучали природу ммххуурров.

    [​IMG]

    - Это невозможно! – возмутился Мэттир. – Гибриды на это не способны.
    - Без посторенней помощи – возможно. Но что, если его притянула планета?
    - Зачем?!
    - Может быть, они думают, что на борту Гая есть что-то ценное для них?
    - Все оружие и товар для обмена улетели в тар-тарары, - буркнул Руслан. – Нам нечего им предложить.
    - А если они ищут меня? – одними губами прошептала Саманта, глядя на капитана.
    - Они никогда не были заинтересованы ни в одном из экспериментов Белины.
    - Только сейчас я представляю для них угрозу. Если эта баба получит меня, неизвестно же, какие у нее планы. Им проще убить меня, чем позволить поймать.
    - Ты о чем? – с подозрением глянул на нее Оливье, но его проигнорировали.
    - Нужно улетать, - произнес Ульф. – Капитан, нам нельзя здесь оставаться.
    - Думаешь, я не знаю? – рявкнул Вонн. – Я никогда с ними не сталкивался. Но учитывая их отношения с человечеством, вряд ли они окажут нам теплый прием. Их постоянно преследовали. Пытали, убивали, разбирали на запчасти.
    - Но ведь мы – пацифисты, - глядя на планету, задумчиво произнесла лингвистка. – Мы не тронем вас без причины.
    - Мы? – побледнев, посмотрел на нее Линдквист. – Сэмми, что еще за «мы»?!
    - Я хотела сказать – они, - опомнившись, вздрогнула девушка. – Они вас не тронут. Не факт, что этот номер прокатит и со мной, но всех непричастных они отпустят восвояси.
    Помигивая всеми огнями спектра, начали включаться один за другим компьютеры. Пилот поежился и уставился в мониторы, считывая показания.
    - Гай передает данные о планете. Повышенное содержание кислорода в воздухе, но в целом она пригодна для людей.
    - Ну еще бы. Наша природа сходна с вашей.

    [​IMG]

    - Саманта, хватит! – вопль Ульфа, раздавшийся над ее ухом, заставил лингвистку подпрыгнуть на добрых пол-метра. – Ты – наша. Ты к ним никакого отношения не имеешь. Опомнись. Что с тобой? Ты год ныла, что боишься и не хочешь становиться полноценной валиурийкой. А сейчас что?
    - Да какого черта происходит? Она что, тоже гибрид?!
    - Маршанн, заткнись и включай обратную тягу. Улетаем отсюда, - приказал капитан. Оливье пыхтел над движками и кнопками, что-то сквозь зубы цедил, но без толку.
    - Не получается. Гай отказывается улетать от планеты. Он тут показывает мне маршрут. Единственно возможный.
    - И какой же?
    - Подойти к планете как можно ближе.
    - Отлично. Сначала этот уродец нас спасает на Пандоре, а теперь предлагает пойти и сдохнуть добровольно, - хмыкнула Пати. - Карлин, мы можем отключить био-мозг корабля? Остаться только на механике?
    - Теоретически – да. Но делать это нужно в техническом отсеке. Которого больше нет. Я не знаю, как еще можно добраться до центрального мозга. Напоить его снотворным?
    - Даже если мы все запасы лекарств вольем в его нейронную сеть, это не поможет. Масштабы несопоставимы.
    Саманта, вы должны спуститься на планету. Они хотят поговорить с вами. Только разговор. Они не причинят вам вреда. Это против их природы. Ты ведь знаешь. Ты одна из них.
    - Гай настаивает на спуске, - передала экипажу Саманта. – И я не знаю, есть ли у нас выбор. Капитан?
    - Дилемма. Мы можем торчать на месте до следующего Большого взрыва. Если не сдохнем от голода. Или сожрем друг друга. Улететь Гай нам не позволит. Даже гибриды живут втрое дольше нас. А можем спуститься на планету и задать жару местным. Какой-то запас оружия у нас остался, Ульф?
    - Ну да. Мой личный схрон. Хватит недели на две. А потом? Пойдем на них с дубинками?
    - Саманта, ты сможешь с ними справиться? – капитан резко забыл про субординацию.
    Девушка пожала плечами, не отрывая взгляд от планеты.
    - Сомнительно, - презрительно скривился Маршанн. – Она всегда встает на сторону чужих. И сама мутант, по всей видимости.

    [​IMG]

    - Да заткнись ты уже, - выплюнул Линдквист.
    - Я не дам никаких гарантий, - наконец очнулась предмет спора. – Я не знаю, как поведу себя на поверхности планеты. Уже сейчас у меня какие-то сбои в мозгу. А мы еще даже не на орбите...
    - Нужно отправить сообщение, - прервал ее пилот.
    - Кому? – нахмурился Ли Вонн.
    - Военному департаменту, кому же еще. Пусть пришлют подмогу.
    - Ты видишь наши координаты?
    - Нет…
    - Ну и не болтай зря. Я без втыкания носом в мониторы прекрасно знаю, что Гай тебе не даст ни координат, ни рабочую радио-частоту. Мы здесь застряли. Пока не выполним то, что он требует.
    - У нас на борту раненая, - напомнила Саманта. – И я не знаю, что с ней делать. И оставлять тут страшно, ибо не знаем, что еще выкинет Гай, и спускать на планету – еще страшнее.
    - Мы с Сафиром проверим, как она. Может уже пришла в себя, - предложила Пати. – А вы пока решайте, что делать. Нам в любом случае надо ремонтировать паршивца. С дырой в техническом отсеке мы далеко не улетим.
    Спустя полчаса капитан определился. На борту остаются врач, пилот, техник и оружейник, от которых мало проку на планете.
    В Милине, очухавшейся после аварии, проснулся ученый, и она настояла на своем спуске, пусть и с загипсованной ногой и заплаткой на боку. Пати тоже не рискнула остаться на борту:

    [​IMG]

    - Лучше пусть меня сожрут какие-нибудь монстры, а Гаю я больше не доверяю. Пока мы шли в медицинский отсек, он пару раз кувыркнул нас об стены и потолок.
    Сэм знала, что Перу тоже страшно. Но он постыдился показывать свой ужас и вызвался добровольцем на спуск. Раз уж Милина решилась. А геолог чем хуже?
    Вонн наказал оставшимся одеть скафандры и шлемы. Гай уже несколько раз вопил о разгерметизации других отсеков. Гравитация по-прежнему скакала. Похоже, корабль не сумел как следует справиться с прыжком. Если биологическая половина испытала от телепорта оргазм, то механическая – рассыпалась на части.
    Оливье были даны настоятельные рекомендации по исправлению систем связи. Что он очень искренне пообещал выполнить. Ему тоже совсем не улыбалось застрять здесь навсегда.
     
    Наташа, Lana15, Kssenita и 7 другим нравится это.
  7. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    3.902
    Дата: 28 июл 2017 | Сообщение #26
    23

    Семьдесят два дня назад


    Наземное управление – майору Тому!
    Наземное управление – майору Тому!
    Примите свои белковые таблетки и наденьте шлем.
    (Десять) Наземное управление (Девять) для майора Тома (Восемь),
    (Семь, шесть) Начало обратного отсчета (Пять), двигатели включены (Четыре),
    (Три, два) Проверьте зажигание (Один), и Бог (Старт!) вам в помощь!

    Это наземное управление – майору Тому! Вы действительно взлетели,
    И газеты интересуются, чьи рубашки вы носите.
    Пришло время покинуть капсулу, если рискнете.

    Это майор Том – Наземному управлению! Я прохожу сквозь дверь
    И плыву самым необычным образом,
    И звёзды сегодня выглядят совсем иначе,
    Ведь я здесь - сижу в жестяной банке высоко над миром.
    Планета Земля синяя, и я ничего не могу поделать.

    Хотя я на высоте более сотни тысяч миль, я очень спокоен,
    И думаю, мой корабль знает маршрут.
    Скажите моей жене, что я её очень люблю - она знает.

    Наземное управление - майору Тому!
    Ваши электронные схемы обесточены, какие-то неполадки.
    Вы слышите меня, майор Том?
    Вы слышите меня, майор Том?
    Вы слышите меня, майор Том?
    Вы...

    Вот он я - плыву в своей жестяной банке
    Высоко над Луной
    Планета Земля синяя, и я ничего не могу поделать...

    Подготовка к десанту заняла почти сутки. Саманта собралась быстрее всех, и теперь хмуро пялилась на новый аттракцион смерти. Планета выглядела приветливой, но она уже по опыту знала, чем красивей мир, тем зубастее тамошние твари. Случившееся не хотело укладываться в голове. Как Гай мог так поступить с ними? С ней?

    [​IMG]

    Пати и Милина чуть не погибли из-за его кувырков по космосу. А теперь, возможно, прихлопнут их честную компанию.
    «Катарсис» произошел так быстро. Никто до сих пор толком не опомнился. Все шло как по маслу, и вдруг бац! Корабль решил, что ему надо. И что думают остальные, Гая мало колышет. Такого финта ушами от дебильноватого гибрида, каким его все считали, никто не ожидал. А уж Сэм – тем более. Она полагала, что он пойдет на все, чтобы защитить экипаж. Ан нет.
    На правое плечо легла тяжелая ладонь, а над левым ухом протяжно вздохнули. Пати и Ульф, готовые к высадке, присоединились к ней. Рыжую техничку колотило от страха, но оставаться на борту она не желала. Ульф, как всегда спокоен и сосредоточен, и одним только видом помогал нервным клеткам Саманты прийти в чувство.
    - Что думаешь? – спросил десантник, обращаясь к ней.
    - Мои мысли вам вряд ли понравятся. Ничего хорошего от этой планеты я не жду.
    - Мне почему-то вспомнилась Андрисе. Такой же рай с виду. А приземляешься, и попадаешь в пекло.
    - Тяжело там было, ребята? – поинтересовалась Пати, чтобы хоть как-то отвлечься от паники, бегущей по венам.
    - Врагу не пожелаешь, - ответила Саманта. – Ульфу, наверное, пришлось легче. Он не видел, как его друзей убивают бывшие домашние животные.
    - Еще как видел, - возразил Линдквист. – Я же рассказывал, как мало нас осталось после зачистки.
    - Милый, мне только-только исполнилось шесть лет. И я не была солдатом. Под своими друзьями я подразумеваю таких же детей, как и я. Когда при мне убивают лингвистов, я реагирую на это не так остро.
    - Понимаю, - кивнул мужчина. – Но Гай ведь тебе сказал, что здесь живут валиурцы. Вряд ли отъявленные пацифисты смогли ужиться с плюшевыми каннибалами.
    - А я не знаю, кто хуже. С теми, кто снабдил меня гипофизом, я не знакома. И не знаю, чего ждать от них. Может, на самом деле они убийцы и садисты. Белина вот тоже считает себя противницей войн. Но это не мешает ей людей препарировать.
    - Прохлаждаетесь? Я битый час вас ищу, - в рубку зашел капитан. – Коммы опять сдохли. Гай нам легкой жизни не обещает. Загружаемся в шлюпку.

    [​IMG]

    Милина напоследок обняла брата, а Пати, променявшая техника на оружейника, ворковала с Русланом. Сэм и Ульф по очереди пожали всем мужчинам руки, за исключением Оливье. Тот с невозмутимым лицом отвернулся к иллюминатору. Хотя лингвистка слышала, как ему обидно. Сам виноват. Нагадил, как только смог. Практически всем.
    Ли Вонн отдал честь оставшимся и первым шагнул в шлюпку. За ним гуськом потянулись остальные. Раз уж он с ними, Сэм не стала занимать место у штурвала. Хоть она в глубине души она и считала, что капитан ни при каких обстоятельствах не должен покидать свой корабль, все равно радовалась, что он возглавляет их десантную группу. Как бы она к нему не относилась, но ценила его как лидера. Вонна мало чем можно сломить, он обычно невозмутим и холоден как металл, и своим ничего не выражающим взглядом будет вселять уверенность в остальных.
    Даже ей капля этой уверенности сейчас не помешала бы.
    Перелет занял мало времени. Все молчали. Пати тихонько взяла Сэм за руку, и лингвистка не стала ее одергивать. Лишь слабо пожала ладонь технички, поддерживая. Ей самой хотелось прильнуть к плечу Ульфа, чтобы набраться храбрости, но при капитане она не решилась демонстрировать свою слабость.
    Автономный компьютер десантной шлюпки сообщил, что атмосфера пригодна для дыхания и счастливой жизни. В наличии так же имелось вдоволь пресной воды. Тем не менее капитан настоял на шлемах. Саманта натянула душный стеклянный колпак и первой шагнула в открытый люк.

    [​IMG]

    Загадочная планета встретила ее мягким теплым светом оттенка охры. Ваал-ра являлась единственным миром, танцующим вокруг красного гиганта. В мыслях лингвистки вдруг всплыло название «Миий’ра». Так местные величали свое солнце. И оно выглядело величественно, закрывая своим телом весь горизонт. Это вам не крохотное желтое пятно посреди синего неба. Миий’ру видно со всех сторон.
    Ли Вонн посадил шлюпку на открытой поляне-колодце, со всех сторон окруженной бурной растительностью. Естественное посадочное место. Или нет…
    Саманта огляделась. К красному небу стеной поднимались темно-синие «сосны» и салатовые «дубы». Деревья выглядели узнаваемыми, словно это одна из колоний человечества. Люди, какими бы сволочами ни были, все равно в глубине души любили свою альма-матер, и в процессе расселения тащили с Земли все, что плохо лежало. От редьки до эвкалиптов. Иногда земные растения преследовались и истреблялись эндемичной флорой, но чаще всего победа оставалась за ними. Вот и получилось, что все колонии походили друг на друга до оскомины на зубах. Но поселенцев это ни капли не смущало. Так они чувствовали себя как дома.
    Одна из немногих планет, на которую было запрещено привозить саженцы из других миров, - Андрисе. Но это исключение из правил лишь подтверждало закономерность.
    Шажками-перебежками подойдя к одному из деревьев, Сэм прикоснулась к стволу затянутой в перчатку ладонью и закрыла глаза. Дыхание чужой жизни билось под пальцами. Девушка чувствовала, как под корой медленно и тягуче пульсировал сок. Охваченная внезапным порывом, она стянула шлем, не взирая на протест капитана, и вдохнула инопланетный воздух. Ее сверхострое обоняние, полученное, как она теперь знала, не в результате странной мутации, а благодаря скрещиванию с валиурцами, различало мерцающие влажной дымкой ароматы. Визуализация запаха – одно из дополнений к чувствительному носу. Пахло чем-то приторно-острым, словно где-то рядом рассыпали горсть фудзиямских приправ. Странный, но приятный запах.

    [​IMG]

    - Странное место, - произнес Пер. – Никогда не слышал, чтобы после перевоплощения звезды в красного гиганта на планетах системы оставалась жизнь.
    - Скорей всего, эта планета когда-то отстояла далеко от звезды, и была вне зоны обитания, - пожала плечами Милина, завороженно рассматривающая траву под ногами.
    - Данная стадия занимает от десяти до ста миллионов лет. Вы когда-нибудь слышали, чтобы на планете за такой короткий срок что-нибудь зародилось?
    - Ты хочешь сказать, Ваал-ра – искусственного происхождения? – уточнил Ли Вонн. – Я не знал, что валиурцы умеют терраформировать планеты.
    - Или жители умеют перемещать свои миры между звездными системами. В таком случае я склоняю перед ними голову. Нам подобные технологии даже не снились.
    Сэм хотела добавить свои мысли к общему обсуждению, но не успела.
    Саманта. Прости.
    Девушка вскинула голову и ахнула.
    Какого черта?
    На пурпурном небе, украшенном тонкими сиреневыми полосами облаков, начал вырисовываться силуэт корабля. Вслед за ней и остальные подняли взгляды.
    - Он опять входит в атмосферу, - пролепетала Пати. - Что он задумал?
    Комм Ли Вонна вдруг ожил.
    - Капитан, как слышите меня?
    - Карлин? Слышу прекрасно. Мы высадились. Ты на громкой связи. Что у вас? Почему ты, а не второй пилот? И куда, астероид его разнеси, прет Гай?
    - У нас проблемы. Все системы отказали. Гай отключил жизнеобеспечение. Теперь у нас кислород только в скафандрах. Оливье, похоже, мертв.
    У Милины подкосились ноги, и Ульфу пришлось ее держать. Пати побледнела и посмотрела на Саманту.

    [​IMG]

    Мне страшно, Сэмми. Пожалуйста, скажи, что он не убьет ребят!
    - Что случилось? – капитан пока оставался спокоен.
    - Мы не поняли. Я выяснил координаты и настроил связь, и Маршанн пытался связаться со штабом. Дошел до диктовки координат, и внезапно все опять заглохло. А Оливье задергался и упал навзничь. Шлем разбился, но он вряд ли умер от асфиксии. Все стекло изнутри покрыто какой-то плесенью. Скорей всего, он задохнулся еще до падения.
    Выдержка Ли Вонну внезапно изменила. Он побелел.
    - Карлин, слушай меня внимательно. Немедленно уходите оттуда! В шлюпку, и к нам. Там же еще осталась запасная?
    - Гай заблокировал ангар. Мы не можем туда войти.
    - Взорвите, идите на таран, но пробейтесь туда! Он убивает вас.
    - Мы попробуем, сэр. Но на всякий случай – прощайте.
    Связь прервалась.
    Шокированная Саманта, понимая что сейчас все зависит только от нее, пыталась достучаться до Гая. Она никогда не испытывала такого ужаса. Паника влажными мурашистыми щупальцами копошилась под кожей, сбивая дыхание и заставляя сердечный ритм биться словно в агонии.
    Зачем ты это делаешь? Ты убиваешь свой экипаж! Свою семью!
    Нет. Свою семью я защищаю. От вас. От пилота. Маршанн передавал координаты планеты женщине с черными волосами.
    - Какая еще женщина с черными волосами? – рявкнула Саманта в голос. – Что за хрень ты несешь?
    Я не понимаю смысл твоей фразы.

    [​IMG]

    - О какой брюнетке он толкует? – насторожился Ли Вонн. – Что там происходит?
    - Он заявляет, что Оливье передавал ей наши координаты. Вы понимаете, о чем он?
    - Я знаю лишь одну даму, для которой этот мир может представлять интерес. Оливье шпионил для Белины Айлин. Госпожи Президент.
    - О нет… Выходит, она знает обо всем, что происходило на борту и не только?
    - Не знаю. Пару месяцев назад она искала меня, связывалась через свою помощницу, которую мы не так давно завербовали в свои ряды. Я сказал, что не нашел тебя.
    - Почему вы не рассказали мне об этом?!
    - Сейчас не время! Потом, все потом...
    В мозг Саманты снова ворвался меланхоличный Гай.
    Я не допущу утечки информации. Никто не выживет.
    - Он хочет убить всех, кто на корабле, - прошептала Сэм капитану. - Гай, не надо! Отпусти их. Мы не расскажем этой женщине про планету. Пожалуйста.
    Пожалуйста. Пожалуйста. Пожалуйста. Ради меня. Отпусти ребят. Я клянусь, что мы защитим твой мир и твоих друзей.
    Прости меня. Я не могу удовлетворить твою просьбу. Я взорву топливный отсек.
    - Нет-нет-нет, остановись, Гай!
    Я же люблю тебя, дурачок. Мы что-нибудь придумаем. Вместе.
    Прощай.
    - О Господи, они успели! – воскликнула Милина дрожащим от слез голосом. Тоненький пальчик указал на точку, отделившуюся от корабля. И в ту же секунду эта рука упала плетью. – Нет!

    [​IMG]

    Время снова пошло на поводу у Саманты и замедлило бег по ее молчаливой просьбе. Она видела, как корабль, столько лет служивший им домом, оберегавший и помогавший им, растаскивает на атомы энергия распада. Гай взорвался. Шлюпка не успела отойти на достаточное расстояние, и ее разнесло вместе с кораблем.
    Оглушительный грохот заложил уши. Но внутри черепной коробки она все еще слышала предсмертное удивление Сафира, Мэттира и Руслана. Она чувствовала агонию корабля, которого уже не существовало в этой реальности. Раздирающая на клочья боль пронзила грудную клетку. Отголосок ощущений Гая.
    Дурак. Идиот. Кретин. Ублюдок.
    Себя она тоже поносила всеми известными способами. Не доглядела. Не поняла. Не уследила. Не убедила…
    Милина билась в истерике в руках бледного как мел Ульфа. Пати с приятно землистым цветом лица сидела на земле, тоненько подвывая. Они обе потеряли не просто членов экипажа или друзей. Близких людей. Пер, пребывавший в ступоре, тупо пялился на клочок неба, где только что висел их корабль. Лишь капитан хранил внешнюю невозмутимость. И только гуляющие по скулам желваки выдавали его эмоции.
    Оливье. Там же был Оливье. Оливье погиб.
    До Саманты только сейчас дошел этот факт. Она хорошо относилась к остальным погибшим, но только с пилотом ее связывало нечто большее. Прошлое ведь не перепишешь набело. Как бы она не презирала его или ненавидела, в глубине ее души он по-прежнему оставался тем милым мальчиком-снобом, в которого она влюбилась без памяти. Первая горько-кислая любовь.
    Лингвистка оказалась настолько неподготовленной к случившемуся, что не смогла сразу восстановить блокировку, и мысли выживших разом обрушились на и так кипевший от ощущения безнадеги мозг.
    Боль, паника, горе, безумие, отчаяние огромными призрачными цунами ринулись в атаку, едва не ослепив Саманту. Девушка упала на траву и сжалась в комок. Ульф, оставив без поддержки Милину, которая тут же кулем свалилась вниз, ринулся к ней.
    - Что, Сэм? Что?
    - Голова сейчас взорвется. Я слышу вас. Всех. Одновременно… - прохрипела она и замолчала, потому что дальнейшие слова превращались в скулеж.
    - Девочки, успокойтесь, - подал голос Ли Вонн, обращаясь к воющим Милине и Пати. – Время для оплакивания у нас еще будет предостаточно. Линдквист, Корф, что нам делать? Ваши предложения?
    - А? – Ульф озадаченно посмотрел на капитана, словно не понимая, о чем он. – Я не знаю…
    Саманта качала головой из стороны в сторону, словно игрушечный болванчик. Она тоже не знала. Плевать. Ей хотелось умереть. Собрав остатки воли, попыталась сконцентрироваться на своих ощущениях. Не вышло. Голова вмещала лишь мысли других. А себя Сэм не слышала. И это было ужасно.

    [​IMG]

    - Смотри на меня, - прошептал десантник, заглядывая в ее безумные глаза. – Смотри на меня. Я здесь.
    Тупая боль, давящая на виски и глазные впадины, решила отступить. Саманта наконец смогла сосредоточиться и возмутиться.
    - Соберитесь, тряпки! – хрипя от напряжения, воскликнула лингвистка, высвобождаясь из объятий Ульфа. – Вы меня сейчас убьете! Жизнь еще не кончена. Нам надо думать о себе. Хватит упиваться болью! Пожалуйста!
    - Это ты во всем виновата! – Милина вскочила на ноги и повернулась к ней. – Гребаный корабль пошел на это из-за тебя. Если бы ты не появилась среди нас…
    - Святая мегера! – протянула, хлопая себя по лбу, Пати, мгновенно успокоившаяся от выпада ботанички. – А Сэм-то тут каким боком? Совсем из ума выжила? Если бы не она, вами бы еще на Пандоре закусили. Ли Вонн, ну помогите хоть вы мне!
    - Экипаж, собраться! Милина, заткнись. Саманта, блокируйся. Пати, отставить панику! – рявкнул капитан, включаясь в игру. – Мы в полной заднице. Мы не знаем, где мы, кто населяет эту планету. У нас мало запасов еды и оружия. И нам не на чем отсюда улететь.

    [​IMG]

    - А наша шлюпка? – техничка, мгновенно забыв о недавних рыданиях, повернулась к нему. – У нас же остался десантный бот.
    - На нем мы далеко не улетим. И у нас нет координат, чтобы вызвать подмогу. Компьютер шлюпки не настолько мощный, чтобы помочь нам установить, где мы. Молитесь все своим богам, чтобы аборигены, если они тут есть, оказались дружелюбными. Иначе мы скоро присоединимся к нашим безвременно скончавшимся друзьям.
    Сэм почувствовала, что может дышать. Сердце перестало дергаться в аритмии, и боль стала терпимой. Она смогла наконец отключить мысли девчонок. Капитан, Ульф и Пер особо не надоедали. И тут она почувствовала нечто иное. Девушка встрепенулась, вглядываясь в деревья.
    Чужие отголоски мыслей. Не экипаж. Кто-то иной идет сюда.
    - Мы не одни, - успела тихонько толкнуть капитана, как тотчас ее предупреждение перестало быть актуальным. Ульф и Ли Вонн еле успели снять лучевики с предохранителей.
    Деревья словно расступились, и на поляну медленно и с достоинством шагнула живописная группа. Даже Милина заткнулась и перестала рыдать.
    Представьте – в разгар великих открытий, прорыва в области технологий, межзвездных перелетов вы натыкаетесь на машину времени и внезапно для себя и окружающих решаете наведаться на Дикий Запад. Или вовсе в Южную Америку, к гостеприимным майя. Короче говоря, встречающие товарищи очень походили на индейцев, какими их изображали в шестнадцатом веке.
    Все пятеро казались мужчинами. Сэм знала, что они гуманоиды, поэтому отсутствие выступающих молочных желез помогло сделать этот вывод. Гениталии же скрыты юбками из белой ткани с добавлением странных геометрических орнаментов. Очень похожи на людей. Только кожа странного синюшного оттенка, как у трупов, и глаза слишком большие. Радужки искрились расплавленным серебром, а зрачок почти незаметен. При первом взгляде не по себе, но потом привыкаешь.

    [​IMG]

    На гладко выбритых (или лысых от природы) головах красовались жидкие пучки темных волос, оставленных (растущих?) на макушках. Самца, отстоящего впереди от прочей группы, и по-видимому, возглавлявшего отряд, отличал своеобразный головной убор, в центре которого красовался череп неизвестного существа. Расписанная яркими узорами кожа выделяла его среди остальных аборигенов и бесспорно выдавала в нем лидера. Да и вместо юбки на нем – странное одеяние из шкур местного зверья, очевидно.
    - Ваал-рааа дии-сооо мон тууур, - протянул он, растягивая губы наподобие улыбки.
    Народ с неба напрягся, зато лингвистка поймала себя на внезапно мелькнувшей искре удовлетворения. Она помнила этот язык по урокам исторической лингвистики. И более того, она слышала мысли собеседника. Жрец, а именно так девушка его восприняла, всего лишь сообщил, что их планета приветствует вновь прибывших. Ну и они, собственно говоря, тоже.
    - Дии-сооо, кииин дзеееерр, - кивнула Сэм, и главарь «банды» улыбнулся шире, показав идеально ровные белоснежные зубы. Язык валиурцев считался древним и мертвым, в детстве она упорно отказывалась понимать, зачем их пичкали этими знаниями в Эриде.
    - Сс-ии/еенна лаа мхиисса теерра дии сиилт’хар… - продолжил жрец, и девушка испуганно вздрогнула.
    Рад тебя видеть, Сиенна с Земли Вечного Солнца.
    - Очуметь… - прошептала лингвистка.
    - Что они говорят? – тихо спросил капитан.

    [​IMG]

    - Сообщили, что рады нас тут приветствовать. И упор почему-то делают на моей персоне.
    - Чем ты им так понравилась?
    - Похоже, они меня знают…
    Чужой жестом пригласил следовать за ним, и возглавив свою группу, отправился к виднеющимся между деревьями ярким пятнам, которые Сэм сначала приняла за кустарники.
    Она вопросительно посмотрела на капитана. Тот лишь пожал плечами, кивая.
    Выбор у нас невелик. Или отбиваться сейчас, или подождать по обстоятельствам. Выжечь небольшую деревушку или даже поселок мы всегда успеем. А на большее зарядов не хватит.
    Экипаж привели в небольшое поселение, где крохотные шалаши располагались между «соснами». Яркие красные шкуры местной живности, натянутые на деревянные каркасы, очевидно хорошо защищали от непогоды, раз при наличии такого строительного материала аборигены не удосужились сотворить полноценные хижины. А может не додумались. Или их все устраивает и так. Дверей, естественно не было. Так, болталась шкурка, и все. Каждому свое, конечно, но Саманту такие открытые нараспашку дома и души всегда напрягали. Чем больше цивилизован народ, тем сильнее у его представителей тяга к уединению. Потому что и сердца уже закрываются, лишь изредка доверяясь избранным.
    Девушку поразило почти полное отсутствие женщин. Ну, не будешь же всерьез считать за них парочку старых беззубых старух, шамкающих потрескавшимися губами рядом с одним из шалашей.
    - Воон лиии-сооом, - кивнул в их сторону жрец. Ага, ясно. Ведуньи. А остальные где же? Дети, старики, самки?
    Домишек не так уж и много. Словно здесь какой-то перевалочный пункт. А не случайно ли они приземлились рядом с этой деревушкой?

    [​IMG]

    - Мне здесь не нравится, - к лингвистке подошел Ульф, непрерывно теребящий металлическое кольцо на безымянном пальце. Он верил, что кусочек металла приносит удачу, и никогда с ним не расставался. За два с половиной года работы с ним Сэм выяснила, что это признак крайнего волнения. А нервничал десантник только по особенным случаям.
    - Я тоже не в восторге, - шепотом ответила девушка. – Слишком большое радушие для своих злейших врагов. Мы ведь почти всю их расу вырезали. И теперь эти улыбки…
    - Здесь только мужчины и те, кем не жалко пожертвовать. Это ловушка, Сэмми, поверь на слово. Я задницей чую.
    Сэм была согласна с ним, но что толку в разговорах? Их молчаливое согласие прервала одна из старух, пригласившая разделить с ними трапезу.
    Жрец хотел накормить гостей местным обедом, но Саманта вежливо отказалась, сославшись на страх аллергических реакций, и достала из рюкзака банки с консервами. Еды хватит ровно на двое суток, а потом придется перейти на подножный корм, что не слишком воодушевляло девушку. Она не боялась отравления. Как правило, аборигены, похожие на людей внешне, имеют и схожий метаболизм, их еда слишком сильного вреда причинить не сможет. Но Сэм не доверяла этим дружелюбным парнишкам. Лыбятся, вежливые все, но предчувствия у нее нехорошие. Ульф в этом прав. Еще и тот факт, что жрец ее знает, спокойствия не добавляли ни разу.
    На все вопросы Жрец отмахивался на завтра, ссылаясь на запрет богов обсуждать важные дела на ночь глядя. Ночью, правда, и не пахло. Звезда, насыщавшая планету теплом, по-прежнему освещала планету. Пер на глаз рассчитал, что сутки здесь длятся около восемнадцати часов, и по местному времени сейчас – глубокая ночь. Но спать никому не хотелось, да и не моглось.
    Выделенные им апартаменты Ульф с Ли Вонном забраковали. Мол, легко застать врасплох и напасть. Расположились прямо на траве. Саманта присела между Ульфом и Пати, испустив протяжный вздох.

    [​IMG]

    - Ты чего? – покосилась на нее Пати. – Вспоминаешь Гая и ребят?
    - Угу. А еще терзаюсь сомнениями. Не люблю, когда аборигены слишком любезны. Попахивает отводом глаз.
    - Я ж говорил, - буркнул Линдквист. – Хотя, может они все тут такие радостные, потому что сидят на какой-нибудь дурман-траве.
    - Сэм, почему Гай поступил так? – спросила Рыжая после минутного молчания. – За что он так с нами? Разве мы плохо к нему относились?
    - Я не знаю, Пати. Не знаю. И боюсь даже думать о том, чем он руководствовался. Может, прыжок перетряхнул ему мозги?
    - От них ничего ведь не осталось, - вздохнула техничка. – Вообще. Даже хоронить нечего.
    - Космос – самая лучшая могила, - тихо произнес Ульф и закрыл глаза.
    Девушки переглянулись и замолчали, каждая о своем.

    [​IMG]

     
    Наташа, Kssenita, Vainona и 7 другим нравится это.
  8. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    3.902
    Дата: 8 авг 2017 | Сообщение #27
    24

    Огромная благодарность нашему замечательному креатору Severinka
    за потрясающий Набор объектов строительства, мебели и декора "Храм Солнца"!

    Для удобства читателей:
    синим цветом помечены воспоминания Саманты
    зеленым - повествование от ее лица, ее мысли

    Шестьдесят пять дней назад


    Заунывная песнь Сии-н Доо Кррихха, Верховного Жреца и Хранителя планеты, поднималась к облакам и красному полотну солнца, застилающему небо. Его звучный голос обволакивал, проникал сквозь поры и трепетал в крови.

    [​IMG]

    Процессия скорбно вышагивала по лесной тропинке, и лишь две старухи-ведуньи, изгибающиеся в припадке ритуального танца, вносили каплю оживления. Саманту они поначалу дико раздражали своими кривляньями, словно их било током. Но, присмотревшись, девушка вдруг разглядела в сгорбленных фигурах молодых и гибких аборигенок с длинными черными хвостами, спускающимися от затылков. Движения были гармоничными, тонко подмечая каждое изменение голоса Жреца, каждую тональность. Они завораживали, не позволяя взгляду ни на секунду оторваться от созерцания.
    - Они прекрасны, - кивнула Саманте техничка. – Даже и не скажешь сразу, что им по сто лет в обед.
    - Я думаю, они действительно молоды физически. А старый облик – лишь иллюзия.
    - Магия? – хмыкнула Пати. - Ты в нее веришь?
    - Нет. Но я верю в силу мозга валиурцев. Они могут внушить тебе, что угодно. Так нас учили в Эриде. Возможно, дамы притворялись повидавшими жизнь, чтоб на них не покусились злобные вторженцы, то бишь мы. Ведь на стариков никто обычно не обращает внимание.
    Бывший экипаж Гая Музония Руфа хоронил погибших товарищей. Виртуально. Никто никого не закапывал и не ставил надгробья. Сии-н Доо Кррихх предложил почтить их память церемониальным походом по лесу, и Милина с живостью подхватила эту идею. Ей важно было хоть как-то проводить брата.

    [​IMG]

    Солнечные лучи никогда не заходящей звезды играли на поднимающихся с земли пылинках. Вокруг людей вились странные, но красивые светящиеся насекомые с бархатными яркими крыльями. Трава сочно хрустела под ботинками и оставляла после себя запах озона и чего-то еще, до боли знакомого. Саманта потянула носом. Корица. Точно. Очень похоже.
    Лес нагонял сонливость. Девушка чувствовала, как ее накрывает колпаком умиротворения и равнодушия ко всем проблемам. Может, валиурцы пытаются таким образом утихомирить их бдительность? Сэм встряхнулась и напряженно пробежалась по мыслям туземцев. Но ничего угрожающего не обнаружила. Только тихую скорбь и почтение. Серокожие пацифисты разделяли с ними случившуюся трагедию. Вот что значит настоящая эмпатия.
    Не считая короткого диалога Пати и Сэм, все молчали, внимая голосу Жреца. Кроме лингвистки, никто не понимал, о чем он поет, да это и не нужно. Каждый слышал в ней что-то близкое, свое. Милина тихонько плакала. Саманте хотелось разделить с ней это занятие, но слезные каналы подверглись жесточайшей засухе.
    Ботаничка по-прежнему ее избегала, обвиняя в грехах, ведомых, очевидно, только ей. Саманту пару раз так и подмывало попросить прощения, но потом она вспоминала, что не в ее правилах брать на себя ответственность за то, чего не совершала. К тому же, теперь она избавлена от постоянно хвоста в лице розововолосой.
    Вину за случившееся частично взяли на себя валиурцы. Неделю назад Жрец признался, что они действительно призывали первого ммххуура, оказавшегося в пределах зова. Он и представить не мог, что на призыв откликнется бастард. Хранитель сообщил, что раньше такого не случалось. Ни один гибрид ни разу не откликался.
    Как полагал Сии-н, Гай не выдержал испытания в виде галактического прыжка, и его биологический мозг сошел с ума. Он проникся обожанием к туземцам и решил, что все остальные – их враги. Саманта даже заподозрила, что останься она на борту, корабль бы это не остановило.
    С какой целью валиурцы звали корабль, Жрец так и не ответил, проигнорировав и произнесенный вслух вопрос, и мысль. Но Сэм уверяла себя, что выжмет из него все, когда пообвыкнет на новом месте.

    [​IMG]

    Поющий Жрец вывел процессию на идеально круглую поляну, в центре которой возвышалось пирамидовидное здание. Как поняла Саманта из его пространной речи, именно здесь валиурцы поклоняются своим богам. Поверья гласят, что они прибыли из другой вселенной, где царят отличные от наших законы физики. Именно эти божки создали ммххууров, как посланцев мира, и самих валиурцев – техников, обслуживающих живые корабли.
    Поначалу так и задумывалось. Но время шло, и ммххууры забывали, что их создали неведомые жители другого мира. И признали своими хозяевами валиурцев.
    Храм бесспорно красив и величествен. Желтые стены из выщербленного камня притягивали взгляд. Сэм поймала себя на мысли, что хочет прикоснуться к ним, чтобы ощутить, насколько они приятные на ощупь. Здание пахло древностью. Для современного человека такие постройки казались волшебными дворцами из детских книг. И Саманта не была исключением.
    Весь периметр украшен выбитыми рисунками. По крайней мере, так думали все остальные. Но Саманта видела, что это тексты, хоть и понятные лишь аборигенам. Плоскую крышу, к которой вела широкая лестница, венчал огромный трон. Повсюду в геометрически идеальном порядке располагались жаровни и чаши с огнем. Сочетание этой мечты перфекциониста и духа старины пробирали до мурашек.
    Сии-н прошествовал к трону, а остальные представители его расы, сопровождающие процессию, разошлись по углам храма, заняв места у огня. Все одновременно друг с другом высыпали в жаровни мелькнувший розовым в лучах солнца порошок, и пламя вспыхнуло до небес, с треском и разноцветными искрами. Словно фейерверк.

    [​IMG]

    Милина восторженно ахнула, Пати издала удивленное «О-о», а капитан вздрогнул от неожиданности.
    - Ваши друзья не будут забыты. Их имена выбиты на ядрах самых ярких звезд, - сообщил Жрец лингвистке. И хоть находился он на расстоянии добрых тридцати метров, она слышала его прекрасно, словно стояла рядом.
    Девушка перевела фразу для экипажа. Тронуты были все, кроме хмурого Ли Вонна, невозмутимого Ульфа и самой Саманты, которая маялась в сомнениях – это красивая метафора или жители действительно обладают такими способностями.
    - Теплого вам вакуума, друзья, - еле слышно, одними губами, прошептала она, провожая взглядом искры, тающие в воздухе. – И тебе, светлячок…
    Тут же накрыли столы. Аборигены принялись сновать туда-сюда, до ряби в глазах, ставя на циновки красиво оформленные блюда, от одного запаха которых начинали течь слюни. Такая циничность слегка покоробила девушку. Сначала красивые проводы, потом ужин от пуза. И хотя поминки – священная традиция на многих планетах, она к ней относилась презрительно. Заметив ее реакцию, спустившийся в народ Жрец подошел к ней.
    - Они умерли, чтобы мы могли жить. Круговорот. Мы должны почтить их память. Или ты предпочитаешь питаться одной водой, дабы им было легче смотреть на тебя из загробного мира?
    - Мы ж не их сейчас есть будем. Причем тут круговорот? – фыркнула раздраженная донельзя Саманта.
    - Как же они тебя перекроили…
    Девушка подавилась следующей фразой, и округлив глаза, вытаращилась на валиурца.
    - Кто? Ничего со мной не делали…
    - Учителя на Эриде. Мы планировали тебя другой. Похожей на нас.
    - Вы меня планировали? Какого иглоплюва это значит?
    - Поговорим после ужина.
    Почему-то захотелось задушить его. Не знаю, с чего бы такие кровожадные мысли…
    Осиротевшая команда молча рассредоточилась между циновками. Сэм плюхнулась рядом с Ульфом, взглядом пытаясь прожечь кого-нибудь из местных.
    - Что он тебе втирал?
    - А кивана его знает. Строит из себя доброго дядюшку, который заботился обо мне в детстве. И намекает, что он причастен к моему гипофизу. Надо его раскатать по земле и допросить с пристрастием. Ненавижу намеки.

    [​IMG]

    - Надо выбираться отсюда, - мрачно заметил десантник. – Мне на Пандоре в разгар иглоплювского нашествия было комфортнее, чем здесь.
    - Да что ты говоришь! Будем учиться телепортации? На шлюпке мы далеко не улетим. Если только для присоединения к Гаю.
    - Может, Пати соорудит коммутатор, и мы свяжемся с Красными?
    - А ее, похоже, все устраивает. Она начала плотоядно поглядывать на местных.
    Еда оказалась вполне съедобной, и даже приятной. Сэм сначала с осторожностью прикладывалась к яствам, пока не распробовала. Подумала, как бы сейчас себя чувствовал эстет Оливье, сидя за этими импровизированными столами и вкушая мясо местных зверушек, поданных на широких листьях. И тут же загрустила, вспомнив, что мсье Маршанн больше ничего и никогда не попробует. Как и остальные.
    В голове до сих пор не укладывалось, почему Гай мог так поступить с ними. Она верила ему, считала, что уж он-то точно никого из экипажа не обидит. Что ему стоило позволить ребятам спуститься на планету, и лишь потом совершать самоубийство? Нет же. Он решил всех за собой прихватить. Эгоистичный ублюдок!
    Но и по нему она скучала. Разумный кораблик с душой ворчливого старичка был прав. Ей не хватало его бурчания, постоянно звучащего в голове. Без его голоса Сэм ощущала себя неполноценной.
    - Сиенна? – к ней подошел серокожий парнишка с заискивающей улыбкой. – Хозяин Ваал-ра ждет вас в храме.
    - Прекратите так называть меня! Я – Саманта!
    - Конечно, Сиенна, как скажешь.
    Вот же, мать вашу, дебилы!
    Печаль моментально сменилась бешенством, и Сэм вскочила на ноги.
    - Еще раз так назовешь меня, твои зубы выйдут вместе с пометом! Видишь эти стилеты? – она ласково провела по кончику острия пальцем. – Они ждут-не дождутся, когда же наконец познакомятся с твоими глазными яблоками.

    [​IMG]

    - Сэм, не надо! – Ульф оказался рядом и схватил ее за локоть. Девушка рыкнула что-то бессвязное в ответ, но стилеты снова вернулись в ножны.
    - Я… понял… Сээаамииинтааа, - провыл парень, серея еще больше.
    - Да чтоб вас разорвало. Веди, придурок.
    Прохладный полумрак святилища слегка ее успокоил. Пахло чем-то приятным. И свет красного гиганта, к которому так и не привыкли глаза, больше не раздражал сетчатку.
    Где-то за стенкой прерывисто дышали и периодически стонали. Либо оргия, либо пытки. Но девушку это не тронуло. При желании она вырежет их всех. Сегодня должно получиться.
    Жрец восседал на выбитом из камня троне, как две капли воды похожем на вариант с крыши. Перед ним уютно располагался стол, высеченный из камня, и такие же стулья. Жестом старик предложил Саманте присесть.
    У ног Хранителя стояла жаровня, вокруг которой расположились вазы с засохшими ветками чужих растений. Потянув носом, Сэм почувствовала незнакомый, но очень приятный аромат. Впрочем, почему незнакомый? Она помнила этот запах из детства. Странно.
    - Чувствуешь себя хорошо? – спросил жрец на своем языке.
    - Да, конечно.
    - Функционирует твой мозг славно?
    Сэм опешила. Странная вежливость. Или у них принято по отдельности спрашивать про каждый орган гостя? Тогда она до утра тут проторчит.
    - Да.
    - Одолевают головные боли?
    - Нет… К чему все эти вопросы? Вы собираетесь нами поужинать, поэтому интересуетесь моим здоровьем? Не волнуйтесь, сердце и почки тоже в норме, не отравитесь.
    Жрец начал смеяться. С чувством, хрюкая и покашливая, словно наслаждался.
    - Не едим мы себе подобных. Но если хочешь попробовать, сварим старую ведунью.

    [​IMG]

    - Я уже поела, - холодно процедила Саманта, не понимая, чего ему от нее надо. – И хватит коверкать порядок слов. Вы же нормально говорите.
    - Почему ты так яростно отрицаешь свою сущность? Ты одна из нас.
    - Я – человек.
    - Нет. Ты никогда не была человеком.
    - Вот уж вряд ли. Может, мне и пересадили какую-то хрень в голову, но родилась я человеком.
    - Нет.
    Саманту облило холодным потом. Ее что же, удочерили?
    - Твоей матери делали необходимые инъекции, пока она была на сносях.
    - Вы пытали мою мать?!
    - Конечно же нет. Она являлась добровольцем.
    - Так, стоп. Что вы несете? Операцию проводили под руководством нашей Госпожи Президент. Вы тут причем? Вы тоже участвовали?
    - Госпожа Белина до сих пор не в курсе, кто и зачем ставил эксперимент.
    - Я, кстати, тоже.
    - Впервые я тебя увидел вот такой, - жрец приподнял ладонь над головой сантиметров на пять. С учетом его сидячего положения, он показал приблизительно метр от пола. Метр с кепкой и в прыжке.
    Я была ребенком?
    - Все были мы детьми когда-то, - улыбнулся жрец, очевидно прочитав ее мысли. – Нет ничего страшного в этом.
    - Страшно то, что вы делали с этим ребенком. Я бы смирилась, что это понадобилось Белине для каких-то гребаных целей. Но вы… Вы же чертовы пацифисты!
    - А как с этим фактом расходится операция по твоему спасению?
    Лингвистка подавленно замолчала, чувствуя, как мозг начинает кипеть. Этот диалог ни к чему не приведет.
    - К нам обратились твои родители. Мы делили с ними одну планету.
    - Соммер? Валиурцы там тоже жили?
    - Нет. Андрисе. Планета являлась для нас перевалочным пунктом из точки А в точку Б. Мы ждали корабль.
    - Я родилась на Соммере.
    - Конечно. Но твоя мать посещала Андрисе и до твоего рождения.
    - Брехня. Родители подали запрос на изучение колонии, когда мне исполнилось три месяца. Она никак не могла туда попасть до разрешения.
    - Но она попала. И встретилась с нами. Она умирала.
    Мама чем-то болела? О чем он говорит?
    - Вдохни дым. Он поможет тебе расслабиться.
    - Откуда мне знать, что это не наркотик, после которого я озверею и убью своих друзей?
    - Ты это сделаешь, если не вдохнешь. Тебя распирает от неконтролируемой ярости. Прошу. Я не причиню тебе вреда.
    Вот тебе раз.

    [​IMG]

    А что ей терять, собственно? Она и так уже завязла по самые уши – сидит с чокнутым стариком-инопланетянином и нюхает наркотическую дурь.
    Сэм глубоко вдохнула. Пряный дым скользнул на самое дно легких, задержался там на мгновение и с тихим выдохом присоединился к своим собратьям у очага. Девушка почувствовала тепло. Пальцы на руках наконец-то перестали неметь от нервического возбуждения, боль в спине пропала. Сэм открыла глаза – храма больше не было.
    Перед ее взором раскинулся пейзаж, который она помнила с детства. Нежное мятное небо, бирюза травы, пурпур звезды-солнца.

    …Я неслась сломя голову вперед, с щенячьей радостью впитывая глазами распахнувшееся зрелище. Справа задорного подмигивали мне зеленые зеркала-озерца. Впереди скромно выглядывал из-за скалы стеснительный водопад, стены которого ласково обвивал пурпурный плющ Вокруг водоемов прикорнули цветущие кустарники, а-ля земной шиповник, только без колючих ветвей. То тут, то там попадались холмы, покрытые голубой мягкой травой, плюшевой на ощупь. Упади в такую, и ни за что в жизни не поднимаешься – не захочешь. Яркими несуразными пятнами выглядела зеленая растительность, выбиваясь из гущи всевозможных оттенков синего и голубого. Из травы на каждом шагу застенчиво выглядывали нежные цветочные бутоны с кружащими голову ароматами.

    [​IMG]

    Слева расположился лес. Гигантские пальмы и папоротники возвышались над моей детской тушкой загадочными исполинами, и мне казалось, что они протыкают небо насквозь и кронами щекочут звезды. Сквозь шепчущие мне что-то ласковое листья пробивался солнечный свет, аккуратно и нежно, до мурашек, касаясь моей тонкой кожи. Тень пахла ванилью. От счастья хотелось плакать и смеяться одновременно. Скинув обувь, я пустилась вприпрыжку. Воздух сладкий-сладкий, как сахарная пудра. И не надышишься! Спина наливается тяжестью, словно от внезапно выросших крыльев. Того и гляди, взметнусь к облакам…
    И тут я очутилась на берегу океана. Замерла от восторга, еле слышно попискивая, в ожидании пока от бега восстановится дыхание. Снова. Хотелось кричать. О чем-то глупом и неважном. Но было невмоготу держать в себе этот крик.
    Вплоть до горизонта расстилалась идеально плоская гладь малахитового цвета, лишь у самого берега волнующаяся под прикосновениями бриза. Амарантовое солнце только что расположилось в зените, и дорожка его отражения расколола влажное полотно пополам. Песок нежно-розовый и такой мягкий, что я засмеялась от удовольствия, пронзившего ступни.
    Легкие наконец справились со стрессом от недавнего бега. Я никогда не была спортивным ребенком. Я вдохнула побольше приторного воздуха и…

    [​IMG]

    - Эге-гей! Эй-эй-эй!.. – эхо подхватило мой восторженный вопль и потащило по прибрежным скалам, играя звуком, как мячом. А я рухнула на горячий песок, задрала голову вверх и долго-долго смотрела в салатовое небо, пока не поняла, что сейчас упаду в него…


    Видение тает. Саманта растерянно переводит взгляд на Жреца.
    - Что это? Что ты со мной сделал?
    - Всего лишь твоя память. Я помог тебе вернуться в прошлое.
    - Я помню тот день. Мы впервые прилетели на Андрисе. Все вместе. Но никаких валиурцев вокруг. Только колонисты. Только люди.
    - Мы к тому времени уже покинули планету. Еще до заселения вами.
    - Вы могли предупредить людей об иглоплювах, - Саманту ничто на свете не могло разубедить, что серокожие знали о планах плюшевых медведей.
    - Это ваша история, и ваша судьба. Мы не собираемся ничего менять. Смотри дальше.

    …Помню мамин встревоженный взгляд. Отец казался спокойным, но руки дрожали. А уж как трясло корабль, я и вовсе молчу.
    - Дитер, что происходит?
    - Датчики посходили с ума. Говорят, разгерметизация в машинном отделении. Ничего не понимаю, ведь катер совсем новый.
    Он говорил что-то еще, но я так перепугалась, что ничего не слышала и сидела, забившись в уголок рубки.
    - У нас не хватит ни воздуха, ни топлива, чтобы дотянуть до Соммера, - вынес вердикт отец, сверившись с показаниями приборов. - Эбби, нам остается только молиться.
    - У меня есть другое предложение.
    Кажется, я заснула от своих изматывающих рыданий. Потому что когда наконец распахнула глаза, мы зависли над ярко-зеленой планетой, похожей на спелую грушу. У нее были еще две сестры, но они казались безжизненными.

    [​IMG]

    - Попробуем сесть?
    - Шасси я выпустить не смогу. Будем планировать и надеяться, что на пути не возникнет что-нибудь большое и твердое.
    - Сесть нам все равно придется.
    - Не сесть, а упасть, Эбби. Упасть. Вспомни хоть каких-нибудь богов и помолись им за Герти...

    …Помню падение с огромной скоростью, свист в ушах, темноту, и свой пронзительный вопль. Оборвавшийся как-то слишком резко.
    Ночь. Я вроде бы в сознании, но почему тогда так темно? Даже звезд нет. Я чувствовала себя, свое тело, хоть и не видела. А еще присутствие внутри чего-то чужого. Неприятно-мерзкого. Пыталась закричать, но языка как раз и не оказалось. Я мычала и барахталась в невидимой паутине.
    Одно касание. Противно. Страшно. Больно! Мамочка!!!
    Свет. Яркий, слепящий. Боль в глазных яблоках. Я и правда завернута в какую-то пеленку, словно младенец. Вокруг люди. То есть, не-люди. Чужаки. Синяя кожа, огромные глаза, пучки грязных волос на затылках. И шепот, легкий как касания крыла бабочки: «Не бойся, не бойся, не бойся; не обидим, не обидим, не обидим; будешь жить, будешь жить, будешь жить…» Если все так, почему у мамы в глазах такая боль и такой ужас? Она стояла рядом с ними, но боялась она не их, а того, что случилось со мной. Почему? И где папа?..


    Саманта с всхлипом вдохнула воздух, выныривая из озера воспоминаний. Оказывается, она забыла дышать во время погружения в детство.
    - Я не помню этого. Похоже на страшный сон.
    - Твой разум предпочел покрыть пеленой забвения практически все, связанное с аварией. Но я помогу. Она не была случайностью.
    - Кто-то испортил наш катер? – удивилась девушка. – Но для чего? С какой целью? Мы не представляли никакого интереса для подобных шуток.
    - Ты все узнаешь со временем. Я не имею права рассказать тебе все. Ты помнишь, как начал проявляться твой дар?
    - Дар? Издеваетесь? Это всего лишь последствия генетического скрещивания. И я его не просила…

    … Что-то пошло не так. Такое ощущение, что кусок памяти выдернули из моей головы, причем ничем его не заменив. В мозгу по-прежнему оставалась черная дыра.

    [​IMG]

    Андрисе встретил меня безмятежностью лаймового неба. Слезы в мамином взгляде. Папа отворачивается. Я что-то натворила? Но почему же тогда меня не ругают? Почему все молчат?
    Месяцев через шесть среди ночи меня разбудило подозрительное шуршание. Еле слышное, но потом – все громче и громче. По нарастающей. Голоса. Это голоса. Ночью люди тоже живут. И еще как!
    Обрывки фраз становились все громче, сливаясь в одно целое, раздирая меня изнутри. Что со мной? Это сон? Страшный, как зубы чудовища.


    «…я люблю тебя…»

    «…если я не забеременею в этом сезоне, он со мной расстанется…»

    «Да чтоб она сдохла, мегера недоношенная!»

    «Домой хочу, хочу домой!»

    «Какой кошмарный сон! Мамочка, где ты?»

    «…провалиться мне на этом месте, если Президентша не заставит их отступить…»

    «…у него симпатичная попка, но тупая башка, как у пробки…»

    «…почему эти жадные старикашки не оплатили мне школу навигаторов? Какого черта я забыл тут, на этой гре…»

    «О да, хорошо! О богини, как же хорошо… Еще…»

    Кое-какие фразы заставили меня покраснеть, ибо я очень смутно понимала их содержание. Зато отрезвили. И отправили на поиски родителей. В спальне никого не обнаружилось.
    Их я нашла по голосу, и то не сразу. Они стояли на берегу моря, застывшие статуи на фоне лунного неба. И наш катер. На моих глазах он съеживался, плавился, горел изнутри. Я ничего не понимала.

    [​IMG]

    - Что вы тут делаете? – мой голос заставил их подпрыгнуть. Они обернулись в панике.
    - Гертруда? Немедленно в дом! – рявкнул папа, сменив испуг злобой. – Почему ты бродишь одна здесь? Разве тебе разрешали?
    - Не кричи на мою дочь! – всколыхнулась мама и кинулась ко мне. Прижала к себе, сильно-сильно, едва не раздавив. Обхватила мое лицо ладонями, нос к носу, глаза в глаза. Я всегда любила мамины глаза. Вот и сейчас в них плескалась бездна ласковой доброты, любовь и… что-то вроде сожаления. Не помню такого выражения.
    - Мам? Что?
    - Девочка моя, прости…
    А за кадром неслись хаотично ее мысли. О том, что она безумно меня любит, но теперь боится за меня. Ведь если узнают власти, меня отберут, препарируют и нашпигуют электродами. От меня ничего не останется, разберут на молекулы. Она просит прощения. Ее ужас передался и мне. И вот я теряю слезу за слезой, закусывая губу, чтобы не разреветься.
    - Ничего, девочка, ничего.
    Вот и папа подошел. Сменил гнев на милость и положил свою широкую ладонь мне на макушку. От этой незамысловатой ласки я и разрыдалась в голос, так и не поняв, что же в конце концов случилось, и что я натворила…


    - Так мама знала о последствиях?
    - Твоя мать знала о многом. Мы думали, она наш друг. Ее помыслы были чисты. По крайней мере те, что лежали на поверхности. Мы помогли ей. Предупредили, что несмотря на инъекции спинномозговой жидкости плоду, ты должна пройти операцию по замене гипофиза через год после рождения. Апсигаэль, - имя матери он произнес на свой лад, с шипящим привкусом соды, - была истинной женщиной. Она опоздала. Ты чуть не умерла во время процедуры. И я навещал вашу семью, когда вы жили на Андрисе. Пока нас не предали. Почти весь мой эскорт попал в лапы вашей черноголовой королевы. Я был зол. Очень зол. И боюсь, у моей злости имелись страшные последствия.
    Я заглянула в его огромные глаза и все поняла. Мне не нужно читать мысли. Многое из покрытого мраком вдруг осветилось ярким дневным светом. На каждой планете свой катализатор для иглоплювов. На Андрисе им оказался отчаявшийся, испуганный и озлобленный на человечество жрец валиурцев.
    А еще вдруг ясно увидела свою маму. В белом халате. С серьезным лицом. В окружении лаборантов Белины. Одна из тех, кто препарировал валиурцев с целью получить доступ к полным возможностям ммххууров. Одна из тех, кто поставил науку над любовью и семьей.
    - Я так понимаю, предали не только вас, - я посмотрела на жреца и грустно хмыкнула. - Но и меня. Чем она болела?
    - Она заразилась Цирцеей.

    Сэм похолодела.
    - Но Белина изобрела вакцину. Если мать работала в ее лаборатории, почему она не попросила помощи там?
    - Она сказала, что вакцина повредит плоду. Мы поверили.
    - И как вы могли ей помочь?

    [​IMG]

    - В свое время Белина проводила опыты над другими расами, изучая, как Цирцея влияет на разные организмы. В числе подопытных были и валиурцы. На нас вирус действовал несколько иначе, - Жрец замялся. – Мы не умирали, но становились агрессивными. Такой эффект имел место лишь со взрослыми особями. Поэтому мы рискнули и ввели клетки костного мозга плоду. Если бы мы сделали это с женщиной, она могла стать неуправляемой и навредить не только другим, но и себе.
    - Каким образом мой зародыш мог вылечить ее? – не поняла девушка.
    - Плод, получив костный мозг, впитал в себя вирус и уничтожил его. А будучи в утробе, не смог бы никому причинить вреда. Цирцея полностью покинула организм твоей матери. Но изменения стали необратимыми. Мы объяснили риск, но она даже слушать не стала.
    - Шикарно. Я начинаю сомневаться, что мы говорим об одной и той же женщине.
    - Я не знаю ее с твоей позиции. Я увидел холодную расчетливую самку с цепким умом. Проведя операцию, мы не могли остановиться только на этом. Как я уже говорил, нужна была серия повторных процедур. Несколько иных. Без гипофиза твой костный мозг отравил бы собственный организм в конце концов. Апсигаэль успела в последний момент. Но и это еще не конец.
    - Что еще?..
    - Перестройка организма началась в момент пересадки гипофиза. Твоя мать опоздала, и таким образом ты получила отсрочку на пять лет. После тридцатилетия ты сгоришь.
    - В каком это смысле? – изумилась ошарашенная еще одной «приятной» новостью Саманта.
    - Ты ведь изучала человеческую анатомию?
    - Да. Не так полноценно, как строения чужих, но тем не менее.
    - Значит ты знаешь, на что влияет гипофиз?
    - Гормоны и обмен веществ.

    [​IMG]

    - Правильно. Твои надпочечники уже видоизменились, и не могут влиять на нервную систему и желудочно-кишечный тракт. Начнут отказывать органы чувств. Сначала исчезнут обоняние и вкус. Затем слух. Потом ты ослепнешь, и наконец кожа потеряет чувствительность – ты будешь избавлена от осязания. Избыток адреналина в организме приведет к необратимым последствиям вплоть до отказа сердца и отека легких. Но самый главный враг – твоя кровь. Она разносит чужие гормоны по человеческому организму, изнашивая все органы. Но еще раньше ты сойдешь с ума и возможно станешь опасной для окружающих.
    - По-моему, проще меня убить, чем вылечить.
    - Ты заблуждаешься. Нужно всего лишь провести полное переливание крови. В детстве это сделать легче. Твои масса и рост меньше, и твоему донору не обязательно умирать в процессе процедуры. Но теперь нам придется выжать донора досуха.
    - Ой, да бросьте. Зачем я вам нужна? Из-за меня убивать одного из ваших? Я против. Если честно, меня все так достало. Особого желания жить и бороться с этим гребанным миром уже нет. Сдохну – и ладно. Меньше проблем.
    - Ты важна для нас, Сс-ии/еенна. Ты уникальна.
    - Мне это уже говорили. А я чувствую себя уродом.
    - Не все могут сразу принять свою индивидуальность. Ты смиришься с новой сущностью. Если не умрешь. Мы можем найти донора. Даже для пересадки сердца и нервной ткани. Но на этой планете нет лаборатории. Их больше нигде нет. Мы скатились к первобытному состоянию, в попытках просто выжить. Я выбрал эту звезду для временного убежища. Вы не полезете к планетам на орбитах красных гигантов, прекрасно понимая, что здесь нет жизни. С помощью ммххууров мы перетащили наш последний дом под защиту Миий’ры. Но скоро она из защитницы превратился в убийцу. По нашим подсчетам, до сброса звездой свой оболочки остались считанные дни. Она готова перейти в стадию белого карлика.
    - Вам нужен ммххуур, чтобы снова переместить планету?
    - Нет. Мы хотим вернуться домой.
    - Домой? – не поняла Сэм. – Но…

    [​IMG]

    - Да, - сухо произнес Сии-н Доо Кррихх, всем видом демонстрируя, что к этому ему добавить нечего.
    - Хорошо. Но разве процесс сброса оболочки – не постепенный. Мы же не умрем в ту же секунду.
    - Процесс начался давно. Мы сдерживаем его. Но через несколько месяцев напор солнечного ветра станет сильнее наших ментальных возможностей. И мы сгорим заживо. Вы тоже, если не найдете способ убраться с планеты. Ваш корабль должен был помочь нам долететь до точки перехода домой. Но он покончил с собой, не выдержав испытаний, выпавших на его долю. Не думаю, что мы можем его винить.
    - Да что уж теперь. Гай и при жизни был слегка чокнутым. А после прыжка и вовсе перестал дружить с мозгами. Но у нас даже нет средств коммуникации. А если бы были? Вы позволите нам связаться с людьми и позвать на помощь?
    - Если найдем способ улететь с планеты до вас – конечно.
    - А если нет?
    - Мы постараемся призвать нового ммххуура. Позволить умереть стольким невинным душам из-за страха снова стать подопытными – слишком высокая цена. Создатель не примет нас в свое лоно, - вздохнул с тоской валиурец и посмотрел на Саманту. - Ты знаешь цену родного дома?
    - Нет, - покачала головой девушка. – Я не привязываюсь к своим временным местам пребывания.
    - Когда-нибудь поймешь.
    - Эй, а если вы рванете к себе, мне-то что делать? Вы распинались, что не можете позволить мне сдохнуть, но и помочь отказываетесь?
    - Если ты пойдешь с нами, спасешься.
    - Нет, спасибо.
    - Попробуй найти ученого, находящегося в конфликтных отношениях с вашей королевой. Он поможет ради науки и не отдаст тебя ей. Возможно, твоя мать?
    - Она погибла много лет назад, - буркнула Сэм. – На свое счастье. Иначе я бы пристукнула ее за все хорошее.
    - Умение прощать – наш главный дар. Я оставлю с вами донора. И возможно, медицинского специалиста. Если он согласится променять родные пенаты на возможность поковыряться в твоем теле. Твоей задачей станет поиск подходящей лаборатории. Только не затягивай с этим, прошу. Иначе ты погибнешь, и не самой легкой смертью.
    - Возможно, мы все тут умрем, если не найдем способ выбраться с планеты. Я так понимаю, Гай поступил милосердно с ребятами, по быстрому прихлопнув их. Раз – и нет тебя. Надо было остаться на борту.
    - Тебя ждет великое будущее. Не простое и не счастливое, - мягко улыбнулся валиурец. - Но великое.
    - Почему никто не поинтересовался, а нужно ли оно мне?..
    - Вселенная не задает вопросов. Она решает. И смирение – шаг на пути к успеху. Иди по своему пути и удача улыбнется тебе.

    [​IMG]

    Легко сказать. Лингвистка, имеющая полное право зваться теперь «бывшей», покинула прохладные стены храма и, сердито охнув, прикрыла глаза рукой. Красный свет, заливающий округу, больше не казался приятным и удивительным. Он нес в себе опасность, и сетчатка отреагировала на него соответственно.
    Сэм медленно подошла к переминавшимся с ноги на ногу Ульфу и Пати. Остальные видимо учесали обратно в лагерь.
    - Чего так долго? – недовольно протянула Рыжая. – Боюсь даже спрашивать, чем вы там занимались.
    - Не тем, о чем ты думаешь. И думаешь постоянно. Мы разговаривали.
    - С пользой? – уточнил Ульф, обнимая девушку за плечи.
    - И да, и нет, - в носу вдруг защипало. Сэм поморщилась, но ощущение не уходило. – Информация вроде и полезная, но лучше бы я ничего этого не знала.
    Внезапно для всех, особенно – самой себя, разревелась пуще Милины. Полноценно так, со вкусом, скривив физиономию и всхлипывая в голос. Уткнулась в плечо ошарашенного Ульфа, чьи глаза едва не вывалились из орбит, и принялась орошать его скафандр слезами и соплями.
    - Ой, солнышко, ну ты чего? – грозно вращая глазами в сторону стоящего истуканом Ульфа, запричитала Пати, гладя Сэм по волосам. – Чего стоишь, верзила? У твоей девушки истерика, а ты успокоить не можешь? Вы только трахаться и умеете. Больше с вас, мужиков, пользы никакой.

    [​IMG]

    - Я никогда не видел ее в таком состоянии, - прошипел в ответ десантник, оттолкнув руку технички с головы «своей девушки» и сам принялся елозить по волосам. – Сэмми, успокойся, родная…
    Я слышала их перебранку, и даже хотела улыбнуться. Но не могла. Я тонула в истерическом припадке, чувствуя, как в диафрагме растекается боль. Спазмы раздирали горло и легкие. И когда я уже почти захлебнулась слезами, Ульф пришел на помощь, треснув по щеке. Голова дернулась, отчаяние сменилось диким удивлением, и слезы высохли моментально. На рефлексе я саданула в ответ. Удар пришелся вскользь, ибо Ульф тоже не пальцем деланный, правда носу все равно досталось.
    Пати пискнула с перепугу, затем хрюкнула, пытаясь спрятать смех. Неудачно. Вскоре и нас с десантником пробило на хохот, и я сползла на землю, держась за живот. Так вот оно какое, сумасшествие…
    Что ж, вариант однозначно не самый худший. Теперь я хотя бы перестану понимать, что медленно подыхаю.
     
    Наташа, Kssenita, Lana15 и 7 другим нравится это.
  9. СимКэт
    СимКэт

    Graphomaniac


    Писатель
    Сообщения:
    3.902
    Дата: 28 авг 2017 | Сообщение #28
    25

    Сорок восемь дней назад. Каллисто.

    Ничто так не радует сотрудников, как отсутствие в офисе шефа. Особенно если твой шеф – Белина Айлин. Почти месяц военно-научная база Каллисто стояла на ушах. Иногда – в буквальном смысле.
    Кабинетный планктон в компании лабораторных бело-халатных крыс сначала предавался скромному разврату. Затем все бурно ударились в ритуальный алкоголизм. Позднее пришла религия с единственным божком по имени «Да чтоб ее там в космосе разорвало».

    [​IMG]

    В случае с Максимом все происходило в точности наоборот. Как правило, он себе ни в чем не отказывал и при боссе. А сейчас захотелось отдохнуть. Отоспаться, наконец с аппетитом поесть, прочитать все запланированные книги и завязать с вискарем. И забыть, наконец, и про Белину, и про Саманту.
    Бриенне удалось его убедить в том, что поиски Ли Вонна никак не связаны с его любимой блондинкой. И парень расслабился. Саманте не раз и не два было говорено, чтоб сидела на Соммере и никуда не совалась. Теперь пусть ее проблемы остаются на ее же совести.
    Белокурая помощница Белины наконец решила отплатить за исполнение а-ля супружеских обязанностей и нашла Софию.
    Сестра Макса действительно трудилась в элитном борделе Эроса. Аборигенки, спору нет, прекрасны и изобретательны, но не все представители сильных мира сего могли побороть врожденную ксенофобию. Хозяевам домов наслаждений приходилось изгаляться, заставляя своих соотечественниц гримироваться под местных дам. И пусть клиент знал, что под макияжем – человеческая женщина, в фантазиях он предавался любви с эросианкой. Мужские фантазии – любопытный феномен. Клиентки, как правило, такими подходами не заморачивались, и довольствовались настоящими аборигенами.
    Вот и сестренке Первого секретаря Белины приходилось работать под толстым слоем грима. Бриенна сообщила, что в клиентах отбоя нет, и ее заработная плата давно позволяет выкупить себя, собрать манатки и свалить с планеты, но по каким-то причинам Прекрасная Софи продолжает трудиться на благо общества. И своего кармана.
    Максу пока хватало знания, что она жива и относительно здорова. Связываться с ней он не торопился. Несмотря на отъезд Белины, он боялся запрашивать межпланетный разговор с Эросом из офиса. Она в последнее время жестко контролировала все переговоры.
    Если до Госпожи дойдут сведения о его сестре-проститутке, звонаревская «райская» жизнь обещает стать совсем интересной.
    Попытки найти Сергея успехом не увенчались. Скорее всего, брата нет в живых.

    [​IMG]

    Старший брат – вообще отдельная песня. Причем неспетая. Максим запомнил его неугомонным агрессивным подростком, смотрящим на всех и все свысока. Его зад постоянно находился в поисках приключений. София смотрела на него снизу вверх и постоянно шла на поводу. Странно, что их не прибили еще на Земле.
    К тому моменту, когда Первый секретарь получил доступ к некоторым секретным файлам и выяснил, что брата задержали за космический разбой и препроводили под белы рученьки на Гаапт с пожизненным заключением, этот безголовый умудрился сбежать под шумок заварушки. К которой приложила руку Саманта. О том, что Сергей Звонарев в принципе тусовался в баррелитовых шахтах, Макс узнал аж после побега Сэм. Кругом опоздал, короче говоря. И где теперь его черти носят – история умалчивает. Не факт, что все еще живой, кстати. Но с потерей Сергея парень уже смирился. Хотя бы Соню увидеть.
    В последнее время он часто думал о ней. Она и в детстве не отличалась умом и сообразительностью. А тот факт, что ее, по всей видимости, все устраивает в нынешней жизни, и вовсе говорил сам за себя. Но все равно это его сестренка. Одна плоть и кровь. Кроме них двоих никого не осталось.
    Саманта не выходила на связь уже давно. Видимо, ее корабль забрел в неведомые дали. Что ж, может, оно и к лучшему. Каждый разговор с ней выводил его из состояния безмятежной обреченности, в которой он себя чувствовал вполне комфортно. А фройляйн Корф давно пора отпустить.
    Легко сказать. Но незавершенный гештальт* мешал спокойно спать. Иногда Максиму казалось, что Саманта – навязчивая идея, которая рано или поздно перевоплотит его в психопатичного маньяка. В каждой девушке со светлыми волосами, работающей на Каллисто, он видел ее. Если слышал похожий голос, глубокий, с легкой хрипотцой, словно у заядлой курильщицы, - внутри все переворачивалось. Желудок менялся местами с сердцем, и они на пару тихонько и подленько хихикали внутри него. Мерзкое ощущение, чего уж там.

    [​IMG]

    О том, что на месте Бриенны каждую проведенную ночь он представлял Сэм, можно и вовсе не упоминать.
    Но к сожалению, Первая помощница Госпожи вдруг резко охладела к Максу. То ли получила нагоняй от Белины, которая хоть и допускала романы на рабочем месте, но никак не в одном отделе. И даже отсутствие начальницы не сделало ее снисходительнее. Так что парню ничего не оставалось, кроме сублимированной работы. Да и с ней сейчас не густо. Максим разобрал все бумаги и электронные файлы, обновил программное обеспечение, придумал новый удобный способ каталогизации. А легче почему-то не становилось.
    Спустя три недели бездействия Первый секретарь был готов лезть на стену. За припрятанной в платяном шкафу бутылкой «космо-волков».
    Не выдержала душа поэта. Но как только он достал виски, что-то его насторожило. Ощущения разбегались, не давая понять, какому именно органу чувств стало некомфортно. Личный нектар богов пришлось отложить. И как только в нос перестал бить аромат шестидесятиградусного пойла, он наконец поймал за хвост чувство беспокойства.
    Запах горелой проводки. У них на Каллисто. Невероятно! И сигналы тревоги почему-то молчали. Если только очаг возгорания не находится вдали от них. Например, комната Белины. Госпожа со стопроцентной уверенностью считала свою обитель защищенной от любых невзгод. Возможно, возомнила себя способной обратить вспять любой катаклизм. Кто знает, может у нее под кожей пожарный шланг. Но видимо, столь долгосрочное отсутствие хозяйки подорвало здоровье комнаты.
    Максим учуял гарь лишь благодаря близости к ее спальне. Судя по спокойствию и тишине в коридорах, кроме него никого это не потревожило.

    [​IMG]

    Осторожно открыв дверь и вытягивая шею словно древний зверь по имени жираф, парень зашел в комнату. Дыма не видно, но запах стал отчетливее. Осмотревшись, он нашел его причину – провода системы безопасности искрились и тихо потрескивали. Белина не доверяла беспроводным устройствам, и лишь ее личному компьютеру было дозволено обходиться без них. Максим знал, что в стенах комнаты тысячами змей клубятся кабели, провода, шнуры и нити, обеспечивающие ее информацией, комфортом и безопасностью. И кто бы мог подумать – именно эта маленькая коробочка-распределитель на стене, отвечающая за работу всех и вся в спальне, сдохла. Либо скачок напряжения из-за опытов в подвалах, либо устройство просто износилось. А может, ему нужна была Белина для подпитки. Чем черт не шутит. Может, как некоторые говорят, она и правда на «ты» с электроникой и сама наполовину киборг.
    Максим уж было потянулся к комму, дабы вызвать электриков, когда взгляд наткнулся на рабочий стол начальницы. Она никогда не оставляла документы так беспечно брошенными, а тут рядом с компьютером лежало несколько папок, а венчала стопку флеш-карта. Похоже, Белина давно не обновлялась, раз ее постигла столь жесткая забывчивость.
    - Не вздумай. Тебе оно не нужно. Не ходи. Стой. Да чтоб тебе руки оторвало, - бормотал Максим, подходя ближе. Впрочем, если это добро найдут посторонние люди, проблем не оберешься. Лучше он пока подержит их у себя, а затем с невинным лицом передаст Белине по ее возвращению. Или вовсе вернет обратно. Но это явно не для глаз простых рабочих.
    Судя по щелканью, раздающемся из стен, все возможные нано-слушатели и нано-подсмотрщики, чье присутствие Максом никогда замечено не было, пали смертью храбрых вместе с распределителем. Значит, бояться нечего.
    Закинув документы в свою комнату, Максим вернулся обратно и вызвал электриков. Милая девушка с серьезным лицом и бритым затылком хмурым взглядом окинула комнату и исподлобья зыркнула на Макса.

    [​IMG]

    - Можете идти. Я разберусь.
    - Отлично, - парень едва не приплясывал на месте от охватившего его нетерпения. Лишь бы девчонка не заметила. Но Максим ей был до лампочки. Ее пальцы, затянутые в резиновые тонкие перчатки, уже тянулись к щитку, повизгивающему от боли.
    Закрыв за собой дверь, параноик Звонарев два раза проверил замок. И только потом приступил к осмотру бумаг. Руки вдруг затряслись. И тут «космический волчара» пришелся как нельзя кстати.
    Подключить флеш-хранитель к своему компьютеру он не рискнул. Эта процедура останется в памяти электронного мозга, и любые программы-очистители не спрячут всего. Белине даже технарь для этого не нужен. Если она захочет просмотреть его комп, она это сделает и найдет все, что ищет.
    Остаются лишь бумажные носители. Но и тут нужна осторожность. Натянув хирургические перчатки, хранимые лишь ради Бриенны, любящей ролевые игры, Максим деликатно подцепил обложку папки под названием «Мухоловка». Папок было три, но именно эта дама зацепила его своим неординарным названием. Предположив, что речь идет о живых кораблях, в народе именуемых мухами, он небрежно пролистал пару страниц, пока не наткнулся на описание одного эксперимента. Сразу отметил про себя, что опыт проводился под руководством отнюдь не Белины, а некоей мадам Корф.

    [​IMG]

    - Однофамильцы, - пробубнил под нос Макс, но дрожащая рука потянулась к стакану с виски.
    Мать Саманты была ботаником. Она ни черта не понимала в живых организмах.
    Первопричины не раскрывались. Описание процедуры началось с заражения мадам Корф Цирцеей. Намеренно. Одним залпом проглотив порцию «Волков», обескураженный Первый секретарь забыл, как моргать. За каким хреном человек сам себя заразит этой дрянью? Ради проверки вакцины? Но она себя давно оправдала, нет нужды снова испытывать ее на человеке.
    13/06/503. Подопытная на двадцать седьмой неделе беременности.
    Максим едва не разбил клацнувшими зубами стакан.
    53% вероятность гибели плода от вакцины.
    Еще глоток. Пищевод обожгло до дыр.
    15/06/503. Андрисе. Лаборатория валиурцев. Эксперимент по пересадке спинного мозга зародышу на стадии развития третьего семестра. Организм данного вида способен бороться с вирусом без участия вакцины.
    Глаза, которым все же позволили моргнуть, тут же полезли на лоб.
    25/08/203. Образцу № 256183 необходима пересадка гипофиза на триста шестидесятом дне жизни. Опасность неконтролируемых изменений поведения подопытного.
    - Вы что, боялись, что вас убьет ребенок? Хотя я б на его месте так и поступил. Суки бездушные…
    06/09/503. Образец № 256183 успешно покинул утробу матери. Видимые изменения отсутствуют.
    - Более холодную запись о рождении своего ребенка я еще не встречал…
    09/10/508. Образец № 256183 оперируется на предмет пересадки гипофиза валиурцев в возрасте пяти лет, одного месяца и трех дней жизни. Для доставки образца на Андрисе спровоцирована поломка навигатора в гражданском катере. Образцу и родителю № 2 введены инъекции контролируемых галлюциногенов. Подопытным кажется, что они стали участниками космической катастрофы транспорта.

    [​IMG]

    - Боже, там еще и родитель номер два есть? – Макса от отвращения едва не вывернуло наизнанку. – Что ж ты за тварь такая?
    10/10/508. Замена гипофиза произведена успешно. Образец начал проявлять способность к телепатическому восприятию. Следующая операция необходима не позднее 10/10/532. В противном случае начнутся необратимые нарушения внутренних органов испытуемого. Необходимы: полное переливание крови; пересадка кожи; пересадка глазных яблок; пересадка поджелудочной железы; пересадка надпочечников.
    Господи. Через три месяца истекает срок, отпущенный на окончание эксперимента.
    - Кто же ты? – мозг отказывался думать, что это Саманта. Просто совпадение. Ужасное и невероятное. Но правда выглядела еще хуже. Читать дальше – страшно. Но необходимо. Он должен найти подтверждение своей надежде. Или страху.
    01/01/509. Лаборатория Андрисе уничтожена.
    28/08/509. Родители образца № 256183 устранены.
    10/09/513. Ошибка. Образец № 256183 недоступен для дальнейших испытаний, т.к.проходит обучение в «Эриде», Ио.


    И вот тут Максим прозрел. Оставь надежду всяк сюда входящий. Для нее не осталось больше места. Таких совпадений не бывает. Образец с этим жутким длинным номером – его Саманта. Четкий парад мурашек промаршировал от пяток до затылка. Руки затряслись как у сраженного болезнью Паркинсона. Женщина, которую он любил больше жизни, все это время была подопытным кроликом, и ее внутренние органы вот-вот откажут. Никогда в жизни ему не было так страшно. Но остановить чтение этого горячечного бреда он был уже не в силах.
    29/03/518. Попытка забрать образец из школы претерпела неудачу. Следующая попытка запланирована на … Дата замазана черным. Но Макс и так уже понял, что и эта попытка удачей не обернулась.
    Ниже следовала запись о передаче эксперимента Белине и о ходе поисков образца. Год назад была сделана бессодержательная запись о том, что задание передали Ли Вонну, капитану «Гая Музония Руфа». Угу. К которому Саманта сама пришла, на своих двоих. Странно, что ее еще не передали в лабораторию Каллисто. Либо Вонн пока не знает, кто она. Но это вопрос времени. А может, Сэм уже здесь?.. Но в таком случае Белина тоже должна быть на базе. Или госпожа Айлин отправилась встречать ценный груз?

    [​IMG]

    Нужно что-то делать. Как-то связаться с Самантой. Но попытайся он выйти на связь, подставит всех: и ее, и себя, и Гроссмана, и даже Бриенну. Разговор с ней еще больше сблизит Сэм с лабораторией. Но в противном случае она умрет.
    Долой выпивку. Ему нужна трезвая голова. Но рассудку сильно мешал растекающийся по артериям животный ужас. Паника парализовала все здравые мысли. И в мозгу билось лишь одно: не допустить их встречу. Вот только как?
    Максим отправился на поиски единственной ниточки, которая могла бы ему помочь. Встречающиеся люди шарахались от него, пугаясь лихорадочно блестевших глаз и белоснежного цвета лица. Попадись Звонарев Белине, не миновать ему жесткого допроса с пристрастием. А он сейчас не в состоянии врать и увиливать от таких вопросов.
    Бриенна, которую он так отчаянно искал, обнаружилась в своей комнате. Увидев парня, искаженного ужасом, подскочила на месте.
    - Тебе плохо?
    - Да. Мне срочно нужна твоя помощь.
    - Что стряслось? Белина здесь?
    - Нет. Не знаю. Возможно. Я ее не видел.
    - Садись. Налить что-нибудь? Я не могу разговаривать с тобой, пока ты не придешь в чувство.
    - Ничего не нужно, - но на стул Макс все же рухнул, как подкошенный. Внезапный паралич атаковал его ноги. Да и руки не особо слушались.

    [​IMG]

    - Говори, - Бриенна, нахмурившись, пододвинула свободный стул к гостю и уселась, скрестив руки на груди. – Я не смогу помочь, пока не узнаю, о чем идет речь.
    - Все о ней же.
    - Белина?
    - Да нет же! Насрать на нее! – рявкнул Первый Секретарь. - Я про свою подругу.
    - О нет, - закатила глаза блондинка. - И снова она. Что на этот раз?
    - Образец, который по приказу Белины ищет Ли Вонн. Помнишь свое задание? Ты пыталась выйти с ним на связь.
    - Я помню все свои задания. Продолжай.
    - Это она. Образец – это она. Мой друг. Моя…
    - Угу, - вздохнула девушка. - Твоя любовь. Девчонка, ради которой ты летал на Приму-13. И что ты хочешь от меня?
    - Я сам не знаю. Боже… Ей сделали пересадку гипофиза валирурца. И через три месяца нужно завершить эксперимент. Пересадить туеву кучу остальных органов. Иначе она умрет.
    - То есть ты разрываешься между необходимостью предупредить любимую и доставить ее сюда?
    - Да… Ты как всегда четко формулируешь задачи. Я не знаю, что мне делать.
    - Хочешь совет? Делай… НИЧЕГО. Вообще. Да, знаю. Не надо смотреть на меня как на монстра. Тут два варианта. Либо ее найдут раньше и препарируют в лабораториях Белины, либо она скончается от отказа внутренних органов. Не сахар, но и не худший поворот. У девчонки выбора особо-то и нет. А смерть в данной ситуации – меньшее из двух зол.
    - Но может, она найдет другого врача…

    [​IMG]

    - Нет. Помочь с пересадкой ей смогут только здесь. Ведь для операции нужны доноры. А где она их возьмет? Насколько я знаю, на нижних ярусах все еще содержится парочка валиурцев. Но если девочка и выживет после эксперимента, дальше начнется самое хреновое. Свободы ей не видать, в любом случае. Она станет полноценным подопытным экземпляром. И я ей не завидую. Если ты попытаешься связаться с ней, ты подставишь половину служащих. Да и никто не согласится помочь тебе. Даже я. Я ненавижу Белину, пусть так, но себя-то я люблю. И не хочу раньше времени сдохнуть ради твоей зазнобы.
    - Помоги мне угнать катер.
    - Ты совсем сбрендил? Я на это не пойду. Да и как ты собираешься шерстить галактику на нем? Он не приспособлен для больших расстояний. А мы не знаем ничего о пути следования Гая Музония Руфа. О них давно не слышали. Возможно, и корабль, и весь экипаж уже погибли.
    - Но я же должен хоть что-то сделать! – проскулил Максим. – Я так не могу…
    - Придется смочь, - холодно отрезала Бриенна. – И не пытайся меня разжалобить. Я наполовину механизирована, я не испытываю ни жалости, ни сочувствия. Мой тебе совет – смирись. Напейся. Наглотайся наркоты. Но забудь о ней. Она для тебя потеряна навсегда. Считай, что она уже погибла. Поплачь. Погорюй. И смирись. Забудь. Для твоего же блага.

    [​IMG]

    Вот и все. Макс, не в силах больше слушать покровительственный тон блондинки, резко вскочил и вылетел за дверь. Запершись в своей комнате, пару минут стоял, прислонившись к двери и закрыв глаза, пытаясь восстановить сбившееся дыхание. Не вышло. Бешеная аритмия разрывала грудную клетку. Очень хотелось выть.
    Первой на пол полетела бутылка «Космических волков», обдав комнату снопом влажных осколков. Через секунд пять к ней со скорбным стоном присоединился компьютер.
    Ярость застилала глаза оранжевой пеленой. С ревом дикого зверя Макс крушил свою комнату, ничего не соображая. Ковролин покрылся толстым слоем битого стекла, а руки – кровавыми царапинами.

    [​IMG]

    Когда уцелевших хрупких предметов не осталось, Первый секретарь Госпожи Белины со всей дури пнул металлический стол, ссадил к чертям костяшки на правом кулаке ударом о стену, рухнул на колени и третий раз в жизни заплакал.
     
    Последнее редактирование: 29 авг 2017
    Наташа, Screenshot, Lana15 и 6 другим нравится это.