TS4 Out of the Black/Прочь из мрака

Тема в разделе "Sims-сериалы и рассказы", создана пользователем AnyaGrant, 26 ноя 2017.

  1. AnyaGrant
    AnyaGrant

    Проверенный
    Сообщения:
    121
    Дата: 26 ноя 2017 | Сообщение #1
    [​IMG]

    [​IMG]

    Автор: AnyaDelRey
    Возрастные ограничения: 16+
    Жанр: Ангст, драма
    Аннотация:
    Девушка с непростым прошлым, едва достигнувшая совершеннолетия, решает начать новую жизнь, изменить себя и своё окружение. В этом ей способствует переезд в крупный город и поступление в университет. Но прошлое совершенно не собирается её отпускать, постоянно напоминая о себе и вторгаясь в "дивный новый мир".
    От автора:
    Произведение является частично автобиографическим: бОльшая часть персонажей создана по образу и подобию людей из реальной жизни автора. История жизни главной героини также взята из жизни автора. Но, тем не менее, сюжет является на 70% выдумкой, и потому не упоминаются названия страны проживания, города и языка главных героев. Будем считать, что это происходит в выдуманной стране, находящейся на европейском континенте нашей планеты.
    Сюжет будет построен на контрасте: полный позитива и лёгкости новый мир против старого - депрессивного, полного негативных чувств.​
     
    СимКэт, MEDI68, Черешня и 8 другим нравится это.
  2. AnyaGrant
    AnyaGrant

    Проверенный
    Сообщения:
    121
    Дата: 26 ноя 2017 | Сообщение #2
    1 глава.
    24 августа.
    “Стоя на пороге взрослой жизни, главное – не упасть в пропасть.”

    Эту фразу я мысленно повторяю себе каждый день с тех самых пор, как возобновила общение с Кэт. Мы знакомы с детства, но последние несколько месяцев стали особенно близки. Это, однако, не меняло того факта, что мы – две полные противоположности. Окружающие всегда считали меня спокойной и рассудительной, но с Кэт и я умудряюсь попадать в авантюры и оказываться в обществе, совершенно чуждом мне.
    И вот сейчас, в 10 часов вечера, вместо того, чтобы спокойно сидеть дома и завершать мои незаконченные рисунки, я стою в какой-то подворотне, наблюдая, как моя подруга курит дешёвые сигареты в компании парней того самого типажа, который всегда вызывал у меня отторжение. Нет, я тоже небезгрешна, я тоже нередко выбираю наигрубейшие выражения, да и лишний раз выпить не брезгую. Про шутки свои, пожалуй, промолчу. Но это не мешает мне мысленно называть этих людей быдлом.
    [​IMG]
    Придя домой, я снова увижу недовольство в глазах родителей, от моих волос будет пахнуть дымом сигарет, к которым я даже не притрагивалась. Почему я иду на всё это? В этом городе для меня больше нет людей, с которыми бы можно было провести свободное время, а одиночество я переношу ничуть не легче.
    Кэт бросает сигарету на асфальт, и я молча беру её за руку, пытаясь намекнуть на то, что мне это чертовски надоело и компания её приятелей меня действительно напрягает. Особенно их глупые шутки, приправленные трёхэтажным матом. Она меня прекрасно поняла и отвела в сторону, прошептав на ухо:

    - Я останусь с ними до одиннадцати. Ты прекрасно знаешь, как сильно мне нравится Грэг, и как редко мы с ним видимся.

    Да, действительно. Последний раз она виделась с ним месяца полтора назад. Но мне, в отличие от неё, той встречи хватило надолго. Хотя бы просто потому, что тогда вместо сигарет были косяки.

    - Если мы тебе так надоели – иди домой, я не обижусь. – добавила она, заметив моё замешательство.

    Обожаю так делать. И поэтому делаю это снова. Да, я снова реагирую на слова так, будто они были сказаны всерьёз, и покидаю Кэт и её компанию, направляясь прямиком домой. За спиной я слышу всё тот же гогот, мой уход никто толком и не заметил, чему я на самом деле рада.

    [​IMG]
    Примерно так проходили мои каникулы, это и объясняет мой мрачный настрой. Хотя… Настрой мой стал немного более позитивным последние пару недель. Дело в том, что я поступила в университет, и потому надеялась резко изменить свой круг общения, наполнить свою жизнь людьми со схожими интересами и складом ума.
    Ах да, про мой университет. Один из крупнейших как в городе, в который я переезжаю с нового учебного года, так и в стране в целом. Но суть даже не в этом, а в том, что именно там реализуется самая лучшая программа по обмену. Помимо прекрасного лингвистического образования с возможностью реальной практики, я могу познакомиться с людьми из самых разных стран и культур. Это куда интереснее, чем узнавать поближе то самое быдло, о котором я говорила вначале. Большая часть моих друзей – иностранцы. Например, мне уже удалось встретиться вживую с подругой из Франции, причём в её же стране, которая так покорила меня.
    Что касается города, в котором я проживаю сейчас - я его ненавижу. С ним связано слишком много воспоминаний, которые каждый раз причиняют мне жуткую боль. Пожар в моей квартире, когда мне было 11 лет. Смерть самых дорогих мне бабушки с дедушкой. Нервные срывы в школе и дома. Вечные ссоры родителей и созерцание пьяных родственников, приходящих к нам домой. Мне хватило: я смотрю на этот город с глубоким отвращением. Единственное, что греет сердце - осознание того, что через неделю я уеду отсюда навсегда. Моя мама покидает отца, забирая меня в совершенно иное место. Я бы с лёгкостью разорвала связи со всеми здесь, кроме папы.

    [​IMG]

    И каждый день, ложась спать, я представляла себе новую жизнь. Представляла, как еду по обмену в какую-нибудь Францию, практикую новый язык и получаю море новых впечатлений. Представляла, как навсегда уеду из ненавистного мне городка, в котором даже нет перспектив. Да, именно это отвлекало меня от действительности, казавшейся мне столь мрачной.
     
    Последнее редактирование: 26 ноя 2017
    СимКэт, MEDI68, Наташа и 6 другим нравится это.
  3. AnyaGrant
    AnyaGrant

    Проверенный
    Сообщения:
    121
    Дата: 1 дек 2017 | Сообщение #3
    2 глава.
    7 сентября. День с Идой.

    Прошла неделя с момента начала обучения в университете. Мои ожидания в целом оправдывались, хотя учиться было нелегко, и с первого же дня у меня был жуткий недосып. Более того, я начала скучать по своему отцу, и даже по тому жалкому городу, как ни странно. Но всё это сглаживалось новыми впечатлениями, людьми и опытом.

    Обидно то, что мне почти не с кем было всем этим поделиться, и именно поэтому, спустя неделю, я решила пригласить на чай свою давнюю школьную подругу – Иду. Она осталась одним из немногих хороших воспоминаний той поры, но, к сожалению, поступила в другой вуз и поселилась на другом конце нашего нового города.
    Ида – воистину хороший человек. Человек с тяжёлой судьбой, но добрым сердцем. Родилась в неблагополучной семье отца-алкоголика и матери, подсевшей на наркотики, когда Иде было всего 6 лет. Именно в этот момент девочку забрала к себе её бабушка – женщина умная и интеллигентная, но властная и деспотичная до безумия. За свои 18 лет Ида пережила многое: побои бабушки, пьяные выходки отца, заключение матери в тюрьме и, следовательно, истощение нервной системы.
    Но не будем о грустном: сейчас всё было хорошо, и мы направлялись в наше любимое прибрежное кафе, которое раньше посещали каждый раз, попадая в столицу. По дороге мы уже успели вдоволь насмеяться над старыми добрыми непристойными и аморальными шутеечками. Да, шутеечки заложили фундамент нашей дружбы. Меня всегда удивлял контраст наших бесед: от философии и искусства до подобного юмора.

    Итак, мы прибыли в кафе, заказали пару круассанов и сели за наш любимый столик.


    [​IMG]

    - Ну, теперь рассказывай, как там новое учебное заведение? – с улыбкой спросила моя подруга.

    Я замялась. Нет, конечно мне было что сказать, и перед встречей я даже немного продумала свой рассказ, но проблема была в том, что мысли мои были заняты кое-чем (а точнее – кое-кем) другим. Но я решила уделить внимание более важным вещам:

    - Совсем другое дело. – ухмыльнулась я. – дурью маяться не приходится, иначе прослушаю часть лекции и не смогу собрать всё в единое целое. Завидую тебе – на твоей специальности нет высшей математики и сопромата.

    - Это да. Ещё одна причина, по которой я выбрала режиссуру. И знаешь, здесь совсем нет ребят, которых ты так любила называть быдлом.

    - Что, даже нет шуток про кавказцев и животных звуков в аудиториях? – от смеха я практически лежала на столе, на нас начали поглядывать окружающие люди. Я успокоилась, выпрямилась, и продолжила. – Да, я тоже в восторге от коллектива. Особенно с учётом того, что на некоторых лекциях присутствуют иностранцы, практикующие наш язык.

    Мои губы расползлись в предательской улыбке, что конечно заметила Ида.

    - Изучаешь французский, да?

    - Всё-то ты знаешь, откуда ты такая умная взялась? - я снова засмеялась.

    - По глазам твоим вижу. Неужели кто-то приглянулся?

    Щёки мои налились румянцем, я смущенно посмотрела вниз:

    - Это успех, Ида! Две пары, три часа языкового обмена, и на этих выходных он позвал меня прогуляться. У нас очень много общих интересов, он уже неплохо владеет нашим языком, хоть и учится лишь на втором курсе. Очень мил и приятен в общении, хотя порой выглядит несколько угрюмым. Клод Пелетье, насколько я помню. Я лишь боюсь, что мысли о нём отвлекут меня от учёбы, и вся моя стипендия пойдёт к чёртовой бабушке. И да, больше хочешь – меньше получишь, так устроен этот мир. Пытаюсь отвлекаться: рисовать, осваивать игру на гитаре, усиленно изучаю историю искусств по нашей программе. Но каждую ночь, когда я засыпаю, мысли мои возвращаются назад, на практику, где он учит меня произносить это чёртову французскую Р, посмеиваясь над моим акцентом.

    [​IMG]

    - Напомни мне: чем закончились твои предыдущие отношения с иностранцем?

    - Прошу, не говори про Николаса, я предпочту забыть эту историю. И отношений там никаких не было, ты знаешь. Отношений у меня не и было толком никогда. – мне стало безумно стыдно от одного лишь упоминания об этом человеке.

    - Окей, извини. К слову, теперь отношения завязываются и у меня. Одна проблема – я не знаю, как бабушка отнесётся к тому, что я хочу ей рассказать.

    Я закатила глаза:

    - Я думала, она ослабит хватку после твоего совершеннолетия. Конечно, она желает тебе всего самого лучшего, но когда же всё-таки ты будешь вольна делать то, что хочешь?

    - Она ослабила хватку, честно. Именно поэтому я сейчас сижу здесь с тобой, а не зубрю конспекты.

    От этих слов мне вновь стало неловко: я вспомнила тот день, когда нам было по пятнадцать лет, и её замечательная grandma прочитала всю нашу переписку. С тех самых пор бабушка смотрела на меня с недоверием. Я решила сменить тему, чтобы не нагнетать:

    - Расскажи, с кем там у тебя завязываются отношения?

    - Мой одногруппник – Дэйв. Нас привлекают одни и те же жанры, и он также фанат моей любимой группы. Жаль, что я не встретила его ещё тогда, на концерте. Он ведь тоже там был.

    - Дааа… Кажется, поступление действительно меняет почти всё. Я лишь надеюсь, что оно не изменит нашей дружбы, хоть мы теперь и видимся намного реже. – вздохнула я.

    [​IMG]

    Оставшиеся два часа мы прогуливались по набережной и зашли в торговый центр: я не могла отказать себе в удовольствии купить что-то новое из косметики, более того, в глазах Клода я хотела выглядеть как можно лучше, встреча (не скажу, что свидание) была назначена на послезавтра.
     
    СимКэт, Наташа, Novacaine и 4 другим нравится это.
  4. AnyaGrant
    AnyaGrant

    Проверенный
    Сообщения:
    121
    Дата: 2 дек 2017 | Сообщение #4
    Глава третья. Худшая часть меня.
    9 сентября.

    Анна Грант.
    Как я и говорила – на сегодня мы с Клодом договорились на ужин в ресторане. Я не уверена, что это можно назвать свиданием. Но мы хотели узнать друг друга получше, это правда. Я прибыла в заведение, о котором он мне говорил. Это был большой отель в викторианском стиле, дорогой и пользующийся популярностью, судя по всему. Клод Пелетье уже ждал меня у входа. Француз открыл мне дверь, приглашая войти.

    - Это – одно из немногих знакомых мне заведений в вашем городе и в вашей стране в целом. Здесь мы с одногруппниками отметили начало учебного года и практики, и я могу сказать, что напитки и еда здесь отменного качества. Интерьер и живая музыка тебе тоже понравятся, я уверен. – с тёплой улыбкой сказал он по-английски. Мой французский пока бы не позволил общаться свободно.

    Мы заняли столик, выбрали и заказали блюда, и бутылку неплохого шампанского. Разговор наш завязался ещё до первых глотков игристого напитка.

    - Мы так мало обсудили с тобой на парах, всё в пределах учебной программы. Ты показалась мне безумно интересной девушкой. Расскажи мне про свою специальность, увлечения, интересы и планы на жизнь. – он взглянул мне прямо в глаза и по спине моей побежали мурашки.
    - Ну, обучаюсь я на архитектора… Одним из причин моего поступления именно в ЭТОТ вуз был совет мамы. Она сказала, что здесь дают сразу два диплома – основной и лингвистический. У меня с детства был талант к изучению языков, но это немного не то, что привлекало меня. Лет с десяти я начала рисовать, и уже тогда знала, что архитектура и дизайн будут мне близки. Одна из самых главных целей в моей жизни – карьера. Я просто хочу заниматься тем, что мне нравится, зарабатывая при этом неплохие деньги, чтобы путешествовать, обеспечить хорошую жизнь себе и своим детям. А теперь ты. – щёки мои горели, я была смущена таким вниманием к моей личности.
    - Я родом из Нанта, западная Франция. Всегда интересовался политикой, обучаюсь на дипломата, тоже интересуюсь языками. На самом деле мне очень повезло попасть сюда по обмену, я давно интересовался вашей культурой. Люблю и умею фотографировать, найди меня в инстаграме и убедись. Могу и тебе фотосессию устроить, просто так.

    [​IMG]

    Я засмущалась и, чтобы расслабиться, сделала пару глотков шампанского. А потом ещё. И ещё. Мой собеседник смотрел мне прямо в глаза.
    - Ты, кажется, очень одинокий человек? Одинокие люди много пьют.
    После этих слов у меня на глаза выступили слёзы. Я не знаю отчего. Либо Клод попал в точку, либо мне стало стыдно за количество выпитого. Он это заметил, ободряюще улыбнулся, но и сам засмущался. После улыбки его легче мне не стало, хотя должно было. Мысли путались у меня в голове, я поняла, к чему дело шло. Волнение всегда вело именно к этому.

    Я достала из сумки баночку из-под драже и взяла оттуда пару таблеток. Я знала, что на людях делать этого не стоило, но у меня не было выбора. Это то, о чём говорил мой врач.

    - Что с тобой? – Клод выглядел встревоженным.
    - Всё хорошо, - я выдавила из себя улыбку, - Я просто вынуждена три раза в день пить антидепрессанты. Уже лет 6, к сожалению. Генетика, обстоятельства…

    Я понимала, что говорить об этом не стоило. Но хотелось. Хотелось открыть этому человеку всю свою душу. Ответ Клода сразу поднял мне настроение:

    - Ох, понимаю. У моей мамы с детства то же самое. Ты молодец, справляешься. Тебе точно есть, чем гордиться. Тебя, кстати, огорчили мои слова про одиночество? Прости, Анна. Я не хотел.

    То, как он произнёс моё имя, с акцентом и ударением на последний слог, показалось мне крайне милым. Я видела, что «волшебные пузырьки» тоже дали ему в голову, взгляд стал ещё более открытым, и он осмелился продолжить разговор на эту тему.

    - Да, ты попал в точку. У меня есть друзья, родители, мне всегда есть с кем поговорить. Но чего-то не хватает, я не знаю… Я до сих пор сожалею, что оттолкнула от себя человека, который любил меня больше жизни. Николас, испанец. Однажды он прилетел ко мне, просто чтобы увидеть хоть ещё разок. Так, как он любил меня, не сможет полюбить больше никто, но это было невзаимно и…

    Я осеклась. Чёртова пьянчужка, остановись. Это не так работает. Ты спугнёшь его.

    Но Клод смотрел на меня и улыбался. Приподняв брови, он спросил:

    - Почему же никто? Почему ты так уверена? У такой девушки как ты может быть целая армия таких Николасов, поверь.

    Я засмеялась. Это было чертовски мило, я снова расслабилась. Ещё около получаса мы общались весело и непринужденно. Пока у меня не зазвонил телефон. Я извинилась перед Клодом и вышла в коридор. Звонили с незнакомого номера. Я взяла трубку, и сразу узнала голос. Ещё одна Анна, девушка, которая гуляла со мной и Кэт в одной компании пару лет назад, пока мы не рассорились.

    - Аня, - говорил едва слышно голос – Ты помнишь Грэга, парня Кэтрин?
    - Конечно помню. – я удивилась, услышав это имя. Губы мои скривились от отвращения к этому человеку.
    - Позавчера у него был день рождения, утром после вписки в его квартире было найдено тело Кэт, в синяках, со следами удушья. Пока что неизвестно, кто и как, но завтра похороны и поминки. Церковь Святого Майкла, восемь часов утра.

    Как будто ад разверзся под моими ногами. Я уже не слышала всё то, что было сказано далее. Моё дыхание оборвалось, руки начали безумно трястись, голова закружилась, к горлу подступил ком. Кажется, моё состояние было крайне тяжёлым, я не знала, как вернуться в зал к моему французскому гостю. Он не должен видеть меня в таком состоянии.

    [​IMG]
    Но я пошла. Когда я подошла к нашему столику, он спросил, всё ли у меня в порядке, но ответить я не могла, мой язык будто парализовало. В глазах моих потемнело, и последним, что я помнила за тот вечер, были руки Клода, поймавшие меня во время падения.

    Клод Пелетье.
    Анна вернулась в зал с совершенно безумным выражением лица, словно на её глазах произошло что-то действительно жуткое. Напугался ли я? Мягко сказано.

    - Анна, у тебя всё в порядке?

    Девушка вздрогнула, и, кажется, начала терять сознание. Она взяла протянутую мною руку, вцепилась в неё, и упала мне на колени, сотрясаясь в беззвучных рыданиях. Я обнял её, и через несколько минут она перестала трястись и обмякла. Я посмотрел ей в глаза: они были словно кукольными: смотрели в одну точку, в них пропал живой блеск.

    - Анна, что случилось? Тебя довезти до дома? Я могу вызвать такси.

    В ответ тишина. Она, кажется, даже не слышала моих слов. Вызвать скорую? Но как? Что с ней? Не упекут ли её в госпиталь для душевнобольных? Такую как она могли бы. Я не знал её адреса, везти к себе в общежитие для обменников тоже не вариант – со мной живут ещё двое парней.

    Я оплатил ужин и попытался встать со стула, но на ноги Анна встать не могла. Всё, что мне оставалось делать (всё, что я смог придумать) – это снять номер в данном отеле и позволить ей прийти в себя в спокойной обстановке. Я взял её на руки и пошёл к регистрационной стойке. Заплатил за стандартный номер на одну ночь. Мне выдали ключ, и я каким-то чудом донёс маленькое хрупкое тело до номера.

    [​IMG]
    Я уложил её на кровать, но сам был настолько встревожен, что прошёл несколько кругов по комнате, заламывая руки. Затем я сел рядом, и мой взгляд остановился на Анне. В полумраке она казалась ещё более прекрасной. Фарфоровая кожа, большие чёрные глаза и вьющиеся тёмные волосы, отливавшие золотом. Стекавший с бедра подол юбки обнажал её недлинные, но стройные и гладкие ноги. Только сейчас я понял, кого она мне так напоминала. Эсмеральду из романа Виктора Гюго, не иначе. В ней было что-то как от француженки, так и от цыганки.

    Да, она была красива, на неё можно было бы смотреть вечно. Да, она также была весьма умна, это я понял ещё на учёбе. Да, она действительно была заинтересована мной. Вот только была одна большая проблема… Она действительно была безумна, я с первого взгляда понял, что легко и просто с такой девушкой быть не может. Её мимика, голос, всё было чуднО. То, как она оглядывалась по сторонам, когда говорила; то, как она смеялась. И мои догадки только подтвердились, когда она выпила свои таблетки.

    [​IMG]
    Но отступать было поздно, да и не хотелось. Особенно сейчас, когда в её жизни произошло что-то жуткое, неизвестное мне. Я сидел на краю кровати, смотрел на неё и держал за руку, пока её опухшие глаза не закрылись, и мученица не погрузилась в сон.

    Продолжение следует...
     
    Последнее редактирование: 2 дек 2017
    СимКэт, MEDI68, Наташа и 3 другим нравится это.
  5. AnyaGrant
    AnyaGrant

    Проверенный
    Сообщения:
    121
    Дата: 9 дек 2017 | Сообщение #5
    Отдельная благодарность Aloha!
    за закусочную, подошла под мою задумку просто идеально. <3
    ______________________________________________________________________

    Глава 4. «И что ты будешь делать дальше?»
    Клод Пелетье.

    Я просидел с ней до рассвета, через два часа после которого моя спутница всё-таки проснулась. Она тихо встала с кровати, села рядом со мной, и первым, что она сказала было:

    - Прости.
    - За что? – я искренне удивился – Конечно, я напугался, но не думаешь же ты, что я буду тебя в чём-то винить? Если можешь, то пожалуйста, расскажи мне, что случилось вчера вечером?

    Девушка вздрогнула и тихо ответила:

    - Моя близкая подруга, с которой я общалась, пока жила в другом городе, была убита на вечеринке… Клод, сколько сейчас времени?
    - Полседьмого.
    - Чёрт… Через полтора часа отпевание… За это время я точно не успею доехать до того города. – по щекам её потекли слёзы, она смотрела на меня красными глазами, полными боли и отчаяния.

    Я стёр с её лица свежие подтёки туши и прижал к себе, поглаживая её русые волосы. «Мне так жаль.» повторял я ей. Так мы просидели около часа, пока Анна не успокоилась. Она встала и взглянула мне в глаза:

    - Они пока не знают, кто именно убил её, Клод. Это было на дне рождения её молодого человека, и я обязана встретиться с ним и поговорить.

    Такого рода заявление ошарашило меня. Сумасшедшая, не иначе.

    - Анна, умойся и сходи со мной на завтрак. Ты, кажется, ещё не пришла в себя. Взбодрись, и мы всё обсудим.

    Девушка уныло пожала плечами и удалилась в уборную. Меня клонило в сон, но спать было некогда. Я подошёл к окну и раздвинул шторы. Над городом нависло тяжёлое серое небо, дороги и тротуары были мокрыми, но дождь уже прекратился. Люди в тёплой верхней одежде торопились на работу и по делам, машины стояли в пробке.

    Спустя пару минут Анна вернулась ко мне, мы сдали ключи администратору и пошли завтракать. И вот, мы снова сидели за тем же столиком. Моя спутница заказала румяный и свежий круассан с шоколадом, но, кажется, ей кусок в горло не лез. Она тоже обратила внимание на погоду, и прошептала:

    - Кажется, даже небо оплакивает Кэт.
    - Анна, давай вернёмся к тому, что ты сказала. Зачем тебе это? Это уже никак не исправить. Я сильно сомневаюсь, что он тебе что-то расскажет, но ты подвергаешь себя опасности. Насколько я понял, эти люди – маргиналы?

    [​IMG]

    - Ты всё правильно понял. Отбросы общества. Я знаю, как проходят подобные мероприятия, Клод. Сначала они напиваются в хлам, а потом сами не отдают себе отчёта в том, что делают. А знаешь, что они делают с такими, как Кэтрин, да и с девушками в целом?
    - Представляю. Именно поэтому я прошу тебя не лезть в эту грязь. Подумай о себе, пожалуйста.

    Девушка пожала плечами. Я понимал, что она меня не послушает и сделает по-своему, и от этой мысли мне становилось не по себе.

    - Когда и куда ты поедешь? – я нарушил молчание.
    - Обратно. В свой родной город. Сегодня же. 2 часа дороги, и я на месте.

    После этого она встала, поблагодарила меня, и направилась к выходу. Возле самой двери она обернулась и посмотрела на меня, на её лице я увидел улыбку Джоконды. Что было у неё на уме? Я просидел ещё час над чашкой кофе, в голове моей мелькали самые разные мысли и догадки.


    Анна Грант.


    Я сошла с пригородного поезда и села в одно из такси, стоявших вблизи вокзала. За рулём сидел мужчина средних лет, выдыхая сигаретный дым в открытое окно. Докурив, он сухим голосом спросил меня:

    - Куда едем?
    - Храм Всех Святых.
    - Я думал, что вы, молодёжь, не бываете в подобных местах. Мы с женой вот никак не можем уговорить дочь ходить с нами в церковь по праздникам, мода нынче на атеизм…

    Он начал речь про бездуховность всего нашего поколения, но я его не слушала: была полностью погружена в свои мысли, просто кивая головой в ответ на все его реплики. Но на самом деле я действительно любила храмы, и место, на котором был расположен собор, было, пожалуй, единственным местом в этом городе, которое было мне по душе. «С Вас 5 крон» - голос водителя вывел меня из своего мирка. Я протянула ему монеты и вышла из автомобиля, направляясь в храм.

    Его атмосфера умиротворяла меня, снова хотелось жить. Я бы могла провести здесь полдня, просто слушая звуки органа и смотря на пламя свечей. Свечка за упокой Кэтрин, записка за здравие всех, кто мне дорог. Свечка за мой больной рассудок. Свечка за Клода. Интересно, что он думает обо мне теперь? Страшно представить.

    [​IMG]

    У меня не было ни единого сомнения по поводу того, где искать Грэгора и его замечательную компанию. Закусочная в старом районе, здесь всегда собирались подобные шайки, за их счёт и держалось заведение. Туда я и направилась.
    И не напрасно. Машина (развалюха) Грэга стояла на стоянке. Подходя к дверям закусочной, я включила запись, и положила телефон в карман пальто. Я вошла в помещение, и, заметив знакомые лица со стаканами пива, дешевыми сигаретами и диким хохотом, подсела к ним за столик.

    [​IMG]

    - Надо же, сама Анна Грант! – воскликнул один из них. – Какими судьбами?
    - Соскучилась по Вам безумно. Можно мне бутылочку лимонного?
    - Да без вопросов, присаживайся.

    Мне принесли лимонное пиво и я, сделав пару глотков, осмелилась начать разговор.

    - Все вы были на дне рождения Грэга, не так ли? Что, чёрт побери, случилось с Кэтрин? Мне сказали, что её нашли удушенной на полу в ванной. – мои руки начали трястись.
    - Нас было 14 человек, десять из которых – пацаны. Мы были ужраты как черти, по пьяни это мог быть кто угодно. Музыка играла громко, никто даже не слышал никаких криков. Одна из наших девок вызвала полицию, увидев труп, но убийцу найти пока не удалось. Кэт погибла девственницей, и это усложнит им работу. – проговорил Грэг, кажется, заученную фразу, и затянулся сигаретой.
    - И как тебе живётся с осознанием того факта, что твоя девушка была убита в твоей же квартире на твоём же празднике?
    - Чёрт с ней, Грант. Чёрт с вами со всеми. Мы ничего не знаем, а у меня есть проблемы посерьёзнее.

    Я будто лишилась дара речи. От такого заявления моя рука с бутылкой дёрнулась, и лимонный «гараж» оказался на толстовке Грэгора. Он грязно выругался и снял её.

    - Ей богу, Грант, ты какая-то дурная. Даже алкоголь на тебя не действует. – сказал незнакомый мне по имени человек- Сядь, расслабься, или катись отсюда. Ты ещё можешь успеть на поминки.

    Я проигнорировала эту реплику, мой взгляд остановился на оголённых руках Грэга, оставшегося в одной футболке. Предплечья были разодраны до крови, раны были засохшими, но всё ещё глубокими. По пять длинных неравномерных полосок на каждой руке. В голове моей появились самые страшные предположения.

    [​IMG]

    - Что с твоими руками? – вырвалось у меня. – Кто в них так вцепился?
    - Я должен перед тобой отчитываться? – Грэг уставился на меня своими пьянющими глазами. - Катись к чертям отсюда, иначе будешь жалеть. Езжай обратно в свою столицу и молчи, если не хочешь проблем.

    Кровь в моих жилах заледенела, я выбежала из закусочной, хлопнув дверью, и бежала до ближайшей автобусной остановки. Сев в автобус, идущий до вокзала, я остановила запись. Это всё произошло слишком быстро. Грэг, треклятый идиот… Что толкнуло его на убийство? Почему он выдал себя так просто? Эти вопросы крутились у меня в голове всю дорогу, в автобусе, и в поезде. Всё, чего мне сейчас хотелось, это вернуться в объятия Клода, но я сильно сомневалась, что после всего он будет рад меня видеть.
     
    Последнее редактирование: 9 дек 2017
    СимКэт, MikkiMur, Novacaine и 3 другим нравится это.
  6. AnyaGrant
    AnyaGrant

    Проверенный
    Сообщения:
    121
    Дата: 21 дек 2017 | Сообщение #6
    Глава 5. Так просто я не сдамся.
    12 сентября.

    Анна Грант.
    Было около двух часов дня, пары сегодня начинались поздно. Что там у нас? Сопромат, история искусств… Ну, в общем, всё самое веселое. А получится ли у меня сосредоточиться на таких серьёзных вещах, когда всё идёт по наклонной, когда всё, что у меня на уме – навязчивые мысли о смерти Кэт и глупые мечты о le monsieur? Не думаю. В любом случае – всё это дело не давало мне покоя. Что я собиралась делать? Распутать всё, наверное. На пути от трамвайной остановки до дверей универа я звонила Ане, той самой приятельнице, которая три дня назад сообщила мне о случившемся.

    [​IMG]

    - Привет. – услышала я знакомый спокойный голос. – Слушаю тебя.

    - Привет, как ты там? Как поминки?

    - Ну, я в унынии, ты понимаешь. Позавчера было тяжело: полный зал рыдающих родственников и друзей, воспоминания из нашего беззаботного прошлого, некоторые фамильярности и фальшь, чтобы не осквернять память Кэт. Жаль, что тебя не было, мы были бы рады увидеть хотя бы тебя.

    - Чёёёрт, простите. Не могла. Может, я слабачка и трусиха, но эта новость выбила меня из колеи, я бы не вынесла всего этого.

    - Понимаю.

    - Я сейчас могу показаться бестактной, но, кхм… Как ты узнала о случившемся? Кто сообщил и как?

    - Полли. Полли Трентинни, с ней мы познакомились в кальянной, когда были в компании Кэт. Она была там, она и вызвала полицию. А что такое?

    - Мне нужно с ней поговорить, у меня есть некоторые… Ммм… Догадки.

    - Расскажешь тогда. Мне пора, сорян, увидимся как-нибудь.

    Я завершила звонок и замерла, стоя у дверей вуза. Мда. Какая уж тут учёба. Увижу Пелетье – вообще хорошечно будет, сопромат мой накроется медным тазом. Да и с искусством можно будет на сегодня попрощаться. Я неохотно вошла в здание и сдала куртку в гардероб. Поднялась на третий этаж и села у входа в аудиторию, уставившись в экран телефона в ожидании начала пары.

    И тут меня окликнул ещё один знакомый голос. Он ещё не послал меня мысленно на все четыре стороны?

    - Bonjour, Anne! Comment ça va?

    Ладушки, Пелетье, ты заставил меня улыбнуться. И на том merci.

    - Да вот выживаю, Клод. Ты как?

    - В целом хорошо, но, должен сказать, ты меня встревожила в субботу. Всё в порядке у юного впечатлительного Шерлока?

    - Ммм… Я нашла ту компашку там, где и думала. Не получила из разговора ничего толкового, но был один инцидент. Руки у Грэгора были разодраны. Отрежьте мне кудри, если это не его вина. И я бы донесла всё это до полиции, которой в общем-то насрать на это дело, но они угрожали мне, когда поняли, что я имею весомые догадки.

    - Anne, прекращай. Я не знаю, зачем тебе это. Ей богу, игра не стоит свеч. Ты никак не воскресишь подругу, уж прости, но хотя бы себя не угробь.

    - Я сама не знаю, Клод. Я одержима этой идеей, скажу честно. Я хочу справедливости, хочу быть полезной.

    [​IMG]

    Француз сощурился и пристально посмотрел на меня, и, сказав что-то вроде «увидимся» на своём безупречном английском, удалился.

    На парах сосредоточиться я не могла, и делала то, что обычно делаю для снятия тревоги, чертила чёрным линером в блокноте замысловатые геометрические фигуры. Отвлекало, расслабляло, но не сильно.

    Наступил перерыв, мои одногруппники пошли утолять голод, но последние несколько дней мне кусок в горло не лез. Я, кажется, уже похудела килограмма на два. И даже это меня не радовало. Я решила продолжить копания, и открыла фейсбук. Полли Трентинни? VivaItalia! В сети. Я сразу же написала ей, в надежде узнать больше.

    А: Привет. Я – подруга Кэт. Расскажи мне подробно всё, что можешь о той вписке. Прошу. Умоляю.

    П: Привет. После того, как мы все выпили, мы играли в карты. Музыка глушила остальные звуки. Я не могу много пить, меня начало мутить от алкоголя, и я пошла в туалет прочистить желудок. Но сразу же об этом забыла, увидев синюю Кэт на полу. Мне было дурно, страшно. Я не знала, что делать, и позвонила в полицию немедленно, а потом вернулась за карты, делая вид, что ничего не произошло. Через какое-то время полиция приехала. Начали разбираться, но толку? На теле Кэт нашли несколько синяков, помимо следов удушья.
    Мне тяжело об этом говорить. Я надеюсь, что правда всплывёт, потому что после той ночи я не могу даже спать.

    Я поблагодарила Полли и отправила ей то, что записала пару дней назад в кафе, прося не разбрасываться этим аудио. Полли отправила испуганный смайл и вышла из сети. Они мне угрожали, а я пустила в ход компромат на Грэгора. Сливай масло, Анна. Ты попала.

    Клод Пелетье.
    После долгого учебного дня я вернулся в общежитие, надеясь на отдых и покой. Почему эта помешанная заняла все мои мысли? Я никогда так не волновался за кого-либо.

    Нет, покоя мне не дали. Мой сосед, Анри, явился в нашу обитель после трёхдневного загула. Легкомысленный идиот. Ради Бога, никаких вопросов. Никаких разговоров. Не сегодня. S'il tu plaît.

    - Хэй, Пелетье, как там твоя свиданка-то? Годная девчонка?

    - Твою ж мать, Анри, я не буду оценивать её как товар. Да, хорошая девушка.

    - Не вижу радости у тебя на лице. Они же все хотят себе европейцев, особенно нас, французов. Она должна быть готовой на всё, а ты сидишь с грустной миной и даже не улыбнёшься.

    - Не всё так просто. Да, интересная, симпатичная, вполне воспитанная, да вот только странная. При мне пила таблетки. Депрессия или биполярка, чёрт ногу сломит. А теперь это маленькое недоразумение заставляет меня переживать. За эти дни она умудрилась влезть в разборку с некими придурками и наполучать угроз в свой адрес.

    - А, ясно. Такая же, как твоя мамаша. Теперь понятно, почему ты на неё запал. Все мы любим, когда они похожи на наших матерей.

    Мерзко. Противно. Задолбал. Мои руки невольно сжались в кулак, оставив на ладонях глубокие следы от коротких ногтей. Я еле сдерживался, чтобы не послать его на хер или не врезать по небритой морде. Этот приятель всегда раздражал меня. Мастер «ходить по бабам», любитель словоблудия и дебошир. Почему в мою комнату поселили именно его? Проклятый рандом.

    - Клодик, бросай-ка ты это дело, она тебя же изведёт. Тебе достаточно будет матери. Я покажу тебе таких девочек, что ты сам же пошлёшь свою психичку.

    Я скорее пошлю его. Но не в этот раз. Я сделал вид, что пропустил столь едкие слова мимо ушей, залез в чемодан и отрыл свежую пачку «Мальборо». Я фактически не курил, но только так я мог хоть немного расслабиться и не набить морду Анри. Затяжка, выдох. Затяжка, выдох. Детекторы дыма работали здесь дерьмовенько, можно было не опасаться.

    [​IMG]

    Мамаша… Я вспомнил первый раз, когда я закурил. Тогда мама заподозрила отца в измене. Без каких-либо оснований. Просто навязчивая идея и вытекающие из неё истерики. А получили мы оба. Морально, конечно, но этого было вполне достаточно. Мы с отцом вышли на улицу и вместе курили.
    Второй раз, когда я закурил. Мама решила перерезать вены стеклом разбитой ею же бутылки коньяка, подаренного отцу КЕМ-ТО-ТАМ-ЧЁРТ-ЗНАЕТ-КЕМ. И это всё при том, что жили мы небедно. Мать была довольно умна, работала в сфере программирования, регулярно ездила в отпуск и одевалась в дорогих магазинах вплоть до GUCCI. Отец был главой книжного издательства, большая часть его средств уходила на меня и мою младшую сестру Лоренс, которая, в свою очередь, лет с 12 вела разгульный образ жизни. Так вот на восемнадцатилетие мне подарили небольшую студию в Париже, чтобы я мог продолжать обучение в столице. В тот же год Лоренс была отправлена в интернат, где над ней установили полный контроль. Что было дальше – неизвестно. К чёрту эту семейку.​

    [​IMG]
    Да, а своему бесценному соседу мне стоило сказать, что девушка была прекрасна. Хотя... Зная его, могу предположить, что он бы непременно попробовал её обольстить. Куда ни пойдёшь - везде ловушка, подстава, подводные камни. Сожалел ли я поезде в эту страну? Ни сколько. Без той "психички" и новых воспоминаний я уже не мыслил своей жизни. Я даже готов был вытерпеть Анри и языковой барьер, позвольте только хоть раз услышать громкий заливистый смех Грант.
     
    СимКэт, Novacaine, MikkiMur и 2 другим нравится это.
  7. AnyaGrant
    AnyaGrant

    Проверенный
    Сообщения:
    121
    Дата: 4 янв 2018 | Сообщение #7
    Глава 6. Будь осторожнее.
    13 сентября.
    Огромное спасибо нашей великолепной Severinka за прекрасный и реалистичный школьный сет, который спас меня при оформлении аудитории!
    А также всем тем, кто читает это и не забрасывает. Люблю.

    Little girl, little girl
    Why are you crying?
    Inside your restless soul
    Your heart is dying.


    Анна Грант.

    Когда я зашла в аудиторию, преподавателя по французскому ещё не было. Я достала тетрадь и лениво растянулась на стуле. Мне безумно хотелось спать, но в то же время я боролась с давней школьной привычкой спать прямо за партой. Но кое-кого я ждала больше, чем профессора. Клода. Он, как правило, приходил рано, но не на этот раз. Я зашла в мессенджер спросить где его носит и с кем я вынуждена буду практиковаться, но его даже не было в сети. Что-то внутри меня начинало закипать.

    [​IMG]

    И тут же аудиторию вошла профессор Тиксье. Она внимательно окинула взглядом всех студентов, и подсадила меня к группе, состоящей из Анри Бернара и моих одногруппниц Кристины с Мэри. Я никогда не общалась с этими людьми, и поэтому чувствовала себя крайне некомфортно в компании чужих людей. Клод, мать его, даже не предупредил…

    Я не была настроена на занятия, материал шёл хуже, чем обычно. Я умудрялась путать слова и прослушивать реплики напарников. Но самым обидным фактором было то, что Анри смотрел на меня, как на неведомую зверушку. Наблюдал за всеми мои действиями и заглядывая прямо в глаза, от чего меня дико коробило.

    Когда пара закончилась, Кристина и Мэри покинули аудиторию, но Анри остался на месте, и я не смогла удержаться, чтобы не спросить его «а в чём, собственно, дело?».

    - Анри, с чего это ты так на меня смотришь? Мне это не нравится. – я сощурила глаза.

    Он, усмехнувшись, выдал то, от чего меня просто передёрнуло.

    - Никогда не имел дела с психически нездоровыми. Всегда было интересно посмотреть, каковы вы на самом деле. Да не трясись ты, тебя тут никто не съесть.

    - Что, прости?

    - Ну, мне рассказали о твоих таблетках и припадках. Ты не обижайся, я не буду об этом трепаться. В отличие от того, кто мне это рассказал. Пугаешь ты людей, Анна, пугаешь. Будь осторожнее.

    Услышав это, я трясущимися руками собрала вещи, и покинула аудиторию. На глаза наворачивались слёзы. Чёртов Клод. Трепло, крыса. Я его пугаю? Чёртов трус. Я НЕ сумасшедшая, и рассчитывала на его понимание, на то, что это всё останется между нами. Я ошиблась.

    После начала второй пары всё, чего мне хотелось, это остаться одной. В университетской столовой я заказала чай с мелиссой и заняла столик в самом углу, у окна, чтобы находиться как можно дальше от других людей. Я ещё раз проверила мессенджер, Пелетье в сети так и не появился. Да и слава Богу, лучше бы он вообще исчез. Навсегда. Меня много раз предавали, в школе точно так же распространили информацию и моём заболевании, когда я доверилась бывшей лучшей подруге. Ничему меня жизнь не учит. Пелена из розовых облаков от галантности и совершенства Клода Пелетье застилала мой здравый рассудок, у меня и в мыслях не было, что этот идеальный человек поступит ТАК.

    Всё, что я делала далее – без всякого смысла смотрела страницы в социальных сетях, в надежде на то, что мне попадётся очередная милая мордашка какой-нибудь собачки, которая хоть немного меня успокоит. И тут пришло уведомление. Сообщение от той самой Полли.

    «Энн, я кое-что узнала про Грэгора. Вчера я думала дать показания полиции, но оказалось, что это всё не имеет смысла. У его матери там связи, а обеспеченная бабуля вложила кругленькую сумму, чтобы откупить сына от суда. Ты была не первой, кто увидел на нём раны, но теперь он зол и встревожен. Он знает, что ты так просто не сдашься, но и сам сдаваться не собирается. Будь осторожнее.»

    [​IMG]

    «Всё веселее и веселее» - подумала я, делая очередной глоток своего чая. Кажется, вся моя жизнь пошла коту под хвост. Я не знаю, что задумает этот придурок, но, узнав, что кто-то ходил в полицию с записью нашего разговора, я могу быть уверена, что ничего хорошего ждать не придётся. Перепихнись оно всё конём. Я допила чай с таблетками и направилась в сторону раздевалки, чтобы забрать свои вещи и отправиться домой. Учиться сегодня я точно больше не смогу. Сейчас, кажется, ко мне приближалась с распростёртыми объятиями моя старая подруга – матушка-депрессия. Как давно мы не виделись.

    Ожидая, когда мне выдадут моё пальто, я заметила Клода, вошедшего в здание университета. Этого ещё не хватало. Я отвернулась, но он уже заметил меня и, как ни в чём не бывало, подошёл поздороваться.

    Клод Пелетье.

    После вчерашнего неприятного разговора с Анри я долго не мог уснуть и, конечно, совсем не выспался. Я проспал первую пару и уже пропустил половину второй, но не мог не прийти вовсе. В холле я заметил Анну. Что-то внутри меня съёжилось, но я подошёл и осмелился заговорить, взяв её за руку, не давая уйти:

    - Эй, привет. Что случилось, почему ты уходишь домой?

    Она посмотрела на меня взглядом, полным презрения. Или, по крайней мере, она старалась придать этому взгляду такой вид. На деле же я видел, что в глазах у неё стояли слёзы.

    - Пошёл ты, Клод. Пошёл ты к чёрту. – прошипела она.

    - В чём дело? Как я тебя обидел?

    - А ты сам подумай, кретин. Я думала, ты осознаёшь, что о моих проблемах не стоит трепаться кому попало. Кто он такой, этот Анри, чтобы знать о моём психозе?

    - Чёрт, я сказал это по глупости, он просто мой сосед и…

    [​IMG]

    Анна не дала мне договорить. Она резко вырвала свою руку из моей, и, накинув и даже не застегнув пальто, покинула здание, оставив меня в полной растерянности. Кто тянул Анри за язык? Если бы я пошёл на пару сейчас, то разбил бы ему лицо прилюдно, а этого я допустить не мог. К счастью, мы были на разных специальностях, и ничего совместного кроме языковой практики у нас не было. Я отсидел ещё две пары международного права и отправился в общежитие.

    Анри уже был дома. Он лежал у себя на кровати, потягивая пиво из жестяной баночки. Я не смог сдержать себя при виде этой наглой беззаботной морды, молча подошёл к нему и ударил в челюсть. Банка отлетела, Анри резко вскочил с кровати и прорычал:

    - Какого хрена, Пелетье? Тебя твоя психичка заразила, или это генетика?!

    - Объясни лучше мне, - я с трудом сдерживался, чтобы не ударить снова, - Кто тянул тебя за язык, когда ты говорил с Грант о её болезни?

    - Она сама спросила, почему я на неё так смотрел. Эй, я просто посоветовал ей быть осторожнее и сказал, что она тебя пугает. Я о тебе же заботился, друг!

    [​IMG]

    А, то есть, сначала он называет меня больным, а затем другом, и говорит, что заботиться обо мне? Проклятый лицемер. Я ударил его снова и началась настоящая драка, которая утихла лишь минут через пятнадцать. Оба вышли из неё с синяками и ссадинами. Затем мой сосед оделся, умылся, взял из холодильника ещё одну банку пива, и удалился, оставив меня с разбитым лицом задумчиво сидеть на полу, собирая осколки упавшей со стены, к которой я приложил его, рамки для фотографии.

    Я вспомнил нашу первую ссору: тогда мы только заселились в это общежитие и делили кровати. Затем он начал водить сюда своих девчонок, на что я реагировал довольно остро и даже жаловался на Анри. Наши отношения усугубились. И, хотя последнее время мы ладили весьма неплохо, сейчас отношения, кажется достигли низшей точки. Какой же я идиот, раз рассказал ему что-то про Грант…
     
    Последнее редактирование: 5 янв 2018
    СимКэт, Novacaine, Наташа и 2 другим нравится это.
  8. AnyaGrant
    AnyaGrant

    Проверенный
    Сообщения:
    121
    Дата: 13 янв 2018 | Сообщение #8
    7 глава. Хуже быть МОЖЕТ.

    Анна Грант.


    18 сентября.

    Действительно: предательство Клода и угрозы Грэгора ввели меня в депрессию. Я уже несколько дней не ходила в университет, ссылаясь на болезнь. Хотя, депрессивный эпизод и так считается заболеванием. Весь мир предстал перед моими глазами в чёрном цвете, и всё, что радовало меня прежде никак не улучшало положение дел. Во время своего отсутствия в ВУЗе я могла бы учить материал дома, но проблема в том, что внимание никак не хотело сосредотачиваться на всей этой информации. Мысли пустились в пляску. В ритуальный танец, я бы сказала. Клод, погибшая подруга, Грэгор, подозрительный Анри - всё это кружилось по орбите моих мыслей, не оставляя места тому, чем я, по словам родителей и преподавателей, должна заниматься.

    В этот день у моего отца был день рождения, и я поехала в свой родной город, чтобы помочь ему подготовиться к празднику. Мама должна была приехать позже. Я пыталась вести себя непринуждённо и разговаривать только о хорошем, делиться с именинником только позитивом, но позитива во мне не было, а всё, что я говорила, казалось мне страшнее некролога.

    — Энни, как твои дела? - спросил папа, когда я сняла пальто и плюхнулась на диван, уставившись в телефон, бесцельно кормя виртуальных зверей в приложении, название которого я даже не помнила.
    — Хуже быть не может... Клод, тот самый Клод, о котором я тебе говорила, умудрился поведать своему соседу о моей болезни. Я знаю, что от него это пойдёт дальше. Более того, убийца Кэт угрожает мне, потому что у меня есть доказательства его виновности.
    — Как ты умудрилась так влипнуть, девочка моя? Ты не настолько больна, чтобы не отдавать себе отчёт в том, что делаешь и что говоришь.
    — Дура я просто, пап... Что и требовалось доказать. - пробурчала я, снова уставившись в телефон.

    [​IMG]


    Мне снова писал Клод. И я игнорировала каждое его сообщение. Он говорил, что виноват и чувствует себя дерьмово, но сейчас я просто не могла его простить. Хотя, признаю, действительно любила его и даже немного радовалась каждому его сообщению, несмотря на подавленное состояние. Кажется, он был моей самой большой радостью, и самой большой болью. А любую боль я переносила очень тяжко.
    Из моих дум меня вывел звук уведомления. И кто это? Думаете, Клод? Нет, это был Грэгор. Только этого ещё не хватало...
    “Я говорил, что тебе придётся пожалеть, если разбрешешь про то, что было в кафе. Я не лгал. Ты превратила мою жизнь в ад: меня не арестуют, но все, кого я знаю, отвернулись от меня. Даже младшая сестра. Теперь я отвечу тебе тем же.”
    Моё сердце ушло в пятки. Это я-то превратила его жизнь в ад? Он сам превратил жизнь в ад, и не только свою. Страшно даже представить, каково было родителям Кэт. Я набралась смелости, чтобы ответить ему.
    – О твоих ранах и угрозах знает только один человек, который просто не оставил мне выбора (соврала). Я не могу представить себе уважительную причину, чтобы убить человека. Почему, Грэг?
    – Твоя подруга изменяла мне, и неоднократно. Я поймал её целовавшейся со своим другом на своём же дне рождения. Но и это не основная причина. У неё с лета был конфликт с моей бабушкой, и я узнал, что Кэт выкинула её лекарство от астмы. Она была невыносима, Грант, я был в ярости. И я по-прежнему в ярости, но теперь на тебя. Мне нечего терять, и если ты не погибнешь - будешь сожалеть до самого конца.
    После этого сообщения он добавил меня в чёрный список. Сердце колотилось как бешеное.

    Спустя два часа Папа позвал меня выпить с ним чаю с шарлоткой. Я на самом деле обожала этот пирог, но сейчас мне кусок в горло не лез. Сердце всё так же колотилось, и я вышла на кухню, чтобы взять таблетки.
    Выдавливая жёлтые капсулы из упаковки я на несколько секунд застыла. Может, у меня уже были галлюцинации, а может мой чуткий нюх снова уловил какой-то резкий запах. Я выпила таблетку, и собралась вернуться в гостиную к отцу, но снова остановилась на полпути. Я поняла, что это был за запах. Бензин.

    [​IMG]


    Чёрт, чёрт, чёрт.
    В мгновение я услышала у себя за спиной треск, и старая балка упала в полуметре от моей головы. Я дёрнулась и завизжала. Затем вспыхнул ковёр. Я сломя голову побежала к отцу, но путь мне перекрыла очередная балка. Деревянный дом полыхал и рушился прямо на глазах.
    — Анна, беги! Беги, пока не поздно! За меня не волнуйся, я выберусь через окно.
    Я бросилась ко входной двери, но огонь перешёл и к ней. Если сейчас произойдёт то, чего я боюсь больше всего в этот момент - проще сразу лечь на пол и позволить себе погибнуть. Но что-то заставило меня двинуться дальше, продолжить свою попытку спастись. Едкий дым застилал мне глаза, но я увидела, что ручка двери оплавилась. Времени оставалось мало, скоро каждый квадратный сантиметр будет в огне. Я начала задыхаться от дыма, но видела последний выход - окно.

    [​IMG]

    Я попыталась открыть его, но резко отдёрнула руку. Ручка была горячей, словно уголь. "Если я выберусь отсюда живой - позже обнаружу у себя на руке очередной ожёг. Не слишком ли много их у меня за всего лишь восемнадцать лет жизни?" - пронеслось у меня в голове, но боли я не чувствовала. Мне было просто не до этого. Я схватила первый попавшийся тяжёлый предмет, которым оказалась сковорода, и разбила стекло. Я постаралась выбраться, но осколки больно вонзились мне в руки, я закричала до боли в связках, и чуть не упала на землю, ударившись головой об оконную раму.
    Спасшийся чудом отец потащил меня и повёл меня прочь с территории участка, судорожно набирая номер пожарной части. Но это и мои окровавленные руки было последним, что я помнила - далее я потеряла сознание. Последней эмоцией, которую я испытала, было чувство безмерного счастья от того, что мой отец был жив, да ещё и не позволил моей несчастной шее издать прощальный хруст.
     
    Последнее редактирование: 14 янв 2018
    Novacaine, AdeleSkyfall и СимКэт нравится это.
  9. AnyaGrant
    AnyaGrant

    Проверенный
    Сообщения:
    121
    Дата: 16 янв 2018 в 22:42 | Сообщение #9
    Глава 8. То, что должно было случиться.

    22 сентября. Утро.

    Клод Пелетье.

    Последние дни я даже не мог уснуть. Я был на грани, Анна не отвечала мне уже больше недели, и эти дни были невыносимы. Моя светлая голова только сейчас дошла до умной мысли написать Иде, лучшей подруге Грант, о которой она часто говорила, и истории с участием которой рассказывала. Я нашёл девушку в друзьях Анны на фейсбуке. Между тем успел отметить, что в сети Анны не было уже 4 дня. Тревога всё нарастала и нарастала. Мои познания в местном языке оставляли желать лучшего, но сейчас мне было плевать, как я выгляжу в глазах незнакомых людей. Я начал переписку, и Ида ответила незамедлительно:

    — Привет. Я - друг Анны, думаю, она обо мне рассказывала. Пожалуйста, свяжись с ней и скажи, что я волнуюсь и чувствую себя виноватым. Она мне очень дорога и мы должны поговорить.
    — Привет. Я думала, ты знаешь, что с ней произошло. Неужели нет? У неё случился пожар.

    [​IMG]

    Моё сердце ушло в пятки, а дыхание оборвалось. Я выронил телефон и вскочил с места, с моих губ сорвался крик. Я пустился ходить по комнате, заламывая руки. А затем я просто сел на пол и зарыдал. Мне это было несвойственно, я не помнил, когда в последний раз плакал. Наверное, в детстве. Но спустя несколько я минут нашёл в себе силы продолжить переписку. Руки тряслись, как у самой "психички", я не попадал пальцами по клавишам, и набрал сообщение раза с четвёртого.

    — Что с ней? Она выжила?
    — Она жива, но, говорят, в крайне тяжёлом состоянии. Я очень хочу её навестить, но нет возможности. Я жутко волнуюсь. Говорят, помимо травм её психика серьёзно нарушена, и это пугает ещё больше.
    — Где она?
    — В центральной больнице города С. Поговори с работниками регистратуры, к ней, вроде, пускают посетителей.

    Я отблагодарил Иду и начал смотреть карты. Город С нашёлся сразу и приложение построило мне маршрут, я плюнул на учебный день и отправился в путь, несмотря на сложности с языком и полное незнание местности. Всю дорогу я не мог усидеть на месте. Люди в электричке смотрели на меня, как на бешеного, я сбивал всё с пути, ёрзал на сиденье, и с трудом сдерживался, чтобы не закурить, стоя в толпе.


    Анна Грант.


    Я лежала в больничной палате и смотрела в потолок. Казалось, моя жизнь была разрушена, и мне было абсолютно плевать на происходящее. На ушибы, лёгкое сотрясение мозга, колотые раны на руках. Но всё-таки меня беспокоило состояние родителей и мучил вопос, знает ли Клод о том, что со мной случилось. Может, я ещё не совсем мертва, а?

    Я услышала стук в дверь, затем в палату вошла медсестра.

    — К вам посетительница, пустить?
    — Давайте.

    В комнату зашла высокая темноволосая девушка. Я узнала её сразу, она была точно такой же, как на фотографиях. Девушкой этой была Полли.

    — Привееет, - она мило улыбнулась, - Как ты себя чувствуешь?
    — Физически - почти нормально, морально - лучше промолчу... Но спасибо, что спросила.
    — Моя мама - заведующая этим отделением больницы, она говорит, что через пару дней тебя выпишут, но какое-то время надо будет сидеть дома соблюдать режим. Слушай, Анна, это проделки Грэгора? Он интересовался, как ты.
    — Вот чёрт... Кажется, этот ублюдок от меня не отстанет.

    — Я так не думаю. Моя мама сказала ему, что ты едва ли не при смерти, и его, кажется, такой ответ вполне устроил. А в городе только и говорят, что о девушке и её отце, которые спаслись из горящего дома. Знаешь, если вы не оставите попытку засудить Грэгора, мы поддержим вас всеми силами, даже материально, если нужно.

    — Спасибо, Полли. Огромное спасибо тебе и твоей маме, я ценю это.
    — Если честно, - девушка села на край моей кровати, - я чувствую жуткую вину за то, что поделилась с другими твоей записью. Прости меня, я недооценила Грэга.
    — Всё хорошо, я совсем тебя не виню. - впервые за последние дни на моём лице изобразилось какое-то подобие улыбки, хотя я по-прежнему чувствовала себя отвратительно.
    — Если что-то будет нужно - пиши, мы сделаем всё, чтобы восстановить справедливость.

    [​IMG]

    Затем Полли попрощалась со мной и ушла, оставив меня сидеть на кровати, переваривая информацию и думая, что теперь с этим делать.


    Клод Пелетье.

    День.

    Спустя четыре часа я нашёл С-овскую городскую больницу и попытался добиться от регистратуры визита к девушке, которая просто свела меня с ума своим существованием и поведением. Спустя полчаса недопонимания и глупых вопросов с обеих сторон, я добился желаемого. Кажется, их взял тот факт, что я выглядел, мягко говоря, встревоженным и расстроенным.


    — Хорошо, я проведу Вас к пациентке, если она будет в состоянии принимать посетителей.


    Медсестра привела меня на третий этаж и покинула на пару минут, чтобы убедиться, что Анна чувствует себя неплохо и согласна принять очередного гостя.


    — Проходите. Но не слишком долго, пожалуйста, девушке нужен покой. И никакой техники, ей сейчас категорически запрещены экраны и тексты.


    У меня внутри всё похолодело, я сделал глубокий вдох и медленно вошёл в палату. Я опасался её реакции на меня и волновался за её состояние. Моя возлюбленная в полном одиночестве лежала на кровати, уставившись в одну точку. Она была всё так же красива, хотя на лице совсем на было косметики, на руках были повязки, и она заметно исхудала.


    Увидев меня, Анна закричала, вскочила с кровати, побежала ко мне босиком через всю палату и, зарыдав, кинулась на шею, целуя её и нежно обнимая за плечи.

    — Прости меня, Клод, - быстро шептала она, - прости за мою тупость, за то, что заставила тебя волноваться. Господи, как я рада тебя видеть. Я так тебя люблю, если бы ты только знал. О, Клод. Забери меня отсюда, я сойду здесь с ума. Пожалуйста.

    Я запустил пальцы в её спутанные тёмные волосы, и обнял за талию. По её щекам текли слёзы. И тут она поцеловала меня. Прямо в губы. Потом оторвалась от меня, вытерла слёзы, и мы снова слились в поцелуе, долгом и страстном. Она ласкала мои губы своими как никто другой, нежно и искренне.

    [​IMG]

    «Этот поцелуй у неё явно не первый, несмотря на то, что она говорила мне, что никогда не была в отношениях.» - проскочило у меня в мыслях.

    Через тонкий слой её больничной рубашки я чувствовал каждый сантиметр её ныне худого обнажённого тела. Мой организм отреагировал на это соответствующим образом и она, почувствовав это, снова оторвалась от меня, взглянула в глаза и рассмеялась.

    — Клод! Я, наверное, совсем поехавшая, но сейчас я счастлива как никогда прежде. Я так хотела тебя увидеть! - её маленькие руки гладили мои волосы, а губы вновь и вновь целовали лицо и шею. Я невольно поймал себя на том, что хочу сорвать с неё все бинты и рубашку, и уложить прямо на больничную койку, но это было не самым подходящим местом, да и она ещё не пришла в полный порядок.

    Видимо, случилось то, чего мы оба так долго ждали. Мы целовались и упивались обществом друг друга.


    Анна Грант.


    Он поднял меня и посадил на койку, а затем сел рядом и серьёзно посмотрел в глаза.

    — Прости меня. Я думаю, ты знаешь, что я к тебе чувствую и как я переживал. Я грыз себя всё то время, что ты обижалась. Я едва с ума не сошёл, когда мне сказали, что ты чуть не сгорела заживо. Как так вышло?

    — Ты был прав: я дура, что полезла к Грэгору. Я не знаю, Клод, что на меня нашло. Мне так жаль, что заставила тебя волноваться. Ты повёл себя как свин, но моя любовь к тебе в тысячи раз сильнее обиды, а после того, как ты нашёл меня, я и вовсе перестала злиться.

    Я поняла, что Клод не успевает следить за темпом моей речи, сползла с места, и легла ему на колени. Он молча теребил мои волосы, и это доставляло мне такое удовольствие, что я чувствовала себя как в раю. На больничной койке. В неврологическом отделении. Почему нет? Как говорится, с милым рай и в шалаше.

    — Mon cher, если бы ты только знала, как я был напуган... Я никогда не чувствовал такого ужаса прежде, даже когда моя мать порезала вены. Энни, мне страшно. Кажется, твоя болезнь или твоя безрассудность толкают тебя на безумные поступки...

    Я не дала ему договорить: подползла к нему вплотную и прервала эмоциональную речь новым поцелуем, а затем прошептала на ухо:

    — Всё идёт так, как должно идти. Я живу с такой установкой и мне каждый раз становится легче. Просто подумай, если бы я не влезла в это дерьмо, сидели бы мы сейчас на этой койке, чувствуя то, что, кажется, не чувствовали никогда прежде?

    [​IMG]

    — Ты права, но я не могу просто стереть из памяти всё то, что ощутил несколько часов назад.

    — Мне жаль, мне очень жаль. Кстати, как ты узнал об этом и нашёл меня?

    — Пришлось найти Иду, твою подругу. Цени её: сознание этой девочки ещё не помутилось, и она смогла меня понять, каким бы идиотом я ни был.

    — Она-то знает, что я люблю тебя и не откажусь от тебя так просто. Тогда, после нашей ссоры, я чувствовала себя так дерьмово, что, снова оказавшись на пожаре, я хотела лечь на пол и сгореть к чертям собачьим. Но что-то заставило меня двигаться дальше. И сейчас я поняла что, Клод. Разве могла я погибнуть, не сказав тебе, что я чувствую на самом деле? Разве могла я оставить тебя? Нет! Ни в коем случае. И я поняла кое-что ещё… Твоя голова работает в разы лучше моей. Дай мне совет, что делать дальше. Меня сегодня посетила знакомая, и предложила помощь, если я подам на Грэгора в суд. Я боюсь, Клод.

    Клод, кажется, опешил. Или испугался? Я сжала его руку и посмотрела в его серо-голубые, но такие тёплые и внимательные.

    --- Я боюсь подавать на него в суд: это может не иметь смысла, но он обозлится ещё сильнее. И боюсь оставлять всё так, как есть, потому что эта сволочь вряд ли захочет отстать от меня, если узнает, что со мной всё в порядке. Ну или почти…

    --- А твой отец?

    --- Он выбрался оттуда невредимым, но морально просто убит. Это был тот дом, где он вырос. Папа любил это место. И туда было вбухано много средств.

    Клод заметил, что на глаза мои выступили слёзы, и прижал к себе.

    --- Мне очень жаль, Энни. Знаешь, ты можешь рискнуть и продолжить свою борьбу за справедливость, но учти, что я не отойду от тебя ни на шаг, и буду контролировать каждое твоё действие. Не пойми меня неправильно, но ты уже достаточно натворила.

    Это было лучшим, что я могла от него услышать. Внутри меня всё потеплело, и как будто начал таять лёд, образованный ещё много лет назад, когда я впервые пережила пожар.
     
    Последнее редактирование: 17 янв 2018 в 01:53
    Novacaine и AdeleSkyfall нравится это.