TS4 Кровью по чёрному

Тема в разделе "Архив Творческих Миров", создана пользователем Hedgehog, 22 апр 2017.

Статус темы:
Закрыта.
  1. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 22 апр 2017 | Сообщение #1

    [​IMG]
    Спойлер

    Добро пожаловать в творческий мир «Кровью по чёрному»!

    Буду рада, если заглянувшим в эту тему придется по душе история, начатая еще в разделе династий TS4 под заголовком «Клан Вьюгоцвет», но продолжившая свой путь развития в этом подфоруме. Приятного чтения!

    Спасибо всем креаторам, чьи работы были и будут использованы.
     
    Mint_tart, Shier, Shushilda и 31 другим нравится это.
  2. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 28 июн 2017 | Сообщение #21
    Спойлер

    Несколько часов я бродила сама не своя, потрясенная и встречей с Владом, и с Эаком, и даже убийством Хэйдена. Мне было, о чем подумать, а меня никто из домашних не трогал, справедливо посчитав, что мне нужно было время, чтобы побыть наедине с самой собой. Лилит лишь ободряюще улыбнулась мне и сжала в своих объятиях, прежде чем позволить запереться в комнате и засесть у окна, наблюдая за происходящим на улице. Если я сама не могу нормально жить, то почему бы не понаблюдать за остальными?
    Саммер исправно поливала цветочки. Морщилась, только учуяв запах чеснока, но ни разу не пожаловалась мне на свою непосильную ношу.
    Если так подумать, то ее существование было всяко лучше моего. Она простая слуга, но от нее никто не требует ничего невозможного или слишком неприятного. Ей не стоит переживать, что своими неосторожными действиями она может подпортить чужую репутацию, ей не дают принимать сложные решения, от которых зависит чужая жизнь. Она просто существует и ухаживает за травками и кустиками. Ей даже рожать и воспитывать детей необязательно!
    Вот, кому хорошо живется.

    [​IMG]

    Смотрю левее.
    А вот Лилит родила. Только, в отличие от меня, она сделала это добровольно. У нее спросили, прежде чем… кхм… оплодотворить. И она всем своим сердцем любит малышку Фиону, которая выросла такой слабой и ранимой, готовой в любой момент пуститься в слезы. Чуть ли не каждый день возвращается из школы, плача по самым разным поводам: то оценку плохую получила, то домашнее задание потеряла, то подруга лучшая села с другой девочкой. Лилит уже боится надолго оставлять ее одну, старается постоянно держаться поблизости, чтобы всегда иметь возможность поддержать дочь.
    И возится же с этой букашкой! Ей это нравится!
    Не понимаю, как можно испытывать такие чувства к бесполезному ребенку? Она ведь не может дать матери ничего взамен, кроме моря слез и проблем. Так как можно любить собственную головную боль? Мы от нее избавляемся с помощью сна или таблеток, но никак не заботливо вынашиваем и воспитываем, делая сильнее.
    Они что-то мастерили. Судя по грустной мордашке Фионы и озадаченному лицу вампирши, у них наметились серьезные проблемы с реализацией.

    [​IMG]

    Я решила спуститься к ним, чтобы посмотреть, чем они таким интересным заняты.
    – Привет, – поздоровалась с обеими, присаживаясь на колени рядом. – Что это такое?
    Лилит по-доброму улыбнулась мне, обрадовавшись, что я не ушла в себя, а осталась с ними, с внешним миром.
    – Мой проект. Неудавшийся, – захныкала девочка. – Все будут смеяться, когда я принесу его завтра в школу. Ничего не получается.
    – Малыш, – мать ласково погладила ее по волосам. – Разберемся. К нам ведь присоединилась Лави, а ты знаешь, какая она умная? Она была самой настоящей ученой!
    – Правда? – Фиона с восхищением посмотрела на меня, приоткрыв рот.
    Я не выдержала и рассмеялась, несмотря на отвратительное настроение. Своим смехом я пыталась скрыть возникшую неловкость и неуверенность. Я не привыкла быть для кого-либо героем, пусть и лишь на несколько секунд.
    – Давно было дело. Я ушла из лаборатории.
    – А почему? У нас в школе была неделя химии, так к нам старшеклассники приходили, показывали фокусы! – быстро затараторила она, боясь упустить свой шанс поболтать. – Это так круто!
    Я даже удивилась: обычно она тихая и спокойная, все больше говорит Лилит, а тут что-то прорвало плотину.
    – Не фокусы, а опыты, – поправила ее, взяв в руки кусок пластилина. Я так понимаю, их попросили сделать модель солнечной системы, учитывая, что рядом уже валяется какой-то шарик, почему-то не похожий ни на одну из известных мне планет. Или я не осознаю глубины всей задумки? – А это работа по астрономии. Хочешь, мы сделаем так, чтобы твоя модель была не просто статична, но и двигалась и светилась?
    Не дожидаясь ответа, я начала лепить новый шарик, решив начать с планет. Потом прикреплю их к общему механизму, который и будет приводить все в движение.
    – Хочу!
    Лилит очень странно на меня посмотрела, хотела что-то сказать, но передумала и захлопнула рот, а я в то время уже успела погрузиться в работу, раздавая указания и им, чтобы дело пошло быстрей. Фиона была у нас девочкой на побегушках: таскала из дома все, что я просила принести, а ее мать, как художница, занималась самими моделями. На мне была самая сложная часть, механизм. Я больше специализировалась на химии и молекулярной биологии, но никак не на инженерии, но это был детский проект, не требующий особого ума. Тем более, в свое время в университете я делала похожую модель в группе, только гораздо серьезнее.
    Провозились до полуночи, но все трое были невероятно горды и довольны собой. Угрюмая Фиона даже улыбнулась и обняла меня.
    Обняла! Меня!
    Я растерялась и замерла. Благо, Лилит быстро сориентировалась и утащила дочь спать, оставив меня, озадаченную случившимся, вместе с выполненным домашним заданием.

    [​IMG]

    Задумалась, разглядывая очень даже неплохо смотрящуюся солнечную систему.
    Если и моему ребенку будут задавать на дом такие интересные штуки, то, пожалуй, пусть родится, да повзрослеет скорее, чтобы начать ходить в школу. Может, у учителей там завалялись задания не только по астрономии?

    [​IMG]

    Не удержалась и подсмотрела, что происходит в детской комнате, летучей мышкой осев у окна с наружной стороны.
    Я застала лишь завершение разговора.
    – Фиона, монстров под кроватью не существует, – тяжело вздохнула Лилит, собираясь уходить.
    – Но он тянет свои щупальца каждую ночь. Прячется, когда ты приходишь и сидишь. Он тебя боится, а меня нет.
    – Не хочу больше слушать эту ерунду. Ты достаточно взрослая, чтобы перестать верить в эти сказки.
    – Но мама! – со слезами на глазах воскликнула она.
    Мне даже невольно стало жаль девочку. Я прекрасно знала, какого это, когда тебе не верит даже не такой уж и близкий человек, но мама, наверное, представляла для нее целый мир. И при этом разбивала ей сердце, вместо того, чтобы утешить и защитить. Она рассчитывала на ее поддержку, а ее предали!
    – Спокойной ночи, – Лилит поцеловала ее в щечку и уверенным шагом двинулась к выходу.

    [​IMG]

    А я осталась и еще немного покараулила, чтобы выяснить побольше об этом загадочном монстре. Я уже не в первый раз слышу о нем и полагаю, что это может оказаться большим, чем детский ночной кошмар.
    Фиона уже переоделась в пижаму, но не спешила скидывать на пол тапочки и забираться под одеяло, чтобы погрузиться в волшебное царство снов. Я ведь в детстве тоже видела самые красочные картинки по ночам, путешествуя по волшебным мирам и общаясь с самыми разными выдающимися людьми. Это теперь мне снились одни кошмары, которые стали уже настолько привычными, что я не видела своего отдыха без них.
    – Ну, где ты? – вдруг произнесла она, чем заставила меня вздрогнуть. Вроде она не должна была понять, что я слежу за ней.
    Но нет, говорила это она не мне. Я могла спокойно выдохнуть, чтобы в следующий момент снова потрясенно замереть на месте и едва не свалиться от неожиданности на землю.
    Из-под ее кровати выбиралось призрачное щупальце, напоминающее конечность осьминога, но сам он не спешил показываться на глаза, пытаясь нащупать ногу тут же спрыгнувшей на пол подальше от кровати Фионы.

    [​IMG]

    Девочка, едва ли не плача, подползла на коленях поближе и начала вести переговоры:
    – Оставь меня в покое, пожалуйста. Что тебе нужно?
    Монстр не умел говорить, лишь угрожающе шевелил щупальцами и издавал странные звуки, вызывая страх и ужас не только у впечатлительной десятилетней девочки, но даже у меня.
    Что за чертовщина? Откуда это взялось в моем доме?!
    Зашипела что есть силы, чтобы призрачное нечто услышало и впечатлилось. Девочка вздрогнула, поняв, что новое чудовище находится за окном, но она никак не могла меня увидеть. Забилась в угол, но, что радует, осьминог тоже ушел.
    А вместе с ним и я поспешила покинуть компанию ребенка. По крайней мере одну ночь она сможет отдохнуть.

    [​IMG]

    А вот Лилит – нет.
    Произошедшее за последние дни тяжелым грузом легло на мои хрупкие плечи, и это не могло не отразиться на ребенке. Я только влетела в свою спальню и обратилась вампиром, как сын или дочь решил появиться на свет на два месяца раньше положенного срока.
    Я охнула, схватившись за живот, когда почувствовала это, и, набрав в грудь побольше воздуха, как можно громче позвала Лилит.
    Она появилась незамедлительно. Пресекла на корню мою панику, вызванную болезненным состоянием и мыслью, что я по нелепой случайности стану матерью слишком рано: я-то надеялась еще походить с животом, который не орет и не требует к себе внимания. Я даже привыкла к нему, честное слово! Всяко лучше, чем живой малыш.
    – Дыши и медитируй. Думай о чем-то приятном, – попросила она меня, ища чье-то имя в контактах своего телефона. – Это не смертельно. Я скоро вернусь.
    О приятном? О том, что я люблю?
    Хочу свежей крови! Вот родится этот вампиреныш, приведу себя в порядок – и сразу пойду на охоту, найду себе самого вкусного человека.
    Стоп. А кого это она зовет? Уж не Влада ли?
    Почему она не посоветовалась со мной, прежде чем звонить ему? Я не готова его видеть даже больше, чем этого ребенка, который просится наружу и в буквальном смысле разрывает меня на части. Ох, как бы из-за него не очутиться на том свете, не выдержав всю эту процедуру!
    Чертовы вампиры! Почему они не могли придумать больницу для таких, как мы, где мы могли бы благополучно рожать под контролем своих врачей? Почему такие удобства доступны только жалким людишкам? Они что, больше достойны жизни?

    [​IMG]

    Придерживаясь за живот, побрела к окну, чтобы посмотреть, кого занесла нелегкая в мой дом, и едва не рухнула на пол. Ноги чуть не подкосились. В последний миг успела сжать пальцами подоконник и сохранить равновесие, с широко распахнутыми глазами глядя на то, как Лилит обнимает своего брата!
    Она пригласила Калеба!
    Зачем? Я хочу с ним поговорить, чтобы сгладить нашу последнюю ссору, потому что без него моя жизнь стала такой тоскливой, но не сейчас, не в таком же положении!

    [​IMG]

    Поспешила вернуться на мягкий низкий стульчик, а то эта семейка умеет так быстро перемещаться, что я и моргнуть не успею, как они вдвоем уже окажутся возле меня. В самом деле вышло так, что я едва успела удобно устроиться, как они прибежали ко мне.
    Крепко зажмурила глаза, сделав вид, что настолько погрузилась в себя, что не заметила чужого появления.
    – Она никогда еще не была такой бледной, – потрясенно выдохнул Калеб тихим шепотом. Уж его-то голос я бы узнала из тысячи мужских, так что тут не возникало никаких сомнений.
    Сердце болезненно сжалось при воспоминаниях о том, как нам когда-то хорошо было, когда я еще свободно перемещалась под столами и с веселым смехом убегала от парня, тщетно пытавшегося меня словить. В те времена я даже не подозревала, что в жизни все бывает так плохо.
    – Ей хорошо досталось, – столь же тихо ответила ему сестра, приблизившись ко мне и легонько потрепав волосы на макушке. – Я бы хотела сказать, что она получила по заслугам за свое поведение и все совершенные ошибки, но язык не поворачивается сделать это. Даже она такого не заслуживает.
    Послышались шаги. С трудом разлепив глаза на узкую щель, чтобы никто не заподозрил меня в наглом подслушивании и потере остатков совести, я заметила, как Калеб вплотную подошел к Лилит и зашептал ей что-то неразборчивое на ухо. Как я ни прислушивалась, уловить ничего не смогла.
    Она закачала головой.
    – А-ах! – сдала себя с головой после очередной неожиданной схватки и схватилась за живот.
    Больше всех в данной ситуации испугался почему-то Калеб, а не я. Помимо напряжения и боли мне стало очень стыдно за то, как я с ним поступила. А он вел себя сейчас так, будто бы ничего этого не было, будто бы мы не жили порознь и не общались столько долгих месяцев. Он продолжал переживать, а я была свиньей.
    Заплакала, сползая на пол. Ладонь я прижала ко рту, стараясь сдержать непроизвольно вырывающиеся из груди всхлипы.
    – Вытащите его! – умоляла всех вокруг и никого конкретного. Быть может, я в тот момент вовсе обращалась к Пресветлой.
    – Приведи Саммер и жди внизу, – скомандовала Лилит, ничуть не растерявшись, в то время как Калеб порывался поднять меня на руки и куда-то отнести. – Оставь ее.
    Он подчинился.

    [​IMG]

    Не помню, сколько мои сожительницы промучились со мной. Не меньше нескольких часов. Лилит ворчала, что у меня слишком узкий таз, из-за которого я сейчас так страдала, но не переставала гладить по волосам и пытаться успокоить, обнадежить, что еще чуть-чуть – и все кончится.
    Не соврала.
    Кажется, я ненадолго отключилась, краем сознания уловив детский плач, но уже очень скоро поднялась на ноги, коснувшись вдруг опустевшего живота, и растерянно оглядела все вокруг. В мою комнату уже притащили колыбельную, которую Лилит купила месяцем ранее. И там…

    [​IMG]

    Лежал малыш. Такой крохотный. Я думала, что он должен быть намного больше, но, когда взяла его на руки, всерьез забеспокоилась, что можно наставить ему синяков одним лишь неосторожным движением.
    Я была невероятно рада, что все осталось позади, что теперь колыбельку можно невзначай перетащить в комнату к Лилит и как можно реже вспоминать о сыне.
    Назвала Тристаном. Мне все равно, что думает Эак по этому поводу, но я не зря так долго вынашивала мальчишку, а другого имени просто не пришло в голову. Долгие месяцы я была поглощена лишь им одним, оно преследовало меня, а это должно что-то значить.

    [​IMG]

    – Подожди пару минут. Только сильно не ори, ладно? Мне нужно с Калебом поговорить, пока он не ушел, – говорила с бестолковым младенцем, чувствуя себя полной дурой. Чего это я перед ним оправдываюсь? Хочу – и ухожу! Ничего я ему не должна. Это он должен считаться с моим мнением!
    Переоделась в старое платье и, придерживаясь за стены и перила, боясь вдруг потерять равновесие и грохнуться, спустилась в гостиную на первый этаж.

    [​IMG]

    – Привет, – поздоровалась и присела на противоположный край лавки, чувствуя себя очень уж неловко. Мы так давно не разговаривали. И я говорю сейчас не о том дне, когда он ушел из дома, а гораздо, гораздо раньше.
    Забавно, что, только потеряв его, я задумалась о том, что для моего одиночества не хватает этого вампира. Я так привыкла к его присутствию рядом, что воспринимаю его частью себя.
    – Натворила ты без меня дел, – тепло улыбнулся он мне с едва заметным прищуром глаз.
    Я не могла не улыбнуться в ответ, поражаясь, как он изменился: возмужал, приосанился, взгляд стал прямым, появилась уверенность в своих словах и действиях. Он больше не был моим нянем, но настоящим советником главы клана. Не спросив разрешения, перестал называть меня госпожой, но разве я могла на это обижаться?
    Похоже, уединение пошло ему только на пользу. Он почувствовал, что такое быть настоящим вампиром. А я, получается, мешала и травила ему жизнь. Всегда.
    – Мальчишку своего ты, главное, не обижай, – попросил меня парень. – Он не виноват в том, что с тобой случилось.
    Я только и смогла, что сдержанно кивнуть, потому что усталость после родов и предшествовавших им событий дала о себе знать и сделала меня чересчур чувствительной ко всему происходящему. Из последних сил я сдерживала себя, чтобы слезы не полились тоненькими ручьями по щекам.

    [​IMG]

    – Иди ко мне, – только и сказал Калеб, привлекая меня к себе.
    А мне стало еще паршивей на душе. Оказывается, что есть она у меня, иначе что еще может так болеть, будто бы десяток кошек использовали ее в качестве когтеточки, хотя внешних признаков болезни и царапин у меня не было?
    – Я не хочу жить, – призналась ему в том, о чем боялась даже подумать наедине с собственными мыслями.
    – Хочешь, Лавиния, – спокойным уверенным тоном возразил мне Калеб, но сильнее сжал меня в своих объятиях, будто испугался этого так же, как и недавно его племянница загадочных щупалец.
    – Не хочу. Но буду.
    Не сказала ему, что смерть для меня может стать еще худшим решением, чем такое существование, потому что я понятия не имела, как может отреагировать Эак. Он ждет от меня того самого Тристана, что бы это ни значило, а я родила не того Тристана и не могу пока отправиться в царство мертвых.
    – Правильно, – он в последний раз прижал меня к себе, а затем отстранился и с сожалением добавил: – Мне пора идти.

    [​IMG]

    Мне тоже стало грустно. Я не заметила, как с губ слетел вопрос:
    – Может, останешься?
    – Нет. Не могу, – Калеб снова улыбнулся мне. – Но обещай, что не забудешь о ребенке. Хотя бы постарайся его полюбить.
    Я ничего не ответила. Он грустно усмехнулся, развернулся и ушел.
    Не заметила этого, потому что по обыкновению своему задумалась над чужими словами.
    Я ведь могу попытаться хотя бы не быть равнодушной к малышу. Воспринять его воспитание как надобность, как работу, которую обязательно выполнять своевременно.
    Или не могу?

    [​IMG]

    [​IMG]
    без изменений
     
    Satyavati, Aavis, Тененбаум и 23 другим нравится это.
  3. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 9 июл 2017 | Сообщение #22
    Важно: начиная с этой главы используется каталог «Фитнес».

    Спойлер

    Что есть время?
    Бесполезный инструмент, неподвластный даже самым искустным мастерам?
    Жестокий каратель, уничтожающий все на своем пути: лица, человеческие судьбы, эмоции, чувства, память обо всем, что так или иначе дорого? Палач, играючи срубающий на корю надежду и радость, веру в лучшее будущее, чужие мечты?
    А может, сам повелитель мира мертвых, которому служит Эак? Я ведь так мало знаю об этом царстве, а в то же время чувствую себя невероятно близкой к нему, будто бы одной ногой стою здесь, рядом с удерживающей меня Лилит, а второй уже делаю шаг в его сторону. Еще немного – и переступлю ту грань, после которой больше не возвращаются, где сплошная тьма.
    Не знаю, что такое время. Не хочу даже догадываться о его природе. Единственное, что меня в нем волнует, это вопрос, почему оно то летит, подобно хищному сапсану, то плетется медленнее ежегодно сдвигающихся на жалкие расстояния литосферных плит, когда его так хочется перемотать вперед?
    Тристану всего пару недель. Он практически не плачет (за редкими исключениями), не требует к себе постоянного внимания, много спит, но все равно успел меня достать! Мне надоело подскакивать с места каждый раз, как он зарыдает, и бросать писать книгу, даже не поставив точку в последнем предложении. Ведь иначе, если его не покормить, не заткнется и не даст докончить дело.
    Разве я виновата, что не хотела этого ребенка?
    Разве…
    – Собирайся, Лав. Калеб приглашает нас. Тристана оставишь на Саммер, – оборвала поток моих мыслей Лилит.

    [​IMG]

    – Ну во-о-от! Опять нужно одеваться, идти куда-то в беспросветную тьму и с кем-то разговаривать, – печально вздохнула Фиона, которой жизнь, похоже, подкидывала не менее тяжелые вещи, чем мне. – Мам, а может, я вернусь домой, пока дядя меня еще не увидел и не обиделся?
    – Идем, – усмехнулась вампирша, подтолкнув дочь вперед.
    Та пробурчала себе что-то неразборчивое под нос и еще сильнее нахмурилась.
    Калеб встретил нас на подходе в дом, обняв каждую по очереди. Со мной он задержался на пару секунд дольше, шепнув на ухо:
    – Господин уже успокоился. Можешь его не бояться, он тебя не тронет.
    Вздохнула. В данном случае меня больше волновал не Влад. Я не могла спокойно смотреть в глаза своему няньке, пока не наберусь сил признаться в том, что собственными руками убила мать его сына. Сегодня я, утомленная недавним рождением младенца и предшествовавшими событиями, не могла даже рот раскрыть.
    – Калеб, – начала я, решив, что долго держать все это в себе не очень красиво. Момент не самый подходящий, но если ждать такого, то все сведется к тому, что это никогда не произойдет. – А если… Ну, я не самый хороший вампир. И… и моя душа чернеет.
    – Если ты переживаешь о том, что убила Огнецвета, то не стоит. Он того заслуживает.
    Спряталась от всего мира, прикрыв ладонями глаза. Пресветлая, я так не могу! Если я сейчас расскажу о Таре, то он навсегда разочаруется во мне.
    А он стоял и улыбался, смотря на то, как я поглядываю на него сквозь щели между пальцами.

    [​IMG]

    На помощь мне пришла Лилит, которая заняла брата разговором. Хотела прислушаться, о чем они там шушукаются в стороне, но не удалось.

    [​IMG]

    Кто-то дернул меня за край платья, привлекая внимание.
    – Ты хорошая, – по секрету шепнула мне Фиона, нагло подслушавшая мой с Калебом разговор. – Я ведь знаю, это ты так напугала то чудовище, что оно больше не появлялось!
    – Я такая страшная?
    – Не-а, ты такая смелая! Ты даже без мишки спать можешь. А я вот так не могу. А знаешь, как я назвала свою плюшевую летучую мышку? Лавиния. Тебе нравится? Теперь она охраняет мой сон. И знаешь, больше мне не снится никаких кошмаров, только приятное. Просто бескрайнее поле, где ни одной души на много километров вокруг, с озером и водопадом. Очень красиво. А еще там живут чудо-птицы! И вот я брожу среди цветов и спокойно грущу, и никакая мама ко мне не лезет с просьбами быть веселее.
    Я растерялась. Только эта маленькая девочка и представляла меня героем, но я все никак не могла понять, почему. Что такого она во мне нашла? Вряд ли видит во мне заботливую мамочку, ведь у нее есть внимательная Лилит, да и мое отношение к Тристану не должно было остаться незамеченным, дети это чутко улавливают.
    Тогда что? Чем я ее привлекла?

    [​IMG]

    – Тебе не кажется, что ты зря мне приписываешь те качества, которых у меня нет? – осторожно спросила ее, стараясь не обидеть, потому что мне не хотелось разрушить ее внутренний мир своей суровой реальностью, к которой она может быть не готова.
    – Да нет же, это ты напрасно их не видишь! Если бы у тебя было отражение в зеркале, то ты сразу бы поняла, о чем я говорю.
    Боюсь, я вижу гораздо более реалистичное, чем на зеркальной глади, изображение. Мои поступки, мысли и отношение к окружающим вампирам могут сказать даже больше, чем любой, даже самый правдоподобный портрет. В итоге выходит, что сложно отыскать существо, которое оказалось бы ужаснее меня.
    – А хочешь увидеть саму себя? – вдруг предложила она, даже улыбнулась, что было для нее самой жестокой пыткой. – Я… только не говори маме, ладно? – она понизила голос. – Я прогуливаю последние уроки, чтобы попасть в место, где ломаются любые законы природы, где каждый становится тем, кем он и есть на самом деле.
    – Разве такое существует?
    – Конечно! – возмутилась девочка. – Я что, зря предлагаю?
    – Тогда хочу. Только мы пока не сможем выбраться из Лощины, если это находится за ее пределами. Нам нужно будет дождаться удачного момента, когда мы сможем ускользнуть незамеченными, а иначе меня отсюда не выпустят.
    Ее лицо приняло крайне озадаченное выражение, будто бы я сейчас сморозила самую настоящую глупость, и теперь ей нужно объяснить мне прописную истину.
    – А кто тебя тут держит? Ты ведь летучая мышь! Ты можешь взмахнуть крыльями – и улететь отсюда в любой момент! Ты свободная, тетя Лавиния.
    Нам пришлось свернуть разговор, потому что Лилит с Калебом закончили обсуждать что-то свое и теперь подозрительно косились на нас.

    [​IMG]

    Мне кажется, угрюмость Фионы невольно передалась и ее матери, потому что с каждым днем Лилит все больше закрывалась в себе и часами пропадала у мольберта, рисуя мрачные и в чем-то жуткие картины, полные тьмы и безысходности. В такие моменты никто не приближался к ней, чтобы не нарушить ее покой, ведь она отвадила даже собственную дочь, приставшую к ней с вопросами, все ли в порядке.

    [​IMG]

    Честно сказать, я тоже последовала примеру Лилит и нырнула с головой в творчество.
    Я пыталась ответить самой себе на вопрос: каков должен быть идеальный вампир? Какими чертами он должен обладать? Какие мысли должны бродить в его голове? Какие поступки он должен совершать, а какие – нет? Он должен быть одинок или же, напротив, любимцем публики? А может, самым среднестатистическим существом, ничем не примечательным?
    Написала несколько романов, выстроив в них сложные системы персонажей и характеров. Я искала, металась, подолгу рассуждала над проблемами бытия, но все напрасно! Я не могу ответить на вопрос, каким я вижу идеал, какой я хочу стать. А без правильно поставленной цели невозможно найти дорогу к ней, даже если ее будут подсвечивать мириады светлячков.
    Может, это вовсе звездный путь, недоступный живым?
    Не знаю.
    Во время работы над очередной книгой о вампирше, оказавшейся заточенной в подземелье страшного чудовища, но страстно желающей выбраться оттуда, пришло уведомление о новом электронном письме.
    Я думала, что пишет издатель, но нет. Влад.
    «Винденбург. Семейство Бьергсен: обрати всех четырех людей».
    Ниже прикладывался адрес дома.
    Ненавижу это делать. Если все вокруг станут вампирами, даже если это нужно Владу, то кого я тогда буду есть?

    [​IMG]

    Пришлось исполнять, не зная даже, зачем меня назначили исполнителем. В том, что я обязана это сделать, я даже не сомневалась, иначе мне бы не пришла такая «весточка счастья».
    Я не понимала Влада и проводимую им политику. Зачем ему лишать человеческой природы стольких существ? В конце концов, для чего ему нужно иметь столько созданий ночи, но мало людей? Они ведь гораздо более ценный ресурс, чем слабые рядовые вампиры, ведь могут добровольно сдавать ради нас кровь, а меня так и вовсе напрямую кормить!
    В раздумьях добралась до нужного дома и от удивления аж присвистнула. Ничего себе люди живут, какие хоромы себе отгрохали! Я видела их издалека, но почему-то думала, что в таких условиях живут мои сородичи, но никак не жалкие людишки.
    В какой-то момент поймала себя на том, что подумала, что мне тут не место. Но резко тряхнула головой и постучала в дверь.
    – Добрый день, – улыбнулся мне блондин. Уже старый, наверняка он просто закрашивает седину в свой натуральный цвет. – Проходите, госпожа Вьюгоцвет.

    [​IMG]

    Провела в доме, где все были столь вежливы и приветливы со мной, не более получаса.
    Покусала всех. Главу семьи.

    [​IMG]

    Обеих его дочерей: младшую Эльзу

    [​IMG]

    и старшую Софию.

    [​IMG]

    А также его почтенную жену.

    [​IMG]

    Кажется, я впервые поняла, насколько это неприятно быть выпитой практически до дна. Кровь вампиров не слишком пригодна для питания себе подобным, потому что она чересчур горькая, да и вообще не самая приятная на запах и вкус, так что мне удавалось избегать подобной незавидной участи за исключением тех случаев, когда приходилось делиться ею для обращения человека. Вот только я никогда не делала это в таких масштабах.
    Решительно заявляю: пусть подобное состояние останется лишь людской участью, но никак не вампирской.
    Домой добралась еле живой, готовой в любой момент потерять сознание от накатившей усталости, так что с Тристаном взялась возиться Лилит, а меня отправила спать и набираться сил.

    [​IMG]

    Я бы сказала, что она быстро нашла общий язык с моим сыном. Тот внимал ее речам, разинув рот и выпучив маленькие глазки, будто бы в самом деле понимал то, что она ему говорит.
    – Кто у нас тут такой хорошенький? – ворковала она над ним. – Кто у нас тут спать маме не дает, а? Давай потише, чтобы не разбудить ее, ладно? Идем, покажу тебе, как взрослые тети избавляются от проблем.
    Она прижала младенца к себе и потащила его вниз.
    Мне тоже стало любопытно узнать способ решения любых трудностей от Лилит, а потому я тихонько последовала за ними, стараясь остаться незамеченной.

    [​IMG]

    И что же я увидела?
    Она уложила Тристана на одну из лавок, а сама включила фитнес-канал и начала повторять нелепые движения за какой-то непонятной женщиной!
    Нет, это явно не универсальный способ избавиться от стресса. На меня такое не подействует.

    [​IMG]

    Спать решительно расхотелось, да и вообще я давно успела заметить, что любимый труд – лучший отдых. Еще бы Саммер покинула комнату и пошла заниматься чем-нибудь полезным, а не ходить по дому со стеклянным взглядом, будто бы видит перед собой призраков, было бы вообще отлично.
    Шикнула на нее – так она сразу же испарилась.

    [​IMG]

    Читаю отзывы к своим книгам, не изданным на бумаге, но выложенным в сеть на всеобщее обозрение. Таких всего несколько, потому что гораздо приятнее (в денежном плане) иметь дело с издательствами, а не онлайн публикациями.
    «Щидевр! Хочу себе на книшную полку. Даеж на бумаге!» – пишет одна дамочка под ником СуперКатеночик1435.
    Едва не поперхнулась собственной слюной, прочитав это. Ну, ладно, не всем же даровано быть грамотными. Наверно.
    «Удивительно легкий и приятный текст. Подняты серьезные общественные проблемы и умело проиллюстрированы увлекательным сюжетом. Буду ждать следующих книг», – пишет ДубоваяДоска.
    «Полное фуфло. Нечитаемо», – комментарий от Критик007.
    Далее следуют нападки Няшки№28, Картофелинки, Батончика90934, Кони, Пони, Дони и прочих на того самого критика, посмевшего высказать иное мнение. На этом я прекратила читать комментарии, решив сегодня на них не отвечать, а подождать, пока тот срач закончится.

    [​IMG]

    Вместо нелегкого писательского труда уселась за рояль, и строки когда-то давно услышанной песни сами собой полились, срываясь с языка грациозно кружащими в небесах птицами. Я прикрыла глаза, позволив пальцам и мыслям импровизировать, полностью завладеть мною и моими чувствами, дать волю делать все, что им угодно.



    Я еще неуверенно играла на этом инструменте, мой голос был не таким сильным и уверенным, каким мне бы хотелось его слышать, но разве это имеет какое-либо значение, когда душа поет?

    [​IMG]

    Смотрю в окно – а там Фиона безобразничает. Почему-то улыбнулась, глядя, как она неуверенно перебирает руками и движется к цели, то и дело поглядывая вниз, будто бы боясь сорваться и упасть. Такая уж она: если думает, то сразу о плохом. Лилит это откровенно раздражает, она пытается переучить ее, показать, что жизнерадостной быть гораздо лучше, вот только для кого? Для Фионы? Вряд ли. Она хороша в своем образе. Да и кто в этом мире будет грустить, если все должны улыбаться? Кто будет сохранять равновесие?

    [​IMG]

    – Не нравятся макароны? – подсела к ней, будучи не в силах пройти мимо ее унылой мордашки. Она, как обычно, ела в одиночестве, потому что никто в этом доме не мог разделить с ней трапезу без крови.
    – Угу. Жижа какая-то непонятная, – тягостно вздохнула девочка, ковырнув вилкой презренную пищу. – Но другого мама готовить не умеет.
    – А кровь не пробовала?
    – Мама не разрешает, – она стала еще грустнее, чем обычно. – Говорит, я еще недостаточно взрослая. А эта еда мне уже кажется противной, безвкусной! Хочу другое!
    Пришлось незаметно притащить ей парочку кровавых плодов. Боюсь, человек не остался бы незамеченным, да и вряд ли еще не очень острые зубки Фионы смогли бы правильно прокусить его кожу. Только испачкала бы всю кухню кровью, а потом получила бы из-за меня нагоняй от матери, которая считает, что переходить на вампирский рацион следует лишь с тринадцати-четырнадцати лет.

    [​IMG]

    – Тетя Лави, – заныла она под вечер, крутясь около меня.
    Удивительно, но она единственная перестала раздражать меня в доме. Даже поведение Лилит в некоторые моменты начинало меня напрягать, а в обществе Фионы я чувствовала себя расслабленно и умиротворенно. Пожалуй, мы были в чем-то похожи. Она чувствовала себя одинокой и никому не нужной, являясь при этом целым миром для своих родителей, я же на самом деле была такой, но почему-то хваталась за различные занятия, которые могли бы убедить меня саму в обратном. Я ведь не даром пошла по писательской стезе: мне казалось, что капелька признания позволит мне почувствовать себя хоть кому-то полезной, наполнит мое существование заветным смыслом. Ошиблась.
    – Что, Фиона? – оторвалась от экрана монитора.
    – А ты мне почитаешь одну из своих книжек перед сном? У меня не получается уснуть, а мама занята: рисует.
    – Конечно, – только успела пообещать ей, как вдруг из соседней комнаты послышался плач.
    Не сдержавшись, застонала отчаяния. Опять он! Уж лучше бы я пошла в спальню к девочке, чем занялась его утешением.
    – Ну, тогда потом, – быстро сориентировалась малышка. – Тристану же твое внимание нужнее. Мама говорит, он еще маленький и совсем глупенький, не понимает слов «потом» и «нет». А я их уже давно выучила. Спокойной ночи, тетя Лавиния!
    Она в последний раз шмыгнула передо мной носом и убежала обратно на первый этаж.

    [​IMG]

    – Ну и что тебе на этот раз нужно? – тяжело вздохнула я, поднимая на руки хныкающего без перебоя сына. – Почему ты все время плачешь, но не можешь нормально объяснить, что тебе нужно? А? Хочешь, я тоже заплачу, а все вокруг начнут гадать, чего мне не хватает для полноты счастья? Думаешь, со мной так станут возиться, как с тобой? Нашелся мне тут царь и бог! Замолчи-ка по-доброму, а иначе…
    Что будет в противном случае, я не могла сказать. Так и не придумала.

    [​IMG]

    Тристан заплакал пуще прежнего, а мне пришлось перехватить его по-другому, чтобы неумело обнять и закачать на руках.
    – Ну хватит, ну пожалуйста! Все сделаю, только замолчи! Игрушку новую куплю или что там тебе нужно, человека притащу, которого можешь хоть целиком сожрать! Может, тебе на самом деле кровь нравится больше, чем молоко, а мы тебя тут кормим не тем?

    [​IMG]

    Удивительно, но он прислушался ко мне и замолчал.
    Я победоносно усмехнулась: все-таки я делаю успехи в его дрессировке! Это не так уж трудно, как казалось поначалу.

    [​IMG]

    [​IMG]
    8,75 + 0,5 (за навык Лавинии – писательство) + 0,5 (за 50 баллов достижения «Начитанный гений») + 0,5 (за 50 баллов достижения «В игре») + 0,25 (за 5 отпрысков, превращенных Лавинией: 4 члена семьи Бьергсен и ранее Нина с Саммер – уже есть 6) = 10,5

    [​IMG]
     
    sol_nitra, Satyavati, Aavis и 25 другим нравится это.
  4. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 18 июл 2017 | Сообщение #23
    Спойлер

    Добрая половина моего прекрасного сада сгнила из-за этой криворукой неумехи! Пришлось провести целый день на грядке, чтобы самой пересадить оставшиеся целыми после столь варварского к ним отношения экземпляры растений. И пусть она благодарит Пресветлую, что мои розы и питайя сохранились, иначе вышвырнула бы ее из дома, несмотря на то, что это Влад приставил ее ко мне. Не для того я потратила на сад столько времени, чтобы пришел кто-то и испортил все мои труды, сведя их ценность к минимуму. Это все равно что плюнуть в душу.
    Цветы ведь тоже живые, и за ними нужен особый уход, порою даже больший, чем за новорожденным вампиренком, который может часами истошно голосить, если к нему не подойти. А они не умеют издавать звуков, не могут заявить о своей боли, но однозначно страдают от неправильного к себе отношения.

    [​IMG]

    Бассейном практически никто не пользовался в течение многих лет, а времени и сил на уход за ним тратилось прилично: постоянно нужно было следить за чистотой воды и предпринимать соответствующие меры, чтобы она не позеленела и не стала непригодной для отдыха. Я не занималась этим, но меня начало раздражать, что Саммер расходует то время, которое могла бы уделить саду, на какую-то ерунду, а потом не успевает подойти к растениям из-за наступившего восхода солнца. Она ведь не выносит его прожигающие лучи и работать может лишь ночами.
    Поэтому в один прекрасный день я решительно стукнула по клавиатуре и заявила проходящей мимо Саммер:
    – К черту бассейн. Строим баню. Иди, распорядись.
    Она вздрогнула и подскочила на месте от неожиданности. Я хмуро глянула на нее и поторопила ту взглядом, чтобы не мешкала и не нарушала мой покой. Все в доме знали, что меня нельзя трогать в те часы, когда Тристан мирно посапывает в колыбельке и дает мне заниматься тем, что мне нравится.

    [​IMG]

    С тем же успехом я могла потребовать построить и фамильный склеп, и пыточную камеру, и даже миниатюрный парк аттракционов или вовсе снести все с участка. Но в тот момент я писала о похождениях своей героини в общественной бане, а потому мое решение было очевидным. Мне было плевать, что будет делать Саммер, лишь бы над душой не стояла.

    [​IMG]

    Когда строительство завершилось, она вдруг неожиданно, без моего на то указа, устроилась на работу.
    – Я еще человеком мечтала покорить спортивную карьеру, – говорила она с горящим взором, вот только я так и не могла понять, почему она выбрала жертвой своей болтовни именно меня. Лилит вроде дома сидит, рисует у мольберта, хоть и она последнее время совсем не в настроении. – Несколько раз в неделю днем я буду пару часов спать, потом ехать на работу в крытый стадион, а ночами буду выполнять свои обязанности по дому. Никогда бы не подумала, что вампирская сущность добавляет столько жизненных сил! Если бы я была человеком, то уже давно бы откинула копыта от нагрузки.
    – Саммер, иди поговори с кем-нибудь другим. Я не хочу тебя слышать, – одарила ее недовольным взглядом, поджав губы и нахмурившись.
    Она ушла, но пробурчала напоследок, думая, что отошла на достаточное от меня расстояние:
    – Да вы знать никого не хотите, не то что слышать.
    С невозмутимым видом вернулась к работе над книгой. Пусть думает, что хочет. У меня отвратительная репутация не только за пределами Лощины, но и уже внутри нее: моим словам могут поверить разве что Лилит, Калеб и маленькая Фиона. Хуже от того, что подумала служанка, не станет. Я и так лишняя в этом мире.

    [​IMG]

    Вот разве я смогла бы столь же невозмутимо облачиться в отвратительный розовый костюм и лечь на пыльный ковер, истоптанный десятками пар обуви, зная при этом, что он подвергается не самой тщательной очистке? Да она собственноручно халтурит при уборке, а потом кладет голову на тот самый пол, к которому почти не притрагивалась!

    [​IMG]

    И ладно бы занялась вампирскими единоборствами, там нет же, смотрит человеческие каналы и повторяет их нелепые упражнения, которые не могут в полной мере развить физический потенциал нашей расы.
    И почему я терплю эту недалекую неумеху у себя в доме?
    Точно! Как я могла забыть, что больше не имею никакого права перечить Владу.
    То, что я творила еще десять лет назад, отныне неприемлемо. Если так подумать, то мое поведение всегда было бессмысленным, потому что глупо было надеяться на то, что мне одной удастся сдвинуть с места эту бессердечную глыбу льда, у которой за ненадобностью и давностью лет полностью атрофировалось все вампирское.
    Хороша пара. Двое бездушных, которым нет места ни среди живых, ни среди мертвых.
    Наверное, я никого другого, кроме Влада, и не заслуживаю. Не имею права портить нормальным вампирам жизнь.

    [​IMG]

    Вот разве я смогу так же непринужденно болтать, как Лилит с Саммер, не считаясь ни с чьим происхождением и положением в обществе, в одних только нелепых пижамах и со странными телевизионными программами на заднем фоне? Какой вообще в этом смысл?
    Они бы еще сопливую мелодраму в розовых тонах посмотрели с коробкой салфеток под мышкой!
    Как меня все вокруг раздражают! А все из-за Влада. Ну зачем он оставил меня живой? Не сейчас, а тогда, в далеком детстве. Я бы так отчаянно не хваталась за пустую жизнь просто потому, что привыкла к ней, что не знаю, что ждет меня дальше, если оттолкнусь от привычного мира.

    [​IMG]

    На следующий день они все же вспомнили, кем на самом деле являются.

    [​IMG]

    Их дружеский спарринг привлек даже мое внимание, и мы вместе с Фионой тихонько поглядывали на происходящее из окон дома.
    – А маме не больно? – тихо шепнула она мне на ухо, боясь оказаться разоблаченной.
    – Скорее уж Саммер сейчас плохо. Твоя мама гораздо сильнее, ведь она была рождена вампиром, а не приняла новую сущность в сознательном возрасте, да и заметно старше соперницы.
    – А почему она тогда душит сейчас маму? Это так задумано?
    Присмотрелась внимательно к ходу поединка, сощурив для этого глаза. Мне показалось, что после рождения Тристана мое зрение сильно упало, но пока что это было не критичным. Не идти же к Владу и не жаловаться на такую мелочь? Он вряд ли поймет.
    Теперь и я увидела то, о чем говорила Фиона. Саммер каким-то непонятным чудом одержала верх над намного более могущественной противницей, распластав ту по земле.
    Не думая, что делаю, помрачалась вниз, чтобы узнать, все ли в порядке с Лилит.

    [​IMG]

    – Брось волноваться, Лав, – упрямо отмахнулась она от меня и, похрамывая, побрела к беговой дорожке.
    Сумасшедшая! Изрядно потрепанная, вся в пятнах и грязи, а пошла дальше изматывать собственное тело.
    – Да что с тобой происходит? – не выдержала и набросилась на нее с обвинениями, потому что меня достало ее паршивое настроение. Это мне должно быть здесь плохо, я должна жаловаться на жизнь, а не она! – Сама не своя. Теперь еще проиграла обращенной. И не надо говорить мне, что поддалась: она тебя хорошо потрепала.
    Лилит на хорошем счету у Влада, занимает высокое положение в клане, у нее есть любящий муж, замечательный брат и очаровательная дочка, послушная всякому ее слову! О чем ей еще можно мечтать? Ее жизнь не напоминает сплошной ад, она наверняка никогда даже не сталкивалась с трудностями, от которых напрямую зависит ее дальнейшее существование!
    – Все нормально, – недовольно буркнула она, избегая моего настойчивого взгляда.
    – Лилит!
    – Да отстань уже от меня! Сама хороша. Только и делаешь, что жалеешь себя любимую и обвиняешь всех и все в твоем плачевном состоянии, вместо того чтобы поднять свой зад со стула, оторваться от экрана монитора и пойти заняться нормальным делом. Живешь в своих книгах!

    [​IMG]

    Запахло жареным, но я уже не могла остановиться и снести такое оскорбление себе и своей деятельности:
    – Ты будто часами не пялишься на свои холсты и не водишь по ним кистями! И это ты называешь реальной жизнью?

    [​IMG]

    – Рисование приносит нам доход. Мои картины пользуются большой популярностью.
    – А писательство будто нет? Сама знаешь, мы уже давно живем за собственный счет. Ни копейки больше не возьму у Штрауда!
    – Но я ведь не ухожу часами в себя и не сижу с самым что ни на есть трагичным выражением лица, не подпуская никого себе.
    Я фыркнула, выразив тем самым все свои сомнения.
    – А сейчас что делаешь? Я просто спросила, что с тобой происходит, а ты так взъелась на меня!
    Напряжение между нами накалялось, и я готова была бы наброситься на нее с кулаками, если бы она пребывала в нормальном состоянии здоровья. Я все же продолжала переживать за нее и не знала, как донести до нее эту простую мысль, чтобы она поделилась со мной проблемами! Я так закрылась внутри себя, что уже отвыкла ощущать себя кому-либо полезной. А мне это нужно, жизненно необходимо. Я уже чувствую, как из моих рук ускользают нити, связывающие меня с жизнью, и это пугает.
    – Я не права, считаешь?
    – Нет! Я нормально живу и не жалею себя. Меня все устраивает, – с вызовом бросила ей в лицо. Врала и не краснела, но я не могла сейчас сдать перед ней позиции.
    – Ты невыносима, – выдохнула она сквозь плотно сжатые зубы.
    Вместо ответа хлопнула дверью и поспешила прочь из собственного дома, чтобы хоть немного остыть. И плевать, что Тристан проснулся и зарыдал от громких звуков: кто-нибудь утешит!
    Это я, значит, невыносима? На себя бы посмотрела!

    [​IMG]

    Какие-то людишки попались быстро. Подошла к ним и плотоядно улыбнулась, предвкушая скорую трапезу:
    – Кхм-кхм, – попыталась привлечь внимание дамочки.
    – Да, да, минутку, зачекинюсь, – она даже не подняла на меня взгляда, уткнувшись носом в свой смартфон, и это меня так взбесило, что я бросилась на нее и выпила чуть ли не до полусмерти.
    Мужик, проходящий мимо, побледнел и опасливо покосился на меня, но сделал вид, что просто прогуливается, да и вообще ему пора уже домой.
    Отпустила его живым и невредимым, потому что в тот момент отплевывалась от оказавшейся гадкой крови. Вот жрут люди что попало, портят свой вкус, а мне потом питаться этой дрянью!

    [​IMG]

    Шла обратно к дому вроде бы сытой, но злющей, как сам повелитель преисподней. И тут мне на пути встретилась Панкейк. Я уже не думала, что делаю, я просто притянула ее к себе за плечи и впилась клыками в нежную шейку.
    М-м-м! Вкуснятина! Вот вроде мозгов нет, но кровь – выше всяких похвал.
    Пока вытирала окровавленные губы ладонью, телефон пронзительно зазвенел. На дисплее высветилась мордашка Фионы, чью фотографию я поместила в контакты.
    – Лави, – она чуть ли не плакала. – Маме плохо. Вернись, пожалуйста.
    Несмотря на нашу сегодняшнюю размолвку, я очень переживала за Лилит, ведь вампиры болеют редко, но, если до этого доходит дело, то долго и трудно. Я сама пару лет назад едва выпуталась из такого запущенного состояния. Я не желала ей зла, а потому поспешила обратно.

    [​IMG]

    Фиона лично позвонила своей классной руководительнице, чтобы с прискорбием сообщить, что заболела ужасно заразной болячкой и вынуждена несколько дней провести дома. На самом деле она просто испугалась за упавшую недавно в обморок, но уже очнувшуюся маму и постоянно находилась возле нее, то и дело спрашивая, нужно ли ей что-нибудь. А она упрямо поджимала губы и просила оставить ее одну, будто бы стыдилась такого своего состояния.
    В итоге мне пришлось взять девочку за руку и увести из чужой спальни, сказав ей, что ничего страшного с мамой не случится, что ей нужен отдых и сон.
    – Все ведь будет хорошо?
    Уверенно кивнула. Лилит сильная, выздоровеет.
    – Знаешь, – она дернула меня за подол платья, как часто любила делать. Никто не мог отучить ее от прескверной привычки, но я уже, если честно, привыкла к ее обществу. – Мне кажется, это из-за папы. Они сильно поссорились. Не знаю, из-за чего, но пару раз слышала, как они ругались. Мне кажется, он ее бил. Я… я не знала, что делать. И боялась говорить, а то он бы, наверное, еще сильнее начал ее колотить? А вдруг это из-за меня?
    Она всхлипнула, а глаза ее наполнились слезами, преисполнившись жалостью к маме и ощущением собственной вины в этом. Мне пришлось привлечь ее к себе и обнять, пообещав, что разберусь с проблемой. Она доверчиво прильнула ко мне и крепко охватила своими ручками.
    – Виноват кто угодно, но только не ты. Ясно? – я неловко потрепала ее по волосам, прежде чем отпустить. Мне было непривычно утешать вампиренка.
    – Угу.
    – Иди, поиграй, только постарайся сильно не шуметь.
    Сказала – и захотелось хлопнуть себя по лбу. Уж кого-кого, но Фионы в доме не видно и не слышно.

    [​IMG]

    Поднялась к себе на этаж и, обхватив себя руками за плечи, долго всматривалась в окно. Холод неожиданно обступил меня, и я ежилась, пытаясь как можно крепче обнять саму себя, будто бы это хоть как-то могло бы помочь. Я должна была сделать то, что мне крайне не хотелось.
    Вздохнув, набрала Влада. После долгих гудков, тянувшихся, казалось, целую вечность, услышала его голос, от которого по спине пошли мурашки:
    – Лавиния?
    Он не был зол, не пребывал в откровенной ярости, не жаждал меня уничтожить, испепелить на месте, но от него веяло замогильной стужей.
    – Лилит заболела. Я не знаю, что делать.
    – Не лезь к ней. Я немедленно пришлю врача. И подожди минуту, не сбрасывай трубку, к тебе еще есть разговор.
    Послышались приглушенные голоса, из которых я поняла, что Влад приказал кому-то найти врача и отправить его в мой дом, но мне было все равно, что происходит в его особняке. Во мне зрела глубокая обида: когда я болела, никто даже пальцем не шевельнул, чтобы показать меня специалисту, а тут сразу всполошились, даже не выслушав, что произошло.
    Прижалась лбом к холодному стеклу и прикрыла глаза, тягостно вздохнув, что не укрылось от моего жениха.
    – Я надеюсь, ты не жалуешься на здоровье. Наша свадьба через месяц.
    – Свадьба? Через месяц? – я растерялась. Мне это событие всегда казалось невероятно далеким, почти что невозможным, после недавнего происшествия так вообще, а тут меня огорошили.
    И зачем я ему такая нужна, с подпорченной репутацией и предавшая, как он думает, его? Неужели наследники от меня будут обладать какой-то чудотворной силой, которую не могут передать своим детям другие вампирши?
    – Ты думала, вечно будешь в невестах ходить?
    – Нет, но…
    Мне не дали договорить, перебив:
    – Завтра придешь ко мне на первую примерку платья.
    Молчу, потому что внутри вновь стало так тоскливо и одиноко, что впору было стать не летучей мышью, а волком, и протяжно завыть на луну.
    – Ты меня поняла? – продолжал допытываться мой жених.
    – Да, – еле выдавила из себя.
    После неприятного разговора я несколько часов не отходила от органа, предавшись блеклым воспоминаниям о матери, единственному светлому пятну в моей жизни, которое, возможно, является неправдой.
    У меня вообще было или будет что-нибудь настоящее?

    [​IMG]

    Тристан повзрослел. Я даже не успела заметить, когда он успел вылезти из своей колыбельки. Может, если бы уделяла ему больше внимания, если бы была хорошей матерью, то его взросление не прошло бы мимо меня.
    Еще недавно лежал и рыдал в кроватке, нервируя меня своими частыми криками.

    [​IMG]

    А теперь смотрю – кто-то тянет меня за тонкую ткань платья, явно подражая привычке Фионы.
    – Мама, – настойчиво зовет он меня, отвлекая от игры на инструменте. – Мама!
    Закрываю тяжелые веки и молчу. Не хочу никого видеть.

    [​IMG]

    Краем глаза заметила, что он, обиженно надув щеки, убежал обратно в мою комнату. Равнодушно пожала плечами и снова погрузилась в музыку.

    [​IMG]

    Опомнилась я только тогда, когда было уже слишком поздно: мальчишка успел устроить внутри самый настоящий погром с минимумом подручных средств.
    С силой дернула его за ухо и зашипела:
    – Еще хоть раз устроишь нечто подобное – мало не покажется!
    – Мама, – он посмотрел на меня глазами, полными чистых детских слез. Он был искренен в своем раскаянии. Ближайшие пять минут, по крайней мере.

    [​IMG]

    Через полчаса мальчик снова пристал ко мне.
    – Хочу кушать, – он тоскливо всхлипнул и на всякий случай отошел подальше от меня, потому что пострадавшее ухо до сих пор было красным.
    Молча стиснув зубы, спустилась на кухню и набросала в тарелку противной человеческой еды, которую Лилит наготовила для своей дочери. Думаю, Тристан это съест. Если на самом деле голодный, привередничать не станет.
    И что же в итоге произошло?
    – Я. Ненавижу. Куриные. Крылышки! – с небывалой для маленького ребенка ненавистью выдохнул он, глядя на порцию еды, как на мировое зло, и даже замахнулся на меня одним куском. Благо, я успела увернуться и не заляпалась.

    [​IMG]

    Нервно усмехнулась. Мне кажется, Эак ошибся. Такой взгляд может быть только у самого дьявола.

    [​IMG]

    [​IMG]
    Без изменений
     
    sol_nitra, Satyavati, Mentoliko и 24 другим нравится это.
  5. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 29 июл 2017 | Сообщение #24
    Спойлер

    Я столько лет с ужасом ждала этого события, что едва ли могла поверить, что оно вдруг произошло. Здесь и сейчас. Со мной.
    Не помню, как меня облачали в праздничное платье, делали прическу, красили лицо. Все это прошло мимо моего разума, будто бы происходило не со мной, а с одной из героинь моих книг, попавших в плен к ужасному монстру, который, вопреки сказке, не стал прекрасным принцем.
    Я выхожу замуж.
    Кошмар.
    – Тебе что-то не нравится? – поинтересовался Владислаус, пока я с отрешенным видом оглядывала место предстоящего торжества.
    – Все, – коротко и лаконично.
    Он тихо рассмеялся. Настроение у него, в отличие от меня, было на высоте, будто бы он на самом деле был рад сегодняшнему торжеству.
    Ну да. Он ведь инициатор. И ждал меня чуть ли не полвека, а теперь я наконец никуда больше от него не денусь. Разве что в замогильные объятия Эака.
    Поежилась.

    [​IMG]

    – Ты дрожишь, – вдруг улыбнулся он, взяв меня за руки. – Успокойся, ничего страшного не произойдет.
    – Ничего страшного? – резко вскинула голову, на несколько секунд вырвавшись из плена апатии, но затем она снова накрыла меня своими противными призрачными щупальцами.
    Поджала губы и покорно опустила взгляд. Пусть делает, что хочет. Плевать, что дальше случится или не случится с этим телом и этой душой. Оказалось, стоит принять тот простой факт, что я всего лишь ничтожество, не заслуживающее ничего хорошего в жизни, сразу становится легче дышать.
    – Что с тобой происходит? – его голос стал злым.
    Молчу.
    – Лавиния, – настаивает он.
    Не хочу ничего говорить. Отворачиваюсь.

    [​IMG]

    Миг – и мы, подхваченные его черными туманами, стоим у свадебной арки. Внутри сооружения в золотой вазе с водой стоит мой свадебный букет, отражающийся в зеркальной глади. Во время обряда жених призовет силы Утратившего имя и Пресветлой, дабы заключить между нами союз, одобренный и укрепленный древними богами, и на несколько коротких секунд мы сможем увидеть в зеркале собственные отражения, чтобы навсегда запомнить себя. Поговаривают, что по ту сторону глади обитают не наши бездушные тени, но двойники, которые, подобно пророкам, по одним только выражением своих лиц могут предсказать будущее брака. Не знаю, верить этому или нет. Сама увижу – пойму.
    С неудовольствием заметила, что внутри всколыхнулось любопытство. А я так хотела затолкнуть все поглубже в себя, так хотела остаться безучастной ко всему куклой, чтобы никто больше не мог сделать мне больно!
    Длинные пальцы Владиуслауса жесткой хваткой вцепились в мой подбородок, вынудив посмотреть на него. Все-таки он невероятно сильный вампир. Только идиот пойдет с ним один на один в рукопашную. Он никого, кроме своего ближайшего окружения, не пощадит.
    – Одно из правил нашей семейной жизни: я задаю вопросы – ты отвечаешь. Тебе что-то в этой формулировке непонятно? – холодный взгляд голубых глаз буквально пригвоздил меня к месту, выбив из легких весь воздух. Некоторое время ушло на то, чтобы вспомнить, как заново начать дышать.
    – Хочу сдохнуть. Мне не место в этом мире.

    [​IMG]

    Я ожидала чего угодно после своего признания, но не тяжелого вздоха и не менее шокирующего:
    – Знала бы ты, насколько права.
    – В каком это смысле? – опешила я. Одно дело ныть, что я никому не нужна, совсем другое – услышать тому подтверждение, полное загадочности и недосказанности.
    – Не сейчас. Вот-вот придут гости.

    [​IMG]

    Саму церемонию помню смутно. Собрались знакомые и незнакомые вампиры и даже люди, обступили нас с Владом, завороженно следили за происходящим и прислушивались к его тихому шепоту древних заклинаний родом из тех времен, когда для концентрации магической сути требовалось использование слов или звуков. Я же молчала и ждала, когда все завершится.
    Если верить золотистому мерцанию вокруг наших колец, Пресветлая благословила наш брак.

    [​IMG]

    Сама не заметила, как его губы коснулись моих слегка полноватых, а чужие руки вынудили обнять… уже моего мужа.
    Мне показалось, или в зеркале на миг мелькнула дьявольская рожа? Я едва не отшатнулась от Влада, но он крепко удерживал меня, несмотря на внешнюю расслабленность.
    Не могу сказать, что ничего не почувствовала. Отнюдь. Я мечтала, чтобы поцелуй скорее завершился, потому что помнила ту нашу единственную ночь, во время которой этот мужчина был очень даже нежен и внимателен. Сейчас же он играл на публику и был чересчур сух и сдержан. Продержал меня в объятиях ровно столько, сколько требовалось для закрепления брака.

    [​IMG]

    Воспользовавшись первым удобным случаем, я сбежала от мужа к гостям. Только выпустил мою ладонь – и я уже скрылась среди небольшой толпы, чудом влезшей в достаточно узкое пространство прихожей, где Влад приказал соорудить свадебный алтарь.
    – Для молодой мамочки ты очень даже ничего, – фыркнули у меня над ухом знакомым голосом.
    Обернувшись, увидела Нину, которая поспешила заключить меня в кольцо своих рук.
    – В каком это смысле?
    – Я даже после того, как стала вампиром, не могу избавиться от целлюлита. А на тебя как посмотришь – спичка спичкой! Вот как ты это делаешь? Человеческая кровь ведь более калорийная, чем кровавые плоды или даже пакетированная. А ты бессовестно пьешь остальных, но не толстеешь. Это как?
    В немом изумлении приподняла брови. Это как понимать? Она должна меня сейчас то ли поздравлять, то ли утешать, но никак не переводить тему на массу тела.
    – Я питаюсь раз-другой в неделю. Мне этого хватает, чтобы хорошо себя чувствовать. Я просто никогда не наедаюсь до той степени, когда пора заказывать бульдозер, который прикатит меня к дому.
    – Но жрать-то хочется, – вздохнула она.
    А девушка изменилась. Человеческого в ней все меньше и меньше, теперь еще и свой прошлый нелепый имидж сменила на более аккуратную прическу и платье. Больше не сверкает голым пузом.
    – Кому как, – пожала плечами. – Если честно, ни разу в жизни не видела полного вампира. Едва ли представляю себе, что кровью можно отъесть себе брюхо.
    Я вскрикнула, когда почувствовала, что меня схватила за талию и резко потянули назад. Это было неожиданно.

    [​IMG]

    – На самом деле можно, – шепнул мне на ухо муж так, чтобы никто не расслышал. Затем он вежливо кивнул Нине: – Мне нужна моя жена. Поговорить вы сможете и потом.
    – Зачем я вам нужна? Мы разве не закончили праздник? – столь же тихо спросила у него, когда он ответ меня в сторону от остальных гостей.
    Он качнул головой и потянул меня к скрытой за тяжелыми портьерами лестнице на второй этаж.
    – К тебе еще есть дело. Пока все заняты, пойдем… потом переоденешься.
    – Что за дело?

    [​IMG]

    Вместо ответа он привел меня в свою спальню
    – Серьезно? Вы утащили меня с моего же праздника просто потому, что вам приспичило… – я покраснела и не договорила, опустив взгляд на свои сцепленные в замок пальцы. Прямо сейчас выполнять его… кхм… прихоти мне очень не хотелось. Внизу же целая толпа народа!
    – Я говорю – ты делаешь, – столь же невозмутимо отреагировал он, недобро посмотрев на то, как я отскочила от него и попыталась спрятаться за кроватью. Жаль, что мебель такая низкая, а я достаточно высокая. И ведь не заползешь под нее! Он специально, что ли, выбирал такое ложе, которое дном находится впритык с полом? Тут нет никакого толка от моей худобы, предмета зависти Нины.
    – Давайте ночью. Пожалуйста, – с мольбой посмотрела на него.
    Мне было очень неловко, но я не представляла, как ему это объяснить. Как убедить считаться с моими желаниями и чувствами? Подозреваю, что никак.
    – Нет. Подойди ко мне и развернись, помогу снять платье. Чем быстрее мы разберемся с моим наследником, тем лучше. Еще одного Огнецвета в твоей постели я не выдержу, – выдавил сквозь зубы Влад и со злостью дернул тонкую материю, разрывая со спины платье, вместо того чтобы потихоньку расстегнуть все мелкие пуговички, как сделали бы нормальные вампиры.
    Ого! Я думала, он уже успел остыть с тех пор. Как-никак, а прошло несколько лет. Это достаточное время, чтобы осесть и раствориться всем обидам и непониманиям, но, как оказалось, не для него.
    Одновременно с тем, как его губы коснулись моего плеча, я всхлипнула. В прошлый раз я была не в себе и не до конца отдавала себе отчет в содеянном, теперь же судьба дала мне шанс в полной мере почувствовать, что значит быть женой Влада.

    [​IMG]

    В принципе, не так уж плохо. Явно лучше, чем тогда с Хэйденом, жестко меня изнасиловавшем.

    [​IMG]

    – Вы мне обещали рассказать о моей матери. Помните, еще давно? – спросила у него после всего, кутаясь в одеяло. Стало неожиданно холодно, хотя еще полчаса назад мне было жарко бегать в свадебном платье.
    Влад лежал с прикрытыми глазами и выглядел до того расслабленным, что в мою душу закрались сомнения, а не уснул ли он, утомленный всем происходящим вокруг него в последние годы. Черт ведь знает, чем он занимается и сколько на это уходит нервов, времени и сил.
    Мысленно одернула себя. Вот только жалеть его мне не хватало для полноты счастья!
    – Моя цена – ребенок. Я ведь говорил, – лениво отозвался он, так и не открыв глаз. – А теперь помолчи, пожалуйста, пару минут. Да, вот так.
    Мужчина придвинулся ближе и приобнял меня одной рукой, придвинув вплотную к своему телу. Лицом он уткнулся в мои растрепанные волосы и так и замер, глубоко и медленно дыша. Я тоже боялась шелохнуться, потому что такое его отношение казалось мне странным и даже в какой-то степени диким. Я бы на его месте еще давно прогнала себя прочь из Лощины, а не нежилась с собой в кроватке.
    – Ты такая теплая. Жаль, что ровно до тех пор, пока держишь рот на замке. В иные моменты тебя просто хочется прибить на месте, чтобы прекратила мотать нервы. Ты и представить не можешь, сколько у меня проблем в этой жизни, кроме тебя, девочка.
    Теплая? Поэтому он хочет заморозить меня своими ледяными объятиями?
    – Не опаснее хищного котенка, но порою своими выходками сносила все невообразимые пределы моего терпения. Больше так не делай, – его пальцы чуть сильнее сжали мою кожу, наверняка оставив после себя синяки. Ну и плевать, быстро сойдут. – А вот твоя мать была настоящей вампиршей прямиком из людских сказов. Внешне вы неотличимы, но внутри нее насквозь прогнивший свет, а у тебя лишь безобидная еще не сбросившая оковы сна тьма.
    Я невольно затаила дыхание, боясь сбить его с мысли. Кажется, сегодня мне все-таки перепадет часть информации, если я продолжу послушно лежать рядом.
    – Хотел бы я знать, чем она думала, когда впустила в этот мир демонов преисподней, – он с силой стиснул зубы. Я это почувствовала по ощутимо напрягшемуся подбородку, покоящемуся на моей макушке, который я случайно задела, когда вздрогнула от неожиданности. Каких еще к черту демонов? – Зачем спуталась с одним из них и ничего не сказала ни мне, ни своему окружению, а потакала любым его приказам? Это она сожгла Полуночную Лощину, разрезав тонкую грань между двумя измерениями и позволив ступить на живую землю мертвым тварям, которым здесь не место. Она собственноручно убила с десяток вампиров твоего клана, помогая рядовым демонам своего любовника. Она едва не обрекла на гибель весь живой мир. Тебя спас Герберт, он выкрал у твоей матери ледяной цветок вампирских лощин, – Влад, скорее всего, не отдавая себе в этом отчета, погладил притихшую меня по волосам. – У нее и демона были далеко идущие вперед планы на тебя, учитывая, как они рвали и метали, осознав, что потеряли тебя. Увы, общими усилиями кланы придушили твою мать и загнали обратно всю тьму до того, как я успел узнать, что они задумали. Почти всю тьму, – поправил он себя в последний момент.
    Эта история отлично вписалась бы в рамки фантастического романа, но никак не реальной жизни, а потому я «зависла» на несколько минут, пытаясь осознать, что Влад все это сказал серьезно, а не столь изящно поиздевался надо мной.
    – А… – подала голос, хотя сама не знала, что хочу ему сказать. Вопрос назрел сам: – Почему не всю?
    – Я тебя не отдал. Ты в равной степени принадлежишь обоим мирам фактом своего рождения. Герберт признал тебя своей наследницей, но вас не связывают кровные узы. Алисия спуталась с тем демоном не только и не столько в деловом плане.
    – И что? – до меня все никак не могла дойти простая истина, которую уже разжевали и положили передо мной на блюдечко. Я понимала, что мне хотели сказать, но едва ли могла этому поверить. Ну вот как физическая оболочка живого вампира может творить то самое, чем мы недавно занимались с Владом, с бестелесным демоном? Если я правильно понимаю, то он должен быть чем-то похожим на Эака, а у того осязаемого только накидка и… А может, я не так уж много знаю о мире мертвых, чтобы делать поспешные выводы?
    – И ничего. Вставать пора, пока гости не всполошились, – резко свел он тему на нет.
    – Ну не посреди же разговора!
    – И так услышала больше, чем заслужила. Все, отдохнули и хватит, жена.

    [​IMG]

    Гости без нас не скучали. Стоило нам переступить порог столовой, как мы услышали напряженный голос Лилит, еще не оправившейся после болезни:
    – А и черт с ним! За кровь отдам все, кроме Фионы, – с этими словами она притянула к себе нелепо одетого человека и с жадностью прижалась к его шее. Все посмотрели на нее с явным неодобрением, кроме засыпающей на ходу дочери, взволнованной недавними признаниями Влада меня, не способной думать ни о чем другом, и самого хозяина замка, чему-то в тот момент усмехнувшегося. Он аккуратно придерживал покачивающуюся меня за талию, прямо как делали парочки в глупых фильмах.
    Чего это он стал таким добродушным и заботливым? Нужно быть с ним предельно осторожной.

    [​IMG]

    Не помню, каким образом у меня в руках оказался кусок кроваво-шоколадного торта. Кажется, Влад насильно пихнул мне тарелку в руки и уже собирался дать мне попробовать еду с ложечки, но я наконец опомнилась и отказалась от этой гадости.
    Прокормила себя одним из гостей, как это сделала Лилит.

    [​IMG]

    Перекинуться парой слов с Калебом смогла только под самый конец. Разговор начался странно. Он тихо окликнул меня, когда я проходила мимо, не замечая никого вокруг.
    – Что, либидо старика покоя не дает? – фыркнул вампир, будучи уверенным, что никто, особенно Влад, его больше не услышит.
    – А? – мне потребовалась пару секунд, чтобы вникнуть в суть сказанного и слегка покраснеть. Ну не привыкла я разговаривать на подобные темы! – Калеб!
    Он рассмеялся.
    Мне показалось, или он на самом деле изменился до неузнаваемости? Внешне остался моим лучшим нянем, но серьезная работа на Влада и власть в его руках сделали из него другого вампира, очень похожего на того, которого я когда-то знала, но ставшего улучшенной версией самого себя.
    – Я за твоим мальцом присматривал, кстати.
    – И как он? Никому не мешал?

    [​IMG]

    – Да так… почти все время проспал на диване. Даже не верится, что когда-то ты тоже могла так прикорнуть, когда была ростом не выше своего сына.
    – И все? – я решила пропустить мимо ушей воспоминания о моем детстве.

    [​IMG]

    – Нет. Ему приглянулась одна полупустая бочка из-под кровавого вина. Он несколько минут ее колотил, прежде чем я вмешался и оттащил в сторону. Еще бы чуть-чуть, и он проломил бы ее и преждевременно бы полакомился алкогольным напитком, – хмыкнул мой собеседник. – Потом разбойничал, но в меру.
    Пока мы болтали, откуда-то сбоку до моего слуха донеслись подозрительные звуки.
    – Подожди минутку, я проверю.

    [​IMG]

    И что же я увидела? Этот мелкий паразит растоптал по ковру все разноцветные конфеты из укатившегося под диван пустого стаканчика. Какой идиот дал их ему?
    – Тристан! – зашипела на него, но негромко, чтобы наша семейная ссора не стала достоянием общественности. – Это как понимать?
    Маленький нахал отвернулся от меня и засвистел, делая вид, что он просто мимо проходил, а беспорядок, судя по всему, устроили демоны мира мертвых. Они ведь злые и плохие, а он – самое очарование! И как я могу не верить его кристально честным детским глазенкам?
    Могу и не верю!
    Да мне Влад голову снесет за испорченный дорогой ковер! А все из-за глупого мальчишки!

    [​IMG]

    Пока я тихо зверела, Влад вмешался в конфликт и разрешил его неожиданным образом. Взяв меня за локоть и холодным взглядом убедив не подымать руку на сына, спросил у того:
    – Знаешь, сколько стоит то, что ты испортил?
    – Не-а, – похоже, он заинтересовался.
    – Двадцать тысяч симолеонов. Умеешь считать?
    – Не-а, – ребенок озадаченно уставился на моего мужа.
    – Потом научишься. Ну так что, кто мне будет все это выплачивать? От твоей матери я не возьму ни копейки, а больше никто за тебя и не заступится. Ты у меня в неоплатном долгу, Тристан. Будешь на меня работать?
    Он нахмурился, надув свои и так немаленькие щеки.
    – Ну ладно.
    Отвернулся и убежал прочь. Краем глаза заметила, что он помчался к Калебу. Нашел себе друга, готового утешить в любой ситуации! И как только почувствовал, кто его может пожалеть?
    – Так нужно с детьми. Грубую силу они не понимают и не принимают, – тем временем завел разговор Влад. Вот почему он ко мне прицепился в этот вечер? И что, что мы теперь женаты? Разве это должно что-либо менять?
    – Я домой хочу. Вы не будете против, если я уйду?
    Он не спешил с ответом, все еще удерживая меня за локоть. Наконец, отмер:
    – Об этом я и хотел поговорить. Если хочешь, ты можешь вернуться ко мне. Вместе с мальчишкой.
    Резко отшатнулась в сторону, будто бы он мне не переехать к себе предложил, а как минимум танцевать ночью голышом на кладбище на радость проходящим мимо вампирам.
    – Нет уж, спасибо!
    – В таком случае доброй ночи. Позже мы согласуем график наших встреч.
    Кажется, Влад обиделся. Ну и пусть, не маленький мальчик, переживет.

    [​IMG]

    – Мама! А почему Калеб не мой папа? Он такой хороший. И Рик! Хочу такого брата!
    Едва сдержала себя от того, чтобы скривиться. Если он станет таким же, как Рик, я сойду с ума.
    – Спи давай. И больше не задавай мне глупых вопросов.
    – А хоть какой-то брат будет? – продолжал ныть и действовать мне на нервы он.
    – Будет, будет. Спи, чудовище.
    Тристан нервно, как мне показалось, заозирался по сторонам. То ли со страхом, то ли с азартом и ажиотажем.
    – Где? Где чудовище?
    – Ты чудовище. Я выключаю свет.

    [​IMG]

    Через полчаса заглянула к нему, чтобы проверить. Он уже крепко спал, утомленным тяжелым днем.
    Облегченно вздохнула. Отлично.

    [​IMG]

    Самое время заняться собственными делами: согласовать продажу питайи или, как ее еще называют, драконьих фруктов, закончить сочинять песню и начать писать новую книгу, план к которой я старательно составляла несколько последних недель.
    Мысли в голове крутились невеселые.
    Как оставаться безразличной ко всему, когда меня упорно продолжают вытягивать из бездны отчаяния, сами того не замечая?

    [​IMG]

    Оно не провалено. Лавиния не ела торт. Я сразу отменила действие после того, как она взяла первый кусок, чтобы задание засчиталось.
    Участок после праздника верну в первоначальный вид в следующий раз, как смогу зайти в игру.
    10,5 + 0,25 (свадьба на золото (1/30)) = 10,75
     
    sol_nitra, Satyavati, Mentoliko и 25 другим нравится это.
  6. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 5 авг 2017 | Сообщение #25
    Спойлер

    Смело заявляю: жизнь после свадьбы есть.
    Я даже могу относительно свободно дышать, если не считать того факта, что теперь над моей головой постоянным черным туманом будет висеть муж. Впрочем, он там был всегда, так что в этом плане едва ли что-либо изменилось.
    Разве что его в моей жизни стало гораздо, гораздо больше!
    Еще никогда Влад не уделял столько внимания моей скромной персоне. Такое ощущение, что я для него новая привлекательная игрушка, с которой увлеченно повозятся некоторое время, а затем закинут в дальний угол, чтобы вспоминать лишь временами. Ну, как же! Новая жена. Интересное дело. Наверно.
    Не всегда его участие мне нравилось. Например, буквально на следующий день после бракосочетания он бесцеремонно ввалился в мой дом, уверенно распахнув дверь. Даже не постучал! Был уверен, что ему здесь будут рады.
    Ага, конечно. Еще бы век его не видела.
    Пришлось впустить и выслушать. Муж все-таки. Это серьезнее, чем жених, хотя я все равно едва ли представляю, что мы с ним сможем когда-либо создать полноценную семью. Влад не создан для такой жизни, а я не спешу поддаваться его чарам и прыгать к нему прямиком в объятия или же сразу в постель. Не могу пересилить себя: и вроде его присутствие уже давно не пугает, даже не отвращает, но чисто психологически с ним трудно даже стоять рядом. Он… подавляет.
    – Тебе нужно переодеться, – спокойно заявил он в тот день, когда мы поднялись на второй этаж и остались одни.
    Его вопрос сбил меня с толку. Я не могла понять, что его не устраивает в моем внешнем виде? Гипотетическая грудь вываливается наружу? Область кожи чуть ниже шеи чересчур просвечивается? Что?
    – Слишком короткое платье, – пояснил он, хмыкнув.
    И толку смотреть на такого, как он, недовольно? Даже изжогу не вызову.
    – Вам что, ноги мои не нравятся? – нахмурилась я.
    – Нравятся. Проблема в том, что не только мне.
    Мои брови удивленно поползли вверх. Обе синхронно, потому что я не принадлежала тому числу счастливчиков, кто может дергать по одной. Жаль, конечно, так мой взгляд казался бы более красноречивым.
    – Когда это вы стали таким поборником нравов?
    Неужели ревнует? Или это слишком громкое слово?
    – Со вчерашнего дня. Моя жена не может щеголять открытыми участками тела. Разговор окончен, Лавиния. Деньги дать на магазины?
    Да пусть запихнет свои деньги себе в… под матрас!
    – Может, мне еще платок на голову нацепить? Лицо закрыть черной вуалью? Что еще вы мне скажете сделать?
    – Нет, хватит того, что просто будешь собирать волосы, – Влад протянул руку и коснулся моего хвостика, чтобы резким движением сдернуть резинку. Я и охнуть не успела, как от моей идеальной прически не осталось и следа. – Собственно, я об этом и хотел поговорить. В пять утра придешь ко мне.
    Он перенесся прочь с помощью черных туманов.
    Не попрощался. Хам!

    [​IMG]

    Что мне оставалось делать?
    В тот же вечер, пока витрины еще горели и привлекали внимание тысяч людей, смоталась в модный район Сан Мишуно. Заглянула в вампирский уголок, поскольку вряд ли бы я нашла среди человеческих откровенных вещей что-то, что хотя бы капельку соответствовало критериям моего мужа. А жаль, потому что, несмотря на всю слабость, люди умеют красиво и удобно одеваться. Не то, что наша мода: сплошные тяжелые балахоны, снижающие пагубное влияние солнечных лучей. Б-р-р-р! Даже Лилит предпочитает что-то более легкое.
    После покупок времени оставалось в обрез, так что я поспешила в замок Влада, минуя дом. Зачем его злить, если он пока относительно добрый? Не шипит, не кричит, ну а смену гардероба еще можно как-то пережить. Платье приобрела не такое уж и плохое, мне оно пришлось по душе, а парикмахер подобрал мне прическу и научил ее делать самой. За дополнительную плату, естественно, ну и упоминание вскользь господина Штрауда. Его имя и деньги творят волшебство.
    Муж молчаливо одобрил мой наряд, слегка приподняв уголки губ. К концу плодотворной ночи, заполненной всякими его важными делами, он выглядел усталым и измученным, но при мне старался держать себя в руках. Не хотел показывать собственную слабость.
    Даже всемогущий Влад знает, что такое усталость.
    Странно. Чем больше узнаю о нем вот таких мелочей, тем больше он мне кажется обычным, пусть и невероятно могучим, вампиром. По крайней мере, так я могу быть уверена, что он живой и настоящий, бродит по той же земле и дышит тем же воздухом, а не высокомерно задирает нос на небосклоне, презрительно оглядывая всех букашек-таракашек с высоты своего положения. Нет, ну вообще-то он так и делает, но со мной, Калебом и Лилит он временами бывает нормальным.
    В довершение образа он нацепил мне дурацкое украшение на шею, плотно завязав его сзади.
    Будто ошейник, право слово!
    Хотя почему «будто»? Может, это намек, что в случае чего мне прицепят конец поводка?

    [​IMG]

    Тристана мой наряд отчего-то привел в бурный восторг. Он заметно оживился при виде меня и заулыбался:
    – Мама, мама! – кричал он мне прямо в ухо, будто бы я могла не услышать, держа его на руках.
    – Что?
    – Ты кр-расивая! Кр-расивее всех! Ты это знала?
    – Ага, – фыркнула.
    Все-таки иногда он бывает забавным и даже милым. Если не кричит и не вредничает, вообще чудо.
    – Ну я тебе напомнил. На всякий случай. А вдр-руг ты забудешь?

    [​IMG]

    Фиона, как и обещала, отвела меня в свой загадочный мир, на проверку оказавшийся не таким уж и таинственным. Хотя у меня все равно остался вопрос, зачем сюда понатаскали огромные каменные глыбы и соорудили стены. Выглядит жутко и неуютно, да и чернота изнутри веет чем-то замогильным.
    Поежилась, стоя у входа.

    [​IMG]

    В тот же день я оформила бумаги, чтобы выкупить небольшой участок. Риелторша очень удивилась, когда я настояла именно на этой территории, не желая даже рассмотреть иные варианты.
    – Вы уверены, что вам нужна пустая земля в какой-то глуши?
    – Пустая? – настала моя очередь удивляться. Впрочем, я быстро взяла себя в руки: – Да, пустая. Уверена.
    Что это, черт возьми, за место такое? Кто его видит, а кто – нет?

    [​IMG]

    Эти вопросы я задала довольной Фионе, которая явно обрадовалась тому факту, что теперь мы полноправные владельцы этого жуткого убежища.
    – Мои друзья со школы считают, что я сумасшедшая, – нехотя призналась она. – Однажды привела сюда одну девочку, а она высмеяла меня, сказав, что не видит ничего, что могло бы привлечь ее внимание. Я даже завела ее внутрь! И ничего! Но я была уверена, что ты увидишь. И не прогадала! Садись же скорее!

    [​IMG]

    – Ты знаешь, откуда взялось все это? Для чего? – обвела взглядом небольшое пространство.
    – Это все Кракен, – заявила Фиона с видом знатока, да еще и важно кивнула, подтверждая собственные слова. – Видишь черные щупальца на полу? Это его застывшие конечности. Он оказался навсегда заперт в царстве мертвых, его Пресветлая туда вытурила за все то плохое, что он сделал миру. А здесь остался… ну, портал. Но ты не переживай, пока я охраняю это место, никто не посмеет выпустить тьму наружу.
    Я ничего не поняла. Нет, слова были предельно ясными, но что за дурацкие фантазии? Откуда она все это берет?
    – Что за Кракен? – решила ей «подыграть», чтобы не рушить хрупкий детский мир. Хотя уже вроде не маленькая, девушке скоро пятнадцать стукнет.
    – Можешь больше не притворяться, Лав. Это я, Фиона! Если у тебя и были сомнения (а у меня они были!), то теперь они уж точно должны были развеяться. И я, и ты видим это место. Если бы это были не мы, то…

    [​IMG]

    – Подожди-подожди, я ничего не понимаю! Я и так знаю, что ты Фиона. Ты конфет объелась, что ли? – приостановила бурный поток ее слов, приподняв руки в защитном жесте, будто бы пыталась оградить себя от всего происходящего.
    Девочка вскочила на ноги и принялась мерить шагами комнату. Вдруг остановилась и укоризненно, как мне показалось, посмотрела на меня. Только в глубине ее глаз все еще плескалась вселенская грусть и страх одиночества.
    – Что, серьезно не помнишь? – она обиженно надула щеки. – Вот подстава! И у кого я теперь спрошу, как у меня получается разыгрывать ребенка? Впрочем, оно и не сложно, а даже очень весело. Это всегда моя любимая пора жизни. Кажется, возраст тела все-таки накладывает свой отпечаток и на мышление.

    [​IMG]

    – Может, объяснишь мне наконец, что происходит? – я была раздражена и невольно повысила на нее голос.
    – Ой, прости, я так много говорю. С тобой это легко и естественно. Я соскучилась, – она резко прижала ладошки ко рту, а затем снова погрустнела. – А ты в итоге ничего не помнишь. И мы не сможем обсудить былое и нынешнее. Жа-а-алко, аж плакать хочется!
    Она на самом деле подозрительно шмыгнула носом, но быстро притихла.

    [​IMG]

    Из моего горла вырвался тягостный вздох. Я стала понимать еще меньше. Если она сейчас не посвятит меня в свою детскую игру, я с ума сойду. Мне уже стало чисто по-вампирски любопытно, что она такого придумала, раз сама верит в свои фантазии?
    – Лав, ну ты не расстраивайся. Наверное, тебе просто перекрыли доступ к старым воспоминаниям. Кому-то потребовалась безвольная кукла, а ты в момент рождения была такой уязвимой к магическому влиянию. Все мы такие.
    – А можно ближе к делу?
    – Мы с тобой и еще несколько десятков других душ по всему миру путешествуем по разным временам, возрождаясь в разных эпохах и телах. Те, кто посвящен в эту тайну, думают, будто бы мы на целую вечность прокляты, раз не можем найти себе место в вечном покое, но Пресветлая всегда говорит, что мы – особые создания. Именно благодаря нам и держится все мироздание, потому что мы – та самая стабильность, та опора, которая необходима хаосу Вселенной.
    – Ага. Понятно, – кивнула просто затем, чтобы показать, что я внимательно слушаю ее.
    Мне, как писателю, даже интересно услышать всю историю. Может быть, передо мной сидит маленький гений пера? Если разглядеть талант сейчас, то можно будет приступить к обучению, а уже через несколько лет она сможет сделать себе имя в этой сфере.
    – Мы с тобой не связаны кровными узами, но почему-то очень часто пересекаемся. Практически каждый раз, если быть точной.

    [​IMG]

    – А кто такой Кракен, о котором ты говорила?
    – Тоже один из нас, но… черный, – она мотнула головой и еще сильнее, чем обычно, нахмурилась, будто не желала продолжать этот разговор. – Предатель. Жаль, что убить его было не вариантом, иначе воскрес бы в другом теле, а то я бы с удовольствием придушила его голыми руками!
    Подозрительно покосилась на пол. Мне показалось, или те «щупальца» шевельнулись?
    – Спутался с тем придурком из мира мертвых, с повелителем. Представляешь, хотел уничтожить все вокруг! И… и меня.
    Голос Фионы дрогнул. Кажется, в прошлом ее истории у нее явно были чувства к этому самому Кракену, ну или он приходился ей ближайшим родственником. Поразительно только, что ребенок так верит всему, что говорит!
    Уверена, есть более логичное объяснение тому, что никто, кроме нас, не видит эту загороженную валунами комнату. Только пока не могу его найти. Да и вообще, есть ведь магия, которая скрывает объекты с чужих глаз! А мы, наверное, оказались к ней невосприимчивыми.

    [​IMG]

    День рождения фантазерки мы отпраздновали там же, притащив специально для такого случая торт из кровавых плодов. Я его не ела, а вот Фиона всегда была той еще сладкоежкой.
    И вот когда она успела так вымахать? Мне казалось, что совсем недавно я разговаривала с крошечной девчушкой в забавном платье. Чудеса, да и только.

    [​IMG]

    Лилит взрослению дочери рада не была, поскольку с новым возрастом начинались принципиально новые проблемы.
    – Ты где была целый день? Хоть понимаешь, как тебе сейчас опасно выходить на улицу днем?
    Фиона лениво зевнула, чем сильнее рассердила мать. Мне только и оставалось, что тихо хмыкнуть, глядя на эту картину.
    – Я была с тетей Лави. Все в порядке, мам, не переживай. Я спать.
    – Мы еще не закончили разговор, – вампирша сжала руки в кулаки так, что аж костяшки побелели. Впервые вижу, чтобы она так злилась на дочь.
    Пока Фиона была маленькой, она чуть ли не пылинки с нее сдувала.
    – Закончили, – она и бровью не повела. У меня самой аж руки зачесались стукнуть мелкую нахалку, многое возомнившую о себе. Не представляю, каких трудов стоило Лилит держать эмоции в узде!
    Тристан мне тоже будет устраивать такие представления, когда вырастет?

    [​IMG]

    Фиона на самом деле ушла спать. Даже до кровати не дошла и не разделась, разлеглась на неудобной кушетке и задремала.
    Ее мать, увидев эту картину, весьма плотоядно улыбнулась:
    – Проснется – будет проклинать себя за глупость. Уснуть в такой позе – худшее наказание. Она сама это утром поймет, когда все мышцы начнут ныть.
    – Не слишком ли ты к ней строга? – полюбопытствовала, заглядывая ей через плечо в комнату девочки. – Может, разбудить или перетащить на кровать?
    – Так и нужно, Лав. У нее в голове сейчас не пойми что, и эту дурь нужно срочно выбить. С проснувшейся жаждой она чувствует себя самостоятельной взрослой, но ведь мы все прекрасно понимаем, что это не так. Она пока лишь ищет свое место в обществе, а моя задача – убедиться, что во время своего становления как личности она останется цела и здорова.

    [​IMG]

    Лилит ушла с Калебом на какой-то дурацкий фестиваль, а я отказалась, поскольку знала, что сегодня Влад позовет меня к себе. К сожалению, это не то приглашение, которым можно пренебречь.
    Позже они мне рассказывали, как провели тот вечер. То было сборище романтиков, так что повсюду разбрасывали лепестки цветов. А эти двое что делали? Собирали их и тщательно склеивали, чтобы потом продать по цене настоящих роз! И ведь умудрялись делать это так, что никто не замечал подвоха. Ума не приложу, как у них это получалось хотя бы в техническом плане, чтобы все выглядело естественным.
    Чертовы предприниматели!

    [​IMG]

    Что я делала в то время, пока они веселились?
    Мне позвонили и настоятельно рекомендовали предстать пред очи господина. Немедленно.

    [​IMG]

    Без изменений

    Не учтено очков достижений: 10(было) + 10 (за достижение «Взрослее и мудрее») = 20
     
    sol_nitra, Satyavati, Mentoliko и 23 другим нравится это.
  7. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 8 авг 2017 | Сообщение #26
    Спойлер

    Моя реальность – самый страшный кошмар.
    Я говорю не те слова, что страстно жаждут сорваться с моих уст. Я улыбаюсь тому, кому еще несколько лет назад мечтала вцепиться в глотку. Я нахожусь не там, где хотела бы в данный момент лежать под покровом тьмы с намертво запечатанными мыслями и чувствами, огороженная ото всех вампиров и переживаний. Я хочу жить в сладостном мире детских воспоминаний, где мама была не всеобще признанным чудовищем, едва не погубившим весь мир, а доброй и ласковой женщиной.
    Но вместо этого я хожу по заляпанной человеческой и вампирской кровью земле сама не своя. Лишняя. Неправильная.
    Улыбаюсь.
    – Ты еще не беременна?
    Вздыхаю. Пока путешествовала в юности, поняла, что для большинства разумных существ муж – это один из самых дорогих и близких созданий, а семья – та основа, на которой базируются целые судьбы и эпохи. Они доверяют друг другу. Знают, что всегда могут рассчитывать если не на чужое плечо, то хотя бы на понимание!
    А у меня что? Да черт знает! Извращенные отношения, основанные на моем страхе, давно ушедшем в небытие, и подчинении. Вместо своей семьи примкнула, как паразит, к Ваторе, которые практически всю мою жизнь провели в заботах обо мне, а я даже не могу ничем отплатить им взамен, только сбрасываю на их головы все новые и новые проблемы.
    У меня нет ничего ценного, чем я могла бы дорожить, ради чего я бы, не задумываясь, пожертвовала собой и своими интересами.
    А кто виноват? Не я ли?

    [​IMG]

    – Еще нет, – сдержанно отвечаю мужу, а в голове проносятся картины того, как я едва ли не через неделю после свадьбы побежала проводить тесты.
    Вопреки всякой логике, я не почувствовала радости и облегчения, когда поняла, что результат отрицательный. Не почувствовала ничего. Лишь на несколько минут остолбенела, разглядывая замысловатый узор на обоях, будто бы он мог дать ответы на все невысказанные вопросы.

    [​IMG]

    – Ты пьешь какие-то таблетки? – рассердился он в своей излюбленной манере, сразу начав с нападок, а не выяснения всех предшествующих фактов. Впрочем, внешне его злость никак не проявлялась, но я-то уже научилась определять различные оттенки его настроения. В особенности дурного, потому что его приходилось видеть чаще.
    – Нет, – пожимаю плечами. – Но, может, нам стоит с этим подождать, раз не идет?
    – Чтобы ты снова по любовникам начала бегать, притащив мне в Лощину весь твой детский сад? Нет уж, дорогая. Ты уж постарайся.
    – Это не только от меня зависит.
    Влад меня будто не слышал.
    – Что тебе еще нужно, женщина? Дело дошло до свадьбы, а я еще сильнее рисковать собственной репутацией не хочу и не буду. От намеченных планов отступать не люблю. Мне нужен наследник именно от тебя. Может, тебе не хватает денег? Так держи их и роди мне ребенка!
    Пока я пыталась переварить сказанное, он достал из кармана увесистый кошель и буквально насильно впихнул мне его в руки.
    Я растерянно смотрела на ворох новеньких купюр, а на глаза наворачивались слезы. Меня только что выставили дешевой… женщиной с пониженной социальной ответственностью? Захотели арендовать в пользование на несколько месяцев мое тело, когда не смогли достучаться до разума и души?
    Зачем он со мной так?
    Упрямо поджала губы, опустив взгляд к земле. Моих слез он не увидит.

    [​IMG]

    Это и было моей ошибкой. Я потеряла контроль над ситуацией, погрузившись в собственную обиду, а он воспользовался этим.
    Помню холодное касание чужой магии к моему разуму, а дальше – тьма.

    [​IMG]

    Пробуждение было неожиданным. Я в ужасе оглядела себя, заприметив налившуюся грудь и едва заметно проступающий животик.
    – Что за…
    – Не выражайся, – сделал мне замечание чем-то недовольный Влад, сидевший рядом со мной на диване. Я отшатнулась в сторону, вжавшись в подлокотник, лишь бы скорее отстраниться от него. – Безвольной куклой ты мне нравилась куда больше. Не совала свое мнение, когда не просят, и делала все, что я требовал.
    Я аж ошалела от такой новости.
    – О чем вы говорите? Что произошло? И какого черта, – все-таки вставила свое любимое словечко, – я сижу тут в положении, хотя последнее, что я помню, то, как вы решили купить меня за деньги!

    [​IMG]

    – Молчи и слушай, если хочешь узнать ответы. Знал бы, что это не навредит моему ребенку, еще на несколько месяцев оставил бы тебя под своим подчинением, – последние слова он явно адресовал не мне, раз неразборчиво забормотал их себе под нос, глядя в потолок.
    Вот чудовище! Он даже не пытается отнекиваться, что совершил нечто ужасное. Ему не стыдно признать, что ему это понравилось.
    От тех сведений, что он мне уже подкинул для размышлений, мне становится дурно. Или это из-за… ребенка?
    Да когда я снова успела?

    [​IMG]

    – Ты создаешь мне слишком много проблем. Я должен думать о благополучии клана, но вместо этого все мои мысли заняты тем, как переупрямить собственную жену. Такой проблемы в принципе не должно было возникнуть, но это произошло. Я с тобой по-доброму – ты меня не понимала. Язык грубой силы до тебя тоже не доходит. Ты поступаешь ровным счетом так, как сама считаешь нужным, не считаясь с общественной моралью и мнением вышестоящих лиц. Знал бы, во что мне это выльется, к черту вышвырнул бы из Лощины ту маленькую девочку, – Влад поморщился, будто бы его только что покусал комар. – А теперь что? Привык, как к больной мозоли, которая все никак не пройдет уже несколько десятков лет.
    – А произошло-то что? – поторопила его, не желая выслушивать о себе нелицеприятные факты.
    Мне стало обидно, что меня обрекли бы на смерть, если бы появилась возможность переиграть события прошлого. И хоть умом понимаю, что не заслужила даже капли его доброты, если она вообще есть, а все равно не по себе. Я ведь его жена! Как он может так говорить? Он сам меня выбрал, я не спешила под венец!
    – Подчинил твою волю. Ты пробыла в некоем подобии транса несколько месяцев, пока я не убедился, что в тебе зародилась новая жизнь. Пришлось поднапрячься, чтобы придумать, как быть. Твой организм будто бы отвергал меня, и чудеса современной медицины раз за разом выдавали отсутствие результата.
    Месяцев?! Я схватилась за голову. Пресветлая, сколько же я пропустила из-за этого чертова извращенца! Как там Лилит с Фионой? А Тристан? Мальчишка мог учудить что угодно, ведь он почему-то так привязался ко мне, что в мое долгое отсутствие устраивал грандиозные истерики, требуя немедленно принести ему маму. Никаких возражений он не принимал.

    [​IMG]

    – И какой вы нашли выход? – я сглотнула, готовясь выслушать самые ужасные подробности.
    Мне почему-то представился подвал его особняка, где мы с ним ссорились возле гроба, в котором неоднократно пытались зачать будущее потомство.

    [​IMG]

    – Все было очевидным. Многие проблемы, которые не может излечить медицина, решаются магией и капелькой древних знаний, сохранившихся в ветхих манускриптах. Для меня не составило труда найти один рецепт, который остался от моих предков. Не думал, что однажды придется использовать его в своем браке, но ты мне не оставила выбора.
    – Вы меня напоили какой-то дрянью без моего на то разрешения? – искренне возмутилась я, на мгновение позабыв, что он имел на то полное право, как, впрочем, и на применение магии в моем отношении. Иногда даже завидую людям, у которых все просто в браке. Они не выдумали себе своды дурацких правил, по которым живут из века в век.
    Ну и какой идиот решил, что женщины – слабый пол? С тех пор многое изменилось, у нас появилось гораздо больше прав, но мужья все равно стоят впереди нас. Они могут хоть скинуть с обрыва в бурное течение реки, хоть избить до полусмерти, и никто их не осудит, если был заключен законный брак.
    Это дикость. Пережитки прошлого, от которых общество все никак не может избавиться.

    [​IMG]

    – И напоил, и лично затолкал в гроб, – без тени раскаяния признался муж. – Тебя это не должно волновать. Я поступил так, как посчитал нужным.

    [​IMG]

    – Не должно волновать? – я забылась и повысила на него голос, за что и была вознаграждения тяжелым взглядом. Так он смотрит на своих подчиненных, раздавая направо и налево приказы.
    – Я тебя не насиловал. Можешь не рассказывать всем душещипательную историю, как я тебя принудил к физической близости. Я тебе обещаю: никто даже слушать не будет твой бред.
    – Да. Вы просто плюнули мне в душу, держа в своих руках. Пустяки.
    По телу прошелся неприятный холодок, и я поспешила обнять себя и поежиться, чтобы избавиться от этого неприятного чувства. Ничего общего с температурой в помещении оно не имело, ведь рядом трещали объятые огнем дрова в камине.
    С завистью посмотрела на весело пляшущие искорки. Вот, кому хорошо и свободно. Они ярко горят, несмотря на то, что знают, что вскоре потухнут. Их короткая жизнь полна волшебства.

    [​IMG]

    – Думаешь, у тебя есть душа? – брови вампира удивленно поползли вверх. – Все, что есть в тебе ценного, – это сильная магия вьюгоцвета.

    [​IMG]

    – Хорошо. Я поняла. После рождения ребенка можете ко мне даже не подходить. Вдруг я вытяну вашу черную душонку, о которой вы так печетесь? А то смотрю, вы сами образец для подражания. Вас, вне всяких сомнений, несправедливо лишили вашего цветка.
    Как только подумаю о том, как он помыкал мною, лишенной свободы воли, как использовал мое тело, решив без моего участия, что ему нужен наследник, руки сжимаются в кулаки. Так бы и въехала по его самоуверенной роже, если бы это могло избавить меня от всех проблем.
    Но мне уже ничего не поможет. Я всю жизнь, сама того не замечая, семимильными шагами двигалась прямиком к краю бездны.

    [​IMG]

    Встала и ушла, от переизбытка чувств позабыв о том, что могу обернуться летучей мышью и в мгновение ока исчезнуть из этого ненавистного места. Пошла своими ногами к выходу, но Влад быстро нагнал меня и ухватил за руку, заставив остановиться.
    – Не много ли ты на себя берешь? Только мне решать, где и когда мы будем видеться. И только посмей хоть заикнуться, что у нас с тобой вышло небольшое… хм-м… недопонимание. Растрезвонишь это всему свету – снова запру тебя, как в подростковые годы, и на этот раз ты не отделаешься одним только иссушением.
    – А вы! Это вы во всеми виноваты! Какого черта заводить детей, если мы друг друга на дух не переносим? – мой мозг уже напрочь отключился, если он вообще у меня был, и я начала махать руками на главу одного из самых могущественных, несмотря на упадок, кланов.

    [​IMG]

    Пресветлая, что я творю? Зачем я пытаюсь достучаться до того, кто не хочет принять очевидную правду, что он – тиран и деспот? Хотя нет, он сам об этом прекрасно знает.
    Весь запал куда-то ушел, стоило только подумать об этом.
    Напрасно я кричу. Ничего нельзя изменить. В лучшую сторону так точно, в худшую – легче простого.

    [​IMG]

    – Куда ты направилась? Мы еще не договорили, – лицо моего мужа отчетливо перекосило от злости и недовольства. Кажется, наша ссора не оставила его равнодушным, раз с него слетела его привычная холодная маска.
    Я уже не слушала, позволяя тьме внутри уносить меня прочь. Закрыла глаза и прислушалась к собственному сердцебиению как к единственной очевидной в моей жизни вещи.

    [​IMG]

    У порога собственного дома я поняла, что не могу зайти. Не смогу улыбаться, глядя в глаза Лилит и Фионе. Они ничем помочь не смогут, только выпотрошат всю душу, пытаясь узнать, что привело меня в такое расстройство. Не смогу смотреть на Тристана, который, кажется, если не полюбил, то привязался ко мне, и осознавать всю степень собственной никчемности.
    Я даже хуже, чем моя мать. Может, она и хотела разрушить весь мир, но мне она подарила несколько лет счастливого детства.
    Я же не могу дать даже этого своему ребенку. Когда он вырастет, я стану для него никем. Никто не будем вспоминать обо мне с теплотой внутри, как я иногда погружаюсь в воспоминания далекого прошлого.
    Прикусив губу, снова перенеслась, ведомая тьмой, поселившейся во мне после посещения того странного сооружения Фионы.

    [​IMG]

    Я и без Влада начала забывать, кто я и где нахожусь. Бывает, что сознание может отключиться на несколько минут или часов, а очнусь я уже в незнакомом месте в нелепой ситуации.
    Как, например, сейчас. В руках у меня была зажженная спичка, которая ждала своего часа, чтобы вспыхнуть с другими деревяшками в кем-то подготовленном костре.

    [​IMG]

    Это не я взяла в руки длинную палку, поджигая ее конец.

    [​IMG]

    И не я начала неумело исполнять огненный танец, больше похожий на ритуал, чем веселое времяпрепровождение.

    [​IMG]

    Сперва я неумело двигала горящими шарами, чуть не подпалив себе волосы и одежду, но остановиться уже не могла. Неведомая сила толкала меня на безумства, заставляя повторять за нечеткими чужими образами в голове движения древнего танца. Не знаю, кто мне посылал эти сигналы и откуда, но я ушла в них с головой.
    Взгляд мой, как завороженный, следил за мерцающим огнем, в котором сосредоточилась вся жизнь. Все чувства и эмоции этого мира находились в моих руках, и только от меня зависело, уроню ли я их, уничтожив все светлое, или смогу разжечь до той степени, что столпы стихии коснутся луны и небес.

    [​IMG]

    Через огонь пришло долгожданное спокойствие и очищение. Я появилась здесь полным сомнений вампиром, а уйду опустевшей и обновленной. Стихия поделилась со мной энергией, чтобы я смогла прожить еще немного, чтобы у меня хватило сил вынести все, что происходит вокруг.

    [​IMG]

    Последний раз покрутив шары, кинула их в догорающий костер.

    [​IMG]

    Он тут же отозвался яростным шипением, принимая мою жертву, и начал разрастаться неестественным синим пламенем, который в любой другой момент заставил бы меня насторожиться, но тогда я была слишком очарована происходящим, чтобы задуматься о природе подобного явления.

    [​IMG]

    Зажмурившись, шагнула в пылающее пламя.

    [​IMG]

    Без изменений
     
    Satyavati, Aavis, Тененбаум и 26 другим нравится это.
  8. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 27 авг 2017 | Сообщение #27
    Спойлер

    Чертовы демоны!
    Я горю. Все внутри объято синим пламенем, уничтожающим все вампирское, что когда-либо было или будет у меня, оставляя после себя лишь давящую на нервы душную пустошь выжженной земли. Черный пепел оседает на гордом вьюгоцвете, погребая его под собой, срывая хрупкие ледяные лепестки, запуская обратный отсчет до… чего?

    [​IMG]

    Я такая дура, Пресветлая.
    Огонь не переродил меня. Те соблазнительные ангельские шепотки, обещавшие спокойствие и рай на земле, на проверку оказались коварными замыслами демонов иного мира. Я не сумела отличить правду от лжи и оступилась. Теперь поздно что-либо менять: внутри меня уже засели тысячи темных сущностей, готовых в нужный час вырваться из моего тела, когтями и клыками прокладывая себе путь наружу. Мой дух недостаточно силен, чтобы удержать их или вовсе вышвырнуть обратно в то измерение.
    Тьма тянется ко тьме. Прав был Влад. На любого другого вампира они бы даже не глянули, а я… я такая же. Наша с ними суть одинакова.
    От этой мысли стало невероятно горько на душе. Я не хочу принадлежать мертвым тварям, но разве это можно оспорить? Разве все мои поступки в жизни не подтверждали это? Каждый мой шаг, каждое слово – все говорило о том, кто я такая. Черная. Темная. И цветок мой отныне не такой чистый и красивый.

    [​IMG]

    Неожиданно накатившая слабость заставила меня схватиться за живот и с страдальческим стоном усесться на ближайшую скамью. Не отдавая себе в том отчета, осторожно пощупала едва заметный намечающийся живот и скривилась от боли.
    Демоны соседствуют с ребенком. Целая стая не знающих добра и сострадания существ, готовых растерзать все на своем пути, погубить тысячи невинных душ, лишь бы выбраться в мир живых и установить здесь свои правила, и один маленький беззащитный вампиренок, еще ни разу не видевший свет.
    И я такой была когда-то. То ли ребенком, то ли демоном.

    [​IMG]

    Прикрыла глаза.
    «Ты слабая, слабая», – нашептывали мне они, но вскоре их темный клубок свернулся до поры до времени и притих.
    Они ждали чего-то. Или кого-то.
    – Я не отдам тебе ребенка, Эак, – вырвалось из меня вместе с очередным вздохом. Я подставила лицо прохладным порывам ночного ветерка, треплющим выбившиеся из прически пряди, и почувствовала, как они вдруг больно захлестали по мертвецки бледным щекам.
    Жнец услышал и остался недоволен.
    – Не отдам, не отдам, – залепетала я, уже слабо соображая, что и кому говорю. Мне было лишь жизненно важно донести до него ту простую истину, что черта с два я позволю взять в услужение малыша. Заберу у него всю тьму, выжгу ее, если потребуется, но он будет принадлежать исключительно миру живых.
    Это меньшее, что я могу ему дать. Мама, наверное, любила меня, но все же оставила мне демонскую кровь, которая не принесла мне никакого счастья. Я же не могу любить своих детей – но избавлю их от схожей участи. Если не я, то пусть хоть они не мучаются по жизни. Я-то уже давно обречена, с самого своего рождения.
    – Не отдам.
    В следующую же секунду мои внутренности едва ли не вывернуло наизнанку.
    – Нет, – мой тихий шепот потонул во мраке.

    [​IMG]

    Очнулась я на краю обрыва с дрожащими руками и слезами на глазах. Провела ладонью по щекам, размазывая по коже соленую влагу, и уставилась вниз, где передо мной раскинулся зеленый лабиринт, утопающий в ночной мгле и изредка подсвечивающийся крохотными огоньками фонарей.
    Красивый мир. Будет жаль с ним расстаться.
    Да, у меня был план. Безумный и ненормальный, не дающий никаких гарантий позитивного исхода, но иного выхода я просто не видела. Никто меня не поймет, но я должна это сделать, я должна хотя бы попытаться все исправить, пока не стало слишком поздно.
    Я думаю, что и я, и ребенок нужны Эаку только живыми, в этом мире, в противном случае проку от нас нет. Он ведь хочет расширить владения своего повелителя, прорваться к нам и поработить все живое, а если не будет нас – не будет и наших страданий, и погруженной в вечную ночь земли. Все станет легким и простым.
    Или разом превратится в адское пекло.
    Две равновозможных крайности.

    [​IMG]

    Чего рыпаться, если судьба и так предельно ясна? Не лучше ли с головой окунуться в бурное течение, прежде чем оно окончательно поглотит тебя, обессиленного глупой борьбой? Не лучше ли умереть по собственной воле, но не покориться обстоятельствам?
    Борьба с Владом не дала никаких результатов. Я все равно оказалась вместе с ним перед свадебным алтарем, побежденная без лишних усилий. Может, я всегда выбирала себе противников не своего ранга, но от этого не становится легче, ведь я все еще продолжаю себя чувствовать никчемной и слабой, несмотря на все мои успехи в освоении вампирской магии.
    Криво усмехнулась, глядя на освещенную тусклым светом свадебную арку. Это было ударом под дых от мироздания, что я сюда забрела, но я уже так устала от всего, в том числе и от своих постоянный страданий, что хочется уже не осесть на землю и зарыдать, а нервно рассмеяться, не то проклиная весь мир, что подарил мне такую гадкую жизнь, не то пытаясь защититься, скрыть истинные чувства.
    Тяжелые веки сами собой сомкнулись, унося меня в сладостный мир потаенных желаний.

    [​IMG]

    Я ведь девочка. Я хотела большую любовь и счастливый дом, но мне никто не смог этого дать. Или я оказалась неспособной ее принять. Но разве мне ее кто-то предлагал? Разве я встретила на своем пути того, кто коснулся бы самого сердца, надежно спрятанного под ледяными лепестками, и сбросил все мешающие жить оковы?
    Пока что у меня лишь одна любовь – музыка. Но за нее нельзя выйти замуж, как и нельзя ее приручить и покорить. Музыка – это нечто особое, не поддающееся объяснению, что доступно каждому, кто умеет слышать душой.

    [​IMG]

    Дальше дорога привела меня к фонтану, на дне которого поблескивало множество золотых монеток и тяжелым грузом оседали несбывшиеся желания. Сколько их услышало это место, интересно? Есть ли надежда?
    А чего гадать? Возьму и проверю.
    – Хочу… – зажмурилась, подкидывая в воздух найденную в кармане мелочь, и с ужасом поняла, что не успела придумать, чего же я так жажду, что готова обратиться к всевышним силам.
    Монетка с громким хлопком шлепнулась о поверхность воды и стремительно понеслась вниз, сливаясь с такими же своими сородичами. А я так и осталась стоять у бортика с приоткрытым ртом и глупо смотрела на уплывшее в никуда желание.
    – Хочу, – только и произнесла я, пальцами крепко сжав бетонное ограждение. Самые заветные желания ведь даже думать не надо, не так ли? Уверена, оно проскользнуло на глубинном уровне подсознания за какие-то доли секунды, а потом юрко сбежало прочь, пока я не схватила его и не вытащила наружу.

    [​IMG]

    Небо серое, грязное, полное отчаянной безысходности. А я так люблю рассветы! Почему никто не зажег его сегодня на небосводе? Мне было важно его увидеть, так же, как и мерно вдыхать солоноватый морской воздух, будто бы в нем я нашла секрет жизни, он стал для меня квинтэссенцией, моей личной музыкой, которую больше никто не сможет услышать, потому что она была здесь, в моем сердце, надежно скрытая вьюгоцветом.

    [​IMG]

    Страшно прыгать вниз. Хочу умереть быстро, а не лежать распластанной на камнях несколько часов в страшных мучениях, дожидаясь, пока жизнь не покинет меня. Слишком высоко, чтобы надеяться на благополучный исход оказаться укрытой волнами, погребенной пучиной воды и навсегда утратившей доступ к столь необходимому организму воздуху.

    [​IMG]

    Рядом нашла заросший камышами пруд и, недолго думая, скинула с себя всю одежду и нырнула в мутную воду, крепко зажимая себе нос и изо всех сил стараясь не всплыть на поверхность. Умирать, так умирать, не хочу оставлять себе и шанса передумать. Для всех, в том числе и для меня с малышом, будет лучше, если мы покинем этот мир. Нам здесь нечего делать.
    Надеюсь, о Тристане кто-то позаботится. Пусть та частица потусторонней крови, что передалась ему от меня, вечно будет дремать глубоко внутри и никогда не даст знать о себе.

    [​IMG]

    Со временем силы покинули меня. Перед глазами все потемнело, а я провалилась в долгожданное полузабытье, где меня ждал…

    [​IMG]

    Влад?
    Муж меня даже в аду будет караулить?

    [​IMG]

    А вот теперь хочется основательно поплакать. Все настолько безнадежно, что я даже помереть спокойно не могу. Я провалила даже столь легкую задачу, так на что я тогда вообще могу годиться?
    Зачем, зачем он вмешался и все испортил? Он хоть понимает, какую силу удерживает на земле? Понимает, как рискует не только собой и своими владениями, но и всем миром? Я ведь второй раз не смогу, мне не хватит смелости сделать финальный шаг – и уйти из жизни. Я слишком долго себя настраивала на нужный лад, чтобы из-за какого-то кретина, по нелепой случайности оказавшегося моим мужем, все рухнуло!
    Демоны рано или поздно вырвутся из меня, и тогда плохо станет всем. Неужели он хочет, чтобы его ребенок жил в аду, который устроила его мать? То, что я не знала, что делаю, когда через огонь принимала в себя темные сущности, не снимает с меня ответственности.

    [​IMG]

    Странно, что несколько часов меня никто не беспокоил. Я провела их в полном одиночестве, со страхом прислушиваясь к каждому шороху и ожидая, когда же в спальню вломится злющий муж и устроит мне разбор полетов за то, что едва не прикончила его долгожданное дитя. Он ведь не станет слушать, зачем я это сделала! Здесь, среди живых, малыш может быть интересен Эаку и его приспешникам, они могут до него добраться, ну а на той стороне он будет никому не нужным духом, который никак не сможет стать частью дьявольских планов. Как, впрочем, и я, но с тем довеском, что со своей смертью я, наверное, смогла бы отправить всех в обратный путь, чтобы не быть бомбой замедленного действия и не угрожать жизням тысяч ничего не подозревающих вампиров и людей.
    Когда мне надоело ждать, я надела обнаруженное аккуратно сложенным на стуле платье и спустилась вниз, к любимому месту мужа в доме – к органу в гостиной. Но и там его не сразу нашла.
    Дал о себе знать он лишь тогда, когда я увлеклась игрой. От музыки меня отвлеки неспешные шаги за спиной и раздавшийся спокойный голос:
    – Дура.
    Развернулся и ушел, больше ничего не сказав. Даже не удостоил взглядом.

    [​IMG]

    – Сам дурак, – пробормотала ему вслед, переходя за рояль.
    На секунду отвлеклась на пикнувший телефон. Издатель отправила сообщение, что полученные за мои книги средства были отправлены прямиком мне на счет.
    Забавно. Никто даже не догадывался, что со мной творилось. Для меня за те несколько часов произошло столько всего, что невозможно забыть, но жизнь ни на секунду не прекращала свой стремительный бег. Никто не будет ждать, пока я снова вольюсь в колею.

    [​IMG]

    И что мне теперь делать, если умереть нельзя? Сидеть, сложив белы рученьки, и ждать, пока демоны вырвутся наружу, убивая все на своем пути, сжигая, проклиная, уничтожая? Молча подставить под удар тех, кто худо-бедно дорог мне?
    Разве я могу равнодушно играть на инструментах, успокаивая душу, когда в любой момент может произойти непоправимое?
    Я – не моя мать, которая готова была (буду честна сама с собой: версия Влада кажется достоверной!) зачем-то пожертвовать мной, а за спиной ласково улыбалась и говорила, что любит. Так, может, то были лишь пустые слова, расходящиеся с действительностью? Может, я себе придумала ее материнские чувства?

    [​IMG]

    Ах, сплошное расстройство! От него может спасти только свежая кровь. Если уж Влад хочет, чтобы я выносила это дитя, так тому и быть, но всю ответственность за то, что у ребенка может быть искалечена судьба, как, впрочем, и у всех на земном шаре, пусть берет полностью на себя.

    [​IMG]

    Посадила прямо у входа в его дом несколько луковиц чеснока, чтобы через пару месяцев они произросли и начали благоухать мужу на радость. Захотелось сделать ему гадость в ответ на то, что расстроил мои планы и сбил все настроение.

    [​IMG]

    Несколько недель я ночевала в его замке. Не потому, что хотела того, просто меня никто не выпускал дальше порога и окон. Всякий раз, как я пыталась вырваться и сбежать, меня встречала магическая преграда, которая не давала мне слинять от бдительного взора молчаливого мужа, хотя остальные вполне спокойно перемещались туда-сюда, будто бы ничего не чувствовали.
    С чистой совестью заняла его любимый гроб. После неудачной попытки самоутопления мне все хотелось делать так, чтобы специально позлить окружающих. Меня пугало, что желание сделать нечто плохое было практически неудержимым, потому что оно было не моим.

    [​IMG]

    Днями и ночами я слышала мерзкий шепот:
    «Слабая, слабая!»

    [​IMG]

    Без изменений
     
    Satyavati, Mentoliko, Aavis и 25 другим нравится это.
  9. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 1 окт 2017 | Сообщение #28
    Спойлер

    Время утратило для меня свое значение. Не могу точно сказать, сколько дней или недель провела в замке у Влада, но, когда он подошел ко мне и сообщил, что я могу вернуться к Лилит, Фионе и Тристану, толком не объяснив причины подобных изменений, я лишь меланхолично пожала плечами, посмотрела на него пустым взглядом и кратко сообщила:
    – Хорошо.
    А изнутри меня разрывали демоны. Я боялась, что они в любой момент могут меня сжечь, оставив на моем месте сплошное пепелище. Особенно остро эти гадкие черные сущности реагировали на мои эмоции, не деля их на радостные или негативные, они просто изнуряли меня, ослабляли, ждали, пока смогут нанести решительный удар и сокрушить все мои внутренние барьеры.
    Я мечтала о свободе, но даже не мечтала о том, чтобы самой стать клеткой. Только сейчас я поняла, что стремилась к невозможному, а все, что было мне нужно, находилось в моих руках, которыми я это и разрушила, даже не моргнув и не заподозрив неладное.
    Мой сын плакал, а я не могла к нему подойти, чтобы объяснить, что наука пользования горшком не труднее игры на планшете, а значит, он с этим вполне может справиться сам, не действуя никому на нервы.

    [​IMG]

    Как назло, где-то рядом, в пределах моей слышимости, Лилит отчитывала несчастную Фиону за отвратительное поведение. Мне было все равно, чем девочка заслужила подобные обвинения, я хотела, чтобы все заткнулись и перестали издавать звуки!
    В моей голове и так беспрестанно бормотали демоны:
    «Слабая, слабая!»
    Хочу выкопать глубокую яму и залечь туда, но получится, что я поддамся, если сделаю это, прогнусь под обстоятельства и снова не сумею за себя постоять. По-моему, в моей жизни было уже достаточно ситуаций, где я проявила свое бессилие, хотя могла не жаловаться на проблемы, а заткнуть рот и что-то сделать.
    Но нет.
    – Слабая, слабая, – эхом повторила за демонами.

    [​IMG]

    – Мама, – всхлипывал Тристан. – Мама!
    Заткнула руками уши и зажмурилась, не желая ничего слышать. Почему Лилит не подойдет к нему, когда он так истошно вопит?
    Зачем я ему вообще нужна на горшке? И почему он, черт возьми, не додумается сперва снять с себя комбинезон, попробовать так сходить по своим делам, а потом уже начинать рыдать, если реально ничего не выйдет?

    [​IMG]

    Лилит с Фионой тем временем мирятся после перепалки. Ну, или готовятся к переходу на новый виток спора.
    – Я ведь не специально, мам, – говорит она несколько пристыженно, но улыбается. Пытается свести все к шутке. – Он сам подкатил ко мне на машине и высунул голову в окно. А я была очень голодной. Блин, ну жив же он остался, в конце концов! Чего ты тут возмущаешься? Лав вот тоже плотоядная, но почему ей можно, а мне нет? И вообще, я прекрасно помню, как ты сама пила кровь из человека на свадьбе!
    – Это другое дело. Ты не должна брать себе это в привычку.
    – Почему, если мне это нравится? Наш господин уже давно закрывает на это глаза, ему ж со всей этой фигней вокруг Вьюгоцветов и ссоры с соседями делать больше нечего, кроме как контролировать вампиров нашей Лощины и угрожающе махать им пальчиком, прося больше так не делать, потому что плохо и неправильно.
    Я их не видела, но отчетливо услышала тягостный вздох Лилит, система воспитания которой только что дала серьезный сбой.
    – Не принято.
    – Кем? Все это делают, мам, кроме разве что Калеба и самого Штрауда. И оба ходят злющие и облезлые. Тебя это не наводит на определенные мысли?
    – Все равно. Ты не Лав, чтобы тебе постоянно сходило это с рук.
    – Но Лав меня защитит в случае чего, – уверенно заявила Фиона.
    Ее собеседница фыркнула.
    – Лав не может защитить даже саму себя. Разве не видишь, какая она сейчас? Несчастная. Беременная. Пришибленная. Лучше даже не лезь к ней, она тебе только спасибо скажет, когда очухается.
    – Мам, мы уже отошли от темы. Я знаю, что я делаю, и я сумею за себя постоять. Поверь, подыхать в ближайшее время не собираюсь, как и нарываться на гнев господина. Собственно, я не уверена, что он на него способен, он тоже какой-то… пришибленный. Как и Лав.
    Я буквально почувствовала, что Лилит закатила глаза. На ее месте я поступила бы так же.
    – Не играй с древним вампиром. Владислаус умеет быть жестоким, как никто другой, и я бы никому не пожелала увидеть его в подобном состоянии. Не нарывайся, Фи.
    – Я не нарываюсь, – порывисто воскликнула она. – Кровавые плоды не такие вкусные, как теплая живая кровь, пульсирующая под их нежной плотью… ммм! А я схожу с ума, меня так и тянет впиться кому-нибудь в шею. Я постоянно хочу пить.

    [​IMG]

    – С тобой невозможно говорить, – голос вампирши зазвучал значительно слабее, будто бы у нее вдруг закружилась голова и подкосились ноги. – Делай, что хочешь, но потом ни на что не жалуйся.
    Разговор затих.
    А я задумалась. Годы изменили не только меня. Ранее веселая и бойкая Лилит с рождением и взрослением дочери и своим замужеством становилась все более и более усталой, огонек в глубине ее глаз потихоньку затухал, оставляя место серьезности и здравому взгляду на жизнь.
    Нелегкие времена нас ждут.
    Особенно если демоны вырвутся наружу. Мне страшно представить, что станет со всеми ними, с Лощиной, уже давно ставшей мне родным домом, с мужем, с семьей Ваторе, с моими детьми. То, что произойдет со мной, понятно даже новорожденному котенку: подохну, да и все тут. Развеюсь в веках, поскольку вряд ли обо мне кто-либо будет вспоминать и горевать.

    [​IMG]

    Почему всем плохо? Разве так должно быть? Разве для этого мы сбились в нашу тесную Лощину, чтобы жить рядом, но быть невероятно далекими друг от друга?
    Почему мы не можем просто обняться и замереть так на несколько микроскопических мгновений, а расходимся по разным углам и переживаем все внутри себя?
    Я вдруг поняла, что была бы не против, если бы кто-то подошел сейчас ко мне, крепко обхватил руками и прижал к себе, забирая с собой всю ту боль, что хитрой змейкой свернулась в глубине души, будь то Фиона, Калеб или даже Влад. Хоть кто-то, кто мог бы подарить мне частичку тепла, которая огненным живым валом обожгла бы черноту тварей преисподней.
    Но нет. Лилит рисует.
    Фиона сходит с ума, переживая непростой подростковый период.
    Калеб занят делами Лощины.
    А Влад… Он просто Влад.

    [​IMG]

    Украдкой наблюдаю за Тристаном. Сама не знаю, зачем это делаю, ведь я столько времени уверяла себя, что мне плевать на его существование.
    А в итоге выходит, что я волнуюсь в том числе и о нем, и о его еще не рождённом брате или сестре. Не хочу даже думать о том, что будет происходить дальше, когда у меня не останется никаких сил продолжать борьбу с незваными гостями моего тела.
    Пока я могу лишь тягостно вздыхать и следить, как мальчик увлеченно тыкает пальцами в планшет и не замечает ничего вокруг, в том числе и меня, затаившуюся летучей мышью в тени. Он уже заметно подрос и окреп, все меньше и меньше напоминает то беззащитное крохотное тельце, каким он был при рождении.
    Пресветлая, пусть его не тронут демоны! Ни его, ни кого бы то еще ни было в Лощине.

    [​IMG]

    В мои мысли вторглись нагло и бесцеремонно. Саммер.
    – Госпожа, я…
    – Тише. Если не можешь решить что-то сама, подойди к Лилит.
    Она покорно опустила голову, признавая мою правоту, и молча удалилась с моих глаз.

    [​IMG]

    Замечательная ночь.
    Я – ходячая бомба замедленного действия с отсутствующим таймером, готовая рвануть в любой момент. Вся моя жизнь перевернулась с ног на голову с самого рождения. Я потеряла всякие ориентиры и запуталась в собственных же принципах и желаниях.
    А так все отлично. Вон, звезды горят.

    [​IMG]

    И кровавые плоды тоже ярко сияют в полумраке ванной комнаты. Фиона отчаянно кривится, но давится ненавистными фруктами, чтобы хотя бы попытаться угодить матери, которая, несмотря на частые споры, остается для нее непоколебимым авторитетом.

    [​IMG]

    А вот того, что потянуло ее к Саммер, я понять не могу. Хотя на такой диете тоже озлобилась бы на весь белый свет и начала цепляться ко всем существам моей весовой категории.
    – Ты чего тут ходишь неприкаянной, когда в доме полно работы? – нахмурилась Фиона в своей привычной манере.
    – Уже практически утро.
    – И что? На улицу выйти не можешь, так внутри потрудись. Пыль, вон, протри или полы помой. А то дышать даже нечем.
    Не дожидаясь ответа, Фи скрылась в ванной комнате, которую в последнее время надежно оккупировала на практически постоянной основе. Уж не знаю, чем ей так полюбились оранжевые стены, которые на меня навевали одну лишь безысходность. При последующем ремонте нужно будет перекрасить.

    [​IMG]

    Саммер с какой-то непонятной радости последовала за ней.
    Юная вампирша резко развернулась и гневно посмотрела на нее. Она не скупилась на оскорбительные взгляды:
    – Эй, что, твой мозг вот такой малюсенький, что ты не можешь понять прописных истин? Иди выполняй свои обязанности! Оставь меня! Отстаньте уже блин все, достали!
    Надо ли говорить, что блондинка буквально испарилась на глазах, выбегая из комнаты?
    А вот Фиону захотелось как следует стукнуть, чтобы научить элементарным правилам вежливости. Даже я не позволяю себе скатываться на оскорбления, так почему она возомнила себя правой делать это?
    Я испугалась этого чувства и снова замкнулась в себе. Демоны заинтересованно зашевелились внутри, внушая мне дикий ужас своей подозрительной активностью. А вдруг?...
    Нет, никаких вдруг! Я не выпущу их до последнего.
    Почему? А черт знает. Я не вижу логики нигде, в том числе и в собственных поступках.

    [​IMG]

    Лилит разбирает карточки с моим сыном. Несмотря на то, что он уже вымахал, как кабан, еле-еле лопочет что-то себе под нос и при этом отчаянно хмурится, будто совершает открытие века. Мне кажется, что он просто придуривается и тем самым привлекает к себе внимание, потому что я неоднократно слышала, как он четко и уверенно говорит.
    – Ми-са? – полными ужаса глазами он смотрел на кусочек картона с красочной картинкой.
    – Миша, – терпеливо поправили его.
    – Ми-са! – радостно воскликнул он и залился громким смехом, от которого мне стало немного не по себе.

    [​IMG]

    Вампирша не была суровым преподавателем, а потому быстро свернула обучение и стала безудержно щекотать своего подопечного и подкидывать его в воздух, наслаждаясь ярким детским восторгом, искренним и чистым.
    Я поняла, что с завистью прислушиваюсь к происходящему. Я все это слышу, но жизнь будто проплывает мимо меня. Почему я не могу так проводить время с собственным ребенком? Что меня останавливает от того, чтобы подойти к этим двоим и вступить с ними в игру, ощущая рядом их радость и тепло?
    Угомонившись и успокоившись, Тристан спросил серьезным тоном:
    – А мама где?
    Поджала губы. Мама страдает от собственной глупости, но ни за что не признается об этом вслух. Уж лучше буду и дальше угрюмо сидеть в стороне, чем резко поменяю линию своего поведения без всяких объяснений и буду отвечать на миллион вопросов от Лилит, что со мной случилось, краснеть перед ней и заикаться, будто в чем-то виновата.
    Демоны случились блин! Часики тикают.

    [​IMG]

    Деньги прибавляются, но какая к черту разница, если в конце концов они обесценятся? Мир накроет мрак преисподней – и никого уже в принципе не будет интересовать нажива. Не знаю, что точно произойдет, но будет очень и очень плохо. Я это чувствую.

    [​IMG]

    – Где мама? – в который раз за вечер повторил Тристан, овладевший-таки премудростями пользования горшком. – Я научился. А ее нет.
    – Она заболела.
    – Где она? – мальчик обиженно надул щеки. Он даже забыл, что пару часов назад вроде как еще не умел нормально говорить. Актер растет, чтоб его! – Если ей плохо, я ее обниму. Вот ты меня обнимаешь – и все проходит. И у нее пройдет. А когда это случится, она сама придет ко мне.
    Тяжелый вздох был ему ответом. Лилит не могла ничего сказать за меня, потому что представить не могла, что творится в моей голове.
    Я все равно не пришла. Детеныш вызывает слишком много ненужных эмоций. Если я с собой не совладаю, всем конец.

    [​IMG]

    Подросший вампиреныш тоже терзает всех обитателей этого дома. После очередного школьного дня она притащилась с почерневшим лицом и глазами, полными жажды крови и убийства, а следом за ней тащился привороженный ею паренек.
    Даже я не на шутку перепугалась из-за ее состояния, что уж говорить о выскочившей на крыльцо Лилит, рванувшей на помощь к дочери, который было заметно плохо.

    [​IMG]

    Но девочка все равно успела полакомиться человеческим экземпляром. По мере того, как она высасывала из него алую жидкость, лицо ее просветлялось, а черты смягчались до тех пор, пока она не выпустила жертву и не отошла в сторону от рухнувшего наземь тела.
    – Без комментариев, – попросила она мать, вытирая губы тыльной стороной дороги. – Мне очень плохо, мам, а еще этот дурацкий проект делать.

    [​IMG]

    И ведь на самом деле тут же приступила к домашнему заданию, кинув на пол все необходимое и усевшись прямо в юбке рядом. Вот это я понимаю ответственность!
    Когда мне плохо, я не способна работать и думать о том, что надо кому-то другому, а не мне.

    [​IMG]

    – Мам, ты специально стоишь над душой? За мной не надо так пристально наблюдать, не маленькая уже. Не помру.
    Конечно же, Лилит переживала и следила за ней, но вместо откровенного признания она заявила:
    – Я здесь всегда рисую. Если тебе нужно было одиночество, могла бы найти другое место.
    Фиона недовольно оглядела раскинувшийся фронт работ, осознала, что при переносе потеряет половину деталей и вообще что-то точно уронит и испортит, так что легче перетерпеть надзор матери и спокойно закончить здесь.

    [​IMG]

    Тихонько подошла к ней, намереваясь помочь. Не с проектом, естественно, ведь с ним она и сама прекрасно справлялась, а просто хотела поговорить. Может, так и для себя что-то проясню.
    – Привет, – улыбнулась ей, осторожно присаживаясь на колени. Я уже была достаточно глубоко беременной, чтобы живот начал приносить дискомфорт в повседневной жизни.
    – Я не хочу сейчас говорить, Лав, – девушка недовольно поджала губы. Кажется, что-то пошло не по плану при выполнении последовательных действий, описанных в инструкции. Выглядело нечто, если честно, на самом деле очень странно, но переделывать что-либо было уже слишком поздно.
    – Я тоже не хочу.
    Так и мы сидели. Молчали. Вышло очень душевно и продуктивно: и я успокоилась, и она.

    [​IMG]

    Вскоре Фиона взялась за письменное домашнее задание.

    [​IMG]

    Она уже не стала возражать, когда Лилит подошла к ней и предложила свою помощь.

    [​IMG]

    Без изменений
     
    Satyavati, Aavis, Тененбаум и 23 другим нравится это.
  10. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 9 окт 2017 | Сообщение #29
    Спойлер

    Мое зрение медленно, но верно скатывалось в темную бездну. Не знаю, было ли это связано со второй по счету беременностью, которая протекала не так гладко, как хотелось бы, и давала о себе знать резкой болью в пояснице и ломкостью в костях, или же с поселившимися по соседству с ребенком сущностями преисподней.
    Вот, например, рядом со мной сидела Фиона. Я ее различала по голосу, по цвету, даже видела черты лица, но вот стоило ей отойти на пару шагов назад – все, передо мной странное опознаваемое по косвенным признакам пятно. Скоро должны прийти заказанные мною очки, и я снова увижу мир в прежних красках. А то смешно даже: создание ночи, способное быстро регенерировать, страдает от проблем со зрением! Это само по себе абсурдно, но случилось со мной. Может, из-за того, что кровь моя не так уж и чиста?
    – О чем задумалась?
    Со мной сейчас говорила не Фиона-девочка, а та самая Фиона, с которой я познакомилась в пещере, девочка из загадочного мира Кракена, перерождающихся душ и Пресветлой. Эта игра в ней закрепилась настолько, что стала неделимой частью ее личности, причем «переключалась» она в иной режим только тогда, когда была уверена, что никто нас не подслушивает. Все было очень странным, я даже начала подозревать, что та история может оказаться сущей правдой.
    Если во мне сейчас заперты тысячи демонов, почему не может существовать Кракена?
    – Да так, ерунда, – пожала плечами. Никто не был в курсе моего интересного положения. Я не хотела никого волновать, да и не знала, как правильно преподнести эту информацию. Не могу же я созвать всех в одном месте, встать на стул и гордо продекламировать: «Я скоро сдохну и, кажется, выпущу наружу толпу демонов, которые быстро устроят апокалипсис человеческому и вампирскому сообществу. Но вы не переживайте».

    [​IMG]

    В противовес моим словам чужая черная магия резко потянула меня в сторону и приподняла над полом, вырываясь из каждой клеточки моего многострадального тела и устанавливая над ним свой контроль. По венам вместо крови заклубилась тьма, а меня саму будто бы разорвало на части.

    [​IMG]

    Мне стало очень страшно, поскольку я продолжила осознавать происходящее, отдавала себе отчет в собственных действиях, но никак не могла на них повлиять. Мозг суматошно посылал конечностям импульсы, которые могли бы заставить двигаться в нужном мне ключе, если бы не гораздо более могучая сила, очень не вовремя решившая продемонстрировать свои способности.
    Фиона вскочила на ноги следом за мной и замерла. Взгляд ее в панике пробежался по всей комнате, но не нашел, что может мне помочь.
    – Лав? – с ужасом вопрошала она, не привыкшая к подобному зрелищу.
    Хотела бы я ей ответить.
    «Слабая, слабая. Мы тебя покорили».
    Подавилась бы слезами, если б мне позволили это сделать. Мне стало невероятно обидно за себя. Пришли они тут, угрожают, обзывают, а я их даже не звала. Обидно и очень грустно. А еще меня бесит, что они абсолютно правы: нет во мне силы, нет внутреннего стержня, иначе давно избавилась бы от них.
    Неужели проиграла? Так быстро?
    Нет, раз я еще здесь, значит, борьба еще продолжается. Может, тело мое давно сдалось, но дух полон решительности довести мучителей до той степени, что они сами начнут молить отправить их обратно в преисподнюю. Конечно, если поразмыслить как следует, этого никогда не произойдет, но помечтать-то можно!

    [​IMG]

    Меня плавно опустили вниз, но все еще управляли каждым моим вздохом.
    Я аж похолодела от мысли, что они просто-напросто могут перекрыть мне доступ к кислороду, и все закончится в считанные минуты. Но они почему-то медлят, у них ведь уже было столько возможностей сделать это и не мучиться со мной, начать свою военную экспансию гораздо раньше.
    Они ждут чего-то, раз еще не убили меня?
    Губы сами собой начали не то нашептывать, не то напевать мотивы жуткой мелодии, похожей на древнее заклятие, которое использовали в незапамятные времена при проведении особо жестоких ритуалов. Я точно не могла знать эти слова, но, тем не менее, я их произносила, чем немало шокировала впавшую в ступор Фиону.

    [​IMG]

    Когда я закончила, прямо передо мной из вихря тьмы возник мой ужин. Я почувствовала, что твари преисподней снова затихли, так что уже сама впилась клыками в нежную кожу. Не нужно было повторять дважды приглашение отобедать.
    Зачем они устроили этот показательный цирк? Я ведь и так знаю, на собственной же шкуре чувствую, насколько они сильны. Понятия не имею, как умудряюсь до сих пор держать их в запертой клетке. Если бы они хотели вырваться на свободу прямо сейчас, они бы сделали это играючи.
    Так почему же медлят? Чего они хотят?
    Или… кого? Может, Эак с ними заодно, а он ведь мне столько твердит о Тристане!
    А, ладно, черт с ними со всеми, все равно ни спросить мне не у кого, ни поделиться переживаниями не с кем, потому что любой примет меня за сумасшедшую, и так на меня странно косятся после попытки утопиться. Признаю, я погорячилась, но с кем не бывает. Не казнить же меня за это.

    [​IMG]

    – Фи, молчи о том, что увидела, – попросила у все еще в удивлении пялящейся на меня девочки. Реакция у нее никакая, и мне это не понравилось. А что, если бы демоны приказали мне напасть на нее? Я бы не смогла воспротивиться, а она была такой легкой мишенью! – Я просто…
    – Что просто? – тут же «отмерла» она, почуяв интересную историю.
    – Ничего. Забудь. Лилит пока моет Тристана, но уже скоро должна спуститься к нам. Ты улыбаешься и делаешь вид, что ничего не произошло. Не нужно волновать ее лишний раз, ладно?
    Фиона ну очень недовольно глянула на меня, но мое сердце даже не дрогнуло. Ну не могла я ей ничего рассказать, как бы ни хотела переложить часть ответственности на чужие плечи. Она всего лишь запутавшийся в жизни подросток, кем бы себя ни позиционировала в своих историях, и я не могу на нее взваливать такой груз.

    [​IMG]

    Она никому ничего не рассказала, как я и просила.
    На другой день ко мне явилась другая проблема. Это было неожиданно, поскольку я уже начала думать, что муж обо мне попросту забыл: сперва наигрался, поженился, обрюхатил, а потом можно и забыть о моем существовании. Я не жаждала его внимания, но мне все равно было очень обидно, что он так легко смог забыть о собственной жене. Единственной. Первой.
    – Очки? С каких это пор ты стала их носить?
    – С сегодняшних, – резко ответила, будто бы воздух тут перед ним рубила. Даже не обернулась, продолжая пялиться в экран монитора. У меня тут, между прочим, выгодная сделка горит. Конец света по расписанию, но здесь и сейчас деньги нужны всем. От своего мужа я все еще не собираюсь брать ни копейки, здесь я непоколебима. – И могли бы сперва поздороваться.
    – Добрый вечер, дорогая жена. Рад слышать в твоем голосе энтузиазм от встречи со мной.
    – А я буду безмерно рада, если вы сделаете мне одолжение и присядете за стол, а не будете стоять над душой. Я уже заканчиваю.

    [​IMG]

    К моему удивлению, он послушался. Но говорить, к сожалению, меньше не стал.
    – Я хотел бы…
    – Я занята!
    Покосилась в его сторону. Его сиятельная персона чуть не поперхнулась от возмущения, но он лишь молча поднялся обратно на ноги и выскочил из комнаты, забрав с собой все свое недовольство.
    Я улыбнулась. Хорошо быть беременной, а иначе ведь меня бы уже давно схватили за шкирку и показали, кто здесь может быть занятым. Ради этого момента, наверное, стоило вытерпеть массу неудобств, которые неизбежно сопровождают такое состояние. Видеть Влада готовым разорвать меня на части, но не имеющим возможности сделать это, оказалось настоящей усладой для души.

    [​IMG]

    Оказалось, что он пошел и разрушил замок Тристана, пока тот залипал в свою любимую игру. Даже не заметил творящегося рядом погрома!
    И хорошо. Скандала можно избежать, если Саммер успеет вовремя и незаметно все починить.

    [​IMG]

    Хотела было попросить Лилит увлечь чем-то ненадолго моего сына, выгулять его, например, чтобы он уж наверняка не обернулся и не заметил ничего, вошла в гостиную и замерла как вкопанная.
    – Калеб?
    Он криво усмехнулся. Несмотря на то, что мы все вместе так давно не собирались, атмосфера в комнате царила напряженная. Лилит и Фиона старательно прятали от меня глаза, будто скрывали что-то.
    – Рад тебя видеть, Лав, – он привстал, чтобы взять меня за локоток и увести на улицу. – Но с тобой хочет поговорить господин.
    – Что случилось? – я заозиралась по сторонам.
    Никто не ответил.

    [​IMG]

    Вампир помог мне спуститься по крыльцу вниз, придерживая за локоть, за что я была ему крайне благодарна. Первое время в очках мне приходилось туго на ступенях, поскольку край оправы скрывал мне часть обзора. Я тупо переставала видеть, куда наступаю, если держала голову прямо, как привыкла, а не смотрела себе под ноги, и возникало ощущение, что я вот-вот поздороваюсь с землей. На поздних стадиях беременности это чревато неприятными последствиями, а если с ребенком что-то случится, то и Влад открутит мне голову, из которой фонтаном брызнут порождения тьмы, и я сама буду еще долго терзаться муками совести. Он же плоть от моей плоти, моя кровь, житель моих внутренних полостей в последние девять месяцев, я просто не могу оставаться к нему абсолютно равнодушной. Да и не хочу. В свете последних-то событий. Он, как и Тристан, должен стать моим продолжением, и единственное оставшееся мое желание, чтобы уж они-то научились видеть счастье в этой жизни.
    Медленно подошла к замершему у тележки с цветами Владу. Калеб вновь скрылся внутри дома, тактично оставив нас вдвоем.
    Губы моего мужа зашевелились, чтобы что-то произнести, но я вдруг подалась внезапному порыву и спросила:
    – Вы уже придумали имя малышу?
    Он удивился, уставившись на меня, как на диковинную зверюшку. Видимо, посчитал, что меня это в принципе не должно волновать, учитывая мою «увлеченность» воспитанием Тристана и особую «любовь» к детям.
    – Марцио.
    Я закашлялась. Он что, окончательно тронулся умом? Это откуда он выкопал такое имечко? Мне оно вообще не нравится. В нем нет ни изящества и простоты Вьюгоцветов, ни тем более величия Страстоцветов, его произнесешь, скривишься и тут же забудешь, потому что оно неправильное. И уж явно оно не подходит моему ребенку.
    – Моего сына не будут так звать. Ни за что.

    [​IMG]

    Влад тихо коротко рассмеялся. Не злобно, как любил, и даже не укоризненно, а так, по-доброму, по-домашнему, будто мы не стояли посреди улицы, где нас могли увидеть и услышать, а сидели в его темной и кровавой, но безумной уютной гостиной. Он бы ловко перебирал пальцами по клавишам органа, сосредоточив на нем все свое внимание и даже, может быть, позабыв обо мне, а я бы полулежала рядом на кушетке, придерживая пальцами бокал красного вина с примесями живой крови, и смотрела на его сосредоточенный профиль лица, на глубоко залегшие тени, делающие его взгляд как никогда хищным, на длинные тонкие пальцы, идеально созданные для музыки, и украдкой бы мечтала, чтобы он вдруг запел, наполняя комнату звуками своего низкого с легкой хрипотцой голоса, который всегда оказывал на меня особое благотворное воздействие.
    Его ледяные руки легли мне на живот, но, вопреки всякой логике, даже сквозь плотную ткань платья я почувствовала исходящие от его ладоней волны жара.
    – Почему вы смеетесь? – шепотом поинтересовалась у него, боясь даже пошевелиться. Когда он зол, я знаю, чего от него ожидать, но сейчас он был предельно спокоен и расслаблен. Оно и не удивительно, выпустил весь пар на детской игрушке. Кстати, зачем? Слишком уж неуравновешенный для его сиятельной персоны поступок.
    А вообще, Влад и смех – вещи взаимоисключающие. Он не должен так делать, это против моих представлений о нем.
    – Это девочка. Амира.
    В недоумении посмотрела на него. Я почему-то вбила себе в голову, что у меня снова обязательно будет сын, ведь иное даже предположить нельзя. Владу нужен наследник, крепкий парень, а не нежная хрупкая девушка, не способная нести на своих плечах бремя возрождения могущественного ранее клана. Ее, как и меня, никто не будет воспринимать всерьез.
    – Мне еще раз нужно будет рожать? – в моем голосе не прозвучало того ужаса, который был бы уместен в данной ситуации, а лишь сдержанное отчаяние и смирение. Ну, надо, так надо. Трудно представить, что что-то может быть хуже демонов, хотя я предполагаю, что в следующий раз просто подохну, не выдержав всего этого. Муж, наверное, не видел, но у меня сейчас мелко подрагивали руки и ноги, еле держа меня в вертикальном положении. Очень хотелось опереться если не о него, то хотя бы о стенку. Перед глазами периодически все меркло: кроме того, что мое зрение конкретно село, я еще видела подозрительные вспышки и мутные пятна, а то и двух Владов сразу.

    [​IMG]
     
    Aavis, Satyavati, Mentoliko и 22 другим нравится это.
  11. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 17 окт 2017 | Сообщение #30
    Спойлер

    Мужчина долго не отвечал. Ладонью он медленно провел выше по моему телу, не сводя с меня пристального обволакивающего взгляда, остановился только тогда, когда достиг лица, и едва заметно погладил мою щеку, чем вызвал ворох мурашек по спине и судорожный вздох. Я вся напряглась в ответ на эту невинную ласку, готовая в любой момент к возможному подвоху. Ну не бывает он настолько терпелив! Как и я не бываю такой… послушной и спокойной.
    – Возможно. Но не в ближайшее время, когда ты бледнее самой смерти.
    – Вы ведь не можете признать девочку наследницей, – улыбнулась ему, чувствуя себя не в своей тарелке. Уже и не помню, когда мы в последний раз стояли и вполне нормально разговаривали, не спеша обвинять друг друга во всех смертных и не очень грехах. Думаю, если бы он сейчас начал общаться со мной в своей излюбленной манере, я бы вспыхнула, но пока он был невероятно галантен. Неужели задумал гадость?
    Невольно вспомнились напряженные лица Фионы и Лилит. Что-то определенно случилось, и я об этом пока еще не знаю.
    Мне это не нравится.
    Пальцы Влада так и не отлипали от моего лица. Он будто глубоко о чем-то задумался, неосознанно поглаживая меня. Это было… дико.
    – Кто тебе сказал, что не могу? Именно ею она и будет. Необязательно быть мужчиной, чтобы править, Лавиния, но нужно иметь должную смекалку и железный стержень внутри, что зависит не от пола, а от полученного воспитания.
    – Даже ум? – фыркнула я.
    Моя дочь не может уродиться беспросветной дурой, – пожал плечами Влад.
    – То есть вы намекаете, что моя может?
    Вздохнула. Так, Лав, спокойно. Вы говорите об одном и том же живом существе, о вашем общем ребенке, которого никак нельзя разделить.
    – Все, ладно, – прервала саму себя, не дав ему вставить ни слова. – Лучше скажите, как вы все понимаете, кто обитает в моем животе? В прошлый раз Лилит вычислила Тристана, в этот – вы девочку. Я не понимаю. Я ничего не чувствую.
    – Молодая еще, – пожал плечами Влад. – Скоро начнешь различать, как и все. От вампирят в утробе матери так несет зарождающейся магией, что удивительно пройти мимо и не узнать, кто там внутри. Они уже до рождения очень настойчивые. Закрой глаза и прислушайся к тому, что вокруг тебя.
    Снова послушалась его.
    Вздохнув, направила мысли в нужное русло, но сама же себя и одернула: муж говорил про ощущения, а не рациональное восприятие мира. Мне стало так обидно, что все они чувствуют мое дитя, а я нет. Фиона, наверное, тоже нет, но от этого не становится легче. Я ведь должна быть первой и в идеале единственной, кто должен это делать, так было бы правильно и естественно.
    Бесят.
    Какого черта вообще происходит?
    Муж подошел ко мне вплотную и шепнул на ухо, опаляя его своим горячим дыханием:
    – Калеб сегодня заберет Тристана.
    Я вздрогнула, резко распахнув глаза и кинув на него ошалевший взгляд.
    – Зачем?
    Влад больше не смотрел на меня, вместо этого он отвел свой взор и твердо приказал Калебу явиться сюда.

    [​IMG]

    – Зачем ему Тристан? – повторила свой вопрос.
    Муж мне не ответил, отвернувшись спиной и обратившись к быстро оказавшемуся рядом Калебу. Что он говорил, я не расслышала, хотя стояла совсем рядом, буквально в шаге от них, и тихо зверела, хватаясь ладонями за лицо в надежде прервать просящийся наружу поток темных ругательств демонов.
    – Зачем? – всплеснула я руками, при этом едва не расставшись с собственными пальцами, поскольку заехала ими прямиком в почтовый ящик.
    Потерла пострадавшее место, обиженно глядя на мужчин, которые в упор не обращали на меня внимания.
    Какого вообще им понадобился мой сын, к которому я худо-бедно привыкла за последние годы? Да я представить себе не могу, что в моем доме больше не будет бегать нечто, свободно пролезающее под стол, и громко плакать и орать, призывая меня при любой удобной и не очень жизненной ситуации. Да он весь город к чертям разнесет, если ему не предоставить вовремя меня! А его хотят забрать!
    Он мой ребенок. Мой, только мой, и Влад не имеет на него никаких прав!
    – Тристан останется здесь, – уже более спокойно заявила я. Как ни странно, это произвело нужный эффект: собеседники сразу повернулись ко мне.
    – Нет, – жестко припечатал Влад. – С тобой и Лилит мальчик совсем отбился от рук. Ему необходимо мужское воспитание.
    – Почему вы решили за меня, как будет лучше моему сыну? Вы не имеете к нему никакого отношения. Только я могу распоряжаться его жизнью до тех пор, пока он не будет официально признан совершеннолетним, – я надеюсь, что из моих глаз так и сыпались яростные искры и метались молнии, потому что я на самом деле была рассержена и изо всех сил старалась произвести нужное впечатление.
    С невозмутимым видом он засунул руку в карман своего наряда и извлек оттуда аккуратно сложенные листы, своим взглядом намекая мне, что подобного он и ожидал от меня, а потому подготовился, чтобы иметь непоколебимые аргументы в свою пользу.
    Настороженно приняла у него стопку и тут же чуть ее не выронила, пошатнувшись и одним только чудом сохранив равновесие. Закашлялась, будто бы вокруг отчаянно не хватало воздуха, которым можно было дышать.
    – Все вопросы отпали? – все так же хладнокровно уточнил муж, будто бы не он пару минут назад вел себя крайне странно: смеялся, проявлял ласку… Нет, меня точно заглючило. Такого быть не могло.

    [​IMG]

    – Я подам на развод, – ляпнула прежде, чем успела подумать, и сама же испугалась.
    Если раньше я отчаянно не хотела замуж, то теперь начала понимать, что брак меня не особо напрягает, учитывая, что нам обоим по большей части все равно друг на друга, а ложе делить вполне можно и раз в пару лет, когда ему снова приспичит завести еще несколько детей. Если к тому моменту я еще буду жива, как и мир вокруг меня.
    В общем, не хочу я разводиться, потому что от статуса действующей супруги толку больше, чем от бывшей жены, а мне нужна его защита. Раньше времени помирать желания нет.
    – И полностью потеряешь на него права.
    Он говорил о Тристане, которого без моего ведома усыновил. Это была вторая сторона его могущества и власти: только он и мог так поступить, никого не предупредив и даже не поставив сразу в известность официального и единственного попечителя ребенка.
    Выразительно посмотрела на Калеба, намекая, что кому-то пора честь знать. Я не хотела продолжать разговор с мужем при нем.
    Тот понятливо усмехнулся и испарился.

    [​IMG]

    – Зачем все-таки вы это устраиваете? – отвернулась от него и с глухим стоном потерла виски. – Сидели бы в своем замке, играли на органе и не замечали, что происходит вокруг. И не было бы вам никакого дела ни до меня, ни до Тристана, ни даже до еще не родившейся девочки. Вам же всегда было все равно! Что изменилось сейчас?
    Тишина надолго нависла над нами, давя своей пугающей пустотой. Я прикрыла глаза, переваривая в себе все открытия сегодняшнего невероятно долгого и трудного дня, и до боли укусила губу, потому что вслед за злостью пришли готовящиеся вырваться слезы.
    Я невероятно устала от всего. Просто оставьте меня в покое и не трогайте. Дайте мне забиться в свой гроб и неделями не вылезать оттуда, оставшись наедине с собственными мыслями… и демонами.
    – Мне никогда не было все равно, – холодные мужским ладони легки мне на плечи, заставляя выпрямить их и встать ровно. Я сама не заметила, как ссутулилась в попытке защитить себя и свое личное пространство. – Никогда, Лавиния.
    Меня резко замутило и закачало из стороны в сторону, будто бы я стояла не на твердой почте, а на плывущем по волнам корабле. Сперва я думала, что это мир вокруг начал волноваться и колебаться, охваченный заскочившим в наши края землетрясением, но вскоре поняла, что тряслась здесь только я, охваченная собственным внутренним ужасом. Не знаю, подействовали на меня так его слова или в общем мое состояние.
    Влад подхватил меня на руки, словно пушинку, и занес внутрь дома. При всей его внешней худощавости он был очень сильным.

    [​IMG]

    Несколько минут я приходила в себя, устроившись на стуле у шахматного стола и наблюдая, как мужчина ведет сам с собой неторопливую игру, то и дело поглядывая на меня.
    – Стало лучше? – поинтересовался он и с грохотом опустил фигурку на доску. Я вздрогнула от неожиданности.
    – Да.
    Я вдруг оробела перед ним: он смотрел пристально, прямиком мне в глаза, не испытывая по этому поводу никаких неудобств. Хотя с чего бы ему? Он здесь единственный хозяин положения, а не измотанная нервная я.
    – Тогда слушай меня внимательно. Возможно, я должен был прояснить это раньше, чтобы сейчас не возникало подобных вопросов. Меня волнует все, что так или иначе связано с тобой, независимо от сложившихся обстоятельств или наших с тобой текущих отношений. Ты можешь думать обо мне и моих поступках что угодно, постоянно искать подвох и не доверять, но я единственный в этом мире, кому ты можешь подставить спину. Мне нужно от тебя ровно то, что ты можешь мне предложить, а взамен я способен дать тебе все, на что способен уже я. Все, что в моих силах, Лав, – повторил он, пытаясь вдолбить мне это в голову, но верилось мне слабо. – Ни один вампир на всем белом свете не посмеет тронуть тебя. Ты можешь свободно передвигаться по моим владениям и не бояться внезапного нападения от своих и чужих, поскольку за тобой постоянно следуют мои лучшие тени. У тебя есть все необходимые условия жизни, привычная тебе еда и семейка Ваторе рядом, послушная любому твоему слову и готовая дать совет в трудную минуту. В твоего сына никто не посмеет тыкать пальцем и называть его бастардом за спиной или прямиком в лицо, поскольку я его официально признал. Усыновил. Я готов даже назвать его своим наследником, если у нас больше не будет детей, а Амира по каким бы то ни было причинам не справится с возложенной на нее задачей. Я его отдаю сейчас Калебу и мужу Лилит не потому, что хочу отобрать у тебя навсегда сына. Он будет жить через дорогу, ты сможешь видеть его хоть каждый день, если возникнет такое желание. Мальчишке на самом деле необходима твердая рука и несколько хороших подзатыльников, чтоб выбить из него всю девичью дурь. Он носит имя твоего клана, и ему его возрождать, что само по себе непросто, учитывая вашу отвратительную репутацию в мире. Он – твоя единственная надежда, ведь ты не справишься с этой задачей. Ты слишком слабая.
    У меня снова закружилась голова, поскольку демоны подхватили знакомый мотив:
    «Слабая, слабая!»
    – Как видишь, я делаю все для тебя, даже то, о чем ты и не задумываешься. Мне кажется, что я более чем хороший муж, в то время как ты – отвратительная жена, – подытожил Влад.
    – Почему вы тогда продолжаете меня терпеть? – севшим голосом спросила у него. Пришлось сперва откашляться, поскольку слова не лезли из горла.
    Он надолго замолчал, прожигая меня насквозь своим взглядом, зарываясь им в глубины моей души и вытаскивая на поверхность то, что было неведомо даже для меня. Тем не менее, несмотря на эффектную паузу, ответ был простым и скупым:
    – Не знаю.
    Я разочарованно вздохнула. Понятия не имею, что хотела от него услышать, но только не это.

    [​IMG]

    Обдумать его слова как следует не успела, поскольку я вдруг поняла, что начала рожать.

    [​IMG]

    Со мной начало твориться нечто странное: меня замутило, закачало. Я начала слышать то, что находилось далеко от меня, и видеть то, что было мне недоступно с закрытыми глазами. Мир будто перевернулся с ног на голову, извратив все мои чувства.
    Вот Тристан, ложась спать, что-то лепетал Саммер:
    – А я сегодня сломал свой замок. Я хотел заплакать, но пришел муж мамы и сказал, что я – защитник! И я не могу плакать. И никто не будет его чинить, пока я сам не научусь, потому что я должен отвечать за свои поступки. Так он сказал! И я отвечаю, правда? Я молодец, да? Я ведь ему понравился? А мама где? Она знает, как ей повезло, что ее муж – мужчина? Я должен ей сказать, если не знает. Где она?
    Он завозился в кроватке, намереваясь вскочить на ноги и немедленно направиться на мои поиски, но вампирша удержала его силой, подоткнутым одеялом и интересной сказкой на ночь.

    [​IMG]

    – Ты куда вскочила? – муж недовольно нахмурился.
    С трудом сфокусировала взгляд на нем, вернувшись в собственную реальность.
    – Мне нужна Лилит. Я скоро рожу.

    [​IMG]

    И снова повторилась история, произошедшая несколько лет назад с Тристаном. Я сидела и медитировала, выгнав всех прочь до поры до времени, потому что окружающие меня только бесили. Мне нужно было побыть одной.
    И дышать. Глубоко и медленно.
    Я сейчас была настолько уязвимой, что демоны легко могли вырваться наружу… или вселиться в девочку. Ни того, ни другого я допускать не хотела, поэтому напряглась до такой степени, что желваки заходили по лицу, а ногти до крови процарапали нежную кожу ладоней.
    Кажется, твари лишь издевались надо мной, выматывали до предела, но не собирались покидать свое временное пристанище. По крайней мере, не сейчас.

    [​IMG]

    Родилась Амира, как и предсказал Влад.
    Вот только второй ребенок был шоком для нас всех. Никто ее не чувствовал и не ждал, как и не был готов к ее появлению. Пришлось в спешке достать запылившуюся кроватку Тристана, как следует протерев ее, чтобы уложить туда Эшу.
    Дурацкое имя, но кто спрашивает у только что родившей женщины, не ожидавшей подставы в виде двойни, как назвать вторую?

    [​IMG]

    Несколько часов я приходила в себя. Когда очнулась и поднялась, сопротивляясь охватившей тело слабости и головокружению, увидела дико непривычную для себя картину. Влад склонился над колыбелькой Амиры и с невообразимой нежностью смотрел на нее, будто бы впитывал ее пока еще непонятные черты маленького личика, осторожно касался и гладил по пухленькой щеке, а девочка будто бы неосознанно стремилась к нему, протягивая ручки навстречу, когда он вдруг отдалялся.
    Я улыбнулась и расслабленно облокотилась о стену, замерев так на пару тянувшихся целую вечность минут, наблюдая за мужем и дочерью. Наверное, так и должна выглядеть нормальная семья, которая могла бы быть и у меня, если бы муж не был таким самонадеянным тираном. В любом случае, я надолго запомню это мгновение спокойствия и умиротворения. Стояла бы так и дольше, если бы Эша не заплакала и Влад не дернул бы голову в ее сторону, заметив, собственно, и меня.
    – Давно проснулась?
    – Только что.

    [​IMG]

    Плавно переместилась ко второй дочери, чтобы хоть раз прижать ее к себе. Даже не знаю, откуда во мне вдруг взялась эта потребность, но непреодолимая тяга заставила меня подойти к колыбельке и аккуратно взять малышку на руки, не особо умело придерживая ее за голову. Она, как назло, беспокойно заворочалась, чем-то недовольная, и мне пришлось крепче ее обнять, хоть и я боялась надавить слишком сильно.
    Пока я внимательно рассматривала свою дочь, Влад не терял времени даром.
    – Я не успел тебе сказать. Я забираю Амиру к себе вместе с Лилит, чтобы она воспитала ребенка. Без твоего влияния.
    Он даже не дождался, пока я подниму на него шокированный взгляд, полный непонимания и какого-то странного отчаяния, и растворился в черных туманах вместе с девочкой.

    [​IMG]

    Мне пришлось положить Эшу обратно, потому что руки вдруг затряслись. Я боялась не удержать ее и уронить.
    – Зачем? – растерянно шепнула туда, где еще несколько секунд назад стоял муж.
    Я ее даже ни разу толком не видела. Только мельком, издалека.
    Разве… разве так делается?
    Я бы изменилась. Я бы смогла. Мне больше не за чем доживать свои последние дни, месяцы, может, если повезет, годы. Я бы нашла в них обеих смысл.

    [​IMG]

    Но у меня осталась одна Эша, которая никому, видимо, не нужна, даже собственному отцу, раз тот так уверенно выбрал из них двоих только Амиру.
    Мне больше никто не даст очередной шанс.
    Со злостью швырнула дневником в стену, безжалостно распотрошив его и оставив на обоях заметную вмятину.
    Пошли все к черту!

    [​IMG]

    Без изменений
     
    Satyavati, Mentoliko, Энтариэль и 22 другим нравится это.
  12. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 27 окт 2017 | Сообщение #31
    Спойлер

    – Он забрал моего ребенка, – бормотала я, сжав кулаки и с ненавистью уставившись на них, будто бы передо мной сейчас был тот, кого я отчаянно желала уничтожить.
    «Забрал», – эхом откликнулись демоны в моей голове. – «Но ты ничего не сможешь с ним сделать».
    – Могу! – горячо воскликнула я, не желая признаваться в собственном бессилии.
    «Не можешь. Слабая. А мы, мы можем».

    [​IMG]

    Да, я начала разговаривать с темными сущностями. Я все еще нахожусь в здравом уме и трезвой памяти, сама отвечаю за все мои мысли и поступки и ответственно заявляю, что добровольно веду с ними продолжительные беседы долгими днями, когда хочется выть от отчаяния и сдирать ногтями кожу с израненных ладоней, чтобы чувствовать жизнь внутри себя, ощущая легкие отголоски физической боли, которая не дает мне утонуть в неистовом море другой, гораздо более тяжелой и изматывающей, душевной, из-за которой каждый новый вздох уже не в радость, которая подавляет любые зародыши эмоций и делает меня похожей на красивую, но пустую куклу.
    – Почему он так со мной поступил? Почему он не мог дать мне последний чертов шанс?!
    Я медитировала, но, вопреки всему, это не приносило должного облегчения, а все больше и больше напрягало измученное продолжительной бессонницей тело. Вместо того чтобы легонько коснуться, я до крови расцарапала себе ладонь, сломала несколько ставших внезапно хрупкими ногтей, тщетно пытаясь стянуть с себя дурацкое обручальное кольцо, которое, казалось, намертво прилипло к моему пальцу. Жаль, мне очень хотелось от души швырнуть его обо что-то и злорадно потоптаться на месте, перенося на несчастный объект все свои чувства, которые я в данный момент испытывала к мужу.
    Он не мог! Не мог! Он вешал лапшу на уши, что на многое готов ради меня, а в итоге ударил тогда, когда я меньше всего того ожидала.
    А я ведь…
    Запнулась. Что я?
    Кажется, я наконец поняла, что для меня значит любить. У меня не атрофировано это чувство, что бы я раньше ни думала на этот счет, иначе меня бы так не задела сложившаяся ситуация. И я даже не знаю, что злит меня больше: то, что у меня отобрали двух детей, или то, что Влад отказался от столь очаровательной малышки, будто бы от ненужной ему обузы, почему-то решив, что только Амира способна продолжить его линию, а Эша так, лишний балласт, который можно оставить мне.
    Перед лицом сразу же возникло умиротворенное личико дочери, у колыбельки которой я провожу большую часть своего времени, пока Саммер занимается делами по хозяйству, а Фиона отчаянно пытается найти баланс между учебой и посильной помощью мне. Я поняла, насколько неоценимой была помощь Лилит, когда она делала за меня практически все, а мне только и оставалось, что иногда по настроению покормить Тристана, покачать на руках и снова отдалиться на максимально возможное расстояние.
    Как странно, что теперь я сама по доброй воле приближаюсь к ребенку. Не для того, чтобы заткнулась наконец и прекратила орать на всю округу, а потому, что хочу ее утешить, сделать так, чтобы ей было хорошо, всегда тепло и сыто.
    Улыбнулась.
    А ведь в моем сердце, которое все так же продолжает размеренно биться, но отныне наполненное смыслом, хватает места для всех троих. Несмотря на демонов внутри и грозящую всем опасность, я чувствую себя как никогда живой.
    А Влад взял и отобрал у меня две трети моего тихого счастья.
    «Мы можем отомстить ему. Все вместе», – шептали сущности преисподней, почувствовав мою слабину, нащупав ту трещинку, надавив на которую можно было разрушить все сразу.
    Хотела ли я мстить мужу?
    Вернуть Амиру – да. Тристана – возможно, я ведь сама уже поняла важность его обучения, но спать-то он мог бы в родном доме, а не под чужой крышей!
    Но мстить Владу? Как-то не хочется. Я уже привыкла, что он всегда сильнее меня, что бы ни произошло. Да и, в конце концов, он ведь мой муж, я не должна желать ему зла.
    «Слабачка. Он бы на твоем месте даже не думал».
    – И что? Мне просто нужно вернуть Амиру так, чтобы сохранить с ним более-менее приемлемые отношения. Если он пострадает, если он поймет, что в сговоре с вами я навредила ему, он никогда этого не поймет и уже сам будет плохо настроен по отношению ко мне.
    «Трусиха!»
    – Нет, я же говорю: я обижена, но не настолько, чтобы ему вредить. К тому же, детям не нужны войны между их родителями, а мы с Владом и так еле находим общие точки соприкосновения.

    [​IMG]

    «Достала!» – взревели демоны, и одновременно с их пронзительным криком что-то внутри резко оборвалось, перед глазами заструилась тьма, быстро заполонившая все мои внутренности и разнесшаяся по всему организму. – «Делай, как велят».
    Я перестала себя контролировать, и мое тело перенеслось в какое-то незнакомое место.

    [​IMG]

    Я очутилась в чужой ванной, где совершал свои вечерние процедуры какой-то блондинистый паренек. Он сперва не заметил меня, поскольку брился и глядел в зеркало, не способное передать мое отражение. Твари, державшие меня в невидимых силках, заставили кашлянуть и легонько тронуть его за плечо.
    Мужчина вскрикнул, шарахнувшись в сторону. На доли секунды его стало жаль, но затем я вспомнила, в каком положении нахожусь сейчас я сама, и все сочувствие как ветром сдуло. Мне гораздо хуже, он лишь отделается легким испугом…
    «Обрати его».
    … и заострением клыков вкупе с новым образом жизни.

    [​IMG]

    Поливаю цветы. Получаю монеты.
    Жаль, что таким образом нельзя взрастить нормальные отношения с мужем, при которых он добровольно вернул бы мне Амиру.
    Или хотя бы избавиться от демонов. Я бы с радостью взяла лейку и облила бы ею от души всех, кому самое место в мире мертвых, если бы это помогло.

    [​IMG]

    Звонок Влада через несколько дней стал по обыкновению своему неожиданностью. Я не представляла, что он хочет мне еще сказать, если все уже и так сделано и предельно ясно оговорено.
    – Вы хотите забрать еще и Эшу? – первой напала на него я, давая понять, что без боя не сдамся.
    – Встретимся через два часа в выставочном зале. Без ребенка, – конкретизировал он, чем вызвал у меня непроизвольный вздох облегчения, и сразу же сбросил трубку.
    Может, не все так плохо?

    [​IMG]

    Идиот!
    Какого черта он полез посреди бела дня на прогулку, когда плохо воспринимает солнце? И почему не обратился ко мне еще много лет назад, когда понял, что я нашла действенное средство для защиты от света?
    А если бы он подох, то что? Что было бы с детьми и со мной? Он хоть задумался об этом? Почему нельзя было встретиться ночью или хотя бы на его территории, чтобы он никуда не выходил?
    – Очень рад, что каждый раз жена меня встречает неизменно хмурым настроением и прожигающим взглядом. Идем внутрь, пока твое желание сжечь меня не сбылось.
    – Я не хочу, чтобы вы умерли.
    Вот сейчас я почувствовала себя оскорбленной. Может, я и убивала других вампиров, но делала это не по доброй воле, а по его же требованию, так что вина за это лежит по большей части на его плечах. Я была лишь инструментом.
    – Тем более поспешим укрыться в здании.
    – Зачем вы потащились сюда днем? – задала мучивший меня вопрос.
    – Ночью я занят, а поговорить с тобой надо, как и посетить это мероприятие. Один из наших устроил. К тому же, я не так уязвим, как ты посчитала. Не забывай, сколько я прожил на этой земле. Я лучше знаю, чем пятидесятилетняя вампирша, как мне поступать.
    – Хорошо.
    Старый бесчувственный чурбан. Сноб. Угораздило же выйти за такого замуж.

    [​IMG]

    В главном зале музея, где и разместилась основная экспозиция, было подозрительно тихо и пусто: кроме нас среди ряда картин и скульптур бродило лишь несколько человек, сверкая своими оголенными шеями, так соблазнительно манящими прикоснуться к ним.
    Желудок заурчал, напоминая мне, что ни кровинки во рту не было еще задолго до родов, как, впрочем, и сна ни в одном глазу. Я была вымотана до предела, но все еще каким-то чудом держалась на ногах.
    – Лавиния, – ладони мужа легли на мои плечи, чуть сжав их, но я быстро вывернулась.
    – Я поем? – не то спросила, не то предупредила его и замерла в ожидании ответа.
    Он едва заметно сузил глаза, но все же кивнул.
    Большего мне и не нужно было. Я сорвалась с места и очутилась рядом со своей жертвой даже быстрее, чем это смогли бы сделать Калеб или Лилит с их сверхъестественной скоростью. Не давая женщине опомниться, клыками проткнула нежную гладкую кожу и жадно присосалась к открывшейся ране.
    Не помню уже, когда я в последний раз с таким явным наслаждением пила человеческую кровь, не заботясь о том, что могу заляпаться в крови, а потом еще долго придется отмываться и отстирываться.
    Я выпила практически все и вряд ли смогла бы остановиться, если бы Влад настойчиво не оттащил бы меня в сторону, нарвавшись на мое злобное шипение и попытки его ударить, чтобы отстал и дал доесть. Он терпеливо ждал, удерживая в своих руках, пока я успокоюсь и приду в себя, когда спадет алая пелена перед глазами, взгляд прояснится, а руки безвольно повиснут вдоль тела, прекратив сопротивление.
    Контроль над собой вернулся быстро. Все-таки я уже давно вышла из возраста Фионы, когда меня заводило одно лишь упоминание крови. Сейчас же я была просто чересчур истощена и ослаблена без длительной подпитки.
    – Как это понимать? – в голосе мужа послышалось недовольство. Он отошел, но все еще продолжал придерживать меня за локоть, хоть и в этом пропала необходимость.
    – Что – это?
    – Ты чуть не убила человека.
    – Но не убила же!
    Мне очень не нравился его пристальный изучающий взгляд, который, казалось бы, разбирал меня по частям.
    – Сколько ты не ела?
    – Неделю, – как можно увереннее ответила я, но быстро сдалась, оценив его хмурый вид: – Ну, или две.
    Влад все еще продолжал странно на меня смотреть, так что пришлось признаться:
    – Не больше месяца, я не помню точно. Случайно вышло. Я даже не понимала, насколько голодна, пока не почувствовала запах свежей крови рядом.
    Тяжелый вздох был мне ответом. Муж протянул свободную руку к моему лицу, отчего я инстинктивно дернулась в сторону, но он без малейших усилий с его стороны удержал меня на месте и коснулся-таки подбородка, вытирая с него остатки моей неряшливой трапезы.
    – Неужели нужно следить еще и за тем, чтобы ты вовремя ела?
    Молчание было ему ответом. Я стушевалась и заметно поникла, не желая признаваться в собственной недальновидности.
    Он хмыкнул.

    [​IMG]

    – Так о чем вы хотели со мной поговорить? – перевела тему, подходя к первому встретившемуся нам бюсту и сделав вид, что я крайне заинтересована проявлениями пластического искусства.
    Живопись и скульптура, конечно, восхищали меня, я отдавала себе отчет в том, насколько это трудное дело, какой огромный талант для этого необходим, но более близок мне был дикий необузданный язык музыки, которую нельзя увидеть, невозможно уловить, но нужно почувствовать всеми отдаленными уголками собственной души, чтобы погрузиться в то незабываемое опьяненное состояние, сопровождающее игру на любом музыкальном инструменте.
    – Расскажи мне, что тебя тревожит.
    – Вы забрали у меня сына, отдав его на воспитание чужим ему вампирам, одного из которых я практически не знаю и которому не доверяю, и дочь, не дав мне даже на секунду посмотреть на нее, а Эшу оставили, но так, будто бы для вас она пустое место. Вы считаете, это нормально?
    – Абсолютно. Ты хоть понимаешь, что никто не запрещал тебе наведываться к детям в любое время суток? Но сделала ли ты это хоть раз за все время? Нет.
    – Я сидела с Эшей, на которую вам глубоко плевать! Мне некогда было покидать дом.
    – Тогда что ты делаешь сейчас здесь? На встречу со мной время нашлось, ты даже не заикнулась о том, что тебе может быть неудобно.
    – Вы даже слова вставить мне не дали! Приказали, как и всегда.
    – Это лишь оправдания. Раньше ты не всегда спешила выполнять то, что я тебе говорил. Кроме того, я оставил с тобой ту обращенную, чтобы она помогала тебе всем, чем только сможет, и поверь, она даже пальцем пошевелить не посмеет, чтобы кому-либо из вас навредить, так что опасаться за благополучие Эши, оставив ее хотя бы на пару часов без присмотра, не стоило. Ты начала разговор с беспочвенных обвинений, не выслушав мое видение событий, которое для тебя должно служить единственным возможным авторитетом, милая моя, ведь из нас двоих думаю только я.
    Мне стало совсем неуютно рядом с мужем, и я сделала небольшой шаг в сторону, что не укрылось от него.
    – Беги, сколько хочешь, но проблем это не решит. Ты ничего не осознаешь, если не будешь пытаться вести со мной конструктивный диалог, ведь нужно уметь слышать и слушать другого, чтобы его понимать.
    – Ну и что же вы можете мне сообщить такого, чего я еще не знаю? – с вызовом посмотрела на него, скрестив руки на груди.
    – Идем, присядем сперва. Чуть выше есть диваны.

    [​IMG]

    Когда мы удобно устроились рядом, он начал:
    – Меня радует, что ты начала многое переосмысливать, а вместе тем меняться самой изнутри, оставаясь при этом все той же хорошо знакомой всем Лавинией. В частности, твое изменившееся отношение к собственным детям. Я верю в то, что ты искренне пытаешься стать лучше в собственных глазах, несмотря на сомнения Лилит, которые она поспешила высказать мне, обеспокоенная твоим странным поведением в последние месяцы. Верю, но при этом не могу допустить, чтобы Амира воспитывалась всецело тобой. Она моя наследница, Лав, и я не могу допустить никаких оплошностей в ее воспитании. Она должна вырасти ровно такой, какой я ее представляю.
    – Но она всего лишь ребенок! Девочка.
    – Именно. Ребенок, которому легче все с самого начала правильно объяснить, чем потом пытаться переучить, но в итоге встречать перед собой непреодолимую преграду в виде твердолобости и небывалого упрямства. Ты еще слишком молода и неопытна, своевольна, ты можешь плохо повлиять на Амиру.
    – Я ее мать, если вы не забыли! – раздраженно пробормотала я, сжав в кулаки плотную ткань своего платья. – И если не доверяете мне, то воспитывать ее может Лилит. У меня дома.
    – Я сказал все, что хотел, по поводу Амиры. Ты можешь навещать ее хоть каждый день, но и она, и Лилит будут жить под моей крышей и моим присмотром. Она должна перенять мою манеру поведения, а не твою. Что же касается Эши, то эта девочка будет просто счастлива. Ей повезло родиться второй.
    Я надолго замолчала, а когда нарушила первой тишину, едва узнала собственный охрипший от волнения голос:
    – Я все равно думаю, что обе девочки должны были остаться со мной.
    – Мы ведь уже обсудили вопрос, кто из нас должен думать.
    Ну да, конечно.

    [​IMG]

    После выставки мы пошли домой к мужу. Он настолько выбился из сил, что буквально сразу же побрел в сторону своего гроба, чтобы надолго забыться беспробудным сном. Я была уверена, что он проведет в восстановлении сил как минимум несколько дней, поскольку он был еще бледнее, чем обычно, и еле держался на ногах, хоть и старался показать обратное, будто бы стыдился своего усталого состояния.
    Кто его так вымотал, интересно? Неужели какие-то проблемы с управлением или же вовсе с другими кланами?

    [​IMG]
     
    sol_nitra, NiceVi, Satyavati и 19 другим нравится это.
  13. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 5 ноя 2017 | Сообщение #32
    Спойлер

    Я немного побродила по дому, пытаясь догадаться, куда он мог устроить малышку, и обдумывала свой коварный план, который с каждой секундой становился все привлекательнее и правильнее. Пока Влад не в состоянии контролировать происходящее в Лощине, я могу забрать Амиру к себе, переманить Лилит обратно на свою сторону, а потом всеми правдами и неправдами доказывать, что дочь должна расти рядом со мной и с родной сестрой. Так ведь должно происходить, это естественно! Владу все равно некогда заниматься детьми, от него зависит судьба всей Лощины, ну а я свободна целыми днями и ночами.
    Завидев непривычно тихую и грустную Лилит, я сразу же бросилась к ней и заключила ее в свои объятия. Кто бы мог подумать, что я успею соскучиться по ней за каких-то несколько дней.
    Только ощутив ее теплые руки на своей спине, я поняла, что мое тело начало предательски дрожать, таким образом выражая все свое недовольство сложившейся ситуацией и моими постоянными нервами.
    – Давай вернемся домой, – тихо попросила я. – С Амирой. Пожалуйста. Влад спит.

    [​IMG]

    – Лав, ты же понимаешь, что это невозможно? – она первой отстранилась от меня и грустно улыбнулась. – Я знаю, что тобой движет, что ты чувствуешь, поскольку у меня самой чуть не отобрали Фиону. Я тебе никогда не рассказывала, но у нас с моим неудавшимся мужем постоянные терки, которые только усилились с рождением ребенка. Я могла бы потерять даже право видеться с дочерью, если б вовремя не вмешался господин и не осадил Мэттью. Твой же муж не пытается полностью оградить тебя от Амиры, это в разы лучше, чем никак, и своей выходкой ты только сделаешь хуже.
    – Я смогу с ним потом договориться. Он сам будет не рад дергать туда-сюда малышку.
    – Это глупо и неправильно. Потом будет плохо всем вокруг, потому что он уж точно не обрадуется тому, что ты сама решила забрать дочь обратно себе. К тому же, разве ты не этого хотела? С каких пор ты стала так переживать за детей? Я тебя не узнаю.
    Вот, о чем говорил Влад! Она не верит в искренность моего поведения, не может даже представить себе, что они все могут быть мне хоть в какой-то степени дороги и важны, наверняка еще удивляется, что я не требую забрать заодно и Эшу, чтобы совсем уж облегчить себе жизнь.
    Почему она считает меня таким чудовищем?
    – А я не узнаю тебя! Ты была сперва веселой и жизнерадостной, задорной, не стеснялась вставить лишний раз особо бойкое слово, а теперь живешь, сама не похожая на себя, все чаще хмуришься и реже улыбаешься. Но разве я тебе задаю какие-либо вопросы, пытаясь узнать, что произошло, раз ты так сильно поменялась? Разве твоего примера недостаточно, чтобы понять, что это возможно?
    Вампирша недовольно поджала губы, окатывая меня с ног до головы холодным пронзительным взглядом.
    – Я все равно заберу ее. Вопрос лишь в том, на чьей ты стороне.
    Откуда-то сверху раздался детский плач, и я, не дожидаясь ответа, обратилась летучей мышью и поспешила на звук.

    [​IMG]

    У колыбельки я замерла на несколько мгновений, с улыбкой глядя на практически идентичную Эше малышку. Кажется, пока что-либо говорить слишком рано, но они были невероятно похожи друг на друга, практически неотличимы, как две капельки воды, нашедшие друг друга в этом огромном мире.
    Вот она смешно сморщила носик, прямо как любила делать Эша, и разразилась новым потоком рыданий, не обращая на мое появление ровным счетом никакого внимания.

    [​IMG]

    За несколько дней я уже успела прекратить бояться держать детей на руках, так что уверено подхватила ее и медленно закачала в надежде успокоить. Жаль, что рядом нигде нет бутылочки с детской смесью, чтобы накормить ее, хотя я не исключаю варианта, что плачет она все же не из-за еды. Может, просто стало грустно и одиноко?
    А, все, вроде бы затихла и умиротворенно засопела, надув во сне свои пухлые щечки. Лилит ее что, на убой кормит? Мне кажется, вторая девочка не такая крупная, как эта.

    [​IMG]

    – Привет, – шепнула ей, поднеся ближе к лицу. Чувствовала себя при этом не в своей тарелке, поскольку ответить мне пока еще ничего не могли, не доросли она еще до нужного возраста, а общаться с тем, от кого не можешь получить никакого ответа, само по себе странно. – Скоро мы пойдем домой, к твоей сестре. Там твое место.
    Амира не соизволила открыть глаза, чтобы посмотреть на мать, и спала дальше, не подавая никаких признаков заинтересованности в разговоре.
    Ну и ладно. Пусть отдыхает, потом в жизни еще натерпится.

    [​IMG]

    Услышав топот по лестнице, я быстро опустила ее обратно в колыбельку и тихо, чтобы не разбудить дочь, зашипела на вошедшую в комнату Лилит:
    – Я уйду с ней, ты меня не остановишь.
    – Я тебе помогу, – со вздохом призналась она. – Мне самой не в радость оставлять Фиону без присмотра в таком возрасте, а тебя она воспринимает по большей части как подружку, а не взрослого вампира.
    – Влад что, запретил брать ее сюда с собой?
    – Она заупрямилась. Совсем из рук выбилась, но это всецело моя вина, да и исправлять что-либо уже поздно. Что выросло, то выросло.
    Я не удержалась от короткого смешка. Кажется, мой муж переоценивает воспитательные способности своей помощницы. Понятное дело, что она это делает явно лучше, чем мог бы он, если взялся бы лично за детей, но вот она совершает ошибку за ошибкой. Я у нее не удалась, по мнению Влада, но тут еще можно было спихнуть все на вмешательство Калеба, теперь же произошел явный косяк с Фионой, которая хоть и уважает мать, но не спешит выполнять те ее требования, которые противоречат ее ленивому угрюмому мировоззрению. Неужели он думает, что Амира может стать счастливым исключением из ряда неудач, и уж на ней-то Лилит отожжет, показав идеальный пример воспитателя?
    Ага, конечно! Не в обиду вампирше, но я сомневаюсь. В таком случае есть ли принципиальная разница, кто будет заниматься Амирой? У меня-то еще есть шанс показать себя в этом с лучшей стороны. С Эшей я, к примеру, уже хорошо поладила, малышка всегда прекращает плакать, стоит мне только появиться в поле ее зрения. Кажется, это успех.
    – Зря ты о ней так, она хорошая девочка, – встала на защиту Фионы.
    – Хорошая, но чересчур своевольная. В наших краях это плохое качество, которое могут простить только тебе.
    Неопределенно пожала плечами, не желая ничего говорить по этому поводу. Разве я виновата, что ко мне особое отношение? Я ведь, в конце концов, жена главы одного из вампирских кланов, и я даже родила ему двух девочек, что только укрепило мои позиции.
    С тревогой устремила взгляд в окно, за которым пронзительно свистел ветер, раскачивая вечно голые ветви полузасохших деревьев и зеленую хвою, которой было в изобилии в нашей Лощине. Ночь сгущалась над небольшим поселком, принося с собой прохладу и страх за маленьких существ, одно из которых погрузилось в сладостный сон в нескольких шагах от меня, а другое осталось на попечении бестолковой вампирши и эмоционального подростка практически на целый день. Надеюсь, у них все в порядке.
    – Найдешь какое-нибудь небольшое покрывало? Я ее заверну, и мы пойдем. Чем быстрее, тем лучше.
    Лилит пробормотала себе под нос что-то вроде: «Мне кажется, что я еще пожалею об этом», и полезла в шкаф за искомым предметом.

    [​IMG]

    Собрались мы быстро. Вампирша прижимала к себе драгоценный сверток, пока я, поддавшись внезапному порыву, сидела в гостиной и писала Владу небольшое послание, которое оставила на клавишах его органа.

    «Ушла.
    С любовью, Лавиния».


    [​IMG]

    Я сидела с ошалевшим, но однозначно счастливым взглядом. Несмотря на очевидное намерение, я не была до конца уверена в успехе этой авантюры. Пока мы крались к выходу из поместья Влада, а потом перебиралась домой, я постоянно озиралась по сторонам в опасении, что невидимые тени Влада, которые постоянно следуют за мной, могут остановить нас в любой момент и забрать Амиру, буквально вырвав ее из моих рук, а я не смогу им ничего противопоставить, поскольку они сильнее меня.
    Но все обошлось. Мои девочки лежат в тепле и уюте, сытые и довольные жизнью, а я на пару минут спустилась в гостиную, чтобы побеседовать с воссоединившимися после недолгой разлуки Лилит и Фионой.

    [​IMG]

    Девочка демонстративно схватилась за пульт и начала щелкать каналами, делая вид, что ее очень заинтересовала передача про литье и ковку оружия, где несколько бородатых мужиков соревновались за звание лучшего кузнеца данного сезона.
    – Фиона, – в который раз обратилась к ней Лилит и накрыла ее ладонь своей рукой. – Посмотри на меня.
    На телевизоре сменился канал, теперь там транслировалась зимняя рыбалка в северных странах и виды возможных приманок.
    Я чего-то не знаю? Еще сегодня утром девочка была счастливой и довольной жизнью, лежала в гостиной с привычным угрюмым лицом и наслаждалась бытием в своей собственной манере. Не было даже намека на то, что она может быть глубоко рассержена на мать.
    – Я хотела как лучше. У меня не было цели обидеть тебя. Ты же знаешь, я люблю тебя.
    – Поэтому ты ударила меня по лицу? Из любви? – Фи резко дернулась, с непривычной в ее глазах ненавистью оглядев свою собеседницу.
    Ударила? Серьезно? Как так?
    Лилит облажалась по всем фронтам. Даже не верится, что она дошла до этого.
    – Ты не понимаешь. Ты должна была пойти со мной.
    – Я тебе прямо сказала, что я останусь здесь, – она выделила последнее слово. – И это было мое осознанное решение, которое ты втоптала в грязь.
    Они еще долго разговаривали, переругивались и пытались помириться, но я тихонько поднялась на ноги и поспешила подняться на второй этаж, чтобы обеспечить им уединение. Конечно, мне было интересно послушать, что у них происходит, но это было бы очень некрасиво с моей стороны лезть не в свое дело, которое меня ну никак не касается. Я не могла принять в их споре ничью сторону, поскольку в данном случае и Лилит явно переборщила, и Фиона хороша, ведь она умеет выразиться так, что только и остается, что плотно прикрыть уши, а потом даже не подозревает, что что-то не так. Она любит преуменьшать собственные прегрешения.

    [​IMG]

    Со мной творилось нечто странное. Я помню, что от Тристана я готова была чуть ли не шарахаться, спихивала его на Лилит и мечтала, чтобы он быстрее заткнулся, но не желала иметь с ним дело в моменты особо яростных рыданий. С девочками же происходило ровно противоположное: меня тянуло к ним как к магнитам, и невозможно было сопротивляться столь яркому зову. Каждую свободную минуту я норовила приблизиться к ним, чтобы поднять на руки и прижать к груди, ну или просто понаблюдать за крепко спящими малышками, боясь лишний раз шелохнуться, чтобы не нарушить их покой.
    В такие моменты, когда я просто сидела рядом на стуле, подперев рукой подбородок, я много думала о собственной жизни, об окружающих меня вампирах, об изменениях, которые могут произойти с каждым. Я все никак не могла понять, что послужило катализатором к моим переменам, что именно дало толчок развитию в моей душе столь светлых чувств, неведомых мне ранее. Может, виною всему демоны и осознание скорой кончины? Или же неопределенность в отношениях с мужем? Или вовсе нечто возвышенное, недоступное пониманию простых смертных? Иными словами, Пресветлая решила все за меня?
    Не знаю.
    Но мне хочется, чтобы мои девочки думали обо мне так же тепло, как я иногда вспоминала о собственной матери.

    [​IMG]

    И Тристан тоже.
    Завтра же зайду и проверю, как он там. А пока лишь остается, что сидеть на его кровати и, прикрыв глаза, вспоминать те редкие мгновения, когда я укладывала его спать. Тогда я жутко ворчала на Лилит, что она не могла сама это сделать, а теперь я думаю, что уделяла ему слишком мало времени, хотя у меня всегда было полно его в запасе.
    И что в итоге? Ничего. Тристан у Калеба.

    [​IMG]

    В укромных уголках дома отыскала коробку с инструментами, вооружилась молотком, несколькими дюжинами гвоздей и материалами и потащила все к разрушенному домику сына, который долго стоял никем не тронутым. Мне показалось правильным потратить несколько часов, но починить его, вернуть первозданный вид. Если не Тристан, то Амира с Эшей будут играть здесь, когда чуть подрастут и научатся твердо стоять на ногах.

    [​IMG]

    Оставленный несобранным конструктор тоже навевал тоскливые мысли.

    [​IMG]

    Этим синим роботом мог бы играть сейчас мой сын, а я бы сидела рядом и наблюдала за ним, оставив дверь в спальню приоткрытой, чтобы слышать, что там происходит с малышками.
    Время тут замерло. Игрушки Тристана валялись повсюду так непринужденно, будто бы он через минуту вернется в комнату и продолжит сводить с ума всех в этом доме, но теперь я бы радовалась любым его крикам, поскольку без них сразу стало слишком тихо и пусто.

    [​IMG]

    За меланхоличным осмотром детской меня и застала не менее подавленная Лилит. Видимо, разговор с Фионой дался очень непросто, учитывая, как она с ней поступила.
    – Помирились? – поинтересовалась у нее, усмехнувшись.
    – С трудом. Я чувствую себя чудовищем.
    – А уж я каким себя. Но самое отвратительное в этом то, что я не успею ничего исправить. Не смогу. Я навсегда останусь редкостной тварью.
    Она плюхнулась в соседнее кресло, и то жалобно скрипнуло, не ожидавшее веса взрослого вампира.
    Несколько долгих минут мы смотрели друг на друга и молчали. Да и нужно ли было что-либо говорить, если все и так предельно ясно?

    [​IMG]

    Без изменений
     
    sol_nitra, NiceVi, Satyavati и 19 другим нравится это.
  14. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 12 ноя 2017 | Сообщение #33
    Спойлер

    …Снег отрешенный ночью пустынной шел без следа. Муки хранил он доблестно павших седьмого числа сентября. Года великого, года бесславного, смерти второго жнеца. Вновь наступил он, вновь обречен свет, мысли совсем не тая.
    Год пустословия, год наслаждения. Символ восьмого жнеца.
    Мир отреченный, мир оскверненный соткан из черного марева тьмы. Пред взглядом клубится, ветром гонима в пустошь великого сна; там и найдут ее в поле чудесном люди воды и огня; там обогреют, там и спасут ее, чтобы навеки проклясть. Ночью бессонной, Кьярой объятая, путница шла близ живых в бездне разверзшейся мыслью беспечной тварей местечек иных. Шла и бродила, а за спиною путь повторяла кровь из израненных стоп; и не укрыться ей от печали, как и от личной судьбы. Вечер уходит, солнце восходит, но не исчезнет тот мрак; девушке в белом, девушке в красном светом укрытый, тьмою согретый мир увидеть нельзя.


    Я согрешила. Я так опасна. И не вернуть все назад. Я бы хотела, я бы узнала, но изменить не могу. Стеблем обвита, шипом прижата, розой прекрасной раздавлена я. Роза особая, роза волшебная, вьюгой зовется она: Кьяра всесильная в сумерки вечные душу вложила в меня.

    У меня закружилась голова. Пришлось схватиться за ближайший ствол кровавого дерева, чтобы сохранить равновесие и не распластаться по сырой земле рядом со своими посадками. Мы с Фионой собирали очередной щедрый урожай, которым наделила нас в этом году Пресветлая, как вдруг я впала в некий транс, одной ногой находясь в этой реальности, а другой ступив в обрывок странного видения, принесшего за собой странные мысли, смысл которых не был мне виден даже после того, как меня ненадолго отпустило.
    – Фи, закончишь здесь без меня, – без лишних объяснений поспешила внутрь дома, решив отлежаться в гробу. Я давно полноценно не восстанавливала силы, вот и начала мерещиться мне всякая дичь.

    [​IMG]

    На пороге дома, где, как обычно, рисовала Лилит, меня снова прихватило. Я охнула, обняв себя руками за плечи: по телу прошлись уже знакомые мурашки, вызванные таинственным охватившим душу холодом. Снаружи было тепло, даже слишком, но я готова была поклясться, что все внутри меня резко заледенело, покрывая и кожу тонкой болезненной сеточкой льда.

    – Мне страшно, – шептала я, прижимая к груди замерзшие руки. Красивое платье, пригодное для ношения в хорошо отапливаемом замке, едва ли могло согреть холодной зимой в помещении, продуваемом всеми мыслимыми и немыслимыми ветрами, встречавшимися здесь, на стыке двух миров, после того как в очередной раз облетят весь свет. Я не могла видеть окружающую меня обстановку, но я чувствовала весь этот мир и женщину, замершую в нескольких шагах от меня. Женщину, которую не волновал холод.
    Она молчала. Достаточно долго, чтобы я успела окоченеть и начать нервно переступать с ноги на ногу в тщетной попытке согреться.
    – Скажи хоть что-нибудь, – прошептала заиндевевшими губами я, поджимая под себя онемевшие пальцы босых ног, израненных после долгого пути.
    – Лави, – вслед за моими словами послышался долгий тягостный вздох, наполненный одним лишь моим именем, и было в нем столько обреченности, столько тоски и горестного сожаления, что к глазам невольно подкатывали обжигающие своим теплом злые слезы, катящиеся одна за другой по щекам, вычерчивая за собой больно ранящие душу следы.
    Я услышала осторожный шаг, а следом за ним еще один, и еще, пока женщина не замерла прямо напротив меня и не протянула руку, чтобы стереть с лица горючую жидкость, вслед за которой пришло не долгожданное очищение и опустошение, а невыносимая изъедающая изнутри боль.
    – Ты оступилась.


    [​IMG]

    Пальцами неосознанно перебираю по клавишам, стремясь вернуться в непонятные картины, что подкидывает мне мое извращенное сознание. Мне уже не страшно, но я хочу узнать, что произойдет дальше.
    Музыка бьет по ушам, укачивая меня, будто бы я плыла по ленивым волнам воспоминаний в безграничном океане памяти, впадающем в темные расщелины мира мертвых и ссыпающемся туда, словно песок падает на дно прозрачных часов, отмеривая оставшееся для жизни время.

    – Ты понесешь наказание.
    Я задрожала, подстраиваясь под непривычно жесткий тон своей собеседницы, умеющей быть как невероятно нежной и чувствующей, чью ласку и доброе слово в иные времена было так приятно принимать, чьи действия согревали даже в самые холодные ночи, когда я задумывалась о том, что, возможно, скоро умру, оставлю этот свет, который так никогда и не видела, не сумела постичь и понять; так и скорой на расправу с теми, кто этого заслуживает, не щадящей никого, кто сошел с назначенного ею пути, нарушил ее волю, смалодушничал, воспользовавшись ее бесценными дарами, но не выполнив своей части сделки.
    Ее гнев был оправдан. Я его заслужила.
    Теплые пальцы Великой замерли, слегла надавив мне на лоб. Я даже дышать перестала, боясь не услышать последовавших слов.
    – Не сыскать тебе в жизни счастья, Лавиния, одаренная вьюгоцветом, рожденная морозной ночью и вновь переродившаяся в вечернюю зарю. Твоя жизнь – твое наказание, бессмертная душа, и никогда ты не обретешь покоя, покуда не познаешь свет. Всякий, кого полюбишь ты, будет немыслимо страдать, причиняя тем самым боль и тебе. Всякий, кто полюбит тебя, окажется проклят. Dixi.
    Чужая магия заструилась внутрь меня, оплела мое тело и мою душу, запечатывая в каждую мельчайшую клеточку слова, отчеканенные всесильной Кьярой.


    – Что это было? – прошептала я, схватившись за голову, но широко распахнув глаза, будто бы я начала сомневаться в способности видеть окружающий меня мир. Там, в неясных обрывках видений, я была способна различить одну лишь тьму и полагалась по большей части на звуки и чувства, которые помогали мне осознавать все вокруг.

    [​IMG]

    Крик с улицы заставил забыть всех о тех делах, которыми они были заняты, а меня отвлечься от необъяснимого явления, охватившего меня минутами ранее.
    Все выбежали во двор. Лилит с Фионой остались у порога, сокрытые от жалящих солнечных лучей тенью навеса. Я замешкалась вместе с ними, но не потому, что боялась сгореть, меня это уже давно не беспокоило: я замерла, поскольку не знала, что мне делать. Я убивала других, сжигая, но никогда никого не спасала из такой ситуации.
    Саммер корчилась в страшных муках и, кажется, была обречена.

    [​IMG]

    А пока я «не знала», вампирша… сгорела.
    За умершей душой быстро пришел гость из соседнего мира. Эак.

    [​IMG]

    Пред глазами все еще стоял тот чрезвычайно реалистичный разговор несуществующей меня и неизвестной Кьяры, вызвавший ворох мурашек по всему телу. Я могла думать только о нем, я до дрожи в руках боялась, что разыгравшееся воображение предвидело эту ситуацию, и мироздание обвинит уже настоящую меня в смерти в Саммер. В том, что не спасла ее. В том, что на моей совести может быть еще одна смерть. В том, что я оступилась. Понесу наказание. Причиню всем боль.
    Мне стало по-нечеловечески страшно. С ужасом смотрела на обуглившееся за считанные секунды тело, а к горлу подступала тошнота.
    А что, если и я так сгорю? Что, если это увидят мои дети? Они так же будут стоять и смотреть на меня, не понимая, что происходит, если, конечно, их в этот момент уже не уничтожат демоны.
    Не хочу так.

    [​IMG]

    – Давно не виделись, Лавиния, – голос жнеца казался мне обманчиво ласковым, словно передо мной находился не опасный хищник с острой косой за спиной, которая мне, как существу с кровью представителей двух миров, в теории могла бы нанести серьезный урон и отобрать душу, а вполне себе добродушный человек. Но я не спешила очаровываться.
    Он впервые поднял на меня взгляд, и сквозь черноту и мрак преисподней, скрывавшей его истинное лицо от всех смертных жителей, я разглядела два алых пятна на том месте, где у нормальных существ должны были быть глаза. Они горели адским пламенем, в них бесновались души тех, кто был скован вечным наказанием огнем, они были насквозь пропитаны болью и кровью. Чужой, не жнеца.
    Я вздрогнула, пораженная открывшимся мне зрелищем.
    – Есть разговор. Сейчас, внесу душу в общий архив, и у нас будет несколько свободных минут, прежде чем я буду вынужден вернуться обратно в свой мир.
    Хорошее дело, вот только я ждать его не собиралась. Мне хотелось высказать пару добрых слов, чтобы поведать ему все, что я думаю о засевших внутри меня демонах, к которым он не мог не приложить собственную руку!

    [​IMG]

    – Почему ты запечатал внутри меня их? – я сделала акцент на последнем слове, выделив его повышенным тоном. При этом брови поползли вниз, придав моему лицу крайне хмурое недовольное выражение. – Они мне жить нормально не дают. Пока я была беременной, они развили свою активность и сводили меня с ума, заставляя опасаться за собственных детей, но теперь они подозрительно молчат. Разве это справедливо? Я…
    – Молчи.
    Уставилась на него с некоторой долей опаски, на самом деле подчинившись и захлопнув рот. Пальцами он стал многозначительно постукивать по подвескам своего плаща, что мне совсем не понравилось: я не знала, что может быть сокрыто в той старой записной книжке с давно пожелтевшими страницами. Не думаю, что что-то хорошее для меня.

    [​IMG]

    – Мне не понравилось твое поведение. Ты поступила крайне некрасиво, предав нашу с тобой давнюю дружбу. Мне это не пришлось по душе, ведь ты создала мне ряд проблем, которых можно было бы избежать, если бы не ты и твое обращение. Так ведь не делается, дорогая моя, по отношению к друзьям. Неужели тебе это никто не втолковал?
    Я нахмурилась и на всякий случай сделала осторожный шаг назад, подальше от этого сумасшедшего жнеца, который сперва сумел добиться некой степени доверия с моей стороны, а затем нагло этим воспользовался, и уже сейчас он ведет себя крайне нагло и развязно. Впечатление произведено, пора срывать маски, когда уже стал полноправным хозяином положения.
    – И как ты только пробила мой блок? Я лично позаботился о том, чтобы ты ничего не вспомнила, сам же его наложил и укрепил, чтобы Она даже не догадалась о твоем очередном перерождении и не обращала на тебя должного внимания, не мешая моим планам. Но ты, Лавиния Вьюгоцвет, крайне меня разочаровала, призвав сегодня Ее и раскрыв тем самым все мои карты, которые я поставил на кон в этой игре. А я очень, очень не люблю проигрывать, как и отказываться от собственных планов.
    Я слабо понимала, о чем идет речь, но все внутри заметно похолодело и оборвалось, будто бы кто-то излишне сильно натянул струну упрямой скрипки, и теперь она лопнула, оставив вместо себя пустые надежды и мечты. Мысли то и дело возвращались к недавним странным видениям, возникшим словно из ниоткуда.
    – Я не понимаю, о чем ты, – схватила себя за плечи, кожей ощущая весь тот адский холод, который пронизывал каждую мою клеточку в том жутком полусне.
    – Все ты прекрасно понимаешь! – он раздраженно взмахнул рукой. – Ты меня подвела, и теперь единственный, кто скрывает меня от Ее гнева, – наш Повелитель, который сам заинтересован в экспансии в мир живых и редко слушает свою полоумную жену, испокон веков твердящую о природном равновесии, никому еще не принесшем счастья. Она не должна была о тебе узнать, но ты спровоцировала Ее, освободив крупицы собственной памяти, и ты еще за это дорого заплатишь, когда придет твой час, и ничья протекция не спасет тебя от заслуженной кары.

    [​IMG]

    От абсурдности происходящего у меня разболелась голова. Я на самом деле едва улавливала суть его пламенных гневных речей и причину его недовольства мною, ведь я ни в чем не была виновата. К сожалению, все происходило так, как того хотел он, за исключением той досадной оплошности, что нужного ему Тристана мне так и не удалось родить, а о всяких издержках в виде Ее гнева я даже не слышала. Кто Она такая?
    – В любом случае, нам лишь придется на пару лет ускорить наши с тобой планы. Мои демоны будут передавать тебе указания, когда придет нужный срок, а ты будешь их безоговорочно выполнять, чтобы тела тех, кто тебе мало-мальски дорог, остались живыми и невредимыми.
    Выпучила на него глаза, в полной мере осознавая ужас происходящего. Тела? Живые тела? Тела без присутствовавших в них ранее душ? Пустышки, которые никому не нужны? Неужели он считает, что это может в полной мере заменить полноценную жизнь? Если в глазах нет ничего, если душа убита или потеряна, то оболочка уже никого не обрадует.
    – Но я не хочу этого. Не хочу тебе помогать, – обратилась скорее не к нему, а в общем и целом к мирозданию, обратив свой взор последовательно то к небесам, то, наоборот, к благодатной почве.
    Никто не услышал моих скрытых молитв.

    [​IMG]

    – Мы ведь с тобой друзья, Лавиния, – донесся холодный скрипучий голос из-под капюшона, а сам жнец схватил меня за руку и повел внутрь дома. От шока и неожиданности я едва не споткнулась и не свалилась на землю, поскольку не знала, что со мной могут напрямую контактировать представители мира иного, в то время как остальные их просто не видят. – А друзьям нужно помогать. Ты и представить себе не можешь, насколько мы с тобой близки. А в знак своих добрых намерений я обучу тебя давно утерянным знаниям, о которых не ведает даже твой муж, и ты сегодня же, как хорошая послушная девочка, испробуешь свои новые умения, дарованные тебе самим Повелителем.
    – Какие еще умения, Эак? О чем ты говоришь? – нахмурилась, едва поспевая за ним.

    [​IMG]

    – Вместо того чтобы сидеть и бездействовать, ты будешь приносить пользу своей настоящей родине, которая всегда готова принять тебя в свои надежные объятия. Настал тот час, когда ты начнешь свое долгое восхождение по иерархической лестнице демонских сил, как того желает наш Повелитель. Он давно следит за тобой, душа, и видит в твоих поступках нечто столь отвратительное и мерзкое, что готов признать тебя полноправным членом нашего общества. Нет тебе больше места среди живых, душа, не будет тебе никогда здесь покоя. Скоро ты уйдешь, но перед этим ты должна пройти путь очищения от всего человеческого, что сковывает тебя, мешает тебе дышать полной грудью и полноценно жить, не ориентируясь ни на какие правила, кроме непосредственного приказа нашего господина. В остаток времени ты должна вытянуть как можно больше чужих душ, перенаправив тех в наш с тобой мир для расширения нашей численности. Люди должны пройти все стадии освобождения от внутренних оков, которыми оплетены их тела, чтобы стать в полной мере настоящими, искренними, заслуживающими того чуда, которое им дано: эмоции и жизнь.
    – Я не буду этого делать.
    – Ты меня невнимательно слушала? У тебя нет права выбора.

    [​IMG]

    Остановились мы только в гостиной, да так резко, что я едва не налетела на встревоженную Лилит.
    – Лав, я хотела с тобой поговорить. Насчет Амиры. Это важно.
    – Что с ней не так? – испугалась я, выпучив на свою собеседницу. Я готова была хоть сейчас рвануть наверх и проверить девочек, но меня останавливал хоть и грустный, но не напряженный взгляд женщины.
    Я то и дело поглядывала за ее плечо, где замер Эак. Он нашептывал мне, вызывая мурашки по коже:
    – Забери ее душу. Забери.
    Я поджимала губы и качала головой, а внутри становилось все паршивее и паршивее.
    – Ты не хочешь ее спасти, Лавиния? Не хочешь подарить ей долгожданное избавление ото всех грехов? Неужели ты так жестока?
    – Замолчи! – я крепко зажмурилась, стараясь не думать о том, как это расценит Лилит.

    [​IMG]

    – Лав? – кажется, та была в шоке. – Я просто хотела сказать, что твой муж нагрянет в конце недели. Он уезжал из Лощины с дипломатической миссией, но скоро вернется. Тебе следует знать, что он крайне зол и недоволен всеми нами.
    – Да? – шумно выдохнула сквозь зубы. – Спасибо, что предупредила. Я… я что-то придумаю.
    Эак, уже практически растворившись в воздухе, вдруг появился перед моими глазами и с каждой секундой слабеющим голосом выкрикнул:
    – Вытяни душу!

    [​IMG]

    Не в силах больше терпеть охватившей меня злости, я рванула прочь из дома, пока не причинила никому вреда, и набросилась на первого попавшегося прохожего, впиваясь острыми клыками в столь податливую человеческую плоть, но в этот раз вместе с кровью я вытягивала нечто более важное, бесценное, с горьким привкусом черноты и гадких дел.
    Мир отозвался дьявольским леденящим душу смехом, который не принадлежал никому из тех, кого я встречала на своем жизненном пути, но и был как-то неуловимо знаком, будто бы я слышала его уже. Когда-то давно. Может быть, даже не я.
    Прикрыла глаза.

    Кьяра всесильная в сумерки вечные душу вложила в меня.

    [​IMG]

    10,75 + 1 (смерть от солнца) + 0,25 (за 25 баллов достижения за дружбу со смертью) = 12
    Статистику Саммер забыла сделать
     
    sol_nitra, NatalyNord, Reveriet и 19 другим нравится это.
  15. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 30 ноя 2017 | Сообщение #34
    Спойлер

    Я умирала раз за разом, проклиная тот самый день, когда появилась на свет, хоть и уже не могла понять, какой из них считать для себя фатальным. Кажется, я сошла с ума, ведь во мне поселились не только подозрительно затихшие демоны, но и чужие личности, которых роднило одно мое «я». И я не могла найти этому никакого объяснения.
    Они просыпались так неожиданно, что я едва успевала понять это и абстрагироваться от собственной реальности. Странные видения из разных эпох преследовали меня повсюду, будь то ванная или даже гроб, где раньше я могла чувствовать себя спокойно и защищенно, не считая того случая с Огнецветом, о котором и вспоминать-то не хотелось, то теперь я не могла найти защиты от окружающего мира и там.
    Несколько дней ничего не происходило. Это было необходимое моей душе затишье, ведь меня до сих пор ощутимо трясло при одном только воспоминании о разговоре с Эаком.
    Меня никто не трогал, я была предоставлена самой себе и десятку других Лавиний, населивших мой внутренний мир. Пока не пришла вдруг Лилит и не нарушила мой покой:
    – Лав, хватит сидеть с таким убитым выражением лица. Твой муж еще не вернулся, хоронить себя рано, – попыталась пошутить она, но улыбка вышла весьма натянутой и неправдоподобной. Она сама была напряжена не меньше моего, но пыталась держаться ради всех домочадцев, в том числе и новорожденных девочек, которым ни к чему в начале своего пути чувствовать нервы и переживания взрослых.
    – А что мне еще делать? Я за девочками слежу, – вздохнула, тряхнув головой.
    Я все еще отходила от последнего видения, где спрыгнула со скалы.
    Меня охватил ворох чужих чувств, на время вытеснивших мои собственные и заставивших пустить скупую слезинку, тотчас скрывшуюся в темных складках платья. Едва ли не впервые в жизни мне захотелось разреветься, словно я была маленькой девочкой, попавшей из родного дома в незнакомый замок с его каменными холодными стенами, мрачными коридорами и угрожающей обстановкой, обреченной провести жизнь в полном одиночестве вдали от дома. Меня переполняла непередаваемая боль, чуждый мне огонь затоплял мою сущность и тут же покрывал ее тончайшей корочкой льда, я дрожала, переполняемая столь сильными и глубокими эмоциями, которые сама никогда еще не переживала. Не так, не в такой степени!
    Я сгорала, я металась, кусала губы и кидала отчаянные взгляды то вперед, то на оказавшегося за моей спиной мужчину, попытавшегося остановить меня, схватить за руку и прижать к себе, чтобы больше никогда не отпускать.
    Рыдая, я сделала последний шаг, приветствуя бездну, внизу которой меня ждало столкновение с каменными выступами и вспыхнувшие искры огня, почувствовавшие скорую смерть. Он не успел.
    Мы не успели.
    А я… я умела любить.
    Умею.
    – Я запуталась, – зашептала, всхлипнув, пряча раскрасневшееся лицо в ладони и чувствуя, как на них собирается соленая жидкость. – Запуталась.
    Лилит, замершая в шаге от меня, не на шутку испугалась.
    – Пресветлая, Лави! Да что с тобой? – она бросилась ко мне, чтобы обнять и утешить, и я тут же прильнула к ней, тянясь к теплу, что она излучала, как мотыльки к свету.
    – Я не знаю. Пошли куда-нибудь. Выйдем. Я с ума схожу.
    Одновременно с этим ей пришло сообщение от Калеба, в котором он сообщил, что ждет нас обеих у развалин.
    Малышек мы оставили на прогуливающую в тот день школу Фиону. Не сложилось у нее с образованием, да и Лилит не настаивала, здраво посчитав, что девочке хватает тех знаний, которые она получает от нас и из книг.

    [​IMG]

    – Калеб, ты блондин? – улыбнулась ему, в последний раз шмыгнув. Мои глаза наверняка еще были красными, но плевать. Мне нечего скрывать.
    – Твой мальчуган покрасил меня, пока я спал, – хмыкнул он, выразительно приподняв брови и поиграв ими, надеясь тем самым приободрить меня.
    Блондинистые брови.
    Тихо рассмеялась, поразившись фантазии и изобретательности своего сына. В груди сразу стало светлее и теплее.
    – А мне даже понравилось, решил так оставить, хотя все равно пришлось наказать Тристана. Господин просил устроить ему суровое мужское воспитание.
    – С ним все хорошо? – не удержалась от вопроса.
    – Упертый, как баран, но в остальном ребенок как ребенок. Учиться не хочет, любит буянить и пакостить, когда не лень подняться с дивана. Не переживай за него, я не дам ему пропасть.

    [​IMG]

    Тем временем мы прошли вглубь развалин древнего замка, некогда стоявшего на этом месте, где нашелся огромный костер в вампирский рост. Не задумываясь, взяла лежащие рядом спички, подожгла одну и кинула к остальным деревяшкам.
    Я отвлеклась всего на минуту, завороженная зрелищем вспыхнувшего и поглощающего одно за другим бревна огня, а как обернулась – обнаружила, что Лилит плачет, что-то отчаянно и неразборчиво нашептывая брату.
    Я замерла, пораженная. Ей тоже было плохо? А я не замечала ничего дальше собственного носа?

    [​IMG]

    Подошла ближе и осторожно коснулась ее плеча, надеясь тоже ободрить и согреть, хоть и не знала, что кроется за ее паршивым настроением, какая внутренняя трагедия гложет ее.
    – Лил…
    – Оставь, – вздрогнула она, отшатнувшись. – Все в порядке. Я лучше вернусь к девочкам, а то, чувствую, Фиона могла накосячить.

    [​IMG]

    Я попыталась остановить вампиршу, но Калеб не позволил. Он дал ей уйти, и она поспешила сбежать от нас со сверхъестественной скоростью.
    – Что случилось? – неосознанно протянула руки поближе к огню, пытаясь обогреться. По коже неожиданно пошли мурашки, хотя на дворе было теплое лето. Вопреки всякой логике я не боялась, что мельчайшая искорка вдруг перекинется на мое платье и сожжет меня живьем, и жалась поближе к костру, насколько это было возможным, находя в нем нечто родственное.
    – На твоем месте я был бы внимательней к ней, Лав. Она не такая сильная, какой всегда пыталась казаться, а сейчас она вовсе на грани, но ни за что в этом не признается. На нее уже давно свалено слишком много всего, а ты добиваешь ее своим состоянием. Лилит ведь не знает полумер: если она и отдает себя другим, то всю сразу, не частично. И это, поверь мне, выматывает на нет, особенно на фоне других проблем, которые преследуют ее в жизни.
    – Она никогда не жаловалась.
    Выглядело как жалкие оправдания, но на самом деле я хотела разговорить Калеба, чтобы узнать, что не так.
    – Она тебя защищает, балда, а не просит о помощи, – вампир закатил глаза, будто бы объяснял очевидные вещи, заявляя, что дважды два – четыре. Вот только я все равно не понимала. – Ты нам обоим как младшая сестра, которую только и нужно, что направлять на верный путь, наставлять и оберегать, пока ты не наломала дров и не успела собственноручно уничтожить все то, что может стать твоим спасением. Добавлять ко всему этому чужие переживания как минимум неправильно, как максимум – опасно для тебя самой. Лучше уж будь дальше эгоисткой, Лав, так нам всем легче уследить за тобой и ходом твоих мыслей. Меняющуюся тебя мы не понимаем.
    – И на кой черт я вам вообще сдалась? – огрызнулась. Злость заполонила все мои внутренности, но она не была в полной степени моей: на меня надвигалось новое видение, отголоски эмоций которого больно били по моей психике.
    – Может, других Вьюгоцветов и не осталось, но у тебя есть семья. Ты никогда не была одна хотя бы потому, что ты дорога всем нам. И мне, и Лилит, и даже господину.
    Хрипло и рвано рассмеялась, чувствуя, как горло схватывает спазм и дальнейшие слова застревают, так и не будучи произнесенными. Глаза снова подозрительно заслезились, а наружу рвался невампирский крик отчаяния и боли, накативших на меня в тот момент.

    – Я люблю тебя, – шепчу, покрывая поцелуями дорогое лицо, чьи черты не представляется возможным различить, поскольку взор закрывает пелена горючей жидкости. – Люблю.
    И закалываю себя ритуальным кинжалом, предавшим меня огню.


    Кто-то из реального мира легонько трясет меня, насильственно вырывая из плена иллюзий. Хватаюсь за сильные плечи, как за спасительный круг, и порывисто прижимаюсь к мужчине дрожащим телом, нарываясь на ласку, которая не заставила себя ждать: Калеб приобнял меня и с нежностью погладил по голове.
    – Ты не одна, – тихо повторил он.
    – Но… ты можешь оставить меня на время в одиночестве? – попросила его, чуть отстранившись и с мольбой вглядываясь в его спокойное доброжелательное лицо.
    Он мог отказать и потянуть меня обратно в Лощину, но, мягко улыбнувшись, он лишь кивнул.
    – У тебя около часа или двух. Господин вернулся, и рано или поздно он возжелает пообщаться с тобой с глазу на глаз. Пока ты приходишь в себя, я попытаюсь убедить его не прибить тебя и Лилит сразу на месте. Пожалуйста, не задерживайся.
    – Угу, – невнятно промычала в ответ, поежившись. Меня совершенно не радовала встреча с мужем в свете похищения дочери и моего (или нашего? Я могу теперь называть себя «мы», учитывая, сколько во мне всего поселилось?) нестабильного состояния.
    Он меня уничтожит.

    [​IMG]

    Посмотрела на догорающий костер и нервно рассмеялась.
    Можно уже сейчас все это закончить, не дожидаясь судного часа, но я не могу ни бросить своих детей на произвол судьбы, ни обречь этот мир на пир демонов, которые наверняка вырвутся и уничтожат все вокруг, как только моя телесная оболочка погибнет.
    Так что меня лишь продолжал пробивать смех, а я держалась на дозволенном расстоянии от огня.

    [​IMG]

    Вдруг он вспыхнул неестественным оттенком, как и несколько месяцев ранее, и потянул меня шагнуть прямиком в раскрывшуюся бездну. Не было такой силы, способной остановить меня в тот момент.

    [​IMG]



    Я вновь оказалась в том странном месте, куда впервые привела меня Фиона и рассказала безумную историю о перевоплощениях. Внутри царила хоть и жуткая и мрачная, но ставшая уже привычной атмосфера тревоги и безнадежности. Опустившись на холодный каменный выступ, отполированный под сидение, я прикрыла глаза и судорожно вздохнула.
    С губ сами собой сорвались слова неизвестной песни на далеком незнакомом языке, которые, если прислушаться, все же были понятными и близкими моему сердцу. Мелодия проходила сквозь мое измученное сердце, не касаясь больного разума, и я готова была поклясться, что краем уха слышала звучание скрипки, далекой от меня, как и все прекрасное.
    Я пела, несмотря на саднящее горло и жгучие слезы, оставлявшие за собой болезненные ожоги на моей душе, катящиеся ручьями по щекам и попадавшими аккурат на подол платья. Я пела, моля Пресветлую о жизни и счастье, столь далеком от меня, но оттого не менее желанном. Я пела всесильной Кьяре, способной избавить меня от проклятия, которое перевернуло все с ног на голову в моей жизни.
    – Я познала свет, Кьяра, познала, – хрипло пробормотала я в полубреду, не совсем уверенная, кто из множества «я» обратился к ней. – Освободи нас.
    Она молчала.
    Слова древней песни продолжили рваться наружу, выбиваясь из горного источника и продолжая свое спокойное течение, постигая гармонию природы и жизни.

    – Я думаю о тебе, любовь моя.

    [​IMG]

    Сколь бы я ни оттягивала этот момент, а время пришло.
    На пороге моего дома меня ждал хмурый Влад, сдержанный и собранный, как и всегда. Взгляд его не обещал ничего хорошего, хоть и в нем не было непреодолимого желания уничтожить меня, превратив в прах и развеяв его по ветру, не оставив от меня даже частицы материальной памяти.
    – Лавиния.
    Только он умеет произносить мое имя с такой интонацией, в которой смешалось все: злость, обреченность, тоска, бессилие, звериная ярость и смирение.

    [​IMG]

    Я решила, что самое время спасать собственную шкуру, пока не стало хуже, и заняла оборонительную позу, зажав кулаки и пригрозив ими. Выглядело это весьма жалко: стоит девица и машет перед опасным взрослым вампиром своими тонкими ручками, не видавшими настоящего боя, и пытается принять как можно более грозный вид.
    – Не… не подходите. Я нападу!
    Страха в моих глазах было гораздо больше, чем ярости или здравого смысла. Я боялась, что теперь, когда он получил желаемое, долгожданную наследницу, я ему больше не была нужна. Это тогда, когда я крала Амиру, а он спал глубоким сном, я была храброй, но не сейчас.
    – Лав, успокойся, пожалуйста, – поморщился Влад, сохраняя внешнюю невозмутимость, но мне казалось, что за ней скрыто неудержимое желание свернуть мне шею и сжечь меня.
    – Я нападу! – настойчиво повторила, с ужасом наблюдая, что он готовится сделать очередной шаг и сократить расстояние между нами до минимально возможного.
    Вот его рука поднялась и потянулась ко мне.
    Не выдержав, зажмурилась и бросилась на него, потому что убежать, как и незаметно обратиться летучей мышью и улететь, не могла. Все, что мне оставалось, это идти вперед, и только мой выбор, как принять свою смерть: безвольной тряпкой или же яростным тигром в бою.
    Да, я пыталась покончить жизнь самоубийством. Но я безумно хочу жить. И пока надежда есть, я не сдамся!

    [​IMG]

    Доли секунды мне удавалось сохранять преимущество за счет неожиданного быстрого рывка, но практически сразу Влад глухо зарычал:
    – Дура!
    Я пыталась повалить его с ног, припечатать в землю и прокусить шею, чтобы он истек своей холодной гадкой кровью, чтобы вконец обессилел и иссох. Так бы он наконец понял, что я тоже чего-то стою, могу постоять за себя и защитить свою жизнь, что я в полной мере достойна каждого прожитого мгновения и права воспитывать обеих дочерей.
    Но я успела лишь раз царапнуть его ровными ноготками по шее, как он подхватил меня за талию, меняя траекторию моего движения, и подкинул наверх.

    [​IMG]

    Сердце ушло в пятки, когда я достигла пика своего полета, придерживаемая им за горло. Я только и могла, что смотреть в его ярко мерцающие глаза и заострившиеся черты лица, сделавшие его еще больше похожим на монстра, и осознавать, что единственное чудовище здесь я. Вампир смотрел беззлобно, но пристально, пытаясь вчитаться в гамму эмоций на моем лице и найти ответы на интересующие его вопросы.

    [​IMG]

    Он отпустил невысоко от земли, и я рухнула на колени, ничего себе, к счастью, не повредив, но не спешила подниматься на ноги.
    Меня охватил жгучий стыд за свое неразумное и недальновидной поведение, и я снова едва не расплакалась, но прикушенная до крови губа помогла сохранить остатки самообладания. Влад пришел поговорить, а не наказывать или вовсе лишать меня жизни, а я была настолько поглощена собственными и чужими чувствами, появляющимися в видениях, что я исключила иной возможный исход событий, нежели тот, который себе представляла.

    [​IMG]

    – Вставай.
    Мужчина протянул мне руку помощи и я, недолго думала, приняла ее, с легкостью отталкиваясь от земли. Дополнительное ускорение мне придал он, резко дернув вверх и заставив немедленно очутиться ровно на своих двух.

    [​IMG]

    Мне не хотелось пересекаться с ним взглядом, но я понимала, что этого не избежать. Он все еще продолжал придерживать меня за плечо, будто боялся, что мог ненароком причинить мне вред в пылу схватки, и поэтому не спешил отпускать, прежде чем убедится, что я в полном порядке.
    А мне на самом деле стало лучше. Пелена злости и страха отступила, вернув место диким, абсолютно ненормальным в данной ситуации чувствам. Я вспомнила ту песню, которая лилась из меня часом ранее, и все то, что я испытывала в тот момент, вернулось, накатив обратно еще более мощными волнами.
    – Посмотри на меня.
    Выполнила его просьбу, хотя мечтала провалиться сквозь землю. Неожиданно Влад коснулся моей потрескавшейся из-за затраченных на поединок сил щеки, кожа на которой, впрочем, уже начала обратно затягиваться, возвращаясь в исконный вид, и поправил косо съехавшую вбок оправу очков.
    Уставилась на него в немом изумлении. Мои мыслительные способности не находили никаких связей между мужем и столь заботливым жестом. Логика кричала, что это невозможно, но увиденное говорило об обратном.
    – Запомни раз и навсегда: у меня никогда не поднимется рука убить тебя. Хотя бы насчет этого можешь быть спокойна.
    Моя ладонь оказалась зажата в его железных тисках, которые давили все сильнее и сильнее. Когда я сдавлено охнула, пытаясь отдернуть руку, Влад опомнился и ослабил хватку.
    – Почему? – мне пришлось прочистить горло, прежде чем я сумела внятно произнести одно-единственное слово.
    Он молчал.

    А Кьяра смеялась, жнецов подстрекая. Посланницы вечные, стихии проклятые, внимали той радости дикой. Одна лишь из них, что тьму восхищала, осталась поодаль от всех; ее волновали средь прочего блага создания жизни и слез. А я там сидела, а я там сгорала, колеблясь меж разных огней; мне нравилась Кьяра, мне нравилась Айо, и выбрать совсем нелегко.
    И я так мечтала, и я так вздыхала, и из груди рвались чудные звуки средь сотен других. Я пела о грусти, я пела о счастье, взывая ко свету и злу.

    [​IMG]


    – Ты меня вообще слышишь? – мой муж начал терять терпение. Его и так выразительные брови вовсе сдвинулись к переносице, показывая все признаки недовольства на лице. – Когда Лилит говорила, что ты стала рассеянной, я не думал, что настолько. Я с тобой разговариваю, так изволь же быть предельно внимательной.
    – Да, простите. Я… задумалась, – покорно признала свою вину, мыслями все еще витая в полуосвещенной факелами пещере, где в тесном кругу собрались у костра около десятка женщин, рассказывавших друг другу истории в вечерней мгле. Я там тоже была, только сидела подле одинокой фигурки в черном балахоне и вела неспешную беседу, в то время как остальные смеялись рядом. Я ее видела впервые, как и услышала ее имя: Айо. Посланница, что бы это ни значило.
    Видение вдруг сменилось.

    – Лави, – незнакомый женский голос залился звонким, словно переливы тысяч колокольчиков, смехом, и в меня кинули теплой шерстяной кофтой. – Оденься же скорее, там, куда мы сейчас пойдем, будет холодно.
    – На дворе лето, – фыркнула я, с сомнением оглядывая бесформенное нечто, которое ни в какое сравнение не шло с моим нарядным белоснежным платьем, в котором я только что вернулась с устроенного мужем в честь прибытия важных гостей праздника. – Разве ты не видишь? Даже ночью, когда мир освещает тусклый холодный свет Луны и не греют ласковые солнечные лучи, тепло.
    – А мы с тобой перенесемся очень, очень далеко. Помнишь, я обещала познакомить тебя с той, кто может спасти тебя? Той, кто готова вытащить тебя из цепких лап отвратительного мужа, даровав долгожданную свободу от брачных оков и исцеление всем ранам и шрамам не только на твоем теле, но и на сердце? Время пришло. Она готова тебя принять.
    – А я ей точно понравлюсь, Айо?
    – Считай, что она тебя уже любит.
    Ее смех вновь стал мне успокоением.


    – … поэтому я не считаю приемлемым дергать ребенка из дома в дом и уж тем более делить ее между нами двумя, выясняя, кто их нас имеет на нее больше прав. Твое ребячество и безответственность мне крайним образом надоели, а своей недавней выходной ты поставила под сомнение свою способность воспитать не только Амиру, которая должна будет в полной мере освоить науку управления кланом и взрастить в себе все необходимые для этого черты, чему ты можешь напрямую помешать своим дурным примером, но и Эшу, которая будет далека от политики, но, тем не менее, должна вырасти достойной вампиршей, а не очередной моей головной болью.

    [​IMG]

    – Не надо отбирать их у меня. Пожалуйста, – не контролируя в полной мере себя, я прижала руки к груди и умоляюще посмотрела на него.
    Влад одарил меня насмешливым взглядом, чем еще сильнее озадачил. Калеб настраивал меня на то, что он рвет и мечет, но вместо этого мой муж завел со мной цивилизованный диалог.
    – Ты меня слушала? Если ты так того хочешь, я оставляю тебе их обеих. Мне некогда за ними следить, что, пожалуй, еще хуже, чем подвергать их твоему влиянию. В конце концов, я вижу, что ты их вполне искренне любишь, и мне этого вполне достаточно, чтобы не бояться за них. Уж что-то, да вырастет из них, и всегда остается надежда, что характером они пойдут в меня.
    Упаси Пресветлая!
    Я улыбнулась ему уголками губ, благодаря за принятое решение и огромнейшую уступку. Он должен был стереть меня в пыль за то, что я натворила, а он лишь согласился с положением дел и дал добро на мою прихоть растить обеих малышек.

    [​IMG]

    – Вот знаете, – меня неожиданно понесло на глупые признания, ведь я вдруг почувствовала себя так легко и свободно, что хотелось всенепременно поделиться этим с ближними. – Мне было так плохо, так… так… – я зажмурилась и прищелкнула пальцами, пытаясь подобрать слово, – болезненно и напряженно. Будто бы жизнь вдруг потеряла свой смысл, я разом перестала осознавать время, пространство и даже саму себя. А теперь мне стало хорошо и спокойно. Спасибо. Нет, правда, спасибо.
    Взгляд мужа заметно потеплел.
    Я склонилась ближе к его лицу, чтобы… а черт знает, зачем!

    Я целовала его с таким упоением, боясь отпустить, словно он был шаткой иллюзией, способной раствориться в ночи, стоит только отпустить его, на миг оторваться от желанных губ, чтобы вдохнуть живительную порцию воздуха и взглянуть в любимые мутновато-серые глаза, заключив в холодные ладони его пусть и далеко не идеальное, но такое родное лицо. Я выпивала его эмоции до дна, и не было этому конца и края; чувства переполняли меня и приподнимали над землей, заставляя парить на попутных ветрах радости и внеземного блаженства.
    Целовала и умирала.


    Резко отшатнулась от мужа, словно ошпаренная, и побежала внутрь дома.

    [​IMG]

    К Эше. Да, к дочери! Мне очень срочно нужно было проведать ее и сменить подгузник. Она как раз разрыдалась.
    Когда малышка заснула глубоким сном, я еще долго стояла подле ее колыбели, до побелевших костяшек сжимая края кроватки и в очередной раз выпадая из реальности, в которой одна из множества «я», проснувшаяся поутру в опустевшей постели, выходила на балкон и с наслаждением вдыхала в себя ароматы десятка роз.

    [​IMG]

    Я вздрогнула, когда из соседней комнаты понеслась чарующая мелодия органной музыки, каждый раз буквально выворачивающая меня наизнанку, потрошащая душу и вываливающая наружу все потаенные мечты и чувства.
    Только один вампир мог играть настолько проникновенно. Только один он был неизвестным миру гением, чьего мастерства мне было никогда не достичь, поскольку я лишь чувствовала музыку, а он долгие годы и века жил ею одной.
    Интересно, что он себе представляет, когда играет? Улетает ли он в далекие неведомые края? Или вспоминает о той, которую когда-то любил? О потерянной семье?
    О чем он думает, когда так непринужденно прикрывает глаза и позволяет пальцам порхать по клавишам, рождая прекрасное?

    [​IMG]

    Без изменений
     
    sol_nitra, NatalyNord, NiceVi и 20 другим нравится это.
  16. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 17 янв 2018 | Сообщение #35
    Спойлер

    В сознании мелькали постепенно угасающие ноты чарующей мелодии и образ мужа, склонившегося над органом и извлекающего на свет те волшебные звуки, которые были недоступны пониманию ни единого живого существа или даже божества. Я никогда не сомневалась, что он был гением, способным своей игрой поднять мертвого из-под земли и заставить если не заплакать, то глубоко задуматься о тщетности прожигания собственной жизни, о серьезных нравственных проблемах и устыдиться в себе самом; но сегодня он играл так пронзительно, так глубоко и интимно, будто бы на самом деле не было ни той комнаты, в которой замерли мы оба, ни моего затихшего дома, ни даже самого мира вокруг. Пела одна лишь его душа: она металась, кричала от отчаяния и задыхалась в муках тьмы, пытавшейся задушить единственный тоненький лучик надежды и света, который, несмотря ни на что, продолжал борьбу. Его душа хваталась за нечто такое теплое, но не обжигающе-горячие или же равнодушно-прохладное, нечто близкое каждому, но одновременно и столь далекое, что едва ли поддается опознанию или описанию. Внутри меня против воли с любопытством выглядывало из-за туч солнышко, а на губах, словно цветы по весне, расцветала улыбка, которую не удавалось прогнать прочь с лица. Этот короткий миг счастья был настолько отчетливым и прекрасным, что я уже готова была усомниться во всем, что знаю. Вместе с тянущимся послевкусием совершенных нот я уловила частичку души Влада. Не мог человек с безобразной черной сущностью родить такую пронзительную мелодию! Не мог тот, кто так часто мелькал в видениях других «я», быть исключительным злодеем, которому наплевать на судьбы других вампиров.
    Но вмешались противные демоны.
    «Давай же, еще в любви ему признайся! Мы внимательно слушаем».
    Я вспыхнула. Все очарование разом схлынуло, вернув меня в реальный мир, где больше не было слышно музыки.
    - Да пошли вы!
    «Дорогая, мы обязательно пойдем, но к тебе новое дело. Как думаешь, будет ли твой ненаглядный рад, если ты, скажем так, через пару месяцев снова окажешься в интереснейшем положении? Забеременев не от него, естественно. Мы уже давно нашли тебе мужчину, от которого ты родишь нам Тристана, а теперь время пришло».
    Внутри все похолодело. Дальше я потеряла над собой контроль, но, будто издеваясь надо мной, демоны позволили мне сохранить возможность осознавать происходящее и чувствовать.
    Стук в дверь оказался чем-то неожиданным и неправильным. Я никого не ждала и не хотела проверять, кого нелегкая занесла на порог моего дома, но демоны сами перенесли меня к выходу, чтобы отворить дверь и впустить незваного гостя.
    Увидев наглую рожу мужчины, которого обратила под принуждением, мысленно поморщилась, поскольку физически не могла сделать даже этого. Его похабный взгляд прошелся по моему телу, изучая все мое изящное отсутствие изгибов, особое внимание задержав на груди, но, не найдя оную, пришел в немалое разочарование. Тогда он посмотрел ниже, на бедра, но результат его тоже не впечатлил, судя по несколько брезгливому выражению лица.
    Хам! Без слов оскорбил. Ему даже говорить ничего не нужно было, за него все сделали жесты.
    Сам урод с козлиной рожей!
    – Вы ведь впустите меня, прекрасная Лавиния? – сладостно запел он, а сам чуть ли не кривился. – Я ослеплен. Я это, поражен! Вы восхитительны.
    – Я только вас и ждала, любимый мой, – это сказала я? Да они издеваются надо мной? Какой еще к черту любимый?!
    Но сделать ничего не могла. Я была обездвижена и обессилена, оставлена на произвол судьбы сгорать в собственной ярости и злости, прерываемой ставшими давно привычными воспоминаниями прошлого множества других Лав. Они уже даже перестали полностью отрывать меня от реальности, а проигрывались параллельно со всем происходящим.

    – Я вас люблю, – без тени смущения и сомнения заявил молодой черноволосый мужчина с обаятельной улыбкой и взглядом, полным грусти и тихой нежности. Он замер напротив меня, будто бы не веря, что его мечта, его наваждение последних лет вдруг обрело форму и стало реальностью.
    – Я вас не знаю.
    Я врала. Конечно, я врала. Я уже тогда знала, что это не кончится ничем хорошим.


    [​IMG]

    – Пройдемте же это, ну это, скорее к делу, совокупляться! Я ослеплен, – повторил он, вызывая у меня сильнейшие сомнения в его умственных способностях. Демоны выбрали какого-то кретина: честно, если бы вопрос стоял в любом ребенке, я бы сама согласилась родить еще одного мужу. Ему и только ему. Он хотя бы не идиот, да и всегда считал меня красивой, несмотря на мою весьма нескладную худощавую фигуру, и нисколько не юлил и не приукрашивал действительность. Уверена, если бы у него и были претензии к моей внешности, он бы не постеснялся их высказать. Он ведь высказывал мне как-то, что считает мой наряд нелепым!
    Я только сейчас, стоя под чужим изучающим взглядом, поняла, что Влад в сотни раз лучше большинства других мужчин. Может, он поступил со мной некрасиво, отобрав на долгое время волю, но вместе с ней он забрал и воспоминания, не позволив мне чувствовать себя безвольной куклой, ведомой опытным мастером, которую вознамерились использовать как инкубатор. Мне не было противно, скорее просто возмущало, особенно в первое время, пока воспоминания не притупились за давностью лет. И он... и я поступала с ним гораздо хуже. Может, я не могу сравниться с ним масштабами создаваемых неприятностей, но я всю жизнь прожила, чтобы досадить ему, доказать, что он - чудовище, растоптать всю его внутреннюю сущность, пошатнуть устои и идеалы, заставить усомниться в себе самом и своих действиях, а в итоге оказалось, что в этой бессмысленной гонке за иллюзорным правосудием сама едва не потеряла душу. Добра же я видела от него больше, чем он от меня. И...
    Да о чем я таком думаю? Стоило отдать мне обеих девочек на воспитание, минутку поиграть на органе и прислушаться к странным видениям, как в голове начали рождаться столь безумные мысли?! Это все демоны, они виноваты!
    – Пройдемте, – мурлыкнули за меня демоны, и моя рука схватила мужчину за локоть и потащила в сторону бывшей спальни Саммер.

    [​IMG]

    А дом будто бы не замечал странностей в моем поведении и появившегося мужчину. Лилит как ни в чем не бывало кормила девочек, а Фиона в это время занималась своим любимым компьютером, за которым могла проводить целые сутки, то играя, то зарабатывая приятные бонусы в свой карман.

    [​IMG]

    Пока мы проходили мимо, она даже не повернула головы в нашу сторону и не шелохнулась, будто бы меня и моего горе-насильника не существовало и в помине. Она даже позволила себе вставить крепкое словечко, чего старалась не делать в присутствии старших, проклиная неблагодарных заказчиков.

    [​IMG]

    Я окончательно убедилась, что по сравнению с тем, что делали со мной демоны, Влад поступил очень гуманно. Тогда я ничего не помнила, да и имею все основания полагать, что он не лгал, когда говорил, что обращался со мной предельно ласково и бережно. Зачем ему вводить меня в заблуждение, когда он и так имел право получить от меня все, что хотел?
    Теперь же мне стало по-настоящему противно. Я принимала активнейшее участие во всем этом непотребстве, будто бы испытывала от этого небывалое наслаждение, хотя вся моя сущность искренне сопротивлялось этому. Я готова была едва ли не плакать и рыдать, умоляя, чтобы оно прекратилось, чтобы мои руки подчинялись только мне одной и никому другому больше, а я позабыла этот кошмар. Я не могла даже кричать, чтобы звать на помощь, да и губы мои были заняты несколько другим. Против моей воли!

    – Влад! – кричала я, захлебываясь собственными же слезами, бурными потоками сбегающим вниз по щекам. Пальцы хватались за дверцу уносящей меня прочь кареты, теребили ручку, но все тщетно: тот, кто увозил меня прочь, позаботился о том, чтобы я не сбежала. - Влад! Пустите! Выпустите меня!
    Подол моего белоснежного платья был безнадежно испачкан придорожной грязью, куда я свалилась, пока пыталась отбиться и сбежать от ненавистных преследователей, посланных семьей, которая была категорически против моего выбора. Как будто бы для меня имело какое-либо значение их мнение, но, черт возьми, сила всегда на их стороне! А он… он ведь все не так понял!
    Боги! Это катастрофа!
    Еще отчаяннее замолотила кулаками по двери, будто бы от этого зависела сейчас вся моя дальнейшая жизнь. Все не так, боги, не так!
    В какой-то момент мне показалось, что мне удалось вырваться на свободу и очутиться в желанных объятиях, но я быстро поняла, что это был лишь сон. Подействовали препараты, которые меня насильно заставили проглотить.
    Он все не так понял!


    [​IMG]

    Едва я только отмылась от груза пережитого, сразу побежала к мужу. Я... мне нужно было рассказать ему все, как есть, больше ничего от него не скрывая. К черту гордость, к черту все принципы, которые только мешали мне нормально жить. Я тяну себя ко дну, и только Влад может мне помочь. Он обязательно что-нибудь придумает, найдет простое и очевидное решение ситуации, которое я почему-то не видела, зациклившись на том, что все плохо. Он все исправит. Спасет меня. И демонов изгонит и уничтожит, сохранив мир на нашей земле, и найдет объяснение моим странным видениям, и снова коснется пальцами клавиш музыкального инструмента, восстанавливая из руин мелодию моей души и даря мне долгожданное спокойствие и смирение. Влад все это может. Я уверена! Ведь иначе я уже не знаю, что мне делать.
    Главное, чтобы не было слишком поздно. Чтобы была возможность. Мне нужен последний чертов шанс! Я о большем не прошу. Я поняла, как надо жить, осознала все свои ошибки, которые больше ни за что не повторю, и я готова идти дальше! Мне лишь нужно время, мне нужен тот шанс! Я сумею все исправить. Я смогу. Мне нужно, нужно! Ради себя самой. Ради памяти прошлого. Семейства Ваторе. Сына. Моих девочек. Ради Влада.
    – Влад! – закричала я уже на подходе в поместье, распугав повисших вниз головой у входа летучих мышей, которые не рады были раннему подъему, ночь ведь только начиналась. Из-за спешки я и забыла, что вполне успешно могла бы залететь к нему на собственных крыльях внутрь дома, а не останавливаться у порога. – Влад!
    Он тут же возник рядом, будто бы уже давно ждал меня. Вид его был невероятно измученным, но он продолжал уверенно держаться на ногах и даже едва заметно улыбнулся мне. Грудная клетка готова была разорваться от боли, которую причиняло гулко бьющееся сердце.
    – Что не так, Лави?
    – Я… – мысленно из меня уже давно полились признания во всем, что я раньше умалчивала, но на деле я ни слова не смогла выдавить из себя. Каждый раз, когда я пыталась все ему рассказать, я начинала задыхаться и кашлять, а вскоре вслед за этим полились злые отчаянные слезы. Я проклинала чертовых созданий мира мертвых, которые медленно, но верно уничтожали мою жизнь. – Я… Я! Я не могу!
    Муж лишь смиренно вздохнул, отнесшись философски к моему странному поведению. Ему не привыкать терпеть всякие мои выходки, а это он, видимо, посчитал одной из них, раз не мог дать никакого иного логичного объяснения. Я видела, что он хотел понять, что происходит не так, несмотря на усталость и чрезмерно бледное даже для него лицо, на котором залегли глубокие тени, дающие ему несколько дополнительных веков в возраст, хотя куда ему больше-то.
    – Успокойся и объясни. Давай, давай, дыши, – Влад приобнял меня за талию и повел внутрь дома. От его близости все внутри замерло, а в голове снова пронеслась та самая мелодия. По щеке скатилась одинокая слезинка, которая тут же соскользнула вниз и затерялась где-то в складках черного платья.
    Я смогла выдавить из себя только одно:
    – Я умру.
    Он ни на секунду не сбился с пути, не повернул головы и не напрягся, в то время как я была близка к истерике после всего, что случилось в этот невыносимо долгий день. И я была ему за это благодарна, ведь мне нужно было чувствовать кого-то уверенного рядом, кто не поддается панике.

    [​IMG]

    Несколько недель я практически не отходила от него в его свободное время, составляя ему компанию часами, если это было возможным, но так и не сумела побороть демонов и попросить мужа о помощи. Еще я заметила, что в последние дни у него все больше и больше портилось настроение, но он молчал, не объясняя, с чем это может быть связано.
    Вскоре реальность сама подкинула мне ответ.
    Я ожидаемо оказалась беременна, вот только я не могла представить, чей это ребенок, и чувствовала себя из-за этого воистину ужасно. Будто бы была не приличной женщиной, а какой-то грязной и падшей дальше некуда.
    Я молилась Пресветлой, чтобы один-единственный раз с тем кретином не оказался фатальным, обещая ей взамен все, чего она только пожелает, лишь бы малыш оказался сыном или дочерью Влада! Он мне не простит, я себе не прощу, что снова все испортила собственными же руками, будто бы была не вампиром, а ходячим сборником неприятностей.

    [​IMG]

    На цыпочках спустилась вниз в гостиную, откуда доносилась зловещая музыка, совсем не похожая на ту, что играла в моем доме в тот вечер, когда он позволил оставить Амиру себе. Сегодня я слышала лишь сплошную тьму, страдания и боль, жажду крови и смерти, клубок всех возможных темных чувств и желаний. Мне это решительно не нравилось, так что я поежилась, ступая босыми ногами по ковру.
    – Влад, у нас будет ребенок, – не нашла ничего лучше, чем сказать об этом прямо. Уж не мне юлить и изощряться в формулировках после двух родов.
    – Прочь.
    – Что? – опешила я, решив, что ослышалась. Это нетипичная реакция на новость о скором пополнении в семье.
    – Прочь, – любезно повторил он, даже не оторвавшись от игры, будто бы я резко стало недостойной его внимания, хотя еще утром он, покидая спальню, где я осталась с ним на ночь, чмокнул меня в губы перед уходом. Может, между нами и проскакивало некоторое напряжение, но мне казалось, что все стало лучше по сравнению с тем, что было раньше.
    Я попыталась стать ему ближе, разрываясь между его домом и своим, где продолжали жить девочки. Для них уже давно была обустроена комната со множеством развлечений, да и они привыкли к тому месту и к Лилит с Фионой, так что не было смысла их дергать и перевозить к отцу. Тем более, я сама не постоянно жила с мужем, а лишь приходила несколько раз в неделю, когда он был свободен и мог уделить мне время.
    – Почему? Все же хорошо! – поджала губы и попыталась приблизиться, положив ему руки на плечи, но он решительно скинул их с себя.
    – Какое хорошо, Лавиния? Неужели так сложно оставаться верной в браке или хотя бы найти в себе смелость признаться в измене? Или ты думала, что я слепой и не почувствую, что внутри тебя растет не мой ребенок? Ты из-за этого вдруг решила проявить ко мне неожиданное внимание и участие, стала столь ласковой и спокойной, как никогда раньше, и постоянно старалась находиться рядом? А хорошо же играла, молодец, гораздо лучше, чем много лет назад, когда пыталась устраивать мне импровизированные шоу. Я в какой-то момент поверил, пока не стал чувствовать плод, но и тогда продолжал ждать, пока ты подойдешь и во всем сознаешься. Ты же это, вижу, даже не планировала делать. Нам не о чем с тобой говорить. Прочь.
    – Но я не знала, чей это ребенок! – не знаю, зачем, но я продолжала с невиданным упорством хвататься за постоянно ускользающий от меня край горизонта, словно когда-либо могла бы его догнать. Словно в этом был смысл.

    [​IMG]

    – Мне противно на тебя смотреть. Ты пала ниже некуда в моих глазах. Поздравляю. Прочь.
    Меня поразило, с какой холодной невозмутимостью были сказаны эти слова: в них не проскользнуло ни единой лишней эмоции, кроме омерзения и брезгливости от столкновения с комком грязи. Муж даже не повернулся ко мне.
    – Вы все испортили! – зашипела на демонов, позабыв, что все еще нахожусь в одном помещении с Владом, который мог воспринять эти слова на свой счет.
    Но ему было все равно.
    Он с силой нажимал на клавиши, извлекая из инструмента грубые низкие звуки.
    Внутри меня раздался смех тысяч безжалостных существ, в одно мгновение разрушивших жизнь, которую я попыталась отстроить заново.
    Я тоже рассмеялась, дав волю нервам, и ушла. Навсегда. Я не смогла ему объяснить, он не сумел, да и не должен был меня понять. Наши дороги разошлись.
    Кажется, мне немного жаль, хотя я могу смешивать это чувство с досадой и раздражением от того, что со мной разговаривали, как с пустым местом.

    [​IMG]

    Нет, мы не развелись. Клану не нужны были лишние волнения на международной арене, а развод главы Страстоцветов стал бы слишком громким делом, чтобы на это можно было закрыть глаза, ведь, несмотря на весь прогресс, вампиры продолжали держаться за старые традиции, где подобное крайне не одобрялось, хоть и уже сейчас было возможным.
    Он просто прекратил интересоваться моей жизнью. Дал мне столь желанную мною полную свободу от него, вот только не знала я, когда так к этому стремилась, что эта воля может так горчить, отравляя душу и безрадостное существование. Сама не знаю, почему не испытывала в тот момент счастье, когда получила все, что желала. Я ведь должна улыбаться. Праздновать победу, что муж от меня наконец отвязался. Должна… да вот только не выходит, а глупое сердце трепещет и сжимается, стоит вспомнить его холодное «прочь». Дура. Другие «я» со мной согласны.
    Зато у меня есть мои девочки, которые уже заметно подросли и стали бегать, снося все на своем пути. За ними нужен был глаз да глаз.

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    Выросли они какими-то перекормленными. Я укоризненно смотрела на Лилит, которая могла тайком от меня подкармливать их в младенчестве, невзирая на четкий график кормления, но та лишь улыбалась и пожимала плечами, не беря на себя ответственность за это.
    Ладно, чего уж тут, все равно хорошенькие и красивые девочки, а главное, жизнерадостные, не в пример мне или своему отцу. И в кого они только пошли? Или в этом возрасте они все такие? Играют себе в куклы, смеются и выясняют, чья из абсолютно одинаковых кукол красивее, порою доводя дело до кулаков. Лилит предложила их еще одинаково обрядить, чтобы совсем не возникало никаких обид и ссор, но я сразу отказалась. Еще, чего доброго, перепутаю малышек! Пусть с детства привыкают к несправедливости этого мира, раз уж каждая считает, что у сестры одежда симпатичнее.

    [​IMG]

    – А папа придет? – полюбопытствовала маленькая Амира или, как я ее привыкла называть, вычитав подобное сокращение из одной книги, Мимси, когда я подхватила ее на руки, предотвратив тем временем неизбежное столкновение со стеной. Она была шустрой девочкой, но не всегда ладила с координацией и направлением движения.
    – Не сегодня, – вздохнула, проклиная все на свете.
    Демоны снова затихли, но, Пресветлая свидетель, как я мечтала их всех уничтожить. Если бы они позволили мне еще тогда раскрыть рот, ничего этого не было бы. И я бы не краснела перед собственными детьми в попытке ответить на вопрос, почему к ним так редко заходит их отец. Пройдет еще немного времени, и они свяжут его появление с моим временным исчезновением, поскольку муж был абсолютно серьезен, когда говорил, что не хочет меня видеть, и поймут, что у их родителей серьезные проблемы. Я этого не хочу.
    – Ты так говорила вчера. И… – она нахмурилась, вспоминая какое-то особо трудное слово: – послевчера.
    – Позавчера, – мягко поправила ее, унося к кроватке, из которой она, собственно, несанкционированно выпрыгнула на поиски приключений в установленный тихий час. – Я не знаю, когда он навестит вас с Эшей.

    [​IMG]

    Я взяла с полки книгу про сказочных принцесс, собираясь почитать ей, чтобы заснула слаще и быстрее, но Мимси вдруг приподнялась, потянулась ко мне и решительно захлопнула ее, потребовав:
    – Почитай сказку, где приходит папа.
    Я хмыкнула, припоминая, где часто слышала подобный непоколебимый командный тон, а через несколько секунд осознала, о чем именно меня просят.
    В нерешительности посмотрела на экран телефона, потом снова на дочь и неуверенно предложила:
    – Давай лучше ему позвоним.
    Трясущимися пальцами набираю знакомый номер. Идут гудки. Звонок сброшен. Вызов завершен.
    Влад мне не отвечает.
    Со злостью швырнула телефон на пол, вдребезги разбив тот, чем изрядно напугала обеих девочек. Мирно посапывающая Эша испуганно вскочила с кроватки и непонимающе оглянулась по сторонам, пока не различила в полутьме мое лицо и не успокоилась, решив, что, раз я рядом, опасности никакой быть не может. И снова уснула.
    С трудом удалось уложить Мимси, пообещав ей, что завтра проведем на улице столько времени, сколько она захочет, и лично наведаемся домой к Владу. Знала бы она, каких трудов мне стоило хотя бы согласиться на это. Я уже представляла, как вхожу внутрь столь знакомых стен и снова натыкаюсь на пропасть равнодушия и отчуждения от вампира, который должен был быть мне ближе всех прочих, если бы у нас была нормальная семья. То время, которое мы провели вместе без ссор, казалось мне таким волшебным и правильным, что мне хотелось продолжения того умиротворения, того порядка, который приходил в мою душу всякий раз, как мы с мужем устраивались рядышком на диване у камина. Не помню, чтобы я когда-либо была так рада физическому контакту с другими, но пару раз я даже засыпала на плече у Влада под мерное потрескивание поленьев огня, и не было на свете ничего прекраснее этого. Я не притворялась, что бы он обо мне ни думал. Я успела привыкнуть к нему, к его продолжительным монологам, во время которых я лишь могла кивать головой и соглашаться, слушая его разинув рот, к его присутствию рядом и постоянным прикосновениям. Он не такой ужасный, как я думала раньше. Нужно было просто познакомиться с ним поближе – тогда бы я еще давно поняла, каким он может быть, когда не вынужден носить маску правителя и когда его не выводят из себя. Влад – оплот спокойствия и надежности.

    [​IMG]

    Спальню дочерей покидала невероятно усталой и помятой, лишенной сил и энергии. На прощание поцеловала обеих в лоб, грустно улыбнулась, вздохнула и направилась к выходу. Постоянные упоминания об их отце выматывают всю душу, выворачивают ее наизнанку и заставляют бояться своих же эмоций и чувств, ранее спрятанных так глубоко, что едва ли я сама о них подозревала, но теперь вдруг оказавшихся на поверхности.

    – Почему я все время умираю, Айо? – вздохнула, опершись спиной о деревянный бортик кровати. Я сидела на полу в ворохе распущенных волос, а за мной на кровати устроилась темноволосая бойка девушка, заплетающая мне косы. – Я устала. Не хочу больше появляться на земле, не хочу раз за разом причинять ему страдания из-за своего проклятия, которое никак не согласится снять Кьяра. Я хочу забыться и заснуть волшебным сном. Навеки.
    Она больно дернула за мою прядь и демонстративно громко фыркнула.
    – Она тебя ни за что не отпустит, разгроми ты хоть весь мир мертвых и устрой разрушающей силы глобальный катаклизм среди живых. Ей нравится дергать за ниточки, – она снова потянула на себя часть моих волос. Дождавшись моего обиженного «ай», продолжила: – А твои для нее особенно прекрасны. Вьюгоцвет был первым цветком, который она создала, первым и единственным совершенным. В него она вложила больше души, чем во все остальные вместе взятые.
    – Но я не хочу ее внимания! Если оно означает, что я никогда не буду счастлива.
    – А тебя никто не спрашивал. Сиди ровно.
    Она продолжила молча меня плести, я же с пустым взглядом смотрела в пол, где расстилался замысловатый геометрический узор.


    [​IMG]

    Заскучать мне не дали. Уже через час из их комнаты раздался испуганный крик на грани истерики:
    – Мама! Мама! Ма-ам!

    [​IMG]

    Захлебываясь рыданиями, Эша пыталась мне объяснить, что ей привиделся очень плохой сон. Мне трудно было узнать, что ее довело до такого состояния, ведь, пытаясь это произнести, она вся оказывалась в слезах и не могла сказать ничего внятного. Раза с десятого ей удалось выдавить из себя, и то потому, что я уже давно обнимала и гладила ее по светлой головке, так что она начала потихоньку успокаиваться:
    – Я не хочу, чтобы ты умирала.

    [​IMG]

    Пришлось покрепче обнять ее и пообещать, что всегда буду находиться рядом и оберегать ее.

    [​IMG]

    Никогда не видела ничего интереснее игры в куклы с собственной дочерью. Не помню, чтобы раньше у меня было такое ангельское терпение, но теперь я лишь с улыбкой наблюдала за ее неловкими движениями и прислушивалась к непрекращающемуся потоку слов:
    – А Мимси вчера опять легла поздно, ты ушла – и она сразу проснулась! – о том, откуда ей это известно, если она в тот момент сама должна была спать, решила не спрашивать. Ябедничать ее потом отучит Амира, причем сделает это даже лучше, чем я, если буду пытаться объяснить все на словах. Тут уж действеннее будет драка, ссора, слезы, а затем трепетное примирение враждующих сторон. – Фиона заходила и щекотала меня, а потом принесла вкусное яблочное пюре и покормила с ложечки. Я не хотела, чтобы она кормила, я сама могу! Но она все равно кормила, и мне захотелось поплакать. И я поплакала. И тоже предложила ее покормить, но она отказалась и ушла. Вместо нее пришла Лилит, она словила Мимси и посадила ее на горшок. Мимси тоже плакала, ведь она хотела сама сесть на горшок, а ее посадили. А еще она сломала свою куклу и пыталась выдать ее за мою, но я же знаю свою куклу! Моя кукла целая и красивая, а ее больше нет. Но ты ведь купишь ей новую, чтобы она не плакала?
    – Конечно, куплю, – поддакнула ей, хотя малышка явно не нуждалась в собеседнике. Она любила разговаривать с самой собой, хвастаясь своими навыками построения предложений. Мимси говорила чуточку хуже, но она и носилась, как угорелая, ей некогда было болтать.
    – Ты добрая, мамочка. Я хочу попробовать кровь, как ты, но Лилит злая, она не разрешает. Но вчера она была тоже доброй, она разрешила потрогать ее клыки. А у меня такие же вырастут? Я трогаю – и у меня не так остро. Но они у меня есть? Или будут? А я вампир же, да? Это круто! Мне нравится. А Мимси ничего не понимает, она не хочет попробовать кровь. Говорит, что гадость, и ест свой шоколад. Ей ничего не нужно, кроме шоколада. Она меня ра-зо-ча-ро-вы-ва-ет! Своими низменными интересами и разв-рат-ным поведением! Она – невозможная женщина! Мне так понравились эти слова. Их вчера папа сказал Лилит, когда приходил и спрашивал у нее, как у тебя дела. И я их даже запомнила. Я правильно их запомнила, мам?
    Что? Влад приходил вчера, а я этого не заметила? Когда он успел и зачем, если не хочет знать обо мне? Он сам прогнал меня прочь.
    – Конечно, правильно. А разве папа вчера приходил? И что ему ответила Лилит, ты помнишь?
    – Только не ругай меня, я не подслушивала! Я случайно услышала.
    Да я ее расцеловать готова за то, что она подслушала конкретно этот разговор!
    – Не буду, – пообещала, погладив ее по пухлой щечке.
    Эша взбодрилась, приосанилась и продолжила:
    – Папа приходил. Ты тогда рассказывала Мимси, что на горшок ходить полезно, и не обратила внимания на меня, а я убежала к лестнице. А там у входа стоял папа и разговаривал! Лилит говорила, что ты не виновата. Но я ведь и так знаю, что ты не виновата! Ты хорошая и добрая. Еще говорила, что есть это вот, объяснение. Но мы его не знаем. Ты ей ничего не рассказывала. А почему ты не рассказывала? А хочешь, расскажешь мне, а я передам Лилит, если тебе страшно? Мне иногда тоже страшно подходить к ней. В этом нет ничего стыдного, мам. Она как крикнет – так сразу страшно! А еще еду приносит гадкую. Называется она «полезная». А папа ей отвечает, что устал. Он поэтому к нам редко приходит, да? Он очень занятой. А еще он сказал, что ты всего его… – она нахмурилась, – съела? Нет. Изъела. Извела! Что значит извела? Это что-то плохое? Из-за того, что ты его извела, у нас с Мимси будет братик? Я не против, а Мимси против. Она хочет, чтобы любили только ее. А Лилит отвечает ему, что ты очень несчастная и одинокая. Запутавшаяся. Ты сбилась с пути. Но с какого пути, мам? Ты ведь не серый волк, чтобы заблудиться в лесу и быть съеденным кровавой шапочкой. Но есть зверей – это фу! Вампиры должны есть людей! Это не фу. Плохая сказка, мне она не нравится. Лучше бы вместо серого волка был серый человек. Вот вырасту – и перепишу! Еще она говорит, что тебе нужна поддержка. И я готова тебя поддержать! Тебе ведь нужна поддержка? А папа говорит, что ты не маленькая девочка. И это правда, это мы с Мимси маленькие, а ты взрослая и красивая. И ты должна отвечать ему что-то. Или за что-то. И может, не ему, а просто отвечать. Он готов простить тебя, потому что он идиот. А что такое идиот? Мне тоже понравилось это слово, я его запомнила и даже Мимси рассказала, ей оно тоже понравилось. А за что папа должен простить тебя? Вы что, поссорились, как мы утром с Мимси? А кто победил? И кто вас ставит в угол, если вы взрослые, но ведете себя плохо? А можно, я вас с папой поставлю? Хотя бы разочек! И вы с ним подумаете о своем поведении, юные леди! А потом он еще говорит, что именно поэтому не хочет тебя видеть. Потому что простит. Он мужчина, мам, и я его не понимаю. У них мозги другие, что ли? Если он хочет простить, то как это сделает, если не будет видеть? Даже Мимси умнее. Тебя надо всегда прощать, даже если ставишь нас в угол, а мы обижаемся. О! – в ее крохотной головке только что родилась гениальная мысль, судя по широко раскрытым глазам и поднятому вверх указательному пальцу. – Может, ты его поставила в угол, и он обиделся? Давай я с ним поговорю и расскажу, что это совсем не страшно.
    – Нет-нет, не стоит, милая. Продолжай, что там было дальше?
    – Он заметил меня, обнял и ушел.
    Я не сдержала разочарованного вздоха. Конечно, Эша успела рассказать мне достаточно, чтобы сделать определенные выводы, но мне хотелось узнать гораздо больше. Хотелось пойти к нему и поговорить по душам, да вот только позволят ли мне это сделать демоны?
    «А ты попробуй», – тут же отозвались они.

    [​IMG]

    Из завалов старых вещей я нашла деревянного коня, которого когда-то сделала под руководством претворившегося отшельником Влада. Как давно это было! А еще, помнится, я пообещала себе, что подарю эту фигурку своим детям.
    Пришло время.

    [​IMG]

    Амира отчаянно ревновала меня к Эше, хотя я старалась никого из них не выделять, да и любила каждую одинаково. Малышка просто не могла смириться с мыслью, что она не единственная и неповторимая в моей вселенной, а их тут бегают как минимум две. Это было главной, но не единственной причиной всех ссор и драк, которые всегда заканчивались слезами, надутыми щеками и посиделками спина к спине в общем для них угле.

    [​IMG]

    Я чуть ли не каждый день с ней об этом говорила, что люблю всех в равной степени, но она почему-то в упор мне не верила. Обнимала, улыбалась, а потом снова лезла к Эше с обвинениями, что ее любят больше.

    [​IMG]

    Мне одно лишь интересно: когда все в моей жизни пошло наперекосяк? Почему именно в тот момент, когда я могу сказать, что практически счастлива, я осознаю всю горечь прошедших и предстоящих потерь, а еще слышу леденящий душу замогильный смех Эака, готового проводить меня в последний путь?

    [​IMG]

    Без изменений
     
    not4you, Amethyst, sol_nitra и 18 другим нравится это.
  17. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 24 янв 2018 | Сообщение #36
    Спойлер

    Я перестала ориентироваться во времени и пространстве. То, что еще вчера было реальностью, сегодня казалось мне странным видением, нашептываемым подлым сознанием, ну а то, что раньше вызывало лишь недоумение, становилось живее и правильнее всего происходящего. Я жила не то настоящей действительностью, не то собственными заблуждениями, огненными смерчами кружащими в моей голове. Меня было много. Больше, чем того бы хотелось, хотя не буду отрицать, что я все же могла быть одной.
    Давайте познакомимся.
    Меня зовут Лавиния. Я в смятении.
    Отчетливо помню, что мне пятьдесят пять лет. Я еще молодая неопытная вампирша, хоть и достигшая достаточных высот в способностях и магии, чтобы формально называть себя великим магистром, но это записано лишь на бумажках. У меня есть сын, двое дочерей и вскоре родится еще один ребенок. На холме у моего дома отчетливо виднеется величественный, хоть и небольшой по размерам замок, где живет мой муж. По соседству обитает мужской коллектив Ваторе, а в моем доме женская их часть.
    Вьюгоцветы уничтожены. Страстоцветы продолжают сохранять свое лидирующее положение в Совете, но только благодаря непоколебимому авторитету и мощи Владислауса Штрауда. С раннего детства я живу у Страстоцветов, к которым попала по воле случая. Все очень неочевидно: сперва я думала, что меня увезли насильно, чуть ли не продали Владу; теперь же я не возьмусь утверждать наверняка, кому из рассказчиков о тех событиях можно верить. За то, как и кем я родилась, меня желает уничтожить вампирская элита остальных восьми кланов. Особенно меня недолюбливают Огнецветы за смерть одного из детей главы клана, хоть и отстраненного от наследования трона. Не знаю, как это оказалось возможным, но моя мать была вампиром, а отец – одним из демонов, возможно, жнецом, поэтому я в равной степени принадлежу как живым, так и мертвым, и просто черт знает, что меня ждет после смерти.
    Я слишком часто ошибалась. Непростительно много. Мне нужен уже не второй шанс, а как минимум десятый, вот только какой кретин продолжит наступать на одни и те же грабли, когда видит, что я не меняюсь? Никто не поверит, что в этот раз я на самом деле стала другой. Меня всегда прощали и продолжают прощать, но после этого относятся со снисходительной осторожностью, как к глупому ребенку, который начудил, но с той лишь поправкой, что я уже давно взрослая, и подобные промахи становятся уже непозволительными. В самом деле, они что, идиоты снова доверять мне? Я бы не стала. И от этого вдвойне больней и грустней. Я так люблю саму себя, но не могу не признать, что я сама стала причиной всех своих бед.
    Внутри меня ярким светом сияет ледяной вьюгоцвет. Бьется, пульсирует, плачет от сковавшей его своими обжигающими тисками боли. Вместе с ним готова кричать и я, вот только наружу выходят лишь рваные хрипы и горькие слезы.

    [​IMG]

    И меня зовут Лавиния. Я жила еще до зарождения вампиризма.
    Я помню лишь обрывки былых воспоминаний, будто бы кто-то неаккуратно прошелся по ним ластиком, оставив лишь часть написанного карандашом текста и неясные следы, которые, если постараться, можно восстановить. Нужно ли? Хочу ли я знать все, что оказалось скрытым от меня? Может, то было подарком судьбы?
    Тогда что же меня привело к этому дереву, в сердцевине которого зияет пустота и искривленное пространство?
    Медленно вдыхаю на удивление чистый для полянки, расположенной в нескольких шагах от проезжей части, воздух. Здесь не было слышно ни звуков проезжающих машин, ни назойливых криков людей или даже звуков обитающей живности: не было ничего, что роднило этот мир с окружающей действительностью. Мы были отрезаны от всего.
    «Приди», – в голове пронесся на удивление знакомый женский мелодичный голос, значивший для меня так много в прошлом, а теперь… Да и теперь. Я не помнила, но чувствовала, что со мной говорит кто-то важный и дорогой моему сердцу.
    – Приду, – пообещала ей и снова прикрыла глаза, стараясь почувствовать нити энергии, пронизывающие все пространство вокруг.

    [​IMG]

    Я, как ни странно, тоже Лавиния. И я не понимаю, зачем меня привели в это жуткое место, зачем меня так манит зайти внутрь столь омерзительный женский голос, который принес мне сплошные страдания, но не счастье или любовь. А я любила. Любила так, что едва ли представлялось возможным забыть, но та дура, с рождения потерявшая память, снова все испортила! Ей даже чертово проклятие не пригодилось, она собственноручно провернула все так, как Кьяра себе даже представить не могла. Сама все испортила! Не она, а я! Черт возьми, какая путаница! Дура! Мы все – одно. И все дуры. Как же трудно обитать в теле, у которого так туго с памятью!
    Не помню, что происходило, куда я бежала и зачем жила, но на языке вертится одно-единственное имя. Влад. Я готова повторять его как священную мантру, цепляться за него как за единственный оставшийся в моей жизни после того, как у меня отняли все, якорь, кричать и шептать его, певуче растягивать, наделяя магической силой, или резко выдыхать, но никогда не оставаться равнодушной. Он был моим спасением в этом мире, где Кьяра никогда не позволит мне умереть. Права была Айо! Которой она же меня и лишила, приставив мне в помощницы вместо моей дорогой подруги, прошедшей со мной через огонь и воду, нахальную и самодовольную Элис. Обе были сгустками темной стихии. Иного моя сущность не допустила бы рядом с собой, потому что Кьяра каким-то образом вложила в меня свет, которым сама никогда не обладала, и для равновесия мне жизненно необходима была сильная тьма, способная держать меня под контролем. Любой другой душе не пригодилась бы такая поддержка со стороны, но я была первым и любимым детищем повелительницы всей энергии двух миров. В меня она вложила столько самой себя, что мне обязательно нужен был рядом тот, кто способен удержать мой разум в равновесии. Я склонна сходить с ума и портить жизнь всем вокруг, начиная с самой себя и заканчивая теми вампирами, для которых бьется мое сердце. Из-за того, что Эак умудрился спрятать меня и запереть мою память, в этой жизни я оказалась без столь необходимой мне помощи живой стихии, и теперь ледяной свет вьюгоцвета разрывает меня на части, снедаемый враждебной тьмой тысяч демонов.
    «Зайди внутрь, и я избавлю тебя от них», – прошелестел вместе с буйствующей зеленью все тот же спокойный голос.

    [​IMG]

    Мы уже выяснили, что все мы Лавинии. Все мы – одно целое, но явным преимуществом среди нас обладает лишь одна, та, что провела жизнь в изоляции от остальных воспоминаний, та, что волей коварного жнеца оказалась втянута в смертоносную игру, из которой едва ли удастся выбраться живой. Только она была цельной личностью, которая помнила о себе все. А я… Я даже не могу понять, когда и как я жила!
    «Успокойся, дитя. Загляни внутрь ствола и шагни во тьму», – снова попросила меня Кьяра.
    Ветер шелестел, гоняя по ветру прекрасных бабочек, болезненным свистом отзываясь в моей голове. Никто из проходящих мимо людей не замечал, что происходит, все кривили лица и старались обходить это место стороной, будто бы видели не свежую поляну, а мусорную благоухающую свалку.
    Осторожно положила руку на край зияющей дыры внутри дерева, и оно жалостливо скрипнуло под моей ладонью. В какой-то момент мне начало казаться, что сейчас его тяжелые ветви опустятся и подтолкнут меня вперед, избавляя от сомнений в правильности происходящего. Это же безумие лезть в ствол! Что я там найду? Пыль, жуков? Скорее уж застряну на веки веков!
    Ветки не опустились, но невидимая сила решила все за меня и с ощутимой силой потянула в зияющую темноту.

    [​IMG]

    Не успела я зажмуриться и закричать, как вдруг оказалась в удивительном месте, которое не помнила ни одна из моих личностей.

    [​IMG]

    Прошлась по округе, не переставляя удивляться чудесам, которые таит в себе мир. Когда уже кажется, что давно не осталось места никаким чудесам, жизнь приносит тебя сюда, в этот до невозможности странный розовый мир, где сочное буйство растительности переплетается с затаившейся в глубоких тенях тьмой. В воздухе разливается будоражащий душу и воображение запах лаванды с примесью замогильной гнили, от которой мурашки шли по коже. Внешне все казалось таким обманчиво тихим и спокойным, ласковым и заботливым, но атмосфера царила такая, что мои нервы натянулись до предела, ожидая, что из любого милого кустика на меня могла смотреть серьезная угроза.
    Безмятежность и охватившая душу тревога. Идиллия и борьба. Дикая смесь всевозможных чувств, готовых в любой момент рвануть ледяной волной, разрушающей все на своем пути, щадящей лишь тех, кто дорог мне.

    [​IMG]

    На розовый камень у пруда, на поверхности воды которого у небольшого водопада рождалась радуга, примостилась синекрылая бабочка, крутящаяся, как мне показалось, вокруг меня еще с предместий того дерева. Казалось, ее одну не коснулось замедленное течение времени этого места, где сама природа лениво влачила свое существование, не спеша выбирать между светом и тьмой, каждый из которых мог обернуться как добром, так и злом, ведь между ними не было никаких границ. И в этом поразительном мире, где вечно существовали в гармонии две противоборствующие силы, это становилось как никогда раньше понятным. И святая благодетель может улыбаться, скрывая за собой боль, хаос и гнилую душонку, и за холодностью и равнодушием может стоять такая светлая сущность, что впору ослепнуть. Нет ничего очевидного в этом мире, но только не для того, кто умеет смотреть всем своим трепетно бьющимся в поисках счастья и любви, готового раздаривать свет сердцем.
    Бабочка улетела, как только я приблизилась. Зато за валуном нашла удочку, и что-то меня потянуло порыбачить. Никогда раньше этого не делала, но сейчас тело двигалось будто бы за меня: не так, как принуждали демоны, а мягко, оставляя мне возможность выбора.

    [​IMG]

    Я внимательно следила за тем, как поплавок медленно скользит по идеально ровной водной глади, как голый крючок стремится вниз, к непривыкшим к человеческому вниманию рыбкам, которые мелкой стайкой ускользнули прочь. Улыбнулась им, в глубине души обрадовавшись, что ни одна из них не окажется пойманной мной и продолжит свою жизнь. Не знаю, зачем я тогда продолжала стоять с удочкой наперевес. Чуда ждала от небольшого озерца, где ясно просвечивалось дно и не могло быть никакой загадки?
    – Лавиния, – голос откуда-то сбоку из кустов заставил меня вздрогнуть и попятиться назад.
    Прямо на меня смотрели чудовищные красные глаза, мерцание которых мешало мне различить всю фигуру. Да и была ли она, или то были просто две сияющие точки?
    – Не бойся. Продолжай рыбачить.
    Невольно прижала свободную руку к успевшему заметно округлиться животу, словно я могла оградить так ребенка от неизвестной опасности.
    – К-кто вы? И где?
    – Не здесь. Ты слышишь лишь мой голос. Не останавливайся, я же просила, и слушай.
    Это было настоящим безумием довериться тому, чьего лица я даже не видела. Обманчиво-ласковый голос обволакивал собою сознание, притупляя бдительность и прося поверить ему. Уже в который раз довериться. И я сдалась, расслабившись и продолжая наблюдать за удочкой. Только буркнула себе под нос:
    – Ладно. Давно не виделись, Кьяра.
    Она рассмеялась, а я в ленивом ужасе уставилась на собственные руки, ища там ответ на вопрос, почему с моих губ сорвалась последняя фраза. Я ее не хотела говорить. Я даже не знала, кем является эта женщина! То, что ее зовут Кьяра, не давало мне никаких ответов
    – Натворила ты дел без меня, Лави, – заявила она, когда отсмеялась. Не понимаю, что ее могло так развеселить, но спросить не рискнула. – Я просмотрела всю твою последнюю жизнь, когда сумела наконец обнаружить тебя, и знаешь, что потрясло меня более всего остального? Ты была так непростительно близка к свету! Тебе оставалось сделать последний шаг – и чары бы рухнули, не выдержав натиска твоей силы, которая уже готова была вырваться наружу. Но ты снова оступилась, полезла к огню. Не твоя стихия, но тебя буквально манит к нему, будто есть в этом запретном и недоступном тебе некое очарование, которое не коснулось привычных тебе вещей.
    – Я не виновата! – воскликнула я в отчаянной попытке защитить себя, вот только был ли смысл лукавить перед той, кто знал обо мне все?
    И снова этот смех, от которого в душе поднимается волна страха. Было еще одно чувство, очень странное и непривычное, будто бы внутри меня какой-то чужеродный, но такой родной сгусток энергии недовольно зашевелился. Впрочем, ощущение быстро пропало, сменившись привычной тишиной.
    – А кто еще? Неужели ты хочешь сказать, что, обладая возможностью проломить мои чары, случайно пустив трещины по мощным оковам Эака, сдерживавшим твою память, не справилась с кучкой низших демонов, которых заключил в тебя возомнивший многое о себе жнец? Сила всегда была внутри тебя, Лавиния, но ты предпочла от нее отвернуться. Может, ты пыталась сделать что-либо кроме того, чтобы реветь и жалеть себя? Нет? Ну так и на что ты смеешь жаловаться? Не получилось у нее! А ты пыталась?
    – Да, я пыталась! Я всей душой жажду избавиться от этого гнета, но я не могу! Их много. Они сильные, а я слабая!
    – Вся слабость у тебя в голове. Ты всегда была изнеженной и мягкой, но последняя жизнь совсем разбаловала тебя. Перед тобой не было никаких испытаний, какие ты не смогла бы преодолеть, но ты раз за разом оказывалась на дне, совершала ошибку за ошибкой, но, что удивительно, только под конец стала задумываться о том, что стоит сменить линию поведения! Удивительное открытие! Ты когда-нибудь научишься жить нормально, или мне нужно постоянно ходить за тобой и подтирать сопли?
    Упрямо поджала губы.
    – Простой убей меня. Я не хочу так жить. Мне надоело перерождаться. Прекрати все это! Немедленно! – крикнула я и даже топнула ногой, в дело вступила обрывочная память о прошлых жизнях. Они помогали мне вести этот диалог. – И освободи Влада, черт возьми! Он не заслуживает всего того, что получил от меня! Это была глупая ошибка, я тогда была совсем ребенком. За что меня наказывать сейчас, Кьяра? Я уже все давно поняла. Я не хотела убивать жнеца! Отпусти всех нас!
    Я чувствовала себя истеричкой, но нервы были уже буквально на пределе: мне казалось, что вокруг меня воздух заискрил, отдаваясь возросшему напряжению.
    – Ты ничего еще не поняла. Не наказание это, дурочка, а спасение твое, от которого ты упорно воротишь нос, но не для этого разговора я позвала тебя сюда. Твое дело жить и дальше в заблуждении, раз ты не стремишься выйти из него и найти свой путь к свету. Лишь с одним я тебе помогу сегодня: из-за твоих ошибок не должен страдать целый мир.

    [​IMG]

    Что-то клюнуло, и мне пришлось приложить немалые усилия, чтобы выдернуть долгожданную добычу из воды. Какого же было мое удивление, когда на свет вывалился загадочный ящик и едва не въехал мне в нос, когда я потянула его на себя чересчур сильно, ожидая, что словила крохотную рыбку, ведь что еще могло попасться в этом небольшом водоеме?

    [​IMG]

    – И что это такое? – потрясла коробочкой перед носом, но, что удивительно, не услышала никакого характерного звука изнутри, будто бы она была пустой. Вот только весила аномально много для такого материала!
    – Спасение. Это может помочь изгнать всех непрошенных гостей обратно домой. Как только ты посадишь семечко в землю, все темные сущности перейдут туда. Пока оно будет расти и процветать, будет идти борьба между миром, отчаянно не желающим пускать чужаков на свои территории, и жалкими завоевателями. Дальше все будет зависеть только от тебя: все твои дети чисты, но ты останешься здесь единственным созданием мира мертвых и своим телом вечно будешь нарушать всеобщий баланс сосуществования двух измерений. Я не могу спустя столько лет выжечь из твоей крови то, что так старательно привнес в нее Эак с легкой руки моего мужа, как и повернуть время вспять, чтобы сразу обнаружить твое новое перерождение. Эак уже получил свое, когда выяснилось, что он намеренно скрывал тебя и использовал в своих корыстных целях без моего на то разрешения, но слишком поздно исправлять все ошибки. Легче перечеркнуть их, чтобы потом начать все вновь.
    Обняла себя руками за плечи, опустив ящичек на землю возле себя. Все равно некому ее было красть, а по коже вдруг прошелся мороз, чудом долетевший сюда с северных краев, где властвует неумолимый безжалостный вьюгоцвет.
    – Я тебя не понимаю. Ты же говоришь, это средство изгонит всех демонов.
    – Все ты прекрасно понимаешь, но не хочешь признавать. Я настоятельно рекомендую тебе погибнуть, как только разрешишься от ребенка. Ты наломала таких дров, что все только облегченно выдохнут, избавившись от твоего присутствия, да и порченная кровь не даст тебе почувствовать себя счастливой. Тебе нужно сбросить все оковы, Лави, освободить себя и свой разум. Эта оболочка сама тебя тянет ко дну: ты ведь уже медленно, но верно слепнешь. Оно тебе надо, так жить?
    – А если я не хочу умирать?
    – Он и дальше будет страдать.
    Что ж, разговор был прост. Знать бы еще, кто этот загадочный он, но ответ лежит буквально на поверхности. Я знала о нем, но все никак не могла признаться в этом себе самой. Тот, кто уже давно дорог и люб мне с первой нашей встречи много моих жизней назад. Тот, кому я так и ни разу не смогла высказать это, ведь вечно мешали люди и обстоятельства, даже не смогла намекнуть или показать, потому что всегда была беспросветной дурой. Тот, кто по моей милости испытал такое, чего не пожелаешь ни одному живому существу. Тот, кого я не единожды едва ли не уничтожала морально, обладая над ним практически безграничной властью – любовью, которую не умела грамотно применить во благо обоим. Влад.
    Мне правда жаль, но я не умела иначе. Я чудовище, которое рушит все, к чему только прикоснется.

    [​IMG]

    Отвернулась от мерцающих в тени глаз и снова решительно закинула удочку. В тот момент я не думала об улове как таковом, меня вообще это никогда не волновало, но мне нужно было отвлечься от невеселых дум и скрыть трясущиеся руки, занять их каким-нибудь делом, а там со временем и мысли успокоятся, выстраиваясь в стройный ряд. Я уже ничего не могла исправить, и от осознания этого простого на первый взгляд факта хотелось рвать на себе волосы и в каком-то волчьем безумии завыть, жалуясь миру на вселенскую несправедливость. Из-за дурацкого проклятия-наказания, которое наложила на меня Кьяра, мы с Владом никогда еще не были счастливы. А мы ведь были так близки! Если бы я смогла ему тогда рассказать все, поделиться болью, приветливо распахнуть всю свою душу, он бы понял и принял меня. Наша история закончилась бы счастливым финалом. Пусть некоторые ссоры и склоки были бы неизбежны в дальнейших отношениях в силу моего и его характера, но мы были бы вместе. Он мне нужен, как воздух, и я ему, надеюсь, тоже, раз он до сих пор не забыл меня. За столько лет! А ведь из-за меня он, такой молодой и еще не утративший блеска глаз, в свое время поседел, из-за меня так рано понял, насколько несправедливым и жестоким бывает наш мир, осознал всю горечь потерь и разочарований. Я была его сплошным несчастием, а он даже спустя тысячелетия захотел меня увидеть своей женой. Он самый настоящий псих и мазохист! Но я… рада. Рада, что он не отказался даже в мыслях от меня. Что не может забыть и убрать навсегда из своей жизни. Я сволочь, но я рада!
    Теперь, когда я вспомнила часть былого, все встало на свои места. Его поведение, то отстраненно-холодное, пока Влад еще пытался держаться на расстоянии и не обжечься снова, то сносящее огненными волнами все вокруг, когда я (единственная, кто мог! Единственная, к кому он не был равнодушен!) выводила его из себя. На его месте я бы давно прибила меня за то, что я вытворяла с ним, а он…
    Череду моих размышлений о муже прервала Кьяра.
    – Мне жаль, Лави, – мне показалось, или ее голос был полон сожаления и боли?

    Я обессиленно опустилась на колени у хладного трупа моей лучшей подруги, которой я могла доверить любые свои тайны, которая всегда была готова помочь мне; моей духовной сестры, ставшей мне единственной родственницей за все долгие годы жизни как в телесных оболочках, так и в виде бесплотной души, ждущей часа своего перерождения; моей милой Айо. У меня не было слез, чтобы пережить свое горе, а лишь снедающая все внутри пропасть в сердце размером с разросшийся до невиданных размеров колючий вьюгоцвет.
    – Мне жаль, Лави, – чьи-то теплые руки подняли меня и прижали к себе, унося прочь из комнаты. У меня не было сил сопротивляться. – Девочка моя, тебе нужно было сбросить оковы. Она тебе мешала жить и двигаться дальше. Она – твой враг, а я единственная, кому ты можешь доверять. Не велика потеря, я найду тебе новую стихию, ты никогда не будешь одна. А хочешь, я подарю тебе любовь, девочка? Это будет забавной игрой. В следующий раз.
    – Хочу умереть. Не хочу перерождаться. Освободи меня, – прошептала безжизненными губами, не отрывая взгляда от закрывшихся дверей, где на белоснежном ковре лежала Айо с проткнутой кинжалом Кьяры грудной клеткой.
    – Нет.
    Я скорее поняла, чем почувствовала, что мне в живот вошло острое лезвие, которых у моей создательницы было не перечесть.
    – Ты не смогла бы жить дальше с таким грузом. В следующий раз все будет хорошо, – тепло улыбнулась мне женщина, погладив по щеке, пока я в немом удивлении выпучила на нее глаза.
    Сил не хватало даже на то, чтобы прижать руку к кровоточащей ране, и я просто осела на пол, успев заметить, как Кьяра занесла руку для еще одного удара.


    Я закричала, мечтая проснуться и осознать, что всего этого не было, что это лишь грязные кошмары, а не настоящие воспоминания прошлых жизней.
    С отвращением отбросила в сторону удочку, но не рассчитала силы, отчего та с треском разломилась надвое, упав на камни.

    [​IMG]

    Бежать отсюда нужно! Нет, быстрее улететь! Подальше от этой чертовой психопатки, чья сила, похоже, в достаточной мере вырастает лишь в этом месте, раз в Лощине она сумела до меня дотянуться лишь отголосками своего могущества.
    – Я… э… Мне пора. Пока.
    Вытащила из ящика заветное семечко странной формы, но рассмотреть подробнее решила его дома, когда окажусь далеко от этого чертового места.
    Хотела влететь внутрь летучей мышкой, преодолеть пространство и оказаться дома, но план не удался, поскольку я случайно врезалась в дерево выше прохода и от силы удара потеряла сознание, повалившись на землю.

    [​IMG]

    За то время, пока я приходила в себя, ничего страшного не произошло. Я не умерла, если быть точной, за свое же психическое здоровье ручаться не могла. Встала, отряхнулась и уже аккуратно выбралась наружу.

    [​IMG]

    Может, это было самой ненормальной вещью, которую я только могла сделать, но дома я первым делом посадила то странное семечко, приговаривая, чтобы все непрошенные постояльцы в моем теле катились в пропасть. Они недовольно ворчали и суетились, пытались помешать, но меня ограждало от них чужое едва знакомое влияние, которое мешало им снова подчинить мою волю.
    Я обиженно засопела. Где была эта Кьяра, когда я не могла сказать ничего Владу из-за демонов? Где она была, когда меня насиловали? Почему не пришла и не помогла тогда? Ждала, пока у меня все станет хуже некуда?

    [​IMG]

    Я почувствовала, как из меня хлынул темный поток, очищая внутреннее пространство от этой гадости. Мой сын, который рос внутри (отчего-то я была уверена, что это именно он), мог теперь спокойно вздохнуть, избавившись от нежелательного соседства, хотя не уверена, что демоны затрагивали физическую оболочку. А вот на энергетическом уровне они могли давить на малыша или даже красть часть жизненной энергии, предназначенной для него. Черт их вообще знает!
    Все они оказались в рогатом зернышке. Представить страшно, что за растение может из этого вырасти, если еще и учесть, кто стал ему удобрением.

    [​IMG]

    Дома все было как обычно, будто бы я никуда и не уходила. Амира носилась, как угорелая, пока Эша тщетно пыталась ее нагнать. А еще они полюбили игру в прятки, и в ней как раз и стало понятным, кто их них умнее. Пока Эша растерянно оглядывалась по сторонам, Мимси тихо хихикала внутри ящика с игрушками. Вот разбойницы!
    Лилит стояла рядом с обреченным видом и следила, чтобы они ненароком не убили себя и все вокруг в процессе своих бурных игр.

    [​IMG]

    В долгожданные минуты тишины одна любила складывать кубики, а вторая рассматривать красочные картинки в детских книжках и без умолку при этом болтать, описывая все, что только видит вокруг себя. Мимси в честь этого научилась говорить: «Замолчи, женщина», при этом забавно размахивая руками и делая негодующее выражение лица.

    [​IMG]

    Горшки их пришлось растащить по разным углам, чтобы они не ссорились. Как оказалось, они друг друга достанут и заденут даже сквозь преграду в виде Лилит.

    [​IMG]

    Фиона занята выправлением школьных оценок не самым типичным способом: она решила, что, раз может взломать некоторые банки, то школьную систему уж подавно. Так она себе и рисует красивые оценки, не удосуживаясь при этом посещать школу. Лилит ворчит, но кто же сдвинет с места эту гору лени, которая делает все, лишь бы как можно меньше трудиться? Ради этого она и изучает программирование и целыми днями проводит за компьютером.

    [​IMG]

    Я стараюсь побольше гулять по Лощине, вдыхая в себя кружащие голову ароматы хвои и лиственных деревьев, которых было в изобилии в этих краях. Не хочу проводить время дома, ведь там все непременно увидят, что я хожу слишком грустной и задумчивой, и начнут расспрашивать обо всем на свете.
    А еще я думала о муже. Я очень хотела зайти к нему и все рассказать, раз теперь мой рот больше не скован, вот только нужны ли ему мои оправдания сейчас? Поверит ли он словам, которые любому смертному покажутся дичайшей небылицей? Он еще посмеется и прогонит прочь, если не продолжит, конечно, вовсе делать вид, что не замечает меня.
    Нет, не пойду к нему. Я не выдержу, если он не поверит, а мне ведь еще нужно ребенка родить, который заслужил право увидеть этот свет. Не знаю, что потом будет со всеми моими детьми, если я покину этот мир, но я буду верить, что все они справятся без меня. У Амиры и Эши есть Влад, который их не бросит, Тристан растет у Калеба, а этот малыш… И он найдет живую душу, которая поможет ему не просто выжить, но и почувствовать себя хотя бы в малой степени счастливым.

    [​IMG]

    Может, сорвусь с обрыва вниз, когда придет время. А может, и нет.
    Не хочу умирать, когда только освободилась от демонов. Когда вспомнила о своей свернувшейся калачиком в груди хрупкой любви, которой не хватит времени, чтобы расцвести. Никогда не хватает.
    Слишком, черт возьми, поздно!

    [​IMG]

    12 + 0,5 (за 50 очков достижения "Тук-тук") = 12,5
     
    not4you, Amethyst, NatalyNord и 14 другим нравится это.
  18. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 29 янв 2018 | Сообщение #37
    Спойлер

    После разговора в розовом мире я впала в странное состояние духа: мне хотелось всего и одновременно ничего, лишь забиться в дальний угол комнаты и не вылезать оттуда, пока силком не вытащат, заставив дать объяснение своему поведению. На меня уже и так все смотрят, как на сумасшедшую, и мне не хотелось усугублять это впечатление, так что пришлось взять себя в руки, улыбнуться черным туманам Лощины и выйти из дома. Я уже решила для себя, как поступлю, но перед этим мне нужно было поговорить и попрощаться со всеми, с кем хватит душевных сил встретиться лицом к лицу.
    Первым в списке был Тристан. Мальчик, которого я по незнанию и случайности назвала чужим именем, ведь он не Тристан и не может им быть, поскольку настоящий, тот, кто нужен был Эаку и демонам, рос внутри меня, готовясь вновь увидеть этот свет. Теперь я была точно уверена, что малыш не пропадет, он ведь уже не раз рос без меня. Я слишком часто погибала, оставляя ребенка на чужих руках, если вообще доживала до момента своей беременности. Можно даже сказать, что наши с Тристаном (не тем, кто сейчас стоит и прожигает меня жалобным взглядом, а тем самым Тристаном) пути чаще расходились. Нам редко доставалось даже несколько лет, чтобы прожить вместе. Это я отчетливо помню, и за это мне неудобно и стыдно перед сыном, который продолжает цепочку наших перерождений, связанный со мною воедино.
    – Мам. Мне кажется, они надо мной издеваются. Я устал, – заныл мальчик, стоило мне только вывести его за порог дома.
    – Не издеваются, а учат, – усмехнулась я, потрепав его по лохматой макушке. Хоть бы постригся, что ли, а то ходит тут, скоро косы заплетать можно будет.
    – А, ну да, большая разница, – пробурчал он себе под нос, чем удостоился моего удивленного взгляда. В детстве он был милым мальчиком, насколько я помню, от него не исходило столько зла и недовольства. На душе заскреблись кошки: правильно ли я сделала, что отдала его на мужское воспитание? Может, стоило упереться и оставить его при себе? Позволили бы мне сделать так?
    Снова внимательно оглядела сына с головы до ног и пришла к выводу, что он всего-навсего лентяй. Пусть остается, ему еще не пользу пойдет потрудиться. И этот несчастный взгляд нисколько меня не трогает: он явно переигрывает, силясь надавить на мою жалость.

    [​IMG]

    – Дай я тебя обниму лучше, – улыбнулась ему и неловко пригнулась, чтобы иметь возможность прижаться щекой к его щеке и почувствовать хотя бы в последний раз тепло его тела. – А учиться надо, слышишь? Выдержишь все и станешь настоящим мужчиной, чтобы мне не пришлось за тебя краснеть. Ты ведь немаленький уже, должен понимать, что главный в Лощине Влад, и только от него зависит твое благополучие. Бездарей у себя он не держит.
    Захотелось грустно ухмыльнутся. Не считая меня, конечно, но у меня было серьезное преимущество перед всеми полезными членами общества. Даже сейчас я еще жива только благодаря тому, что Владу не нужен громкий скандал, и, если он все еще продолжает что-то ко мне испытывать, несмотря ни на что, его чувствам. Учитывая то, что говорила мне Эша о его неожиданном визите в мой дом и разговоре с Лилит, это должно было быть правдой, от которой по внутренним полостям разливается приятное тепло. Мне кажется, что это Кьяра нас когда-то подтолкнула по направлению друг к другу, она сплела воедино нити наших судеб, которые никогда не порвутся и не раскидают нас по разным концам мира так, что мы не сумеем найти друг друга в этом океане времени и тел. Если мне не отрубит память, как произошло сейчас, я всегда буду чувствовать его.
    Я не могла дать ответ на вопрос, что я такое. Я помнила далеко не все, а больше всего о Владе, что волновало меня конкретно сейчас. Не знаю, откуда я произошла и зачем продолжаю жить, кто такие стихии вроде Айо и Элис, о которых постоянно всплывают воспоминания, что из себя представляет сумасшедшая Кьяра и по каком праву она руководит всеми. Просто не знаю. Слишком много фрагментов паззла было утеряно, чтобы восстановить исходную картинку. Цельными были лишь вереницы чувств и эмоций: трепетно-нежная сестринская любовь к моей милой Айо, безвременно почившей; теплота при мысли о Тристане, которого не видела и не знаю, но чувствую, что он мой; безумная привязанность и отталкивающий страх по отношению к самой Кьяре; наконец, выходящие за все рамки разумного и даже фантастического болезненные мечты о Владе вперемешку со страхом однажды окончательно его потерять, с желанием прекратить все его мучение, виновницей большинства из которых была именно я, которая своими неосмотрительными действиями, а скорее вечным бездействием все всегда портила! Я сгорала в огне, я топилась в водах холодного океана у сердца родных земель и с громким криком падала на колючие кусты вьюгоцветов, обросших вдруг шипами.

    [​IMG]

    На улицу выходят муж Лилит и сын Калеба, Рик. Я едва узнала второго, ведь в последний раз видела его, когда он еще свободно помещался под столом и рыдал по поводу и без, давя на мои нервы. Он посмотрел на меня сверху вниз (вымахал так!) презрительным взглядом и фыркнул, выказывая все ко мне отношение.
    Я разозлилась, все внутри буквально вскипело от бешенства и готово было в любой момент рвануть, дождавшись нужного толчка, но огромными усилиями мне удалось сдержать себя, холодно поприветствовать всех и сразу же попрощаться, ведь выяснилось, что мужчины уходят по каким-то своим важным делам, да еще и берут моего сына с собой.
    Мне очень не хотелось, чтобы у мальчика была такая компания, но я не могла ничего сделать. Рядом с такими моральными уродами может вырасти непонятно что, они все потом еще поплатятся за такое воспитание! Один только Калеб нормальный из жителей этого дома.

    [​IMG]

    Осторожно зашла внутрь, чувствуя, как под ногами скрипят половицы. Несмотря на то, что в доме обитают лишь мужчины, здесь было не удивление чисто и свежо, будто бы недавно совсем проводили генеральную уборку. Гораздо чище, чем у нас с Лилит и Фионой, где быстрее мусорят и пачкают все, чем избавляются от последствий. После смерти Саммер мы не сумели отыскать нормальную слугу и справлялись уже своими силами.
    – Привет, – я отчего-то замялась на пороге, глядя, как он вольготно расположился на диване в гостиной.
    – Лав, ты чего замерла? Проходи и присаживайся. Хорошо, что пришла, разговор есть. Давно хотел уже с тобой поговорить, да все никак не мог выловить: то тебя дома не было, то я был занят, то Лилит на меня шикала мегерой и злющей змеей, едва ли ядом не плевалась, чтобы я не трогал несчастную девочку. И не объясняла, а почему это ты, собственно, несчастная.
    Опустила взгляд вниз и прошла мимо, стараясь сохранять максимально возможную дистанцию, и примостилась на самом краешке дивана.
    – Все в порядке, Калеб. Нет ничего такого, что я могла бы рассказать. Все как обычно.
    – Все настолько обычно, что ты вынашиваешь ребенка от постороннего мужчины, что тебе хватило наглости врать мужу, что это его будущий сын, а сам господин пребывает в холодной ярости. К нему даже подойти нельзя, не опасаясь за собственную жизнь: он настолько погружен в себя, что едва ли замечает, что происходит вокруг него. Мне кажется, это не вяжется с образом идиллии в семье. Будем откровенны друг с другом: у вас с ним все очень плохо. Катастрофа. Что ты вообще творишь, Лав? Чего добиваешься? Твой муж не железный и не вечный во всех вопросах, которые касаются тебя.
    – Я не знаю, в чем проблема, – я все еще чувствовала себя зажатой и не спешила давать ему ответы на вопросы.

    [​IMG]

    Тогда вампир тяжело вздохнул и ловким движением руки притянул меня ближе, усадив практически вплотную к себе и заставив смотреть прямо на него. Было трудно укрыться от пронзительного взгляда светлых глаз, и я невольно застыла, читая в них вопрос и укор. Калеб осуждал мой образ жизни, видя его несколько распутным, и не скрывал этого.
    – Я пытался поговорить с господином, но в таком состоянии он против незапланированных бесед. Единственная, кто может пролить свет на то, что у вас там происходит, – ты. Я просто хочу помочь вам и Лощине, раз уж так вышло, что ссоры с тобой не способствуют продуктивному управлению кланом у господина. Я еще никогда не видел его таким злым и одиноким! Зачем ты продолжаешь его мучить? Что ты хочешь этим доказать? И подожди-ка! Где ты вообще нашла мужчину, если из дома практически не выходишь, и когда ты вообще успела, да еще и осталась незамеченной?
    – Талант, Калеб, талант, – закатила глаза, поддавшись внезапно появившемуся игривому настроению. Я просто вспомнила кое-что забавное.

    – Ну же! Чего мы ждем? Проходи.
    – Чуда мы ждем, мам. Все время чуда, – хихикнул уже взрослый мальчуган, разодетый в некогда красивый, хоть и довольно простой наряд, от которого остались свисающие грязные лохмотья как жалкое напоминание о былой целости. С сапог, единственных оставшимися целыми, лужами стекала вода вперемешку с сырыми комками земли, но зато по лицу блуждала счастливейшая улыбка.
    Я не могла держать на него зла, хоть и порою приходилось совсем несладко. Женщине, сбежавшей от роскоши и блага, дарованных тираном-мужем, с ребенком на руках, обычно нелегко в жизни, но я делала все возможное, чтобы Тристан был счастлив. Я еще не знала, наделила ли его Кьяра бессмертной душой, но мне очень хотелось, чтобы детство мальчика стало особым, тем более если оно будет не просто первым, но и единственным.
    – Ну и с кем опять подрался? – фыркнула я, помогая ему избавиться от одежды и обуви, чтобы он не запачкал мне полдома. Это грязное недоразумение тут же было отправлено в дальний угол дома, состоящего всего из одной комнаты. Я предполагала нечто подобное, так что заранее приготовила несколько кувшинов с подогретой водой, которая уже успела остыть, но еще не была совсем ледяной.
    – Да там девчонку одну обижали, она все ревела и ревела. Пришлось отобрать у парней ее куколку и вернуть малышке, – сын передернул плечами, будто бы не совершил ничего такого, что заслуживало бы пристального внимания. Плеснула ему на голову часть воды и начала оттирать от грязи… и крови. Недовольно нахмурилась. Мне не понравилось, что он пострадал, хоть и на вампирятах все раны затягиваются буквально на глазах. – Она такая хорошенькая, мам, ну не мог я пройти мимо! Черноволосая, черноглазая, плакала и пыталась драться с теми, кто в десятки раз ее сильнее! Представляешь?
    – Представляю, герой ты мой.


    – Я серьезно! Я все никак не могу понять, что произошло.
    – Уже ничего, да и ты бы мне все равно не поверил, – улыбнулась, вглядываясь в его напряженное лицо и в который раз отмечая, как же он повзрослел и возмужал по сравнению с тем, каким был хотя бы двадцать лет назад. – Есть вещи, которые никому не стоит знать, тем более если они остались в прошлом. Мне правда жаль, что все так вышло, что все, что я делала или не делала, привело к такому исходу. Я не знала, что творила, а порою у меня просто не было никакого выбора, я была словно безвольной куклой, которой помыкают другие. Меня это душило, изматывало, но я не могла сбросить эти мешающие жить оковы. Я так виновата перед ним, Калеб! Я так виновата перед всеми вами.
    Я отвернулась, чтобы мужчина не заметил одинокой скатившейся из краешка глаза слезинки, символизирующей мою слабость и крушение всех барьеров, что я успела построить себе во время жизни. Все мои принцы рухнули, поскольку оказались ложными. Неправильным. Я жила одними лишь заблуждениями. Мой якорь смыло водой, а корабль унесло в открытое море, где он днями и ночами странствовал, пока не налетел на скалы и не разбился.

    [​IMG]

    Сил моих больше не было. Я обернулась летучей мышью и улетела вглубь в Лощину, к краю утеса, который заприметила для рокового прыжка, который воспламенит все мои внутренности и сожжет дотла. По крайней мере, я надеюсь на то, что сила удара будет достаточной, чтобы воспламенить меня.
    Сегодня прыгать я не собиралась. Внутри меня еще билась чужая жизнь, которую я не имела права отнимать, да и при мысли о смерти все болезненно сжималось, а ребенок начинал разбойничать и пинаться, принося мне не самые приятные ощущения.
    Я хотела побыть одной, но, к сожалению, меня быстро нашел Калеб. Вот настойчивый.

    [​IMG]

    – Лави, – только и сказал он, привлек меня к себе и потянул к стоящей недалеко каменной скамье. Не отпуская из своих рук, он осторожно усадил меня туда и сам строился рядом. – Никто не понимает, что с тобой происходит, но все буквально на нервах уже несколько лет. А ты все молчишь и молчишь, ни с кем не делишься, а Лилит шикает на меня, чтобы оставил тебя в покое и не смел спрашивать, поскольку тебе нужно было то одиночество. Но я же беспокоюсь! Я видел, как ты росла, хорошела, умнела, как из озорного ребенка становилась не менее упрямой девушкой, а следом и сама слишком рано стала матерью, вышка замуж за нашего господина. Ты для меня любимая младшая сестра, и этого уже никогда не изменить, как нельзя приказать вот этому поваленному дереву восстать и снова начать возвышаться своей гордою мощью над всеми остальными деревьями. Тот итог, к которому мы пришли, уже невозвратим, есть лишь широкая дорога вперед, и я надеюсь, что ты не совершишь больше никаких глупостей. Госпожа, – на последнем слове Калеб улыбнулся, и ямочки заиграли на его щеках. Ему идет такой озорной взгляд не менее, чем серьезный и внушительный.
    Против воли я рассмеялась, вспомнив это дурацкое обращение ко мне и все, что ему сопутствовало. Какой же я была заносчивой дурой!
    – Я люблю его, Калеб, только мои чувства не согревают и даже не обжигают, а замораживают, превращая в неподвижный равнодушный ко всему камень. Моя любовь проклятая: она уничтожает все на своем пути. И мне очень трудно жить с этим, когда безумно тянет вот прямо сейчас полететь к нему, извиниться и попытаться все исправить, но я отчетливо осознаю, что не могу этого сделать. Даже если он простит, осадок-то все равно останется, а дальше… дальше оно продолжится вновь, просто обрастет другими масштабами. Я не смогу иначе, я буду лишь мучить его. Всю жизнь. Я так не хочу, мне самой от этого больно.

    – Я люблю тебя. Люблю. Люблю!
    Я стояла перед зеркалом и повторяла заветные слова, комкая в пальцах подол расшитого белоснежными цветами платья. Завтра настанет день, когда решится все! Когда я наконец смогу вдохнуть витающий в воздухе, но ранее недосягаемый для меня аромат счастья.
    – Я ухожу, пап. И жениха моего забери! Он мне не нужен. У меня теперь есть тот, кто люб моему сердцу, – я нахмурилась и приосанилась, внимательно рассматривая себя в отражении.
    Нет, не так. Лучше победоносно улыбнусь, демонстрируя отцу всю свою решимость! Как же трудно жить в теле женщине в мире, где мы никогда ничего не решаем, будь я душой хоть в десять раз старше всех ныне живущих. Об этом мало кто знает, а значит, оно даже не считается.
    – Люблю! Только ради тебя все делаю. Раньше мне было трудно, я ведь знала, что у меня был жених, но не было сил тебе в этом признаться. Это бы разбило тебя, я ведь видела, что ты жил одной лишь мыслью о нашем браке, видела, что для тебя не существовало никаких преград, ведь ты уже строил в мечтах наше совместное будущее. Но я должна сказать, ведь дальше тянуть уже некуда. Ты готов бороться за нас двоих, так и я должна! Ты – самый светлый дар, самый сладостный сон и самое ярое проклятие, ведь никогда не горела одним лишь желанием коснуться кого-либо, почувствовать рядом и никогда уже не вылезать из надежных объятий. Я люблю тебя. И нас не остановят никакие трудности.
    В зеркале отражалась я одна. Завтра настанет новый день. Новое разочарование.


    [​IMG]

    – Я не хотела всего этого делать. Правда, не хотела. Но я не могу дать никакого разумного объяснения своему поведению. Это просто случилось, прими это как данность, и ни о чем не спрашивай, пожалуйста. Все равно времени назад уже не вернуть, как и не исправить будущее, что бы ты ни говорил о широкой дороге. Я не имею никакого морального права идти к мужу и в который раз бередить его душу. Он, может, и простит, а вот я себе – никогда.
    На прощание поцеловала мужчину в широкий лоб, мысленно пожелав ему удачи и света в его жизни.

    [​IMG]

    Дома меня ждали девочки, в особенности Эша, которая, будто бы почувствовав неладное, намертво прилипла ко мне и устраивала истерика всякий раз, как меня долго не было дома. Она бормотала что-то про смерть и ведрами лила слезы. Успокоить ее могло только мое появление, так что я старалась ненадолго отлучаться, да и то только тогда, когда она спала.
    Сердце разрывалось при мысли, какую же боль я причиню своим девочкам, когда сделаю последний шаг, который разом перечеркнет всю мою жизнь. Даже не столько мою, сколько окружающих, для которых я хоть что-то значу, ведь моя жизнь принадлежит не мне, а всем тем, кому я дорога. Именно они будут страдать, а не я.
    А пока я могу лишь прижимать к себе крохотное доверчивое тельце, которое до сих пор шмыгает носиком и трет покрасневшие после истерики глазки.
    – Моя хорошая, – глажу ее по волосам и тихонько покачиваю на руках, куда она напросилась, едва только завидела меня.

    [​IMG]

    Мне нужно было заняться садом, который заметно опустел и начал засыхать в последние дни. Теперь, когда Саммер не стало, эта забота вновь легла на мои плечи, поскольку ни Лилит, ни Фиона не умели этого делать. А я не могла допустить, чтобы мои прекрасные розы засохли.
    Эша продолжала крутиться рядом и внимательно следить за мной, будто бы взрослой здесь была она, а я нерадивым ребенком, который, заигравшись, вдруг мог исчезнуть с детской площадки, стоит только родителю повернуть голову на несколько градусов в сторону. Правда, очень скоро ее внимание привлекли сами цветы, так что она потеряла бдительность и позволила мне ускользнуть в другую часть сада.

    [​IMG]

    Я так увлеклась поливом и прополкой, что совсем забыла о том, что ребенок не должен был в принципе выходить на улицу! Я знаю, что Влад не позволит случиться непоправимому его дочерям в его же владениях, но никто не застрахован от несчастного случая, а тем более любопытные гиперактивные дети, которые лезут во все щели и тянут все неаккуратно положенные вещи, привлекающие их внимание.
    Так и Эша забрела за угол дома и увидела то растение, ставшее нашим спасением, и потянула к нему свои загребущие ручки. Как хорошо, что я оттащила ее подальше еще до того, как она успела перебраться сквозь ограждение и коснуться руками очаровательной, как она сказала, коровки, растущей из-под земли. Я не знала, что будет, если тронуть этот росток, но уж точно не хотела проверять это на своем ребенке.

    [​IMG]

    Фиона все так же продолжала сидеть за компьютером. Даже меня это начало раздражать, что уж говорить о Лилит, которая буквально сходила с ума от разгильдяйства своей дочери, не желавшей и слышать слова против. Одно хорошо – ее увлечения приносили нам доход. Остальное можно было пережить.

    [​IMG]

    Как-то раз после школы, в которую она все же соизволила пойти, она потащила меня к той жутковатой пещере, в которой в детстве рассказывала мне безумные вещи, теперь не кажущиеся мне такими уж странными. Было в них нечто, роднившее их с моими воспоминаниями-видениями.
    – Ты что-то хотела сказать?
    – Просто поговорить без лишних ушей. Нам правда нужно.

    [​IMG]

    Мы вошли внутрь и устроились на пеньках у уже разведенного костра, который, казалось, почти никогда и не погасал, освещая крохотную невзрачную пещеру и кидая глубокие тени на те места, куда не дотягивался свет. Невольно потянулась к огню, который тут же опалил своим теплым дыханием замерзшую, несмотря на теплую погоду, кожу. Фиона последовала моему примеру.
    – Ты начала вспоминать, да? – грустно усмехнулась она, стараясь не смотреть на меня. – Все твои прошлые жизни? Поэтому ведешь себя так странно?
    – Очень обрывочно. Я скорее растеряна, чем прояснила все происходившее сейчас и ранее. Несколько месяцев назад мне вообще казалось, что я схожу с ума, мне было очень плохо и страшно, а еще эти… – чуть не ляпнула про демонов, но вовремя опомнилась. Зачем ей знать о них, когда это уже дела давно минувшего прошлого? – Я до сих пор не разобралась, что происходит, но уже один раз поговорила с Кьярой, но, опять же, я не помню, кто она такая. Знаю лишь, что важная персона. А вот тебя так и не вспомнила, Фи. Прости. Но, может, еще успею.
    – Я тебя понимаю. Помню, как-то раз мне тоже при рождении изолировали память прошлых перерождений, а потом, уже через несколько десятилетий, она начала потихоньку пробуждаться. Это было худшее время, какое я себе только могу представить, и не было рядом никого, кто мог бы мне помочь. Но сейчас я рядом с тобой. Ты не одна. Понимаешь, Лави? Ты можешь спрашивать меня о чем угодно. Может, я не была первой или даже второй, я вообще случайно родилась бессмертной душой, а не была создана изначально Кьярой и одарена вампирским цветком. Я появилась в семье по простой случайности, по законам природы, которые не могут отменить того, что дети унаследуют некоторые черты и способности родителей с некоторой долей вероятности. Но я всегда готова тебя поддержать, да и со своей цельной памятью я понимаю гораздо больше.
    Я промычала невнятное «угу», очарованная костром, который манил меня притронуться к себе и обжечься. Я слушала Фиону краем уха, но, как ни странно, улавливала все, что она мне говорила.
    – Кто мы такие?

    [​IMG]

    – Души. Бессмертные души. С одной стороны – неприкаянные, не сумевшие найти себе места в этой жизни и потому продолжающие бесконечно перерождаться, пока не станет совсем тошно. С другой – оплот спокойствия, надежности и некого хаоса в этом мире, на нас держится весь баланс, ведь мы не принадлежим в полной степени ни одному миру, как, впрочем, и вольные стихии, которые находятся вместе с нами на периферии. Мы проживаем жизни по законам этого царства, каждый раз возрождаясь с дарованным при рождении цветком, одним из десяти великих, а время между перерождениями проводим в небытие, странствуя меж мирами и преодолевая любые расстояния. Ты была самой первой, к тебе приложила руку сама Кьяра, отчасти поэтому тебя не слишком жалуют в нашем обществе. Ни тебя, ни даже Тристана с Леоной, которые цепочкой перерождаются вместе с тобой.
    – Скоро родится Тристан. Я знаю, – зачем-то поделилась с ней, опустив взгляд к животу. – Чувствую, что это он.
    Девочка просияла, неловко улыбнувшись.
    – Как раз познакомимся с ним. С тобой мы пересекались не раз, а вот с ним еще никогда. А мне нравишься ты, нравится Леона, приятная такая девушка, хоть и донельзя самодовольная и избалованная, порою даже нахальная, всегда притворяется сущим ангелом. Вьюгоцветы вообще особенные души, проникнутые неким северным очарованием. С вашим расцветом всегда приходит зима, с упадком – вечное знойное лето.

    [​IMG]

    – В чем вообще смысл этих цветков? Я всегда думала, что в нем заключена моя магия, но теперь выходит, что это нечто большее, раз оно так влияет на окружающую среду.
    – Цветок – это твой внутренний стержень, характеризующий тебя и поддерживающий на твоем жизненном пути. Он всегда с тобой, вне зависимости от обстоятельств. Можно сказать, что это и есть твоя душа. Во мне вот горит Страстоцвет, в первый раз я была рождена в этом клане, с тех пор я ему и принадлежу. Ты просто должна понять, что цветки, хоть они есть и у обычных вампиров, определяют сущность. Вьюгоцвет – это ты, особенно ты, ведь ты была слеплена Кьярой, ты – идеальный образец, после тебя пошли лишь похожие. Ты – сердце всего клана. Пусть и немного мертвого клана, но за каждым упадком, практически разрушением, всегда следует возрождение.
    – А ты что-то знаешь о моих прошлых жизнях? О том, что может меня связывать с Владом?
    – Ничего не знаю, – она виновато пожала плечами. – Я и с самим Владислаусом впервые познакомилась в этой жизни. Во мне горит Страстоцвет, я принадлежу этому клану, но никогда не подбиралась настолько близко к главе главного рода. Сама не знаю, почему, но предпочитала рождаться в семьях простых смертных, далеких от власти. Мне так комфортнее жилось, когда на мне не было ответственности, а приходилось просто жить в свое удовольствие без всяких заморочек. Только в этот раз почему-то решила появиться на свет у Ваторе. Во время прогресса, которого достиг вампирский свет, стало гораздо более выгодно жить в обеспеченной семье, нежели еле-еле сводить концы с концами, а непосильных обязанностей, которые только раздражали в прошлом, больше нет. Женщин высшего общества не сковывают в их правах. А почему он тебя тревожит? Мне казалось, ты на дух не переносишь собственного мужа.
    Обняла себя руками за плечи, поскольку вдруг задул прохладный ветерок, пустивший по моей коже крупную дрожь. Стало неуютно, но я все же призналась:
    – Кажется, я его люблю уже несколько жизней подряд. Люблю и мучаю.
    – А… – она открыла было рот, но я поспешила ее перебить.
    – Не надо, Фи. Пожалуйста. Я не хочу больше разговаривать. Мне нужно время, чтобы подумать.

    [​IMG]

    Еще несколько часов мы просидели в абсолютной тишине. Фиона кидала на меня обеспокоенные взгляды и периодически подкидывала сложенные аккуратной стопкой в углу пещеры поленья. Я же с пустым взглядом общипывала сорванные ветки кустика, один за другой ломая тоненькие веточки, пора в руках не оставалась одна лишь крупная палка, но и ее я разламывала на мелкие части, пока еще могла это сделать. Это занятие меня успокаивало.
    Мыслями же я витала где-то очень далеко. Мне непросто было признать, что я люблю того, кого едва переносила в этой жизни. Еще больнее понимать, что именно я стала причиной его ранних седин и всех свалившихся на его голову бед.
    Я растеряна. Слишком странно и непривычно. Слишком много «люблю».

    [​IMG]

    Без изменений
     
    not4you, Belkina, Энтариэль и 13 другим нравится это.
  19. Hedgehog
    Hedgehog

    Путник



    Суперзвезда
    Сообщения:
    844
    Дата: 31 янв 2018 | Сообщение #38
    Спойлер

    Решение умереть дается нелегко.
    Последние дни беременности мое тело сотрясала крупная дрожь. Все, что бы я ни взяла, валилось из рук. Любое дело кончалось моим поражением и горючими слезами, окроплявшими землю своею соленою влагой. Мне было страшно и больно: все мои чувства напоминали оголившиеся искрящие провода, скомканные в один запутанный невероятно опасный для жизни своим напряжением клубок. Забравшись далеко в туман, я перестала видеть призывные огни с маяка, и ничто уже не могло вывести меня из бездны отчаяния и запустения.
    Звонок от мужа довел меня до истерики. Мне до дрожи в руках хотелось принять вызов и снова услышать его голос, но я так боялась, что иллюзии, которыми я жила последние месяцы, рассыплются прахом, и тогда внутри меня останется лишь огромная зияющая дыра, сверкающая своей пустотой. Боялась, что все вмиг рухнет, погребая под обломками мое неуверенное решение умереть, все мои надуманные мысли и принципы, оставляя лишь утратившую все внутренние барьеры меня. А я не знала, кем я была, и мне было страшно приоткрыть эту тайну. Страшно узнать, что я могла просто-напросто оказаться никем. Пустышкой.
    Я разбила очередной телефон, захлебываясь слезами.

    [​IMG]

    Вспомнила свои старые исследования. Поверить не могу, что с тех пор, как я бросила карьеру ученого, произошло столько всего! Вроде бы недавно я жила мыслью о будущих открытиях, а сегодня что? Жизнь моя – нелепое недоразумение. Ее на самом деле лучше прекратить сейчас, пока потом не стало еще хуже и невыносимее. Так будет легче всем. И мне в том числе.
    Где-то среди старых записей я нашла рецепт снадобья, который спасал меня от солнечных лучей. Пришлось немного повозиться, чтобы создать зелье с противоположным эффектом. Это было трудно сделать, пока я была в невменяемом состоянии, но я справилась с этой задачей.

    [​IMG]

    Выпила зелье. По моим расчетам оно должно было избавить меня от неуязвимости. Страшная, конечно, смерть, но я хочу сгореть дотла, как поджигала тех вампиров, которых когда-то убила. Пусть и заслуженно и по приказу, но убила.
    Осталось лишь дождаться родов, которые вот-вот произойдут, а до тех пор не выходить из дома.

    [​IMG]

    [​IMG]

    Почти все свое время проводила с дочками, которые были только рады такому раскладу событий. С таким огромным животом мне было трудно поднимать уже немаленьких детей, но они так просились порою на ручки, что я не могла устоять.

    [​IMG]

    С болезненным трепетом смотрела на вазу со свадебной церемонии, в которой стояли, периодически обновляясь, те же самые цветы.
    Я подолгу стояла перед камином и смотрела на них, размышляя о том, как бы все могло сложиться, если бы… не было бы никаких «если бы», а наша жизнь изначально потекла бы в мирном русле. Если бы я изначально сохранила память о прошлом, а не разбивала все установленные преграды только сейчас, если бы я помнила о Владе? Продолжала бы я совершать ошибку за ошибкой, ведя к неминуемой катастрофе? Пожалуй, да. Раньше, когда память была при мне, едва ли было лучше.
    Почему так происходит? Я ведь люблю его. Полюбила с первой нашей встречи, когда судьба толкнула меня посреди ночи оказаться на пороге чужого дома. Лил дождь, барабаня тяжелыми каплями по крышам, а вся округа утопала в грязи, которая липла к одежде и сапогам, противно хлюпала под ногами. Тогда еще не проложили сегодняшних дорог, и Лощина представляла из себя печальное зрелище. Я, вся промокшая и продрогшая, постучалась. Когда мне открыл дверь молодой удивленный моим приходом парень, оглядевший меня с ног до головы, когда он заботливо втащил меня внутрь и усадил в кресло перед камином, закутав меня в спешке сорванный с кровати плед, я поняла, что пропала. Мы всю ночь разговаривали и смеялись, а утром мне пришлось уйти. Я испугалась возникших чувств и предпочла сбежать, о чем до сих пор жалею и готова проклинать себя за трусость. Кто знает, может, если бы я осталась тогда, много жизней назад, мы бы смогли стать обычной семейной парой?
    Я заслуживаю смерти за все то, что не совершила, на что не хватило смелости, за каждую ошибку, сделанную мной, за каждое произнесенное вслух или подавленное в глубинах сознания слово. Если я продолжу жить, то я самой себе не буду давать чувствовать себя счастливой, как, впрочем, и всем окружающим.

    [​IMG]

    В один из моментов особой задумчивости меня подловила Лилит. Девочки спали наверху в своих кроватках, Фиона неотрывно пялилась в экран компьютера, так что никто не мог помешать ей завести со мной разговор. У меня даже не было повода увильнуть, прикрывшись занятостью детьми. Отчего-то мне было стыдно смотреть ей в глаза, будто бы я была провинившимся ребенком, готовящим очередную шалость, а она – укоризненно смотрящей на меня матерью или старшей сестрой, видящей меня насквозь.
    Тяжело вздохнула, но позволила потянуть себя за локоть и усадить на скамью.
    – У меня к тебе только один вопрос: что происходит, Лави? Я пыталась быть тактичной и убеждала всех как можно реже трогать тебя в таком состоянии, но я больше не могу смотреть, как твое лицо мрачнеет изо дня в день, как постепенно стираются с него признаки радости и жизни, а разглаживается оно только в те редкие моменты, когда ты играешь с девочками или глупо пялишься на цветы у камина. Мне больно на тебя смотреть, сердце кровью обливается и тоже хочется плакать, когда твои глаза начинают загадочно блестеть, а ты спешишь отвернуться от всех присутствующих, наивно полагая, что никто ничего не замечает. Я переживаю за тебя и не могу больше оставаться в стороне, даже если тебе нужно это уединение. Какого черты ты вообще творишь? Откуда взялся этот ребенок? Я не помню, чтобы у тебя были мужчины, а я ведь слежу за тобой едва ли не круглосуточно. Ты почти не выходишь из дома. Да и какой самоубийца осмелился бы тронуть жену Штрауда? Господин так и не сумел его найти. Как в бездну канул. Поэтому я у тебя и спрашиваю, Лав! Что с тобой?
    Я опешила от такого напора и вся сжалась. К горлу подступил ком, который мешал заговорить, да и в голове странствовало одно перекати-поле. Вряд ли я могла бы сейчас выдать ясную мысль.
    – Я… – в дело подключились жесты. Я начала строить руками невообразимые фигуры в тщетной надежде, что Лилит найдет в них ответ на вопрос, который я сама даже не знаю.
    – Говори, как есть, Лав. Я тебя не буду осуждать, не бойся, – мягко улыбнулась мне женщина.
    Сказать правду, как же. Да она меня первой в психушку и упечет, когда я начну нести бред про прошлые жизни и перерождения, в чем сама не до конца уверена, несмотря на недавние рассказы Фионы. Или мне сказать ей, что в груди у меня теплится трепетная любовь к Владу, граничащая с ненавистью, зародившейся только в этой жизни? А может, то, что внутри меня сидеть демоны, которых уже, к счастью, убрала Кьяра, но не смогла исправить последствий некоторых их дел, когда они меня насильно заставили совокупиться с непонятным мужиком?! Что она от меня хочет услышать? Ну вот что?

    [​IMG]

    – Не закрывайся! Ну сколько можно держать все в себе? – раздосадовано воскликнула Лилит, и взгляд ее померк. И ей я иногда делаю если не больно, то уж явно неприятно. Она ко мне со всей душой, а я в нее постоянно плюю. – Тебе самой не надоело? Я понимаю, что ты сейчас беременная, но проблемы начались еще до появления этого ребенка!
    – Не надо учить меня, как жить! – из груди случайно вырвалось шипение, но я не стала его сдерживать. Как меня все достало! Почему она пытается отговорить меня от самоубийства, не зная даже о нем, когда я уже твердо решила? Да я… я же сейчас разревусь и передумаю! – Сама сидишь тут, непонятно чем занимаешься, к мужу своему ни на шаг не приближаешься, а избегаешь его. Влад еще давно отлучил тебя от дел, поставив на твое место Калеба! Вот тебе это все не надоело? Ты стала жалким подобием себя! Я не узнаю ту Лилит, которая отчитывала меня за неправильное поведение, ту Лилит, которую было за что уважать!

    [​IMG]

    Кажется, я перегнула палку. Она охнула, прижав ладони ко рту, и уставилась на меня в немом удивлении, не веря, что я все это произнесла. Глаза ее подозрительно увлажнились, но все же она удержала лицо, быстро вернувшись к отрешенной невозмутимости.
    – Хорошо. У меня нет мужа. Мы никогда не были женаты. Я напилась в ночном клубе, встретила его, и мы по пьяни сделали Фиону, – женщина откинулась на спинку скамьи, устало прикрыв глаза. – Мэттью, как всякий порядочный подлец, воспользовался этим, пришел в мой дом и заявил, что малышке нужна полноценная семья и любящий отец, а на деле же плевать ему на все, кроме власти и денег. И я не могла его прогнать, поскольку общим ребенком я развязала ему руки. Это был первый мой серьезный промах. А потом я не уследила за тобой, и этого мне господин простить уже не мог. Я стала просто нянькой при тебе и матерью своей дочери. Больше никаких важных дел мне не доверяют.
    – А ты разве сделала что-то, чтобы исправить это? Ты пыталась? Сидишь только и рисуешь, да за детьми смотришь. Неужели это та жизнь, которая нужна тебе?
    Других судить, конечно, легче, чем саму себя, но это было отличной возможностью увести разговор в иное русло.

    [​IMG]

    Ответить Лилит не успела: у меня начались роды. Она побежала готовить все необходимое для этого, чтобы принять их у меня.

    [​IMG]

    Пока она суетилась, я села за орган и заплакала. Я не могла коснуться пальцами этой идеальной белизны, боялась извлечь оттуда звук и погрузиться в чарующую мелодию, способную залатать все душевные раны. В голове была сплошная пустота. Вся музыка уже давно ушла, вытекла за пределы дома и устремилась к Владу, знавшему, что можно сделать с волшебными нотами.
    Пусть играет он. Я схожу с дистанции.

    [​IMG]

    Вокруг меня крутилась Эша, которая билась в истерике, будто бы предчувствуя мои намерения. Даже мое присутствие не могло ее успокоить, и мне приходилось, испытывая жуткий дискомфорт и давясь собственными слезами, катящимися вниз по щекам, уверять ее, что все хорошо, что я очень люблю их с Эшей. Мне было больно смотреть на нее и обманывать, ведь я знала, что случится буквально через несколько часов. Знала и не могла в этом признаться другим.

    [​IMG]

    На рассвете я родила чудесного малыша, посмотревшего на меня неожиданно осознанными голубыми глазками. Лишь один раз взяла его на руки, крепко прижимая к своей груди и запечатлевая на его макушке долгий поцелуй.
    – Тристан, – выдохнула я, улыбнувшись ему самой теплой из возможных улыбок. Я чувствовала, что это был он, глубинные стороны моей души, сокрытые ранее памятью, рухнули, и все воспоминания разом накатили меня, оглушая и сбивая с толку.
    Это он.

    [​IMG]

    Тристан. Мой мальчик.
    Он не пропадет.

    [​IMG]

    В доме, несмотря на ранний час, все были как на ножах, не считая Мимси, которая крепко спала, в отличие от своей сестры. Эша буквально начала сходить с ума, визжать и кричать, требовать немедленно предоставить ей маму. На шум тут же сбежались Лилит и Фиона, пытаясь ее успокоить.

    [​IMG]

    Пока меня не начали искать, вышла на улицу и в несколько уверенных шагов дошла до сада. Никто ничего не заподозрит, ведь все знают, что меня не трогают солнечные лучи. Это обычная для меня практика – прогуляться днем.
    Я должна умереть. Это мое тело создал Эак, он же стал мне кровным отцом. Он пытался использовать меня в своих целях, чтобы прорубить себе вход в мир живых, но Кьяра его остановила. Теперь он мертв. За мной придет другой жнец.
    Ядовитые солнечные лучи начали жечь кожу даже сквозь плотное платье. Мне стало совсем нехорошо. Руки мелко подрагивали, когда я подносила их к щекам, стараясь стереть влажные дорожки слез, которые все продолжали катиться вниз против моей воли. На шее безумно пульсировала жилка, выдавая весь мой отчаянный испуг.
    – К черту! К черту! Черт! Я не хочу!
    Я хотела кинуться обратно под надежно закрывающую меня от солнца крышу. Я поняла всю ненормальность своего поступка, поняла, какую боль причиню своим девочкам, каким трудностям подвергну Тристана, у которого не будет больше родных ему людей, готовых сделать ради него все, предоставить любую защиту и ласку. Фиона станет еще более грустной и задумчивой, она ведь ко мне привязалась, да и я к ней, честно говоря, тоже. Лилит и Калеб будут тосковать, они ведь так переживают за меня! И Влад… я снова умру едва ли не у него под носом. Я даже не помню, в который раз наношу ему подобный удар.
    Что я делаю?! Зачем?! Повелась на речи Кьяры, дура! Я… я могу еще все исправить! Я приду к нему, встану на колени, да, на колени! Я от всей души извинюсь. Пообещаю быть хорошей женой и больше никогда не рыпаться. Я сделаю все, чтобы он меня простил. Все! Я исправлю, черт возьми! Вот сейчас, прямо сейчас пойду к нему и…

    [​IMG]

    Сил не осталось.
    Я воспламенилась и начала резко чернеть.

    [​IMG]

    Я проиграла борьбу за себя и свое счастье. Сдалась, так и не дойдя до конца. Можно сказать, даже не начала.

    [​IMG]

    Ярким светом сияет ледяной вьюгоцвет, замирая в рассветной дымке. Морозными лепестками оседает на захлопнутых веках, буйствует, мечется, отчаянно ищет давно забытое счастье, но не находит его. Снежным дыханием кричит о потере, разнося по ветру свою боль во все земли и кланы.

    [​IMG]

    12,5 + 0,25*5 (за 144 выполненных желаний) + 0,25*15 (за 798 испытанных эмоций) + 1 (за пережитые хотя бы по одному разу все виды эмоций) = 18,5

    [​IMG]
     
    not4you, Belkina, Энтариэль и 13 другим нравится это.
  20. Katriel
    Katriel

    Ткач Снов



    Администратор
    Сообщения:
    5.496
    Дата: 1 фев 2018 | Сообщение #39
    Тема перемещена из раздела "Династии и Челленджи The Sims 4".
     
    Luyciya, Hedgehog и Satyavati нравится это.
  21. Satyavati
    Satyavati

    Сатьявати



    Суперзвезда
    Сообщения:
    1.206
    Дата: 2 фев 2018 | Сообщение #40
    Hedgehog, ура!
    Ёжик, я так рада, что ты теперь с нами!!! Вьюгоцветики- самый настоящий творческий мир! Зачем себя ограничивать - надо творить!!!
    Тем более, что ты хорошо и интересно пишешь. В общем, ты сделала мой день своим переездом)
    [​IMG]

    32 записка такая грустная :crybaby: Лав как будто со всеми пошла попрощаться - с Тристаном, девочками, Фионой. Особенно трогательно получилось с Калебом - он был её сыном в одной из жизней?
    Слушай, из-за твоей истории я изменила своё отношение к Владу. Глядя на его острую рожу, мне виделся только страшный старый вампирюга, но благодаря тебе он приобрёл романтический окрас и вообще) Воспоминания о его якобы молодости, знание, что кто-то нежный и красивый его искренне любит произвели неизгладимое впечатление на меня.
    33 записка. Родился ещё один Тристан))) Тристан Второй :rolleyes: Кстати, папку ты ему симпатичного подыскала, должен красавчиком родиться.
    Ну вот, Лавиния оставила нас. :прощай2: Прощай, девочка! Такая была непоседа, но автору удалось сломать бедняжку. Жалко её, во-от. :депрессия:Может, в следующей жизни, если опять всё не забудет, будет поумнее, не испугается чувств, не станет своевольничать, а возьмёт и... выйдет за Влада замуж! :лол2: А ты нам про это расскажешь. И чтобы обязательно хэппиэнд! :бита:

    Про реинкарнацию. Эта тема идёт через всю историю. Увлекаешься? Я-то уже давно и верю, и изучаю, у меня даже есть знакомый экстрасенс, которая занимается медитацией на прошлые жизни. Крышеснос, ага. В общем, очень интересно почитать твой мир, у нас похожие интересы и тяга к романтике, поэтому запасаюсь бутербродами и жду начала новой истории (милостиво разрешаю сначала отдохнуть и собраться с мыслями:хихикаю:).
    :namek::вручаюсердце::ромашкикраснеет:

    П.С. Смотри, какую я Лавинию нашла на просторах)
    [​IMG]
     
    Последнее редактирование: 2 фев 2018
    Amethyst, Reveriet, Belkina и ещё 1-му нравится это.
Статус темы:
Закрыта.